Темный ратник. Факультет. Том 1

А. Райро
Темный ратник. Факультет. Том 1

Эпизод 1. Школьная арена

 

— Эй, ты бы хоть штаны надел, придурок!
Сначала я не понял, что это ко мне. И про придурка, и про штаны. С закрытыми глазами сложно хоть что-то понять.
Стоп. Штаны?.. Какие штаны?
Минуту назад я умирал на операционном столе — мне вообще не до штанов было.
Взорвался прямо в боевом доспехе, когда проверял очередную партию новинок. «Последняя надежда человечества и будущий хит продаж» — так про них говорили. Пограничники давно ждали те машины.
Всё шло как обычно: привезли партию из цеха, дежурные инженеры проверили узлы, электронику прощупала Скарлетт, мне же предстояло испытать доспех в управлении. Бета-тесты доверяли только лучшему корпоративному оператору, то есть мне.
Но я даже за рычаги взяться не успел.
Помню, как в шлеме замигал индикатор, и запищал сигнал тревоги, помню боль и жар, помню, как затрещали латы и силикатное стекло кабины, а потом один из рычагов вывернуло из панели управления.
Помню удар в грудь и хруст собственных рёбер. Помню крик инженера Айверена. Помню, как меня везли на каталке, помню врачей… штаны не помню.
При чём тут штаны, вообще? Кому какое дело, в штанах я или нет. Главное — жив остался, раз в сознание пришёл.
Я с болью разлепил глаза, моргнул и уставился в тёмно-сиреневое небо. Вообще-то я ожидал увидеть потолок больничной палаты.
А тут… небо.
Такого неба я никогда в жизни не видел. С красными проблесками, в густых сизых облаках. Эти облака напомнили мне клубы дымовой завесы из боевых шашек. Их наша корпорация тоже производила, и тоже для пограничников…
— Кто-нибудь знает, что это за голый самоубийца? Как он вообще на арену попал? — опять прозвучало где-то рядом, уже отчётливее и громче.
Я приподнялся на локтях, сел и огляделся.
Вокруг стояли парни в длинных одеждах. Такие я видел у священников в католических церквях — сутаны до пят со стоячими воротниками и широкими полами. Только не чёрные, а светло-серые.
На лбу каждого из окруживших меня людей я заметил ещё и серые повязки.
Все парни были примерно одного возраста, лет семнадцати-восемнадцати. Кто-то ржал в голос, кто-то усмехался, кто-то мрачно меня оглядывал, но никто из них не выглядел равнодушным.
— Ну и что это за эксперимент? Решил голым по арене пробежаться? — спросил самый рослый из них. — Думаешь, тебя сразу без экзамена на Факультет возьмут? Учти, что в комиссии только одна женщина, и вряд ли твой… э-э… агрегат её впечатлит. Старушенция их столько за свою жизнь перевидала, что у тебя нет шансов.
Он усмехнулся.
Это был длинноволосый блондин с хитрым прищуром, крупными передними зубами и приплюснутым носом. Скорее всего, сломанным. Судя по манере общения, нос ему сломали сразу же, как только он научился говорить.
Я не среагировал.
В ответ на моё молчание отовсюду посыпались вопросы и реплики:
— Ты из провинции? А из какого фрактата?
— Да он из подготовительного курса. Или второгодник. Наверное, с Заком Близнецом поспорил. Это ж очевидно. Тут без Близнеца точно не обошлось.
— Может, он пьяный? Или у Майло сиропа взял? Я как-то покупал у Майло… два дня родную мать узнать не мог… хороший был сироп.
— А мне кажется, этот дурак в Горячем Квартале развлекался. Там опаивают травами, я слышал. От этих трав башку сносит. После них не только одежду, но и кожу с себя сдерёшь, не заметишь.
— Сейчас ещё Триш на экзамен придёт. Она же его с потрохами сожрет, когда увидит. Триш любит над новичками издеваться.
Толпа вокруг меня всё уплотнялась, галдёж нарастал, пока бурные разговоры не оборвал блондин. Вёл он себя тут, как самый главный.
Парень опять усмехнулся, и все разом заткнулись.
— Да он вообще у нас не учится! — объявил он. — Этот идиот последние два дня у ворот нашей школы ошивался, но его даже на порог не пустили. Он из рода Мертвецов Нобу. А такого хоть голым, хоть одетым на Факультет не возьмут. Зря старается. Мне другое интересно: как он на арену пробрался?
Я слушал весь этот бред и медленно моргал в попытках сообразить, что происходит.
Сироп, Горячий Квартал, Мертвецы Нобу — что за ересь?..
Наконец, я проморгался, мутная пелена с глаз спала, ощущения обострились, мозги заработали лучше, и до меня вдруг дошло, что я действительно сижу голым задом на земле, а вокруг меня — то ли пустошь, то ли заброшенное поле, заросшее сорняками.
Кое-где торчали низкие кустарники, а на далёком холме темнел полуразвалившийся деревянный дом. Местность походила на полигон для испытаний боевых машин. Таких спецзон на работе я повидал немало.
Но всё это ерунда.
Главное, что на мне правда ничего не было.
Совсем ничего.
Голый. Совершенно голый, чёрт возьми!..
Я подтянул колени, чтобы хоть как-то прикрыться. Встать не решился, так и оставшись сидеть на земле. И тут понял ещё одну вещь: ноги-то не мои. Где протез?.. И руки не те. Да и весь я какой-то на себя не похожий.
Стал крепче и мускулистее, что ли, кожа смуглее, кулаки массивнее, натренированные запястья, и зрение не как у слепого крота, а ведь привычных очков на носу не было.
Я провёл пятернёй по волосам.
Короткая стрижка с чёлкой. Тут вроде всё по-прежнему. Хорошо, хоть волосы остались на месте, но вот какого они цвета — наощупь не разобрать. Должны быть светлые.
И пока я, как последний олух, ощупывал и изучал самого себя под дружный хохоток парней в серых сутанах, меня не покидало странное ощущение.
Будто всё по-настоящему.
Что это не сон.
Что сейчас не Эпоха Триады, а я — уже не Бейт Бэннет, оператор боевых доспехов А-класса в корпорации «Тайнен-Тех», умудрившийся взорвать лучшую машину на производстве, ну и себя заодно (да, у меня был плохой день). Что сейчас я какой-то другой парень.
И ощущения до ужаса реалистичные, и мурашки по коже, и холод, и растерянность.
Хм. А недурно меня наркозом-то пришибло…
Внезапно в голову прилетело скомканное тряпьё.
— Прикройся хоть, что ли! Раскидал тут одежду!
Меня мгновенно пробрал морозец: голос-то женский, мягкий и в то же время уверенный и надменный. Хозяйки таких голосов — те ещё стервы. Плавали, знаем.
Я стянул с головы то, что мне бросили (а это оказалась такая же одежда, как на остальных), и прикрыл между ног.
В это время парни расступились.
— Триш-ш… — прошептал кто-то из них (даже не прошептал, а благоговейно выдохнул).
По сухой траве пустоши ко мне направлялись пять девушек, облачённые в голубые плащи-сутаны, с повязками на голове тоже голубого цвета.
Они надвигались ровным клином, как таран. Девичий бойцовский отряд в аскетичной одежде, но даже она не смогла скрыть соблазнительные формы. Всё, что нужно, я домыслил без зазрения совести.
В этом плане воображение у меня срабатывало получше, чем у художника по спецэффектам. Получалось не намеренно — мозг сам собой додумывал и дорисовывал детали.
Дурацкая привычка, выработанная за просиживанием в симуляторах для управления доспехами. Порой так заработаешься, что забываешь, в каком ты мире, реальный перед тобой человек или машина, всё время думаешь, что бы в нём доделать, какое оружие добавить и защиту.
Ну а про реальные испытания машин я вообще молчу.
Не так много психов, которые добровольно залезут в ещё не доработанный доспех. Только, похоже, я допрыгался и теперь вообще непонятно где нахожусь.
Может, всё-таки под наркозом?..
Девчонка, что шла во главе отряда, ни на кого больше не обращала внимания. Я был её единственной жертвой.
Она смотрела то на скомканную сутану в моих руках, то на мои плечи, то на лицо.
От её взгляда по коже невольно каталась дрожь, а в глотке сохло, несмотря на то, что, по всем правилам, надо бы тут слюну пустить. Ну а что? Красивая, изящная, с волнами каштановых волос и шикарной фигурой.
Хотя отвлекаться на сиськи, даже такие… хм… выдающиеся — не лучшая идея. Понятно, что из-за работы я давно ни с кем не встречался, но это не значило, что голова мне не нужна. Особенно сейчас, когда с головой явно не всё в порядке.
Девушка остановилась, посмотрела на меня сверху вниз и подняла раскрытую правую ладонь.
Так обычно делают, когда приветствуют кого-то. Подобный «привет» — дело пары секунд, но девчонка застыла с поднятой рукой и уставилась на меня, будто ожидала, что я сделаю то же самое в ответ.
Ну прямо как в стародавние времена у туземских племён.
Вокруг воцарилась тишина, хохот парней стих. Все смотрели на меня, а я смотрел на девчонку в голубом. Напряжение нарастало с каждой секундой, воздух становился тяжёлым и даже будто нагрелся.
Девушка смерила меня взглядом и спросила, так и не опустив руку:
— Ты покажешь мне своё райфу или нет?
Я кашлянул себе в кулак и сильнее стиснул скомканную одежду пальцами.
Чего ей показать? Единственное, что я могу ей сейчас показать — это то, что у меня между ног. Всё остальное и так видно. Я ж голый.
Девушка наклонилась и приблизила раскрытую ладонь к моему лицу.
— А моё райфу ты видишь? Или слепой?
Я уставился сначала на её красивое лицо, чуть влажные губы и дьявольские зелёные глаза, а только потом перевёл взгляд на руку.
Тонкое запястье, бледная аристократическая кожа, узоры папиллярных линий и…
На подушечке указательного пальца мерцал красный знак в виде спирали с точкой по центру.
— Видишь или нет? — Девчонка повысила голос. — Или всё же слепой?
— Ну вижу, — выдавил я наконец.
От собственного голоса мне стало не по себе. Грубоватый и низкий — таким в кино обычно злодеев озвучивают.
Девушка выпрямилась и опустила руку.
— Ты как на арену попал? — прищурилась она. — Хочешь экзамен нам сорвать? Ты из протестующих, да?
— Ничего я не хочу, — ответил я уже увереннее. — У тебя телефон есть?
Девчонка вскинула брови.
— М-м?
Я тоже вскинул брови. Она серьёзно не знает, что такое телефон? Или издевается?
— Да мне бы позвонить, и меня заберут.
— Никто тебя не заберёт. С экзаменационной арены нельзя уйти просто так. Ты же знал, на что шёл, когда сегодня сюда отправлялся, правда? Или ты не только слепой и голый, но ещё и тупой?
Парни вокруг заржали, но тут же стихли и все, как один, посмотрели в сторону дома на холме. Деревянная постройка зловеще темнела в сумерках среди пустоши и не вызывала ничего, кроме опасения.
Похоже, не только у меня одного.
Все, кто находился рядом — а это пятнадцать парней и пять девушек — уставились на дом с тревожным напряжением. Девчонка, что меня допекала, тоже отвернулась.
Ну а я, пока все отвлеклись, наконец-то поднялся на ноги.
На свои собственные ноги.
Господи, какое блаженство. Никакой тяжести и неуклюжести протеза. Да и мой рост оказался приличным: выше прежнего сантиметров на пятнадцать. Я скосил взгляд на свои голые плечи и… мать их… вот это бицепсы!.. Не перекачанные, но даже таких у меня никогда не было.
Мой взгляд упал вниз.
Я не смог удержаться, чтобы с такой радости не проверить и своё новое достоинство. Убрал скомканную одежду и глянул между ног. А неплохо всё было у этого парня…
— И как часто ты им любуешься? — Насмешливый шёпот Триш заставил меня снова прикрыться.
Уши мгновенно охватил жар, но в сиреневых сумерках девчонка вряд ли заметила моё смущение. Она снова повернулась ко мне, все остальные отошли, продолжая глазеть на дом.
— Меня зовут Триш Лаван, а тебя? Ты из какого фрактата? Я из Сольвейг, но ты, наверное, по моей форме уже догадался.
— Отвернись, я оденусь, — сквозь зубы процедил я.
Стерва в голубом пожала плечами и, конечно же, не отвернулась.
Я прищурился, посмотрел ей в глаза и убрал скомканную одежду. И пока облачался в серый плащ, а потом застёгивал мелкие пуговицы под самое горло, Триш не сводила с меня глаз и лыбилась.
— А тебе идёт форма фрактата Армдор. Серый цвет голубоглазым брюнетам вообще к лицу.
Ну вот приехали.
Значит, теперь я не просто высокий крепыш, но ещё и голубоглазый брюнет. Надеюсь, потом не выяснится, что я снимаюсь в порно.
— Ну и где твоё райфу? — не отставала Триш. — Может, у тебя его вообще нет? Тогда как ты проник на арену? Без райфу это невозможно. — Она опять подняла правую руку в приветственном жесте. — Покажи. Ну? Когда другой маг показывает тебе своё райфу, ты обязан показать своё. Это не просто этикет. Это правило жизни. Или ты всё-таки из протестующих?
Я с опаской посмотрел на остальных, потом — опять на Триш.
— Может, мне вообще ничего не делать? Я просто тут постою? Подожду, пока всё закончится, и можно будет уйти?
— Издеваешься? Ты же на арене. Отсюда нельзя уйти, я же говорила… — Девчонка неожиданно ухватила меня за правую ладонь. Вытянула мне руку, вгляделась в мои пальцы и, побледнев, ахнула: — Что с твоей меткой?
Я отдёрнул руку.
— С какой меткой?
— Меткой райфу… — Триш посмотрела на меня так, будто я внезапно умер. Ну а потом произнесла это вслух: — Ты из Мертвецов Нобу, да?
От её интереса ко мне не осталось и следа, в голосе возникли разочарование и брезгливость. Она шагнула назад, будто ей вдруг стало неприятно дышать со мной одним воздухом.
Я уставился на свою ладонь.
На подушечке указательного пальца увидел знак, только не совсем такой, как у Триш. Он был повреждён. Красная спираль мерцала не вся, а только наполовину. Одна часть излучала свет, а вторая будто обгорела.
Триш покачала головой.
— Мертвец Нобу… зачем ты сюда пришёл? Ни один ратник тебе не подчинится. Ты умрёшь сразу же, как только начнётся экзамен…
И тут один из парней выкрикнул:
— Начина-а-а-ется!..
* * *
Его крик утонул в длительном гуле.
Пустошь окатило горячим потоком воздуха, траву пригнуло до земли, меня и самого чуть не снесло к чёртовой матери. Еле устоял на ногах от неожиданного и мощного порыва ветра.
Звуки резко стихли.
А потом в мертвецкой тишине пустоши действительно началось то, что не укладывалось в голове.
Дом на холме вспыхнул синим пламенем. Оно ярко озарило небо и сосредоточенные лица собравшихся, но на этот раз воздух обдал уже не жаром, а холодом.
Чёрт, прямо как в симуляторе… только по-настоящему.
К своему ужасу, я уже понял, что это всё по-настоящему.
Триш и четыре её подружки в голубых одеждах опять встали клином, лицом к горящему дому. А вот парни, в отличие от девчонок, избрали совсем иную тактику: они быстро рассредоточились по пустоши. Командным духом среди них и не пахло — каждый был сам за себя.
Я же остался на месте.
Мне до сих пор было неясно, к чему конкретно они все готовились. Чего ждали от этого проклятого дома?..
Он продолжал гореть синим огнём, и только сейчас я заметил, что языки пламени преображают его стены и крышу. Из старой развалины дом превращался в монументальное каменное здание.
Оно набирало мощь прямо на глазах.
Стены множились, наслаиваясь одна на другую. Из земли с шумом росли колонны, крыша звенела, покрывалась черепицей, и этажи… чёртовы этажи порождали друг друга, устремляясь всё выше и выше.
— Вашу ж ма-а-ать… — выдохнул я, задрав голову и пялясь на жуткое преображение.
Вот это эпик!
Только какого чёрта ты тут делаешь, Бейт?..
Сказать, что я был растерян и испуган — считай ничего не сказать. Даже мою любовь к риску отмело на второй план. Хотелось зажмуриться и очнуться в больничной палате, среди улыбчивых медсестёр.
Но я всё смотрел и смотрел, как из гнилого сарая появляется замок. Самый настоящий гранитный дворец. Казалось, пики его башен уже расцарапали небо, а сам он занял собой половину пустоши от края до края.
Восхищён был не только я.
Остальные замерли в благоговейном трепете, а некоторые даже рты приоткрыли. Кажется, я тоже не удержал нижнюю челюсть, только не сразу это заметил.
Флаги на башнях замка замерцали в темени неба. Посередине красных полотен загорел золотистый знак буквы «Т», отдалённо похожий на крест.
Так. Всё.
Хватит глазеть.
Интуиция подсказывала, что как только дворец перестанет расти, начнутся куда менее приятные вещи.
Пока дом преображался, я понёсся к единственному человеку, который хоть как-то ко мне проникся. Подскочив к Триш, я ухватил её за локоть и повернул лицом к себе.
— Что сейчас будет? Что надо делать?
Я то ли прошептал, то ли проорал эти две фразы. Сам, если честно, не понял, потому что к новому голосу ещё не привык.
Девчонка оттолкнула меня и рявкнула:
— Не прикасайся! Никогда больше не прикасайся ко мне! Понял, урод?! Не трогай меня своими грязными лапами!
От моей наглости она побагровела, но мне было плевать — я опять вцепился ей в локоть и тряхнул девчонку так, что она дёрнула головой (похоже, к новым мускулам тоже предстояло ещё привыкнуть).
— Ты можешь мне сказать, что надо делать? Что это за дом?! — Вот теперь и я рявкнул, как следует, только мой голос сразу же перекрыл шум растущего замка.
Триш поджала губы и зло прищурилась.
— Ты читал правила Факультета или нет? Вся информация по школе есть в открытом бюро, в городе. Правила поступления и обучения, а также состав приёмной комиссии.
— Меня сюда без сознания притащили и бросили, — соврал я первое, что пришло в голову. — А поступать я вообще не собирался, поэтому ничего не читал.
Так себе враньё, но другого варианта у меня не было. Не говорить же ей, что я пришелец из другого мира.
Девчонка рывком высвободила локоть из моих пальцев и процедила:
— Это не настоящее здание школы Трон-Стронг. Это всего лишь их портал. Всё? Теперь ты от меня отстанешь?
— И что надо делать?
— В здание надо войти, дурак! — не выдержала моей тупости Триш. — Это и есть главная цель на арене! Ты должен войти в портал Трон-Стронга, чтобы попасть на один из его Факультетов. Сегодня открыт набор на Факультет Ратников. Вступительный экзамен и заключается в том, чтобы добраться до портала и войти в здание.
— Просто дойти туда? До холма?
— Это совсем непросто!
— А что будет, если я всё же дойду?
— Тебя зачислят на Факультет, болван! Ты войдёшь в портал и перенесёшься уже в настоящий Трон-Стронг, который далеко отсюда. Это единственный путь туда попасть. Экзамены на этот Факультет проводят раз в год, и если ты мне всё испортишь, я тебя убью! Моя семья меня с рождения готовила!
— А если я не дойду до портала, тогда что? — не отставал я.
Триш скрипнула зубами.
И тут в наш разговор встряла ещё одна девчонка из отряда. Светловолосая, худенькая и миловидная, но с фигурой заметно скромнее, чем у Триш, зато не менее бойкая.
Она заговорила быстро, отчётливо и без нервов:
— Ты пришёл на экзаменационную арену Трон-Стронга, известнейшей школы страны. Сегодня испытание проходят ученики из двух фрактатов: Армдор и Сольвейг. А экзамен принимает самый авторитетный и самый строгий Факультет из всех, а значит, у тебя есть только два варианта. Один хороший — это взять ратника и дойти до портала. Второй — плохой. Провалить экзамен. Без ратника ты на арене просто не выживешь.
От таких добрых известий у меня пересохло в глотке.
Я смог выдавить только один звук:
— А-а-а… — Потом кашлянул и спросил глухим голосом: — Если всё так жёстко, где же ваше оружие? Ну так… на всякий случай.
Триш закатила глаза и отвернулась, опять уставившись на растущий дом, но вторая девушка всё-таки соизволила ответить.
— Наше оружие — ратники, это же очевидно. Для двадцати претендентов на арене даётся двадцать дежурных ратников школы. Они появляются вместе с порталом. Нужно использовать силу райфу, чтобы покорить ратника. Тогда он поможет тебе пройти экзамен. Без ратника этого не сделать.
— А-а… — опять выдал я. — А как они выглядят? Эти ратники.
Девчонка дёрнула плечом.
— Они разные бывают. Несколько рас и уровней. На экзамене обычно даются нулёвки, самые простые для покорения.
— И как их покорять?
На этот вопрос ответа я уже не узнал — к нам подскочила Триш.
— Пэт, не разговаривай с ним! Это Мертвец Нобу. Он уже провалил экзамен.
Она оттянула от меня свою подружку, а та распахнула глаза и с неверием посмотрела на меня.
— Мертвец Нобу? Но как он сюда попал?
— Не знаю я! Всё! Идём! — Триш отвела девчонку подальше от меня.
— Кто такой Мертвец Нобу, вы можете сказать?! — выкрикнул я им вдогонку.
Мне опять не ответили.
Я же попытался осмыслить хотя бы то немногое, что узнал, и пока осмысливал, до меня вдруг дошло ещё кое-что важное: если на арене двадцать претендентов, то я-то — двадцать первый.
Это значит, что для меня ратника не предусмотрено.
Кто такие ратники, я пока не понял, зато понял, что нужно считаться с правилами этой проклятой арены и ни на кого, кроме себя, не рассчитывать…
Неожиданно земля под босыми ногами вздрогнула.
Дом перестал расти, синее пламя на его стенах погасло. Теперь замок выглядел обычным замком, с башнями и огромным каменным крыльцом, ведущим к главному входу — высоким двустворчатым воротам с буквой «Т» на каждой из половин.
Ворота бесшумно открылись, и оттуда вылетели сгустки энергии, вереница маленьких солнц. Посчитать их я не успел, но, уверен, их было ровно двадцать.
Они взметнулись в небо, завертелись воронкой, затем резко остановились, вспыхнули ярче и, как метеоры, устремились вниз.
— Ну давайте! Идите к папочке! — выкрикнул длинноволосый блондин.
Парень стоял от меня метрах в ста и зорко следил за тем, что происходит на пустоши. Видимо, он уже не мог дождаться, когда начнётся самое главное.
И оно началось…

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий