Темный ратник. Факультет. Том 1

Эпизод 19

 

 

Монстр и я мчались друг на друга.
Странно, но у меня даже не возникло мысли свернуть с его дороги, а ведь это был могучий бык в пластинах каменной брони.
Пару дней назад я бы просто сиганул от него, куда глаза глядят. Но не сегодня. Сегодня мне нужна была смерть этой твари.
Буф говорил, что в определённых монстрах из разных кругов есть аура, которая повышает духовный опыт мага. Эта тварь была как раз такой, и я почувствовал это уже на расстоянии.
Выпущенная мной кошка крепко держалась за широкий бычий лоб.
Движением пальцев я подтянул стальной трос на себя. Именно он теперь связывал меня и тварь. Когда между нами оставалось метров десять, я резко отскочил влево. Бык пронёсся мимо, трос натянулся и потащил меня следом.
Тягаться в весе с быком и пытаться его остановить — всё равно, что признать себя идиотом. Причем посмертно. С таким напором и мощью тварь бы оторвала мне руку, поэтому я побежал за ним, с каждым шагом набирая скорость.
Я догнал его как раз в тот момент, когда он уже замедлялся, чтобы развернуться и атаковать снова. Он был уж слишком неповоротливым. Бык брал другим — силой и грубым натиском.
На бегу он мотнул головой в попытке сбросить с себя кошку, но та держалась за него мёртвой хваткой.
Пока монстр не развернулся, я успел подскочить к нему сбоку, натянул трос максимально на себя, а потом ухватился правой рукой за один рог и запрыгнул на хребтину быка.
Это был самый идиотский поступок за всю мою жизнь.
Не знаю, о чём я думал. Наверное, о том, что других вариантов нет, и что кошка со стальным тросом меня удержат.
Я ошибся…
Бык заревел. Разъярённый и неожиданно вёрткий, он принялся скидывать с себя врага, подскакивая и подкидывая ноги.
Кошка сдвинулась в сторону, и я опять слетел на круглый бок быка, повиснув на тросе, а ногами волочась по песку. Был даже паршивый момент, когда я чуть не попал под копыта, но успел вовремя перегруппироваться и упереться ногами в бедро твари.
Трос всё ещё держал меня, не давая монстру освободиться.
Я опять ухватился за его правый рог и вскочил на хребет. Вот теперь настало время сменить оружие.
Главное — не слететь отсюда к чёрту.
Я крепче ухватился за рог, поставил ноги на колени, упирая их в основание бычьей головы и практически садясь на гиганта верхом. Колени вжались в его толстую шею так сильно, что заболели суставы.
Следующим движением я сменил оружие — сомкнул большой и безымянный пальцы.
С тихим хрустом кошка отцепилась, трос мгновенно втянулся в моё запястье. Я быстро скорректировал цель кулака, направив его в основание бычьего черепа, как раз туда, где заканчивалась броня одной пластины и начиналась другая. В самый зазор.
Из кулака выскочил клинок.
Он вошёл точно между каменными пластами брони, и в это самое мгновение я ощутил, как в меня перетекает сила мощного монстра, его аура.
Это было необычное чувство — будто полной грудью вдыхаешь холодный воздух, до головокружения свежий и колкий.
Именно из-за него, из-за резкого головокружения, я и слетел с быка…
Одним мощным рывком он отбросил меня вперёд. Моё тело вбило в песок, как снаряд. Я упал на живот. Головой и грудью пропахал часть площадки, но не стал ждать, пока меня затопчут. Быстро перевернулся на спину, отплёвывая песок, и увидел, что бык медленно идёт на меня.
Слишком медленно.
Я вскочил на ноги, готовый снова принять удар, но его не последовало. Бык пошатнулся, сделал ещё несколько шагов, тяжело и шумно выдохнул, посмотрел на меня красными глазами, а потом грузно завалился на бок.
Остатки его ауры перетекли в меня. И опять я ощутил головокружение, перед глазами поплыло.
Сквозь пелену я увидел, как ко мне через площадку несётся Сьюн. Мне даже показалось, что её доспех чуть изменился. Стал более блестящим, и появились некоторые элементы, вроде дополнительной защиты коленей и плеч. А может, мне показалось.
— Киро! — Девушка подскочила ко мне.
Она быстро оглядела меня, проверяя, нет ли на мне ран, и лишь потом посмотрела на мою левую руку.
Из кулака ещё торчал клинок. Я быстро дал команду «Убрать кулак», и металлическая конструкция сложилась в перстень.
Сьюн закусила губу, глядя на преобразование моей руки.
— Киро, это было невероятно! Твой кулак! — Она посмотрела мне в глаза. — Когда ты запрыгнул на быка, мне захотелось тебе отдаться.
Я замер.
— Что?.. Повтори.
— Но это уже прошло, — быстро отмахнулась Сьюн. — А ты заметил, что мой доспех укрепился?
Она шагнула назад, демонстрируя мне свою броню, и покрутилась, будто перед зеркалом.
При внимательном рассмотрении я действительно заметил новые детали. И на коленях, и на плечах. И даже на груди. Сверху на пластинчатых латах, защищающих прелести девушки, появились дополнительные красные пласты брони и скобы…
Голос Буфа заставил меня оторвать взгляд от Сьюн.
— Нобу, ты рано расслабился!
В ту же секунду в нас полетели яды…
* * *
Сразу две склянки разбились о мою броню.
Ещё одна попала в Белую Сову.
Нас окутало зелёным едким дымом. Я хотел вытолкнуть Сьюн из ядовитого марева, но не успел даже шага сделать. Яд моментально проник в глотку. Рот окутала вязкая жидкость, язык онемел, как и всё тело…
— Извини, Киро! — услышал я вопль Майло откуда-то сбоку. — Я не винова-а-ат! Только не надо мне потом мсти-ить!
Об меня разбилась ещё одна склянка.
Грёбанный Зельевар…
Сколько их там у него, этих банок.
Я закашлялся и начал валиться на землю, тело перестало слушаться, охваченное морозом, мышцы окаменели. Защиты от ядов у меня не было никакой, да и у Сьюн тоже. Однако она не так остро среагировала на едкий дым.
Девушка подхватила меня, пока я не упал, навалила себе на плечо и потянула из клубов дыма. Я же в это время кашлял, глотка делала конвульсивные потуги вдохнуть, но стало только хуже. Горло воспалилось и будто набухло, не пропуская через себя воздух.
Меня бросило в пот.
Я задыхался.
Задыхался точно так же, как мой брат Броннан при сильных приступах.
Потом я услышал, как с другой стороны заговорил Зак. Его бормотанье обрывалось и переходило в пение, затем снова обрывалось и превращалось в бормотанье.
Зак читал заклинания.
И что он там на нас насылал, оставалось только догадываться…
Майло в это время не переставал извиняться и швыряться ядами.
— Напомни мне, зачем мы тогда спасли этого вонючку? — прошипела Сьюн, продолжая тащить меня на себе. — Он же опять испортил воздух!
Сейчас и мне хотелось пришибить Майло кулаком, и побыстрее, пока я ещё не задохнулся. Наши попытки выбраться из дыма не давали результата — густое марево пополнялось всё новыми ядами. Майло старался так, будто ему обещали премию.
— Полноценная защита от ядов появится только на третьей высоте, — сказала Сьюн. — Нам бы только продержаться. Постарайся не дышать, слышишь?
Совет оказался лишним. Я и так почти не дышал — потому что не мог дышать. Заодно не мог говорить и полноценно двигаться. Если б не Сьюн, то уже бы задохнулся.
Майло продолжал кидать яды.
То зелёные, то ярко-розовые, то чёрные.
Сьюн, как и я, была вымазана цветными кляксами с ног до головы, а теперь, как и я, тоже начала кашлять.
— Киро, я не винова-а-а-т! — опять выкрикнул Майло, его голос был уже намного ближе, чем раньше.
«Убью говнюка», — застучало у меня в висках.
Убить его правда хотелось, только он не давал нам выбраться из едких клубов.
— Брось… — кашлянул я, надеясь, что Сьюн меня поймёт. — Убери его…
Она поняла меня сразу.
Только не бросила.
— Если я тебя оставлю, ты задохнёшься.
— Убери его, я сказал…
Сьюн коротко ругнулась и с силой швырнула меня на землю. Как ещё по физиономии не двинула. Через пару секунд её уже не было рядом, а ещё через пару я услышал, как заголосил Майло.
— Нет! Не-ет! Я же извинился! Бу-у-у-ф, она меня у-у-у-у…
Его вопль вдруг оборвался.
Швыряние склянками прекратилось, цветастая дымка рассеялась. Лёжа на животе, я уткнулся лбом в песок и опять закашлялся. Мой доспех не давал мне никакой защиты от летучих ядов, и с этим надо было что-то делать.
Обессиленный, я еле перевернулся на спину и тут же услышал громкий голос Зака.
Он опять перешёл на пение, и только теперь я понял, что именно наколдовал маг-словесник.
Песок подо мной вздрогнул и поплыл, становясь вязким и липким сгустком. Меня потянуло вниз, причем очень быстро — моя броня имела приличный вес. Я тонул в песке стадиона, как танкер.
Но это было не всё.
Ещё засранец с мелом наколдовал осиный рой. Только осы появились уж слишком крупные, да и жала у них больше походили на гарпуны. И всё это полчище тоже обрушилось на меня, а мне и без того было чем заняться — я утоп в песочном болоте до середины бедра и продолжал стремительно уходить под землю.
Ничего не оставалось, как снова задействовать кулак.
Я вытянул левую руку вперёд, но её тут же облепили сотни ос.
Матерь Божья!..
Это бы ад! Ладонь ведь не была защищена перчаткой.
В меня опять попал яд, только на этот раз жидкий, впрыснутый осиными жалами.
— Ма-а-а-ать вашу-у-у-у-у… — Я взвыл от слепящей боли.
Меня передёрнуло в судороге, но я всё равно дотянулся пальцем до перстня на левой руке. Сейчас это было моё единственное спасение.
Кулак из маг-металла мгновенно раскрылся и обхватил руку, сминая ос и сдирая их с моей кожи вместе с гарпунами жал.
Мне показалось, что мою руку разорвали в клочья. Такая была боль. Я даже забыл, что утопаю в болоте, а когда вспомнил об этом, то понял, что нахожусь в песке уже по плечи.
В этот момент стальной кулак уже полностью был готов к атаке.
В ход опять пошла кошка.
Она выскочила вместе с тросом и устремилась к цели. Я направил её в сторону одного из деревянных коробов. Пустой он был или нет, мне было плевать.
Осы роились чёрной тучей, жалили открытые участки лица и вторую руку без перчатки. Я скрипел зубами, порой орал, но зорко смотрел за движением кошки.
И вот она ударила в короб.
Последовал глухой стук, трос натянулся струной, и я тут же начал его укорачивать, вытягивая себя из трясины как на лебёдке. Это было тяжело. Зак оказался неплохим заклинателем — его болото никак не хотело меня отпускать. Ноги завязли намертво.
— А-а-а-а-а-х-х-х-с-с-с-с-с…. — Я не сдержался и завопил от боли, потому что почувствовал, как мне выворачивает сустав левого плеча.
Трос тянул меня из болота, а Зак тащил обратно.
Он уже не бормотал и не пел — этот сраный паршивец в полный голос орал шаманские песни!
Но потом он вдруг заглох.
Сьюн подоспела как раз вовремя. Сначала она устранила Майло, потом Зака. Если честно, я не ожидал от них такой прыти. Эти парни только выглядели криворукими придурками. На самом деле это были опасные маги, хоть и первокурсники. Именно они дали мне понять, насколько не доработан мой доспех, насколько он уязвим.
Как только Зак смолк, болото перестало меня втягивать, а вот трос не перестал вытягивать… мать его…
— А-а-а-а-а… — опять заорал я.
Теперь уже не от боли, а от неожиданности.
Пальцы сомкнуть я не успел. Меня выдернуло из песка. Секунда — и я уже летел головой вперёд прямо в один из деревянных коробов, выставленных Буфом.
И, кажется, в этом коробе кто-то был…
* * *
Удар был смачным.
Я влетел в короб, как грёбанная ракета. Одна из стенок треснула, короб пошатнулся. Я завалился на спину, матерясь и отплёвываясь от песка. За время тренировки он забил всё, что можно. Мешался в глазах, щекотал в носу, хрустел на зубах, сыпался из ушей и из зазубрин доспеха, лип к потной коже на лице и руках.
А ещё я впервые узнал, что песок имеет запах.
Он пах чем-то горелым, будто подпаленным камнем…
Зачем я об этом подумал, непонятно — наверное, от удара в сознании помутилось.
Через секунду рядом со мной уже оказалась Сьюн. Она кинулась меня поднимать.
— Буф сказал, что приготовил для нас интересного врага, — пробормотала она с тревогой. — Он сказал, что если мы убьём этого врага, то он сразу даст нам допуск на повышение уровня.
Я поморщился.
Буф — та ещё душка. Хотя если Буф обещал, то он сделает всё, что нужно, только каких потерь нам будет стоить его «доброта»? Что ещё за интересный враг?
И тут я вдруг вспомнил про Майло и Зака.
— А парни живы? Что ты с ними сделала?
— Да ничего… хорошего, — ответила девушка равнодушно. — Их не будет с нами ещё пару часов. Может, пару дней. Не могу сказать точно. Надеюсь, они придут в себя. Но того вонючку надо было всё же пришибить.
Я убрал стальной кулак с искусанной и воспалённой руки, поднялся на ноги и повёл левым плечом. Оно тут же хрустнуло.
— Ах ты чёрт, — простонал я.
В глазах Сьюн появилась нешуточная тревога. Я уж подумал, что она за меня волнуется, но девушка шепнула:
— Киро, это он… тот враг…
Тревожилась она не за меня и за моё вывернутое плечо.
Она смотрела мне за спину, и её лицо всё больше бледнело от ужаса. Короб позади меня дрожал и трещал. Его распирало от напора того, кто сидел внутри.
Я развернулся лицом к коробу, потом взял Сьюн за локоть и отошёл вместе с ней на несколько шагов назад. Короб продолжало трясти. Я снова почувствовал ауру, на этот раз очень мощную, густую и плотную.
Внутри кто-то бился, будто хлестал о стенки и раз за разом всё сильнее. И вот одна из стен не выдержала напора и с хрустом упала на песок.
В темени короба мелькнуло что-то синее, яркое, будто кнут-молния. Энергетическая лента взвилась спиралью, метнулась вверх и тут же вбок, сделав зигзаг. За её движением даже взгляд не успевал.
Увидев молнию, Белая Сова сразу поняла, кто перед ней, хотя существо ещё не вышло из короба. Там светились только глаза — зелёные, маленькие и злые.
— Это горгун… Киро… это горгун, — зашептала Сьюн. — Это тёмный отброс. Где Буф его взял?..
— Что ты о нём знаешь? — быстро спросил я.
Сейчас мне было плевать, где Буф его взял. Главное, что эта тварь тут и уже демонстрирует силу.
Мы отходили всё дальше от короба. И пока отходили, я снова задействовал кулак, на этот раз кастет.
— Это тёмный отброс, — повторила Сьюн. — У них райфу чёрное. Они умеют перевоплощать силу в открытую энергию. Горгуны почти разумны, но слишком агрессивны. Они воины… солдаты армии тёмных отбросов… они редко разговаривают, почти всегда молчат… но если они с кем-то разговаривают, значит, считают их достойными противниками…
— Как такого победить? — перебил я своего бормочущего ратника.
Мне было всё равно, разговаривают эти твари или нет.
— Не знаю, Киро, я никогда их не убивала, — ответила Сьюн.
— А что у них есть?
— Крылья… — Это всё, что успела сказать мне Белая Сова.
В следующее мгновение гибкая молния метнулась уже в нас.
Я и Сьюн бросились в разные стороны. В это время из короба шагнул горгун.
Это было высокое и мускулистое существо с красной кожей, телосложением очень похожее на человека, но кое-какие отличия всё же были.
Тварь имела ящероподобную морду, чуть вытянутую в районе носа. Низкий лоб, крупные дуги над бровями, сморщенная кожа у рта, а ещё глаза… совсем не человеческие. Зелёные с чёрными точками-зрачками.
За его спиной раскрылись перепончатые крылья.
Горгун посмотрел на меня, потом — на Сьюн.
Нахмурился.
Вероятно, соображал, кто из нас опаснее, и кого убрать первым. Он не понял, что перед ним маг и ратник. Он видел в нас двух ратников.
Его взгляд упал на мой левый кулак, и это решило всё.
Горгун захотел убрать именно меня. Сьюн в своих сексуальных доспехах не выглядела опасной, и в какой-то мере это было её преимущество. Не все воспринимали всерьёз красивую полуголую девушку в броне.
А вот мой кулак вызвал у тёмного отброса мгновенную реакцию.
В меня немедля метнулся синий кнут, пришлось опять броситься в сторону. Ни кошкой, ни мечом сейчас я пользоваться не собирался. По крайней мере, пока.
С этой тварью хотелось поступить быстро и жёстко — расхлестать ей череп кастетом. Оставалось приблизиться на расстояние удара. Тут мне мог помочь щит.
Не тратя время, я кинулся на горгуна, но отброс сделал мощный прыжок вверх и тут же взлетел под потолок стадиона. Если бы у меня были стрелы, копьё или хоть что-то подобное, возможно, горгуна можно было бы сбить прямо в воздухе (хотя маловероятно — ничем таким я элементарно не умел пользоваться).
Тварь зависла под потолком, помахивая могучими крыльями.
Он планировал атаку и опять переводил взгляд то на меня, то на Сьюн. Правда, его раздумья длились недолго.
Тёмный отброс повернул голову, его звериные глаза уставились на меня, окончательно выбирая себе цель. Он оскалился и тягуче прохрипел:
— Ты маг… я вижу… но Пилигрим видит бо-о-о-о-льше…

 

Назад: Эпизод 18
Дальше: Эпизод 20
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий