Темный ратник. Факультет. Том 1

Эпизод 2. Бег среди руин

 

 

Двадцать светящихся существ ударили в землю.
Ратники.
Это были те самые ратники, никаких сомнений.
— Уберите меня отсюда… — прошептал я, непонятно к кому обращаясь и глазея на весь этот хаос.
Пустошь содрогнулась, вспыхнула сиянием и пылью. Вместе с взрывной волной всё вокруг начало преображаться. Теперь на месте пустого поля перед холмом возникли развалины старого города.
Каменные дома с пустыми задымлёнными окнами, покосившиеся часовни, брусчатка, поваленные и обугленные деревья.
То ещё зрелище.
Память невольно выдала воспоминания о моём родном городке Бран-Дионе, подвергшемся атаке на границе. Тогда, после первого нападения криптоформ и череды взрывов, я очнулся среди выжженных руин. Без родителей, с раздробленной правой ногой. Рядом, весь в крови, задыхался от астмы младший брат.
Тот проклятый день никогда не вытравится из моих ночных кошмаров.
И вот опять.
До омерзения знакомый вид. Руины, руины…
Я стоял и не решался даже двинуться с места, ощущая нытьё и тяжесть в правой ноге, будто на мне снова появился ненавистный протез. Тупо смотрел, как между мной и домом-порталом возникают стены изуродованных зданий и заброшенные улицы. Возникают прямо из воздуха!..
Новый облик пустоши скрыл всех, кого я тут встретил.
Ни Триш, ни её отряда, ни длинноволосого блондина и остальных парней — никого. Я остался один на один с неизвестностью и со своим новым телом.
Всё, что я знал — это то, что нужно дойти до замка на холме.
Его башни возвышались за развалинами города, освещая небо флагами, как маяками.
Сиреневые сумерки совсем сгустились, и по привычке я сощурился. Обычно с наступлением вечера меня подводило зрение, но сейчас-то я видел отлично, и это было непривычно, будто в глаза вставили линзы.
Наконец я заставил себя сделать шаг в сторону замка и пошёл вдоль улицы.
Босые ноги ощутили холод и влагу брусчатки, кулаки сжались от напряжения, глаза зорко всмотрелись в тени от стен и заборов, выискивая врагов. Я даже принюхался, остро ощущая запахи пепла, гари и пыли. Порой откуда-то тянуло дымом костров, на языке появлялся горький привкус.
Всё это напоминало мне один из виртуальных симуляторов боя, в которых я просидел не один час, тестируя очередную модель доспеха.
Только на этот раз всё оказалось иначе: доспеха на мне не было.
Лишь серая сутана.
Я ускорил шаг… потом ещё ускорил… ещё… пока не перешёл на бег. Понёсся на спасительный свет школьных флагов с буквой «Т». Трон-Стронг. Ну и название. Язык сломать можно.
Среди руин царила тишина.
Иногда слышались странные поскрипывания и далёкий шёпот, будто где-то вдалеке шаманы творили заклинания. Я бежал и бежал, перескакивал стволы поваленных деревьев, раскуроченные перила лестниц, перевёрнутые скамейки и разрушенные статуи.
Босые ноги то и дело напарывались на каменные осколки, но мне было не до них. Вдали мерцали флаги — вот что было важно, поэтому я продолжал бежать, будто мне дали пинка.
Бежал я до тех пор, пока в конце одной из улиц мне навстречу не вышел тёмный силуэт.
Я остановился и с опаской вгляделся в незнакомца.
Фигура явно мужская: широкие плечи, мощные руки, тяжёлая поступь. На голове у незнакомца возвышался шлем с витыми бараньими рогами, с плеч спадала накидка, подбитая мехом, на подбородке топорщилась рыжая борода.
Кожаная туника обтягивала могучий торс воина и, казалось, готова была на нём треснуть, а на широком поясе болтались две волчьи головы. Кажется, они даже рычали, будто были живыми…
Грёбанный викинг.
Он быстро шёл в мою сторону, а в его руке сверкал топор. Причем такой огромный, что это казалось невозможным. Даже при столь мощном телосложении, как у этого парня, справиться с подобным оружием было физически нереально. Если, конечно, топор не сделан из фольги.
Я остановился, стреляя глазами по сторонам в поисках переулка или дыры в заборе — встреча с рогатым гигантом не сулила мне ничего приятного. Дрался я только в боевых симуляторах, в реальности же с меня ловить было нечего.
Неказистый парень с протезом вместо ноги — что с меня ловить? Хотя сейчас я выглядел совсем иначе, но драться-то не умел всё равно. По крайней мере, вживую.
Вдруг здоровяк в шлеме остановился. Теперь нас разделяли метров пятьдесят.
Его рука поднялась в приветственном жесте.
Он сделал это точно так же, как делала Триш, когда показывала мне своё райфу. На его ладони, прямо посередине я увидел такой же знак спирали с точкой по центру, только синего цвета и раз в десять больше размером.
Неужели это и есть ратник?
Ну и как его себе подчинить?..
Ладно. Попробуем.
Я расставил ноги шире и медленно поднял руку, показывая свою раскрытую ладонь. Здоровяк замер, всмотрелся в мою метку на пальце, и даже в темноте я заметил на его бородатой физиономии удивление.
Он искренне изумился.
Потом вскинул рыжие брови, качнул головой и внезапно захохотал. Так громко заржал, что по округе прокатилось смачное эхо, а могучие плечи самого воина заходили ходуном.
— Ты мертвец! — объявил мне гигант, еле успокоившись. — Ты мертвец, дурень! Твоя метка никуда не годится! Так что сам справляйся с тоннельными кровососами!
Я сжал ладонь в кулак и опустил руку, уставившись на здоровяка.
С кем?.. С кем справляться?
И вдруг отовсюду, со всех сторон сразу, послышался рык. А ещё я отчётливо уловил скрежет когтей по каменным стенам. Будто тысячи тварей копошились где-то в руинах и зорко наблюдали за мной из темноты.
Тем временем воин повернулся ко мне спиной и спокойно зашагал туда, откуда вышел.
— Эй! Погоди! — в отчаянии выкрикнул я. — Может, договоримся?
Здоровяк с топором даже не обернулся.
— Говнюк… — От злости я показал ему средний палец.
В этот самый момент на его шлеме, прямо на затылке, загорелись глаза. Чёрт возьми, ещё одни глаза! Увидев, что я ему показываю, воин резко остановился и обернулся.
— Ну так что? Договоримся? — опять предложил я, растянув губы в улыбке.
Здоровяк улыбнулся в ответ, медленно поднял руку и… тоже показал мне средний палец.
А потом просто растворился в сумерках.
Козёл.
Очередной рык, раздавшийся уже совсем близко, заставил меня снова сорваться на бег. Я кинулся вдоль улицы, как бешеный, уже и забыв, что мои ноги давно не выдавали такой скорости.
Бежал и бежал… не знаю, как долго. Наверное, минут десять. Переулки, пустые дворы, изуродованные площади — всё оставалось за спиной, а впереди, за городом, мерцали школьные флаги.
Отовсюду продолжало рычать.
Оно было уже совсем близко. Ох, Матерь Божья…
Я даже не оборачивался, а просто нёсся вперёд, надеясь, что мне всё же удастся проскочить, но тут краем глаза заметил движение слева.
Что-то серое пронеслось по стене одного из домов, а потом с жадным хохотком бросилось на меня, сделав гигантский прыжок в пол-улицы.
Секунда — и меня сшибло с ног…
* * *
Я пропахал плечом брусчатку и рухнул на спину.
На меня навалилось существо в гнилом тряпье, отдалённо похожее на человека, только без глаз, зато с выступающими клыками и острыми ушами. Совершенно лысое, со скользким горячим телом.
Передвигалась тварь на четвереньках, от неё несло канализацией и почему-то ещё чесноком.
Вонь стояла невыносимая.
Существо вцепилось мне в плечи, дыхнуло смрадом в лицо, клацнуло зубами, а потом вонзило мне их в шею…
Боль прокатилась до самого затылка. Я заорал во всю глотку и оттолкнул кровососа, но не тут-то было. Гадёныш впился так, что не оторвать.
Отчаянный выкрик вырвался сам собой, хотя рассчитывать было не на кого, и я это понимал.
Тварь отяжелела, придавила меня всем весом. Я отчётливо услышал, как она причмокивает от удовольствия, высасывая из меня кровь. Я остервенело задёргался, ударил её коленями в живот.
И тут за спиной кровососа появились ещё такие же… пять особей сразу. Одна тварь вгрызлась мне в плечо, мгновенно прокусив плотный рукав сутаны. Две других одновременно хватанули за правое бедро. Ещё одна уже облизывала левую ступню.
Я опять заорал.
Меня будто подбросило.
Не знаю, что именно сработало. То ли инстинкт самосохранения, то ли адская боль, то ли страх, то ли злость, то ли всё вместе. Но я обхватил за горло тварь, присосавшуюся к моей шее, и сжал ей глотку так сильно, что она захрипела и тут же разомкнула зубы.
Потом отпрыгнула в сторону, завизжала и ощупала ожог на горле. На серой коже остался обожжённый оттиск от моей метки райфу. Чёткий красный след — половина спирали.
Больше я ничего не успел разглядеть.
На меня набросилось целое полчище кровососов.
— Помогите… — выкрик утонул в рыке тварей, но вряд ли мой призыв хоть кто-то услышал.
Да и зачем вопить?
Надо делать что-нибудь!.. В конце концов, я сейчас не в теле задрота с протезом вместо ноги. Да я же в настоящем доспехе, только из крепких мышц и жил. Одни кулаки чего стоят.
Ну же.
Что бы ты сделал, испытывая доспех в симуляторе боя?
Что бы ты сделал, Бейт?..
Недолго думая, я ударил ближайшую тварь в морду — сжал кулак и ударил, как если бы на мне была механическая перчатка на силовых приводах. Кровосос взвизгнул и отшатнулся, а моя рука уже била вторую тварь, третью, четвёртую…
Потом в ход пошли ноги.
Да, босые. Да, искусанные и истекающие кровью. Зато я представил, что это не просто ноги, а бронированный экзоскелет.
Удар следовал за ударом.
Руки ныли до самых плеч, щиколотки и ступни пронзала боль, но я не унимался, расшвыривая тварей вокруг себя. Жить захочешь — не так извернёшься.
Только кровососам не было числа, они всё прибывали и прибывали, рычали, набрасывались, стучали зубами у самого лица. Вокруг густо воняло чесноком, скользкие тела тёрлись друг о друга, толкались, напирали.
Ран я уже не замечал, хотя знал, что укус на шее серьёзный. С таким долго не живут.
Моя отчаянная оборона позволила мне встать на ноги, но не больше. Сотни тварей не давали сделать и шага в сторону. Но я отбивался, как мог.
Кровососы с визгом отшатывались от меня, а потом опять накидывались, как бешеные, ещё громче рыча и злясь, что жертва попалась уж слишком упорная.
Жить мне оставалось считанные секунды. Силы были на исходе, дыхание срывалось, пот стекал градом.
Я уже мысленно попрощался с жизнью, потому что спасти меня могло только чудо…
И, о, чудо!
Внезапно существа замерли и отпрянули. Все разом.
Улицу огласил вой, жуткий по своей силе и мощи. Кровососы пригнули лысые головы и приникли к земле, будто кому-то поклонились.
Вот теперь я отчётливо увидел всю улицу, кишащую безглазыми тварями. Они столпились около меня, а за ними стоял крупный зверь. Что-то похожее на льва — такая же косматая грива, звериная морда, хвост, массивные лапы с когтями.
Большое мускулистое существо.
Только стояло оно на двух ногах, как человек. От его жадного взгляда у меня невольно дрогнули колени.
Тут никакие кулаки не помогут. Только бегство.
Чуда не случилось, всё стало только хуже.
Медленно-медленно, я сделал пару шагов назад, боковым зрением выискивая пути отхода. Справа заметил пространство между домами. Узкое, но пролезть у меня получится, а вот у зверя — вряд ли.
Он размял шею, утробно рыкнул и бросился в мою сторону, ну а я рванул к спасительной лазейке между домами. Втиснулся туда и начал продвигаться боком, быстро перебирая ногами и скользя ладонями по каменной стене.
Через несколько секунд у лаза зарычал зверь, его глаза сверкнули в темени улицы, лапища махнула и ударила по стене. Дом содрогнулся, потом ещё и ещё раз.
Как я и предполагал, лев не смог пролезть.
Пока он в ярости крушил угол стены, я уже преодолел половину лаза. Осталось совсем немного, ещё метров десять… восемь… шесть… четыре… два.
Выскочив с другой стороны дома, я неожиданно споткнулся и завалился на что-то. Точнее, на кого-то.
Передо мной лежало тело.
Мёртвое.
Ну а какое может быть тело, не подающее признаков жизни, искусанное тварями, в синяках и кровоподтёках, в изодранном плаще?
Этого парня я видел среди толпы, когда только очнулся на арене. Крупный рыжий увалень.
— Он живой, вообще-то, — произнесли из темноты девичьим голосом. — Просто слишком медлительный. Он не успел меня впечатлить… то есть подчинить. А моё дело маленькое. Не успел — сам дурак.
Я нахмурился и всмотрелся в тень дома.
Там, прислонившись плечом к стене, стояла девушка.
С длинной косой белокурых волос, в кожаной куртке, вроде мотоциклетной, и в настолько короткой юбке, что, если б я не спасался от кровососов, то у меня бы сработал инстинкт размножения. А ещё на ней были чёрные чулки… чёрт… чулки, как на самой распоследней путане.
В отряде Триш эту девчонку я не видел. Такую сложно не заметить.
Она стояла в максимально расслабленной позе и с равнодушным взглядом пилила ногти.
Ногти пилила, мать её!..
* * *
Я уставился на девушку.
— Ты ратник?
— А ты идиот? — ответила она, не отвлекаясь от подпиливания ногтей. — Тебе вскрыли череп и нагадили туда, как я понимаю?
Из её витиеватого ответа следовало, что она действительно ратник. Только где её оружие? У того викинга хотя бы топор был. А у этой — только пилочка для ногтей и мерзотный язык.
Мой взгляд вернулся к окровавленной физиономии парня.
— Ты почему ему не помогла, если ты ратник?
— Пф-ф, — усмехнулась она. — Обязана, что ли?
— А для меня сделаешь исключение?
— Может, тебе ещё и приятно сделать?
В другой ситуации от приятного я бы не отказался, но сейчас даже ответить не успел.
На крыше дома раздался вой.
Через мгновение разъярённый зверь спрыгнул вниз, поднялся во весь свой немалый рост и оскалился. Его мышцы напряглись, готовые к рывку.
Я замер, потом шагнул назад, чтобы снова броситься в лазейку между домами. Сердце бешено заколотилось, эхом пульсируя в ушах и барабаня по всему черепу.
Опять бежать, опять отбиваться. Только никаких сил у меня не осталось, кровь по шее текла ручьём и заливала сутану.
Внезапно за спиной, совсем близко, зарычали.
Обернувшись, я увидел, что лаз заполонили кровососы. Они продвигались по нему точно так же, как до этого делал я. Паршивые твари хоть и были безглазыми, но оказались не такими уж безмозглыми. Они шли на нюх и звуки, подталкивали друг друга и поторапливали.
Пути назад не было.
Я бросил окровавленного парня и метнулся в сторону. Как раз вовремя — львиная когтистая лапа мелькнула у моего живота, сгребая воздух. Секунда заминки, и она бы сгребла уже меня.
Только далеко я всё равно не смог убежать.
Зверь бросился следом и догнал за доли мгновения. Один удар лапы — и я растянулся на животе. Единственное, что успел увидеть — приличный булыжник за пару метров дальше. Как раз там, где стояла девчонка в короткой юбке, прямо у её ног, облачённых в ботинки на зубастой подошве…
В отчаянии я вытянул руку, но тут зверь вонзил когти в мою правую икру и дёрнул на себя.
Я проскрёб пальцами землю, беспомощно ударил по ней ладонью и выкрикнул:
— Толкни мне камень! Толкни!.. Пожалуйста!
Девчонка продолжала пилить ногти.
Чёртова стерва.
В этот момент я ненавидел всю женскую братию, целиком и полностью, без исключения, во всех мирах вселенной.
Зверь навалился передними лапами мне на поясницу, вдавливая в землю, а я всё пытался дотянуться до булыжника. Бил ладонями, скрёб ногтями, рвался вперёд, елозил животом по земле, но не мог даже сдвинуться с места. В отчаянии таращился то на камень, то на злосчастные ботинки девушки и орал:
— Толкни-и-и! Толкни мне камень! Толкни-и-и-и!
От блондинки никакой реакции. Она пилила ногти. Свои паршивые ногти…
Лев наступил мне меж лопаток, в спине что-то хрустнуло, позвоночник пронзила молния боли.
Ох, господи… только не это…

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий