Темный ратник. Факультет. Том 1

Эпизод 23

 

 

Триш не сопротивлялась, но продолжала тихо возмущаться.
— Ты торопишься… Киро, это слишком быстро… за кого ты меня принимаешь?..
Я плотнее прижал её к себе и шепнул на ухо:
— Ты же сама про сладкое говорила, или мне показалось?
— Десерты подают в конце ужина, а не в начале.
— Обычно сладкое я ем сразу, а порой только на сладком и живу…
Триш толкнула меня ладонью.
— Нет, ты не просто ужасен. Ты невероятно нахален!
Так мы дошли до двери, за которой скрылось уже прилично народу. Триш вцепилась в свой стакан с коктейлем, как в спасение. Наверное, она решила им от меня отбиваться, если я уж совсем обнаглею.
В моей руке тоже был напиток, половина бокала с амброзией.
Чем больше я пробовал это пенистое пойло, тем больше оно мне нравилось. Заклинание, не иначе (мне хотелось в это верить).
Мы вышли из зала в длинный коридор, больше похожий на картинную галерею. Стены украшали работы художников, одни сплошные портреты. Внизу стояли тумбы из резного дерева.
— Эти портреты… красивые, правда? Это наше фамильное древо… — начала Триш в несмелой попытке хоть как-то отвлечь меня от сладкого.
Мне же надо было узнать, где находится кабинет генерала. Скорее всего, именно туда отправились Марко и Роберта. Пришлось снова нажать на Триш.
Нажать во всех смыслах этого слова.
Я забрал у неё стакан с недопитым коктейлем и поставил на ближайшую тумбу, туда же убрал свой бокал. Потом бесцеремонно оттеснил девушку в сторону и вжал в стену между портретами.
— Киро… — зашептала Триш. — Никогда бы не подумала… что ты такой нетерпеливый…
Её кожа пахла духами и немного ванильным мылом.
Мои губы коснулись шеи Триш, ладони мягко стиснули грудь в тугом лифе платья. От моих прикосновений девушка томно выдохнула и забормотала:
— Не здесь… ты что… папа может увидеть…
— А где его кабинет? — шёпотом спросил я, при этом не переставая ласкать Триш.
Мои руки всё настырнее гуляли по изгибам её тела и жили своей жизнью.
Я скользнул ладонями по спине девушки и обхватил её за ягодицы. Под тонкой тканью не было белья, это я ощутил совершенно точно. Вообще ничего. Я нащупал только подвязки для чулок.
Господи, дай мне сил…
Тут уж не до контроля Марко. Тут бы себя проконтролировать.
Соблазнять генеральскую дочь, когда генерал где-то рядом — отличная идея. За такое меня вышвырнут под зад не только из этого дома, но и из школы. Либо вообще казнят прилюдно, на той самой площади с протестующими.
— Ну и где его кабинет? — опять прошептал я Триш в ухо.
— Направо… в восточном крыле…
— Идём. — Я еле оторвался от девушки и взял её за руку.
— Погоди… — Она взяла с тумбы оба напитка. — Надо забрать, чтобы не вызвало подозрений.
Я кивнул и поторопился по коридору направо.
— Но почему туда? — опешила Триш. — Пойдём в другое крыло… Киро…
— Так надёжнее.
— Почему надёжнее?
Я не стал пояснять, почему надёжнее, потому что сказать мне было нечего. Я просто вёл Триш в сторону кабинета, а она семенила за мной, стараясь не цокать каблуками.
Быстрым шагом мы преодолели четыре коридора и два зала.
Как только вошли в третий зал, Триш зашептала с волнением:
— Киро… кабинет близко… в конце… вон там, у напольной вазы.
Я остановился, отыскал глазами напольную вазу у одной из дверей и всмотрелся в полумрак роскошно обставленного зала с камином, огромным кожаным диваном и кипарисами в кадках.
Ни Марко, ни Роберты поблизости не было.
Зато на журнальном столике у камина я заметил два бокала с амброзией.
Отлично. Значит, эти двое где-то тут.
Я потянул Триш в сторону камина. Теперь надо было её отвлечь, чтобы подлить сироп в оба бокала.
— Ты не проверишь, есть ли кто-нибудь в кабинете? Подойди, прислушайся, — попросил я почти беззвучным шёпотом. — А потом иди ко мне.
После слов «иди ко мне» Триш прикусила губу и поспешила исполнить мою просьбу насчёт кабинета.
Я в это время быстро подошёл к журнальному столику, достал пузырёк из внутреннего кармана пиджака и откупорил зубами. Триш как раз отвернулась, направив всё своё внимание на кабинет отца.
Несколько секунд — и сироп Майло уже растворился в амброзии в обоих бокалах. Ни запаха, ни шипения — совершенно бесшумная дрянь.
Я убрал пустой пузырёк в карман и отошёл от стола, поближе к кадкам с кипарисами. Девушка ещё с полминуты стояла у кабинета, затем развернулась и направилась обратно, переступая на цыпочках. В руках она всё так же держала наши напитки.
— В кабинете тишина. — Триш улыбнулась.
Но вместо того, чтобы подойти ко мне, она направилась к камину.
— Посмотри, какой тут огромный диван, Киро. Иди сюда. Я хочу остаться здесь, никуда больше не пойду.
Девушка уселась на край дивана и — чёрт бы её побрал — поставила напитки на журнальный столик, рядом с теми двумя бокалами. При этом она закрыла мне обзор спиной, и я не успел приметить, какой из трёх бокалов — мой. В остальных ведь тоже было по половине напитка…
— Вы что тут забыли? — прозвучал недовольный голос Марко за спиной. — Решили время не тратить и сразу к делу перейти?
В чудовищном напряжении я сжал кулаки и обернулся.
Марко стоял рядом с Робертой и переводил взгляд то на меня, то на сестру. Триш вскочила с дивана.
— Ты всё не так понял.
— Я тупой, по-твоему?
Вдруг слово взяла Роберта.
— Погодите, ребята. Тише. — Она покосилась на кабинет генерала. — Предлагаю поступить иначе.
Девушка поторопилась к столику и взяла два бокала с амброзией. Чьих именно — хрен знает.
Я был готов придушить Триш и себя заодно. За свою несусветную невезучесть.
— Сегодня ведь праздник. Давайте не будем портить его генералу Лавану. — Роберта повернулась к Марко и попросила: — Не злись на них, Марко… Твоя сестра уже взрослая, хватит её контролировать.
Марко бросил на меня уничтожающий взгляд и подошёл к девушке. Та подала ему амброзию.
— Давайте лучше выпьем за победу.
За чью именно победу она предложила пить, Роберта не уточнила. Лишь растянула губы в широкой и добродушной улыбке.
Триш последовала её примеру — забрала оставшиеся напитки со стола: свой коктейль и ещё один бокал с амброзией.
— Точно. Давайте выпьем лучше, чем ругаться. Ты идёшь, Киро? — Девушка протянула мне бокал.
Я панически соображал, что делать.
Три бокала. В два налит сироп. Из нас троих — Марко, Роберты и меня — двое получат свою дозу жидкой дури. Сохранялся крошечный шанс, что это буду не я. Однако один из двух подозреваемых всё равно глотнёт сиропа. Либо Роберта, либо Марко.
Ради этого стоило рискнуть.
Тайно разоблачив хотя бы одного полумага, можно за ним проследить и найти остальных.
Под пристальным взглядом Марко я забрал бокал у Триш.
— За победу можно и выпить. До дна.
— Что ж, тогда за победу, друзья, — сказала Роберта негромко.
Триш отпила свой коктейль и уставилась на меня. Ей не терпелось остаться наедине, а вот мне не терпелось увидеть эффект сиропа.
Хлебнув амброзии, Марко поморщился, но всё же допил напиток до дна. Роберта тоже выпила всё. Как и я. На вкус это была всё та же амброзия.
— А вы сами-то что тут делали? — спросила Триш, с интересом взглянув на брата.
— Не твоё дело, — бросил он и хотел что-то добавить, но его остановил забавный звук.
Роберта икнула.
— Ой, простите…
Икнула ещё раз.
— Простите… мне так неловко.
Девушка прикрыла ладонью рот и села на диван.
Она мотнула головой, часто-часто заморгала и уставилась себе в колени, скомкав подол платья пальцами. Девушка зажмурилась и выдохнула, затем посмотрела на остальных, опять поморгала и внезапно по-идиотски рассмеялась.
— Простите… я не могу сдержаться… простите…
Марко нахмурился.
— Ты в порядке?
— Да-а-а-а-а-а-а-а… — очень длинно и ровно ответила Роберта, будто пропела. Затем смолкла и опять тихо рассмеялась. — Ой… ну чего это… чего это…
Триш вскинула брови от недоумения.
— Роберта? Что с тобой?
Та небрежно махнула рукой, немного пошатнувшись на диване.
— Нормально. Не надо… не надо беспокойства… я ещё здесь… ещё… да-а-а-а…
И снова рассмеялась.
Я смотрел на неё и думал о том, что если бы подлил сиропа Триш, как предлагал Майло, то вряд ли бы дело дошло до удовольствий. Судя по состоянию Роберты, смех в лицо мне был бы обеспечен.
А ещё Роберта то и дело кидала томные взгляды на Триш, будто пожирала её глазами. На её грудь, шею и волосы. Такого эффекта от сиропа я вообще не ожидал. Роберта внезапно сменила сексуальную ориентацию.
Краем глаза я следил ещё и за Марко, но тот, как назло, выглядел нормальным.
Он наклонился к Роберте и предложил:
— Давай, я отведу тебя…
— Не-е-е-ет! — вдруг выкрикнула девушка, замахав руками. — Не надо меня трогать! Не трогай! Уйди!
От её добродушия не осталось и следа. Роберта попыталась встать сама, но у неё не вышло, и она плюхнулась обратно на диван.
— Ненавижу… — Её голос стал грубым и неестественным.
Она задрала голову и оглядела каждого из нас пьяными глазами. Её взгляд остановился на мне, и могу поспорить… могу поспорить на всё, что угодно… в этот самый момент я увидел белые зрачки!
Я увидел белые зрачки, мать их!
Мы смотрели друг на друга всего мгновение, но каждый из нас догадался о своём: я понял, что передо мной полумаг, а он понял, что я что-то подлил в его бокал.
Роберта вскочила и кинулась через зал вглубь восточного крыла. Она не стремилась ускользнуть через парадные ворота, а хотела скрыться в пустынных коридорах огромного здания.
Я понёсся за ней.
— Куда вы?! — выкрикнула нам вслед Триш. — Ки-и-р-о-о-о-о!
— Какого хрена здесь творится?.. — Это всё, что я успел услышать от Марко.
Роберта понеслась по коридору с невероятной скоростью, но я не отставал. На ходу вытянул цепочку с медальоном и призвал Сьюн.
Луч света устремился в стену. Это вышло случайно.
Появившись, Белая Сова ударилась о поверхность стены плечом.
— Ты совсем слепой?! Глаз, что ли, нет?! — заорала она на весь коридор.
Я пронёсся мимо возмущённой Сьюн, коротко бросив ей:
— Там полумаг. Девушка в жёлтом. Блондинка.
Реакцию ратника я уже не увидел — Сьюн осталась позади меня.
Полумаг в это время рванул по широкой лестнице на третий этаж, задрав подол платья. Маскировку он решил пока не скидывать.
Ничего. Далеко не убежит.
И только я об этом подумал, как вдруг… икнул.
О нет… нет-нет…
Опять икнул.
Чёрт, это плохо, совсем плохо. Это очень-очень хреново…
Меня пошатнуло, одна нога запнулась о другую, и я завалился прямо на ступени. Хорошо, что ладони успел подставить, а то бы разбил себе лоб. Внутри разлилось тепло, от желудка до самых пяток, в ногах появилась слабость.
Я зацепился рукой за перила, кое-как поднял себя на ноги и обернулся.
Сьюн нигде не было. Мне хотелось верить, что она поймает полумага без меня, если я совсем слечу с катушек.
Пространство повело в сторону, но оно тут же встало на место. Внутри всё затрепетало, накатило вдохновение, эйфория начала набирать силу.
Я заставил себя продолжить восхождение по ступеням. Держался за перила… забавные перила, кстати… они будто куда-то ускользали и поёживались под пальцами… наверное, им нравилось, что я их трогаю…
В этих идиотских размышлениях я успел подняться на третий этаж, ну а потом меня окончательно накрыло.
Пространство снова повело в сторону, и это уже не казалось ненормальным. Ну повело и повело. Даже приятно.
Внезапно до меня дошло, что я улыбаюсь. Куда я при этом ковылял по мрачному коридору, оставалось непонятным…. но о-о-о-о-чень интересным…
Полумаг же где-то там.
Тут я представил, что делали Роберта и Марко Лаван вместе в том зале? А если они занимались тем же, что делали я и Триш?.. При этой мысли меня затрясло от смеха.
Я заставил себя идти дальше, но на ходу ржал, как больной, ничего не мог с собой поделать.
На третьем этаже стоял полумрак, лишь кое-где висели фонари, еле освещая коридоры и залы, но я не ощущал опасности: шёл и похихикивал.
Вдруг впереди, в одной из картинных галерей, я увидел высокую мужскую фигуру.
Жилистый крупный силуэт.
Вглядевшись в него осоловелыми глазами, я понял, что он стремительно приближается, как таран. Голый таран…
Он оказался рядом уже через пару секунд. Цепко ухватил меня за лацкан пиджака и швырнул в стену. Ударился я знатно, и надо было хоть как-то собраться, оказать сопротивление…
В следующее мгновение я получил удар в лицо.
Осознал себя уже на полу, а там получил удар уже по печени. Ублюдок знал, куда бить. Он колотил меня голыми ногами. Бил сильно и точно.
Затем ногой он перевернул меня на спину и спросил:
— Что ты обо мне знаешь?
Вместо того, чтобы испугаться за свою жизнь, я опять тихо заржал, как придурок. Это было сильнее меня.
— Ты тоже выпил ту дурь? — Полумаг нахмурился.
Не знаю, как моему мозгу удалось родить то враньё, которое он родил, но оно вдруг пришло мне на ум.
— Это Марко… он тебя раскрыл и уже сообщил генералу… тебе отсюда не выйти…
Если Марко — один из них, то полумаг никак на это не среагирует. Но он среагировал.
— Сначала я сожгу тебя, а потом — его, — процедил он. — Не беспокойся, я приму другой облик. Возможно, даже твой. Мне хватит и небольшого куска от твоей тушки.
Его цепкие пальцы обхватили мою шею, а она и без того ещё не восстановилась после тренировки у Буфа. Даже сироп Майло не помешал мне прочувствовать всю боль до самого затылка.
Полумаг меня не просто душил, он нагревал моё тело. Его пальцы обжигали кожу, становясь всё более горячими… адски горячими.
Я невольно вспомнил лекцию профессора Спиро. Когда он говорил о навыке воспламенения предметов, я даже не подумал о том, что человеческое тело полумаги тоже умеют воспламенять.
Моя реакция на это была заторможенной, но я всё равно успел приложить палец к перстню на левой руке. Маг-металл приятно окутал руку, только уж слишком тяжёлой она показалась.
Я воспользовался первым, что пришло на ум — кастетом. До рожи полумага я бы не дотянулся — у меня бы не хватило сил — зато дотянулся до его голого живота.
Хлестанул не сильно, но и этого хватило, чтобы он отшатнулся и ослабил хватку. Второй удар заставил его отпустить мою шею.
Не удержавшись на ногах, я завалился на пол и закашлялся.
Полумаг рванул дальше, и в этот момент мрак коридора охватило свечение. Сначала я не понял, кто там появился, какое-то прекрасное существо, богиня… и только когда эта богиня рявкнула: «Ты тронул моего домината, ублюдок!», я понял, что это Белая Сова.
Выглядела она иначе.
Её доспех был почти полностью красным, но это не главное. Он стал заметно крепче и мощнее.
Я заметил шипы на плечах, дополнительные латы на бёдрах и животе. Голову Сьюн венчала уже знакомая мне диадема со стальным трезубцем. До этого Белая Сова получала её, когда я делился с ней райфу, чтобы укрепить доспех. Теперь же, с повышением уровня, диадема стала её постоянным атрибутом.
А ещё мне показалось, что новый доспех был намного соблазнительнее, чем предыдущий…
Или это сироп?..
В блеске силы Белая Сова махнула мечом. Полумаг отскочил в сторону, избегая удара. Он коснулся картины на стене, и та мгновенно воспламенилась. За ней — вторая картина, потом и третья.
Через несколько секунд вся стена галереи полыхала огнём.
Я валялся посередине этого хаоса, не в силах встать. В голове мелькали картинки, мысли путались. Странно, но страха сгореть заживо так и не появилось. Я смотрел на сражение Сьюн и полумага, как на что-то далёкое и занимательное, вроде кино. Краем сознания отметил, что полумаг попался сильный и ловкий, однако Сьюн не давала ему выбраться.
Он метался по коридору в попытках прорвать осаду ратника.
Горели уже обе стены, а я лежал на полу и понимал, что задыхаюсь дымом, но мне было на это наплевать. Моя эйфория стремилась к апогею… вокруг было тепло и хорошо… очень даже неплохо…
Внезапно мимо меня пронеслась тень.
Потом в туманной голове размножился чей-то вскрик, но кричала не Сьюн…

 

Назад: Эпизод 22
Дальше: Эпизод 24
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий