Темный ратник. Факультет. Том 1

Эпизод 12. Демонстрация силы

 

 

Буф ничего не заметил.
Он наблюдал, как пять кровососов несутся прямо на меня и опять улыбался. На этот раз я тоже улыбнулся, но только не ему, а Сьюн.
Она уловила мой настрой и в одно мгновение преобразилась, облачившись в доспех. В её руке появился меч.
Уже через пару секунд девушка была рядом со мной.
— Буф тебя истощил, — прошептала она. — Это ненадолго, но всё же сейчас ты обессилен. Будь внимательней. Сила моего урона действительно упала. Я возьму на себя только троих кровососов. Остальные твои.
— Хорошо.
На Буфа я уже не смотрел, зато услышал, как позади меня загалдели ученики. Они приготовились к зрелищу.
— Это опасно! Так нельзя! — услышал я отчаянный выкрик Триш. — Остановите уро-ок! Кровососы убьют Нобу! Он совсем слабый!
В этот самый момент моя ладонь легла на запястье другой руки.
Броня среагировала мгновенно: меня покрыли массивные латы, тело опять стало тяжёлым и крупным. Я сжал кулаки в стальных перчатках и шире расставил ноги.
Позади загалдели ещё громче.
— Доспех!
— Смотрите, у него доспех ратника!
А вот Триш больше ничего не кричала.
Кровососы приближались. Мы оба — я и мой ратник — шагнули им навстречу, и именно сейчас у меня возникло ощущение, что связь между мной и Сьюн стала крепче.
Я будто почувствовал её эмоции, её настрой и решимость. А ещё я понял, что с этого момента она готова принять мою волю.
Белая Сова ждала приказа.
Именно моего приказа, и ничьего больше.
— Атакуем, — тихо сказал я, и Сьюн ринулась в бой.
Её меч опустился на первого кровососа и разрубил его наполовину. Вторая тварь получила клинком уже по шее. Безглазая голова отлетела прямо Буфу под ноги, хотя он стоял довольно далеко от нас.
Пока Сьюн отбивалась от третьего кровососа, я взял на себя оставшихся.
Оружия у меня не было — только кулаки в массивных перчатках, поэтому я задействовал именно их. Перед глазами возникла картина, как десятки таких же тварей пытались сожрать меня на школьной арене.
Настало время испробовать доспех на этих мелких поганцах.
Рычащий кровосос набросился на меня в попытке повалить на спину и дотянуться зубами до моей шеи, обхватив всеми четырьмя когтистыми лапами.
Мой кулак угодил твари точно в висок.
Кровосос ослабил хватку, но не отцепился. Второй удар стал для него смертельным. Хрустнул череп, тварь жалобно проскулила и обмякла. Я еле успел отбросить от себя мёртвое тело, как на меня тут же накинулся второй кровосос.
Он бешено зарычал, будто от ярости и боли за убитого собрата. Эта тварь была крупнее и сильнее первого кровососа, и мне понадобилось не два, а три удара, чтобы её убить.
Левой рукой я ухватил монстра за шею, а правой ударил в морду, потом отвёл руку и ударил ещё раз. Когда он перестал дёргаться и рычать, я обхватил его уже двумя руками, поднял выше и переломил ему хребет, ударив об колено.
Позади меня зааплодировали, кто-то даже присвистнул.
Я посмотрел на Сьюн. Она улыбалась, поставив ногу на спину одного из убитых ею кровососов и положив меч плашмя себе на плечо.
Впервые за время нашего знакомства Белая Сова была довольна.
Правда, длилось это недолго.
— Рано радуетесь! — выкрикнул Буф. Он снова подошёл к деревянному коробу и пнул по его стенке. — Проснись там, приятель! У нас вечеринка!
Улыбка на лице Сьюн сразу померкла. Она нахмурилась, да и я тоже: ничего приятного от Буфа ждать не приходилось.
На стадионе воцарилась тишина.
Студенты перестали хлопать и посвистывать, все замерли в ожидании.
Буф ещё раз пнул по коробу и отбежал от него метров на тридцать. Вот теперь что-то внутри короба себя обозначило — заскрежетало и заурчало по-кошачьи.
Деревянные бока и крыша затрещали, задребезжали и с хрустом проломились, а потом взорвались щепками.
В клубах пыли появилось чешуйчатое существо, напоминающее то ли змею, то ли дождевого червя. С коричневым блестящим телом, состоящим из множества колец.
По его бокам топорщились мелкие перепончатые лапы, ещё совсем не развитые, а на хребте трепетали четыре пластинчатых крыла, слабые и тонкие.
Существо повело головой, вытянуло морду с крупными полукружьями ноздрей и выпуклыми красными глазами и опять заурчало. Можно было бы представить, что так урчит огромный ленивый кот.
Только это был не кот.
Тварь встала в боевую стойку, приподнявшись над землёй в половину длины, потом медленно оглядела стадион с высоты и втянула ноздрями воздух, будто принюхивалась к своим жертвам. Затем тряхнула головой, ударила острым хвостом, взрывая песок вокруг себя… и начала расти.
Тело монстра вытянулось, кольца породили другие кольца, а те породили ещё столько же, удлиняя гигантскую змею, как телескопическую трубу.
— Вы хотели червя? Вот вам и червь! — рассмеялся Буф, весьма довольный собой.
— Напомни мне потом прикончить этого сраного тренера, — процедила Сьюн.
Она крепче сжала меч и приготовилась отбиваться, но всё же выглядела не такой уж и решительной. Неужели боялась?
— Что это за тварь? — спросил я.
— Потом скажу! — отрезала Сьюн.
Девушка безотрывно смотрела на змею, её пальцы со скрипом сжимали рукоять меча, в глазах пылала ярость.
— Продолжим урок! — громко заговорил Буф. — Кровососы были разминкой. Итак, если с силой урона у наших добровольцев всё в порядке, тогда поговорим о другой способности ратника. О живучести. Она зависит от прочности доспеха, а прочность повышается, когда доминат отдаёт часть своей силы на броню ратника. Чем больше отдаёт, тем крепче броня. Давайте посмотрим, как это работает. Хорошо, что у нас есть добровольцы. — Он задрал голову и глянул на змею. — Ну что, малыш? Атакуй вон тех двоих! Слушайся папочку!
Он указал пальцем на меня и Сьюн.
Змея моргнула красными глазами, будто соглашаясь с тренером, и резко приникла к земле, а потом поползла в нашу сторону, рассекая песок чешуйчатыми боками.
— Остановите уро-ок! — опять закричала Триш. — Немедленно остановите урок! Вы не имеете права выпускать таких монстров для учеников с нулевой высотой! Это запрещено!
— Что это за монстр? — опять спросил я у Сьюн. — Что с ним не так?
Вместо ответа она сказала:
— Теперь твоя очередь дать мне райфу для укрепления брони. Буф тебя истощил, но часть силы всё равно осталась. Дай мне её. Но для этого тебе придётся убрать свой доспех.
— Убрать? Но как же монстр?
— Буф хочет, чтобы дралась только я. — Она посмотрела мне в глаза. — Разреши мне убить его.
— Кого? Буфа или монстра?
Шутка вышла паршивой, и Сьюн её, конечно, не оценила.
— Монстра, — серьёзно ответила она. — Я хочу убить его прямо здесь и сейчас. Но для этого мне нужна крепкая броня.
Что-то в её голосе было не так — уж слишком Сьюн рвалась в бой, будто эта змея была её личным врагом.
— Разрешаю, — кивнул я.
Сьюн подошла ко мне и протянула ладонь с меткой. Я положил свою ладонь сверху. Палец опять кольнула боль — Сьюн забрала у меня часть силы, и как только это произошло, мой доспех исчез.
Зато её доспех заметно набрал массу.
Красно-серые латы стали шире и толще, на голове Сьюн появился стальной обод-диадема с острым трезубцем.
— Спасибо, — сказала девушка.
Она впервые меня поблагодарила и, кажется, сделала это совершенно искренне.
— Надери зад этой твари, — сказал я ей напоследок. — Даже если у неё нет зада, то найди его и надери.
Сьюн улыбнулась.
Затем развернулась, ещё раз окинула приближающегося монстра взглядом и рванула ему навстречу.
Змей, увидев бегущего на него ратника, заурчал и прекратил движение. Звук его урчанья стал в разы громче, монстр опять поднялся в половину тела, ударил хвостом о песок и повёл головой, выгибаясь дугой.
— Сдохни, ненасытная тварь! — выкрикнула Сьюн, несясь на него.
Ответом ей стал мощный поток огня, вырвавшийся из пасти змеи.
Сьюн отскочила в сторону, избегая встречи с пламенем, и продолжила атаку. В несколько мощных шагов она подскочила к змее сбоку. Меч сверкнул в её руке. Девушка размахнулась и рассекла одно из колец на теле твари.
Змей лишь передёрнулся и снова заурчал.
На месте покалеченного кольца тут же выросло новое, а в Сьюн опять устремился поток огня. Девушка подпрыгнула, сделав в воздухе переворот, и опустилась как раз на тело монстра.
Она широко расставила ноги, чтобы удержаться, взяла меч двумя руками, занесла его над головой и со всей силы всадила клинок в кольчатое тело почти по самую гарду.
Вот теперь змею стало больно.
Он содрогнулся, рухнул на песок и завертелся вокруг своей оси, скидывая с себя врага с мечом.
Сьюн успела отпрыгнуть, но не успела избежать встречи с огнём. Змей резко перестал вращаться, приподнял голову и выпустил поток пламени. Его недоразвитие крылья раскрылись. Он будто хотел взлететь, но у него никак не выходило.
Девушку окатило огнём с ног до головы.
— Сьюн! — Я было дёрнулся к ней, но, сделав несколько шагов, остановился.
Броня спасла её.
Как только поток прекратился, и монстр захлопнул пасть, я увидел Сьюн. Она стояла, как ни в чём не бывало, грозная и злая, в мареве раскалённого воздуха.
От её доспеха шёл еле заметный дымок, но сами латы остались целыми.
Пока монстр набирал силу, утробно урча, меч Белой Совы снова пошёл вверх. Девушка разбежалась и подпрыгнула. Сила ног подняла её к самой голове монстра, и на этот раз атака случилась прямо в воздухе.
Взмах — и гигантский клинок Сьюн рассёк монстру половину морды.
На болезненный удар змей ответил мгновенно, но вместо того, чтобы опять выдать поток огня, как ждала Сьюн, он сделал резкий рывок вверх, потом изогнулся и рухнул вниз, накрывая девушку своей пастью.
Голова монстра ткнулась в песок стадиона, вбивая туда же и Сьюн.
От сокрушительного удара дрожь пронеслась под ногами.
— Чёрт! Чёрт! Сова! — заорал я.
Я не знал, насколько крепкой стала броня моего ратника, и какой удар она смогла бы выдержать, поэтому не просто заволновался.
Меня охватила паника.
Если я заберу обратно часть своего райфу и воссоздам доспех, Сьюн лишится брони. А если я буду торчать в стороне и наблюдать, как убивают моего ратника, то грош мне цена как доминату. Да и как человеку.
Я рванул к змее, на бегу соображая, как отвлечь её на себя, чтобы Сьюн могла выбраться. Монстр продолжал зажимать её в своей огромной пасти. Я слышал глухие выкрики девушки, слышал, как она рвётся, слышал, как трещит её доспех — я слышал всё это и с ужасом понимал, что вырваться из ловушки у Сьюн не хватит сил.
Добежав до твари, я схватил горсть песка и швырнул в её выпуклый красный глаз. Потом ещё одну горсть и ещё одну. Если змей отвлечётся и выпустит ещё один поток огня, только уже в меня, то у Сьюн появится шанс.
Больше вариантов у меня не было: ни оружия, ни доспеха, ни чьей-то помощи.
Только я один.
И тут мимо меня пронёсся викинг. Тот самый грёбанный викинг-здоровяк, которому полюбилось показывать мне средний палец.
Это был ратник Триш.
Он подскочил к морде змея, замахнулся топором и всадил его прямо в красный глаз. С другой стороны я увидел ещё одного ратника. Полупрозрачную девушку с копьём, ловкую и гибкую.
Она оттолкнулась от земли, будто стояла на пружине, и поднялась вверх, застыла там на пару секунд и пустила копьё в змеиный затылок. Ну а потом на тварь набросились другие ратники, все, кто был на тренировке.
Такого напора монстр не ожидал.
Он мгновенно поднял голову и выпрямился в половину длины. Сьюн осталась на песке, в мятом доспехе, вся измазанная в слюне, но всё же живая.
Я подбежал к девушке.
— Ты как?
— Как будто меня выплюнули, — прокашляла она, отплёвываясь от песка.
Я помог ей подняться.
Она принялась ворчать себе под нос и обругивать всё на свете, но когда увидела, что монстра со всех сторон атакуют ратники, ошеломлённо замерла.
— Они же меня ненавидят. Они же все меня ненавидят, Киро. Они считают меня предательницей. Но сейчас… они что, решили спасти меня? Меня?
— А в пасти у монстра ещё кто-то был? — уточнил я с кривой улыбкой.
Сьюн перевела взгляд на меня.
— Это ты их попросил?
— Нет. Они сами. Точнее, их доминаты.
Я обернулся на остальных учеников.
Те стояли поодаль и наблюдали, как бьются их ратники. В другой же стороне, сложив руки на груди, стоял Буф.
Наши взгляды встретились.
Он пристально посмотрел мне в глаза, прищурился и кивнул с одобрением, будто говоря, что принимает меня в свою команду, и что не такой уж я заносчивый лузер, как показалось ему вначале.
Воинственный выкрик Сьюн заставил меня отвлечься от Буфа.
Девушка кинулась помогать другим ратникам добивать зверя, а тот под напором не слишком мощных, но многочисленных атак, начал отступление.
Он уже не так часто отрыгивал огонь, его кольца перестали множиться, изуродованная голова металась из стороны в сторону, хвост отчаянно бил о песок.
Через несколько минут он перестал урчать совсем.
Его огонь иссяк.
После этого ратникам ничего не мешало его добить. Поверженный монстр рухнул в песок, съёжил в агонии тело и наконец уронил голову, окончательно испуская дух.
Последний удар нанесла Сьюн.
Она вбила меч монстру прямо между глаз, провернула клинок, потом рывком выдернула его и соскочила с морды змея на землю.
Ратники собрались вокруг неё.
Они о чём-то переговаривались, косились на убитого монстра, посмеивались и улыбались. Будто старые друзья собрались после долгой разлуки. Наконец они разошлись каждый к своему доминату.
Сьюн направилась ко мне, и даже на расстоянии я почувствовал её боевой настрой и нетерпение.
— Киро, мы убили его! — сказала она, походя ближе. — Мы убили его довольно быстро и легко. Значит, это не он. Пастух бы с ним справился. Я ещё раз убедилась в этом.
— Не понял, — нахмурился я. — Какой пастух?
— Не понял?.. Ах да. В твоём же черепе сам знаешь что. — Сьюн вдруг улыбнулась мне, после чего убрала доспех и меч, представ в своей обычной одежде. — Это же детёныш крылатого огненного удава, — добавила она. — Именно такой детёныш якобы убил ратника Юкко на школьной арене. По крайней мере, именно так сказала та девчонка… как её… ну та аристократка, которая вызывает у тебя приступы неконтролируемого слюноотделения.
Я ещё больше нахмурился.
Она говорила про Триш Лаван.
— Юкко был пастухом, отлично владел кнутом, а ещё у него была крепкая броня, намного крепче моей, — пояснила Сьюн. — Он бы смог справиться с детёнышем удава. Теперь я в этом убедилась. Юкко был сильным и ловким, хоть и находился на нулевой высоте. Такие ратники особенно уязвимы. Огненный удав — это монстр из среднего круга, и я думала, что его детёныш способен одолеть нулевого ратника. Но сейчас понимаю, что нет. Юкко бы выжил.
Сьюн приблизилась ко мне вплотную, положила руки на мои плечи и прошептала:
— Всё подтверждается, Киро. Убийца кто-то из своих. Потому что второй жертвой стал не просто нулевой ратник, им стал воин третьей высоты. И знаешь… у меня есть к тебе одна просьба…
Сьюн не успела высказать свою просьбу, потому что наш разговор оборвал Буф.
Он прошёл на середину поля, встал рядом с поверженным удавом и объявил:
— Завтра вы все будете драться так же, как Киро Нобу и его Белая Сова. Потренируйтесь в укреплении живучести и оцените силу урона своих ратников. Всё. На сегодня свободны. Можете отпустить воинов.
Он развернулся и с тоской посмотрел на убитого монстра.
— А я только начал к тебе привыкать, приятель. Даже меню тебе составил.
Сьюн на тренера уже не смотрела. Она неожиданно вцепилась мне в воротник и встряхнула.
— Пока я не ушла… у меня к тебе личная просьба. Сделай это, пожалуйста. Обещай, что сделаешь.
— Смотря, что тебе надо.
Девушка отпустила мой воротник, заботливо его поправила и сменила тон.
— Это будет тебе совсем несложно. Да проще простого, Киро…
— Говори уже, — не выдержал я.
— Ты можешь выспросить ту аристократку о том, что конкретно она видела, когда убивали Юкко? Она ведь что-то видела, она что-то недоговаривает, я это чувствую. Выспроси её. Тебе она скажет.
Я поморщился.
— Ничего она мне не скажет. С сегодняшнего утра она меня ненавидит.
Сьюн опять смяла мой воротник и уставилась мне в глаза.
— Киро, это важно. Убили уже двоих. Помоги найти того, кто это делает, потому что завтра могут убить меня или любого из нас, ты понимаешь?
Я понимал. А ещё я понимал, что Триш Лаван пошлёт меня нахрен, как только я к ней подойду.
— Ладно, я попробую, но ничего не обещаю. Есть риск, что она меня к себе даже не подпустит.
Сьюн опять поправила мой воротник, бережно и с улыбкой.
— Постарайся, миленький Киро. У тебя такая смазливая мордашка, что та аристократка не устоит, я уверена. Зато если ты всё узнаешь, я сразу стану паинькой.
— Вали уже, Сова. Сказал же, что ничего не обещаю.
— Я правда буду паинькой. Честно-честно. — Девушка подмигнула мне, кокетливо пожала плечом и исчезла.
Я покосился на Триш, которая уже отправилась к выходу из стадиона. Что-то подсказывало мне, что заставить её говорить о том случае на арене будет совсем непросто…
* * *
Следующее занятие должно было пройти в учебном чертоге, в объединённой группе с первокурсниками Факультета из других Кварталов.
Что это было за занятие, я так и не понял. Предстояло выяснить уже на месте и опробовать на своей шкуре, как всегда.
По дороге из стадиона к ветряной лестнице меня завалили расспросами о доспехе. Все были в диком восторге, просили снова и снова показать половинчатую метку, ну а некоторые даже пожалели, что у них такой нет.
Мертвецом меня больше никто не называл.
И даже когда мы спускались по лестнице, а я шагал по половине ступеней, некоторые из парней вдруг признались, что тоже хотели бы так ходить. По половине ступеней.
Как всё быстро меняется.
Внезапно из изгоя я превратился в знаменитость. По крайней мере, среди маленькой группы доминатов из Квартала Рубрум.
Пока я шёл к чертогу, из головы не выходила просьба Сьюн. Я всё пытался подгадать момент, чтобы поговорить с Триш, но она будто специально меня сторонилась, к тому же, её почти всегда сопровождала Пэт.
Только в чертоге они разделились.
Вся группа отправилась в одну из аудиторий, а Триш поспешила дальше по коридору. Куда она пошла, я не знал, и мне было на это наплевать. Главное, что она осталась без вездесущей Пэт.
Я отправился следом.
В чертоге творилась суета. По коридорам и залам сновали студенты и преподаватели, кто-то куда-то спешил, кто-то толпился у дверей, кругом мелькали сосредоточенные и серьёзные лица, мельтешили ученики в форме разных цветов, аж в глазах пестрело.
В этой разнородной толпе я старался не упустить Триш из виду, а она всё шла и шла, торопилась и, похоже, нервничала. Я решил, что хватит плестись за ней хвостом, быстро догнал её и зашагал рядом, будто тут и был.
— Триш, есть минутка?
Девушка вздрогнула.
Она о чём-то задумалась и даже не заметила, что я появился рядом.
— Для тебя у меня даже секунды не найдется, — бросила она.
Я всё равно не отставал.
— Мне кое о чём спросить тебя надо.
Она остановилась и шагнула к стене коридора, чтобы не стоять на пути у снующих мимо учеников.
Сначала я собирался задать ей вопрос прямо в лоб, но теперь, глядя Триш Лаван в глаза, понял, что с ней не будет просто и быстро.
Чтобы выудить из неё информацию, которую она не сказала Сьюн, надо было действовать совсем иначе…

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий