Темный ратник. Факультет. Том 1

Эпизод 16

 

 

Паршивое появилось предчувствие.
Очень паршивое…
Я вышел в коридор, за мной высунулись Майло и Зак.
Там ждал директор Стронг, а рядом с ним — Кезарий. Вахтёр замер с другой стороны коридора. И впервые я увидел в его руках оружие — меч.
Эмиль напрягся, будто готовился сделать рывок и перегородить мне путь, если я вдруг вознамерюсь бежать.
Украдкой приоткрылись соседние двери — всем стало любопытно, зачем директор школы лично посетил одно из общежитий Рубрума.
Воздух в коридоре нагрелся от напряжения.
Стронг шагнул ко мне и рывком сдёрнул с моей головы красную ленту-перевязь. Он сделал это демонстративно, с еле сдерживаемой яростью. Потом сорвал с шеи ещё и медальон.
— Ты опозорил свой род, который и без того не слишком жаловали, Нобу! — отчеканил директор звенящим голосом.
За секунду Кезарий оказался за моей спиной.
Не церемонясь, он ухватил меня под подбородком, лезвие его меча тут же уткнулось мне в глотку.
Я ничего не успел сказать.
Хотя тут и говорить было нечего — я даже не понял, за что меня арестовали. Приходило смутное понимание, что дело не во мне, а в Киро Нобу, что это именно он что-то натворил.
Похоже, этот повреждённый говнюк был не так прост, а мне теперь расплачиваться.
В мозгу застучала мысль: вот почему ты голым очнулся… вот почему…
Вокруг воцарилась гробовая тишина.
Кезарий толкнул меня вперёд, к выходу. И пока мы шли, его меч ни на секунду не отрывался от моей шеи. Зак и Майло пооткрывали рты, да и остальные студенты замерли у дверей с вытаращенными глазами.
Эмиль проводил меня осуждающим взглядом и покачал головой.
И тут в напряжённую тишину ворвался грозный выкрик:
— Не тр-р-огать моего домината! Все наза-ад! Порежу нахрен!
Сьюн выскочила из комнаты, растолкав Майло и Зака, и рванула на Кезария. Девушка занесла меч, но тут же отлетела на пол от мощного удара.
Кезарию хватило лишь одного движения, чтобы отбить атаку разъярённой Сьюн. Ну да. Нечего было даже сравнивать силы ратников с нулевой и шестой высотой.
— Не лезь, — бросил Кезарий.
Сьюн вскочила, собираясь снова кинуться на него, но её остановил директор.
— Возвращайся в Каскады, Белая Сова! У тебя нет более домината! Я лишаю его права призывать ратника. Ты снова обманулась и позвала в наш дом предателя. Я решу вопрос о твоём изгнании из Каскад в самое ближайшее время. На этом всё! Уходи!
Девушка замерла и ошеломлённо посмотрела на меня.
— Киро? О чём он говорит?
— Возвращайся в Каскады, я приказываю тебе! — рявкнул Стронг, и Белая Сова мгновенно исчезла, так и не получив ответа.
Только вид её побледневшего лица остался стоять у меня перед глазами.
Меня провели под конвоем через Квартал, как самого последнего преступника. Это было демонстративное наказание, не хватало разве что кандалов и цепей на руках.
Однако кандалы отлично заменял Кезарий. Он держал меня так цепко, что невозможно было даже головой повернуть. Вот только что именно я сделал, мне никто не объяснил. Все считали, что я и так должен это знать.
Мы спустились до учебного чертога.
Занятий не проводилось — в школе было пусто.
По пути директор не проронил ни слова, как и его ратник. Мы долго поднимались по лестнице, на самый верхний этаж чертога, потом прошли несколько больших залов со статуями воинов и остановились у одной из металлических дверей.
Директор взялся за массивное кольцо на двери. От его прикосновения стальная поверхность мгновенно раздвинулась, раскладываясь в обе стороны, как конструктор.
Теперь я знал, что это маг-металл, в котором использовались два свойства — «Память» и «Хозяин». Возможно, сам сварщик Фонтей заряжал его для директора.
В освободившийся проём первым вошёл Стронг, за ним — Кезарий, ни на секунду не отпускающий мою шею.
Дверь за нами заново сложилась в целое.
Мы оказались в просторном рабочем кабинете: массивный деревянный стол со стопками бумах, золочёные кресла, диваны, тяжёлые портьеры на окнах-витражах, полки с ровными рядами тубусов. Из кабинета вели три двери, уже не металлические, а из красного дерева.
Больше я ничего не разглядел, да и не особо разглядывал — мне было не до этого.
Кезарий швырнул меня в одно из кресел рядом со столом и встал за спиной. Лезвие его меча опять коснулось кожи на моей шее.
Директор развернулся и холодно на меня посмотрел. Его глаза потемнели от гнева, но он ничего не успел у меня спросить — ему помешали.
Одна из деревянных дверей распахнулась, и в кабинет вбежала девушка лет семнадцати.
Симпатичная.
Длинные, до пояса, волосы красного цвета, выразительные синие глаза, изящная аристократическая худоба. Девушка была облачена в короткую клетчатую юбку и куртку, обхваченную крест-накрест широкими кожаными ремнями, на которых вереницами блестели маленькие стальные трубки, издалека похожие на патроны.
Девушка задержала взгляд на моём лице, потом покосилась на меч Кезария у моего горла, после чего требовательно уставилась на директора.
Причем вела она себя так, будто была ему родственницей, потому что не трепетала перед ним, как остальные.
— Альмагор, кто это?
Директор указал на дверь, откуда только что вышла девушка.
— Подожди там, но далеко не уходи. Скорее всего, ты понадобишься.
Она будто его не услышала.
— Что он натворил?
— Не мешай мне, Люче! — уже громче сказал Стронг.
Девушка нахмурилась, сжала кулаки и быстрым шагом проследовала обратно. Как только за ней хлопнула дверь, директор опять посмотрел на меня.
— Я задам тебе несколько вопросов, Нобу. Отвечай, когда разрешу. И пеняй на себя, если солжёшь. У меня есть менее щадящие методы допроса.
— Директор Стронг… — начал я, но Кезарий тут же вдавил лезвие меча мне в глотку.
— Говорить не разрешали, — рыкнул он.
Пришлось заткнуться.
— Итак, — начал директор, — вопрос первый. Сколько конкретно вас проникло на арену?
Кезарий ослабил нажим меча, чтобы я смог ответить.
Я облизал сухие губы и произнёс как можно спокойнее:
— Никуда я не проникал…
Меч опять вдавился в мою шею.
— Это неправильный ответ, — прищурился директор. — Скажи мне, Нобу, что будет, когда твоя семья узнает, что ты сделал?
Уже не обращая внимания на меч, я спросил:
— Что я сделал? Вы можете сказать, что я сделал?! — Не сдержавшись, я повысил голос, за что тут же поплатился.
Лезвие меча ткнулось в меня так сильно, что пошла кровь. Тёплые капли потекли по коже.
— Твой род и без того несчастен! — Директор тоже повысил голос, но сразу унял гнев, взяв себя в руки. Заговорил холодно и сдержанно: — Ты принадлежишь к единственному роду магов, который вырождается. Вы — мертвецы. У тебя всего половина метки, а у следующего поколения будет одна треть. Через два поколения магов Нобу не будет вовсе. Зная это, я дал тебе шанс, Киро! Я дал тебе шанс возвыситься, доказать всему миру, что Мертвецов Нобу слишком рано списали со счетов, но что ты сделал?
— Что я сделал?! — опять выкрикнул я, уже не обращая внимания на кровь и меч Кезария.
Хотел вскочить, но тяжёлая ладонь ратника легла на мой затылок, вжимая меня в кресло.
Стронг подошёл ближе и навис надо мной.
— Ты связался с тёмными отбросами, мелкий ублюдок, — сквозь зубы процедил он. — И не просто с тёмными отбросами, а с полумагами. Нашими злейшими врагами. Что они тебе предложили? Чем подкупили? — Директор Стронг выпрямился, сверля меня взглядом. — Ты провёл их на арену. Именно ты. И сам пришёл в маскировке. Это полумаги тебя научили так маскироваться? Что ж, видимо, ты очень им понадобился. Только временно. Как только ты провёл их на арену, они тебя обессилили, верно? И ты остался там. Возможно, они думали, что убили тебя, но ты почему-то очнулся. И вот. Изобразил студента из фрактата Армдор. А тут ещё и Сьюн подвернулась, глупая Белая Сова. Протащила тебя в портал, когда надо было прикончить!
Директор снова стал повышать голос и склоняться надо мной.
И вот теперь до меня начал доходить весь смысл его слов.
Выходило так, что Киро Нобу, маг из вырождающегося рода, решил посотрудничать с полумагами. Нахрена ему это было надо, не понятно, зато понятно стало другое: этого Нобу полумаги всё-таки убили, после чего в него уже вселился я.
А голым он был из-за того, что сам применял маскировку, как полумаг. Видимо, они его этому навыку научили. Всё равно рассчитывали потом убить, как только он сделает дело…
— Сколько вас было? — спросил Стронг, заглядывая мне в глаза. — Сколько вас было в диверсионном отряде? Отвечай!
— Не знаю… — выдавил я.
— Не знаешь?
— Нет.
Стронг скрипнул зубами.
— Что ж. Попробуем иначе. — Он повернулся к двери, из которой выходила девушка, и крикнул: — Люче! Мне нужен твой дар! — Директор опять посмотрел на меня. — Ты сам виноват, Нобу. Не гарантирую, что ты не сдохнешь после общения с моей сестрой. Мне плевать. Главное, я узнаю правду. Полумаги проникли в школу под видом студентов и сейчас расхаживают по нашим коридорам. Мне надо знать, кто именно. Любой ценой.
Деревянная дверь опять распахнулась, и в кабинет вошла Люче.
От пристального взгляда её синих глаз у меня внутри всё похолодело…
* * *
Девушка неторопливо направилась ко мне.
При этом она не сводила с меня глаз.
— Кто он, Альмагор? — опять спросила она.
— Вот и я хочу узнать, кто он, Люче, — ответил Стронг. — Посмотри его. Можешь не церемониться. Посмотри настолько глубоко, насколько сможешь. Пусть подыхает от боли.
Люче кивнула.
— Подготовьте его. Обездвижьте.
От её слов меня бросило в дрожь.
— Послушайте… послушайте меня… — забормотал я. — Мне нужно вам сказать… я не Киро Нобу… слышите? Я не он… не он… я расскажу, что знаю…
Меня уже никто не слушал.
Директор кивнул Кезарию, а тот отлично понял своего домината без слов. Возможно, они не впервые проводили такой допрос.
Ратник убрал меч и моментально оказался у меня перед носом, хотя только что стоял за спиной. Его жилистая рука опять обхватила меня под подбородком и заставила встать с кресла.
Люче наблюдала.
С большим интересом и даже будто доброжелательно.
А может, мне просто показалось. Пока доброго отношения в этом кабинете я не увидел, хотя чему удивляться. Киро Нобу — предатель, и отношение к нему как к предателю.
— На колени, — рыкнул Кезарий.
Он не ждал моего согласия, а лишь усилил хватку.
Я захрипел, скребя ногтями тыльную сторону его ладони. Ноги подогнулись сами собой, и через мгновение я уже стоял на коленях на тёмном ковре кабинета.
Кезарий продолжал держать меня за шею — так, что даже если бы я захотел что-то произнести, у меня бы не вышло.
Да и кто бы слушал тот бред, который я мог рассказать.
Лицо ратника со шрамом во всю щеку ничего не выражало: ни презрения, ни злости, ни участия. Наверное, даже мебель проявляет больше эмоций.
Люче обошла меня и встала со спины.
Я почувствовал, как она мягко кладёт руку мне на затылок.
— Не бойся, — сказала девушка. — Я постараюсь, чтобы ты не умер, но всё же потерпеть придётся. Обычно боль приходит уже после, когда дело сделано. Потом я позволю тебе кричать.
Пересилив кашель, я опять прохрипел:
— Я не Киро Нобу… не он… не Нобу… я из другого… из другого…
Больше я ничего не смог сказать.
Моё сознание на мгновение выбросило, и я пошатнулся, чуть не завалившись на ковёр, но Кезарий любезно удержал меня, сильнее обхватив за шею.
Директор Стронг отошёл к столу, зорко следя за происходящим, как грёбанный инквизитор.
Ну а потом на меня обрушилась боль… много боли…
Она была разной. Сверлила затылок, переламывала рёбра, давила тисками череп. Боль хрустела и перекатывалась по телу, от головы, к ногам и обратно, жгла внутренности и тут же их холодила.
Я бы давно заорал, только что-то не давало мне кричать, делая немым. Я даже рот приоткрыть не смог, челюсти будто сдавило под прессом. Руки ослабли и упали вдоль тела.
Люче тем временем гладила меня по голове, запускала пальцы в мои волосы, будто даже нежно и бережно, но от того боли не становилось меньше — проклятая боль лишь росла и росла.
И вот наступил тот момент, когда от адской пытки перед глазами поплыли чёрные круги, пространство кабинета задрожало, в ушах зашумело, сознание помутилось.
Кезарий отпустил меня, и я тут же завалился на бок.
Жёсткий ворс ковра уколол щёку, а потом я услышал собственный крик… да, точно… и кричал я от невыносимой боли. Перекатывался по ковру, прижимая колени к животу и зажмурившись до онемения век.
Не знаю, сколько я орал, скрючившись на полу, но когда наконец заткнулся, горло першило невыносимо. Казалось, от перенесённого болевого шока у меня ныли даже зубы и волосы.
Я хрипло дышал, лёжа на боку и очень долго пытался открыть глаза.
Когда у меня получилось это сделать, то перед носом я увидел девичьи туфли на низком каблуке. Повернув голову выше и подняв взгляд, я увидел ноги в светлых чулках и короткую клетчатую юбку…
На меня сверху вниз смотрела Люче.
— Я же обещала, что ты не умрёшь, — сказал она.
Говорить я не мог. Вместо этого опять прикрыл глаза и хрипло выдохнул.
— Это не Киро Нобу, — услышал я ровный и твёрдый голос девушки. — Это правда, не он, Альмагор. Тело принадлежит Киро Нобу, а вот дух его совсем иной. Он каким-то образом сумел попасть в тело мага Киро Нобу, который на тот момент был уже мёртв. Точнее, убит на арене.
— Ты не ошиблась, Люче? — уточнил директор, и в его голосе сквозило не просто удивление.
Он был ошеломлён.
— Я никогда не ошибаюсь, Альмагор. Я заглянула глубоко и увидела часть картины, что видел настоящий Киро Нобу перед смертью. Ты хотел знать об отряде полумагов, верно?
— Говори, Люче… говори…
Девушка вздохнула.
— Полумагов было четверо, а пятым стал Нобу. Он был обучен навыку маскировки. Полумаги доверили ему секрет рода. У Нобу был пропуск от фрактата Армдор, как и чужая внешность. Предположу, что тот парень, за которого Нобу себя выдавал, скорее всего, был съеден полумагами, чтобы не оставлять следов…
Люче вдруг смолкла.
Я же в это время снова открыл глаза и опять увидел её ноги, но чтобы повернуть голову, у меня не хватало сил. Я мог только слушать.
— Сначала на арену прошёл Нобу, проверяя, работает ли маскировка, — продолжила Люче. — Если бы его взяли на входе, то не заподозрили бы связь с полумагами. Но маскировка сработала, защита арены пропустила его. За Нобу последовали уже четверо полумагов в псевдо-образах троих парней из фрактата Армдор и одной девушки из фрактата Сольвейг. Именно эти студенты потом и пропали на арене, потому что полумаги сменили маскировку на других студентов.
— Каких именно студентов? — спросил директор в нетерпении.
— Не знаю, Альмагор. Киро Нобу уже не увидел этого, потому что его убили. Он лишился маскировки и остался лежать на арене, пока дух некоего Бейта не проник в его тело.
— Это всё, Люче?
— Больше ничего не вижу, но могу ещё раз посмотреть. Правда, после второго соприкосновения со мной парень умрёт. Если ты желаешь узнать больше, дай согласие на его смерть.
Директор задумался.
Молчал он не меньше минуты.
— Нет, Люче, — сказал он после тяжёлой и напряжённой паузы. — Этот человек знаком с полумагами. Возможно, он видел их логово и сможет вспомнить. А ещё он уникален. Он нам нужен.
— Ты всегда был очень практичен, Альмагор, — с тоской произнесла Люче. — Но что делать с теми четырьмя полумагами, которые проникли в школу?
— Мы их достанем. Это кто-то из ребят, проходивших экзамен на Факультет последними. Если не считать Нобу, то их было двадцать. Потом с арены исчезли четверо. Надо искать среди шестнадцати оставшихся. Увы, тех, настоящих студентов, уже нет в живых, но пока мы не можем сказать их семьям о потере.
— А что с маскировкой?
— Снять маскировку с полумага очень сложно, однако возможно. Нам поможет одна воительница. Однажды она имела дело с полумагом.
Директор помолчал, окончательно принимая решение, и добавил:
— Сегодня же вечером вернём Белой Сове её драгоценного домината Киро Нобу. Не зря она так в него вцепилась. Не побоялась даже на Кезария замахнуться. Белая Сова всегда выбирала себе парней с выдающимися способностями, так что не будем лишать её радости. К тому же, у меня на этого человека большие планы…

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий