Темный ратник. Факультет. Том 1

Эпизод 28

 

 

Буф первым ступил на хлипкий мост.
Пошёл он по нему быстро и уверенно, будто перед ним прямая дорога. За Буфом последовал я, в одной руке держа ружьё с пламенной золой, а второй касаясь перил.
Ступени пошатывались, при каждом шаге мост вздрагивал и скрипел так, что появлялись сомнения: выдержит ли он вообще.
Мост выдержал всех десятерых.
Когда мы добрались до Кэрулима, Эмиль попрощался с нами с той стороны ущелья. Поднял руку в приветствии мага, и мы ответили ему тем же. Потом вахтёр потянул за перила, и они начали медленно сворачиваться.
Всё. Путь обратно для нас был отрезан.
— Не разбредаться, — напомнил всем Буф.
Я подошёл к нему и предупредил:
— Тот полумаг, который притворяется Марко Лаваном, умеет перевоплощаться ещё и в ратника Кезария.
Буф мгновенно напрягся. Эта новость ему очень не понравилась.
— А ты откуда знаешь? — прищурился он.
Это был сложный вопрос. Не рассказывать же ему всю свою историю, да он в неё и не поверит.
— Просто знаю, — ответил я. — Об этом знает ещё Люче. И сам директор Стронг.
Буф несколько секунд изучал моё лицо: наверняка размышлял, стоит ли мне верить. Наконец, что-то заставило его принять верное решение.
— Внимание, все, — негромко объявил он. — Если увидите Кезария, знайте, что это может быть не он. На его приказы не реагировать.
Все с тревогой переглянулись, но согласились.
И только сейчас, посмотрев на остальных, я понял, что мой вид сильно от них отличается. Все парни и девушки были в красной форме Рубрума, а я, как последний пижон — в дорогущем смокинге. Правда, кое-где подпаленном.
Буф быстро перераспределил людей.
Кивком головы он отправил двоих парней с ядами по флангам. Ещё одну девушку с ядами и парня-словесника оставил позади, как добивающих. Во фронте пошёл он сам, рядом с ним осталась девушка с его Факультета, а за ними шли уже трое парней из Факультета Ратников, в том числе, и я.
Координатор Рубрума сказал, что использовать ратников будем в самом крайнем случае, когда совсем прижмёт.
Все понадеялись, что до «прижмёт» дело всё-таки не дойдёт.
Квартал Кэрулим внешне походил на Квартал Рубрум. Те же немногочисленные улицы, магазинчики, малоэтажные дома и дороги, высеченные в скалах и обвитые корнями могучих деревьев. Те же три общежития для трёх курсов.
Однако здесь имелась ещё отдельная жилая зона для преподавателей и персонала школы. Она располагалась в стороне и была отделена невысокой, в половину роста, изгородью. За ней темнели одноэтажные домики с синими крышами, не меньше двадцати построек.
Мы двинулись по центральной улице в сторону общежитий.
В Квартале стояла звенящая тишина, и я поймал себя на мысли, что лучше бы тут полыхал огонь и сновали студенты, как было в Рубруме, чем вот так — переступать чуть ли не на цыпочках, в смертельном напряжении.
Я крепче сжал цевьё и кинул взгляд по сторонам.
Никого.
Ни единого движения, ни единой живой души.
Здесь будто даже воздух застыл и превратился в желе.
По дороге Буф обнаружил не менее десяти псионных ловушек, оставленных на пути к общежитиям. И он, и его однокурсница из Факультета Доноров Силы, владели техникой, которая позволяла засечь такие ловушки даже в темноте.
Буф называл девушку Рори и относился к ней не просто уважительно, он будто пытался прикрыть её собой. Возможно, был в неё влюблён, кто знает — по его вечно суровой физиономии сложно что-либо понять.
Так, постоянно останавливаясь и обходя невидимые преграды, мы добрались до первого общежития и осмотрелись.
Ни в одном из окон не было света, вахтёр не вышел навстречу. Такое ощущение, что все спали и не слышали, что творилось в соседних Кварталах, не заметили взрывов и криков.
— Проверим, — шепнул Буф и первым взошёл на крыльцо.
Ствол его ружья был наготове.
Буф толкнул дверь ногой, огляделся на пороге и шагнул вправо. За ним, только влево, юркнула Рори. Следом быстро вошли остальные.
И опять ни единой живой души.
На посту вахтёра никого не было, но все двери в комнаты стояли распахнуты. Буф сделал несколько бесшумных шагов и приблизился к первой комнате. По его лицу сразу стало понятно, что он увидел что-то неприятное.
— Проверь, — велел он низкорослому парню с ядами.
Кажется, ещё в нашем Квартале тренер называл его Огаст.
Буф быстро двинулся ко второй комнате, а Огаст зашёл в первую. И только когда я посмотрел туда же, проходя мимо, то понял, почему Буф так среагировал.
Там, в луже крови, лежал мужчина. Скорее всего, вахтёр. У него не хватало кисти на одной руке. Явно сожрал полумаг, чтобы принять его образ.
Огаст вышел уже через несколько секунд и покачал головой, давая понять, что мужчина мёртв. В это время Буф проверил вторую комнату. Я всё боялся, что он скажет, что там тоже лежат убитые, но он ничего не сказал и проследовал дальше, к третьей и четвёртой комнате.
Они оказались пусты.
Мы продолжили исследовать общежитие и прошли почти весь коридор.
У одной из дверей Буф вдруг остановился и нахмурился, а затем и вовсе принюхался, поведя головой. Постояв так немного, он распахнул дверь молниеносным ударом ноги.
Это была не жилая комната, а столовая. Примерно такая же, как в нашем общежитии Рубрума: просторная, с множеством круглых столов и зоной выдачи со стороны кухни.
Сейчас все столы были сдвинуты в стороны, а посередине лежали студенты, человек пятьдесят, наваленные друг на друга, как попало. Будто это куча трупов.
Даже жёсткий Буф среагировал на такую картину. Он на мгновение прикрыл глаза и прошептал что-то себе под нос.
Рори, что стояла рядом с ним, нахмурилась и тоже принюхалась… а потом бросилась к куче.
— Они живые… живые… — забормотала девушка, расталкивая тела. — Они просто в коме… они в коме, Буф… ты чувствуешь?..
— Назад, Рори! Назад! — Буф кинулся за ней.
Внезапно один из парней пошевелился и закашлялся. Рори склонилась над ним и обхватила за плечи. Это был темноволосый парень, худой и бледный.
— Кто-нибудь… — прохрипел он. — Кто-нибудь из вас… есть… из Факультета Ратников?.. Кто-нибудь есть?..
Я не сразу узнал его. На портрете он выглядел немного иначе. Рин… его звали Рин.
— Это полума-а-г! — заорал я и бросился к нему.
Но было уже поздно.
Поняв, что его раскрыли, он не стал ждать. Молниеносным движением руки полумаг пронзил Рори кинжалом в грудь, а в следующую секунду этот кинжал вспыхнул пламенем прямо в её теле.
— Рори-и-и! — Буф с нечеловеческой скоростью оказался рядом с полумагом.
Стрелять он не стал, отбросил ружьё в сторону. Видимо, боялся попасть в других студентов, а может, дело было не в этом.
Буф воспользовался кое-чем помощнее ружья.
Он цепко ухватил полумага за голову обеими руками и вжал в его глаза большие пальцы. Одновременно с этим он глубоко вдохнул.
Враг даже не успел дать отпор. Его затрясло.
В это время к Рори подскочили остальные. Два словесника сразу же погасили пламя, но кинжал в груди уже сделал своё дело — девушка еле дышала. Она опустилась на пол, у кучи студентов, и посмотрела на Буфа.
— Не надо… Буф… не надо…
Но Буф всё сильнее давил на глаза полумага, а тот всё сильнее трясся и корчился. Не знаю, что конкретно сейчас происходило, но то, что полумагу было хреново, и он умирал — это однозначно. Лицо Буфа совсем посерело, мускулы перекатились под школьной формой, жилы на шее напряглись, синие вены вздулись на висках.
— Что он делает? — шёпотом спросил я у Огаста, который замер рядом со мной, с ужасом глядя на Буфа.
— Он пожирает его жизнь одним глотком, — ответил мне Огаст, тоже шёпотом. — Такое подвластно только донорам силы выше третьего уровня. Но это опасно, потому что если Буф прервётся, или его кто-то прервёт, то он умрёт, а забранная жизнь вернётся обратно к врагу. — Огаст качнул головой и добавил не без гордости: — Но это же Буф, его хрен остановишь и хрен убьёшь. Тем более тронули Рори. А за Рори он глотку перегрызёт.
Тут Огаст был прав. Казалось, Буф вот-вот вцепится в горло полумага зубами.
Из глазниц его жертвы брызнула чёрная слизь, и всё было почти кончено, но в этот самый момент со стороны кухни в столовую ворвались пятеро солдат.
Что дальше было с Буфом и Рори, я уже не увидел…
* * *
Атака полумагов была стремительной.
В нас устремилась лавина огня. В ответ полетели снаряды из ружей.
Всё вспыхнуло пламенем, затрещали столы, мгновенно почернели и обуглились стены, лицо опалило жаркой волной.
Только полумаги не особо боялись огня, это была их родная стихия, поэтому снаряды с пламенной золой их не убили. Лишь заставили кинуться в стороны и чуть притормозить атаку.
— Выносите учеников! Они сгорят заживо! — выкрикнул Огаст. — Надо их…
Его голос вдруг стих.
Я увидел лишь, как в густых клубах дыма Огаст валится на колени, а над ним склоняется полумаг в красной солдатской форме. В ту же секунду я отшвырнул ружьё и бросился на врага со спины, активируя кулак.
Не знаю, откуда во мне взялось столько злости, но она придала сил и скорости.
Я сшиб полумага на пол и трижды хлестанул его в затылок. В одно и то же место. Мой кулак никак не хотел останавливаться. Хлестал и хлестал, пока не размозжил сволочи голову.
Аура полумага перетекла в меня в то же мгновение, но уже без тошноты, лишь мороз пронёсся по коже. Этот полумаг был не таким сильным, как тот, который изображал Пэт.
Огаст упал набок, скорчившись от боли, а я ринулся на второго полумага, атакующего в это время рыжую девушку-словесницу, которая пыталась погасить огонь вокруг кучи безвольных учеников.
В ход пошла кошка.
Она устремилась полумагу прямо в грудь, и то, что это была голая грудь в иллюзии одежды, сильно сократило время моей атаки. Полумаг взревел, когда стальные дуги уцепились за его кожу и рванули в мою сторону. Он не удержал равновесия и завалился, упав на ладони.
Этого хватило, чтобы его атаковали уже парни с ядами.
Они не стали забрасывать его склянками, как делал Майло. Они сработали аккуратнее, чтобы не задело своих. Первый взялся за подбородок противника и отработанным движением заставил его открыть рот, ну а второй моментально сунул туда стеклянный шар с ядом.
Потом был удар в челюсть, хруст, хрипы, кашель, пена изо рта и агония на дымящемся полу, но за этим я наблюдал уже краем глаза, потому что бросился вытаскивать студентов из горящей столовой.
Что ещё творилось в дыму и огне, где был Буф, где была Рори, где был Огаст — этого не знал никто.
Пока словесники гасили огонь, мы переносили студентов в коридор. Напряжение достигло пика, я даже не замечал тяжести тел, которые переносил, и сам себе напоминал робота, который просто делает то, что запрограммировано.
Потом мы обнаружили тело Огаста и тоже перенесли его в коридор. Парень был мёртв…
А потом я увидел Буфа.
Мы все увидели Буфа.
Координатор Рубрума вышел из дыма, неся на руках Рори. В коридоре он положил девушку рядом с другими студентами, прикрыл ей глаза, посмотрел на неё долгим взглядом и обернулся на нас.
— Тот полумаг сказал, что Пилигрим и остальные пятеро устроили засаду в домах преподавателей, — сказал он ледяным тоном. — Они всеми силами будут пытаться заставить нас вызвать ратников. Большинство убьют, а одного возьмут для себя. Поэтому ещё раз повторяю: ратников не вызывать.
Он говорил с нами, смотрел на нас, давал указания — казалось, ничего не случилось, и минуту назад тот же самый Буф не вынёс свою мёртвую девушку на руках.
— Студентами займёмся позже, пусть здесь лежат, мы всё равно не сможем привести их в чувство без Фонтея, — добавил он и, обогнув нас, направился к выходу.
Мы быстро последовали за ним.
Теперь нас осталось восемь. Огаст и Рори погибли. Противник тоже понёс потери: мы убрали пятерых полумагов-солдат, а одного из сильнейших убил сам Буф. Осталось ещё пятеро и главарь.
Когда мы вышли на крыльцо общежития и начали спускаться, то услышали протяжный женский вскрик.
Кричали со стороны квартала, где жили преподаватели.
Я обернулся на звук и увидел, что по дороге от изгороди бежит распорядитель школьных мероприятий, Юнона Ройз. Именно она провожала меня, Триш и Мямлю Обри в первый день к учебному чертогу.
Женщина неслась к нам, что было сил.
Босая, с растрёпанными волосами, вся в крови. Ночная сорочка на ней была порвана, будто исполосована когтями.
— Нужна помощь! Там полумаги! — выкрикнула женщина. — Нужна помощь! Вызывайте подмогу! Одни вы не справитесь! Почему вас так мало? Где ратники?
— Стойте здесь, — тихо приказал Буф.
Он быстро забрал у одного из парней ружьё, спустился с крыльца и один пошёл женщине навстречу.
Ройз остановилась от него метров за двадцать и замерла в растерянности.
— Буф… убери ружьё… что ты делаешь? — Она всхлипнула, утирая слёзы, её губы задрожали.
Буф оглядел женщину с ног до головы: её рваную сорочку, кровь, израненые руки. Его взгляд остановлся на её заплаканном лице.
— Да Юнона лучше сдохнет, чем станет плакать.
На последнем слове, он выпустил в женщину заряд из ружья, передёрнул затвор и выстрелил ещё раз. Оба снаряда попали Ройз в грудь и взорвались дуплетом.
Обычного человека уже бы не было в живых, но женщина лишь немного пошатнулась, потом шагнула вперёд, размяв на ходу шею, и моментально сбросила маскировку.
— Ты прав. Она уже сдохла, — оскалился появившийся на её месте полумаг.
Крупный, мускулистый и, естественно, голый. А ещё у него был шрам в носогубной складке.
Пилигрим Керк…
Это был Пилигрим Керк.
Ждать в засаде он не стал. Скорее всего, увидел дым из общежития и сменил тактику.
Больше я ни о чём не успел подумать. Пятеро полумагов выскочили, как черти, с разных сторон и обрушили на нас с десяток псионных ловушек.
Четверых из отряда вышибло сразу.
Пилигрим вскинул руки, и меж его ладоней образовалась сфера из огненных молний, а потом эта сфера метнулась в Буфа.
Слепящий свет резанул по глазам, темноту озарило до самого неба.
Раздался взрыв, удар содрогнул скалы.
Обжигающая волна отбросила меня на крыльцо общежития. Не знаю, что творилось с остальными и особенно с Буфом, но я так сильно приложился затылком о каменную ступень, что из меня вышибло сознание…
…пришёл в себя я на тех же ступенях, открыл глаза, поморгал, глядя в дымное чёрное небо.
Голова трещала невыносимо, затылок был мокрым, правую щеку саднило, всё вокруг заполонил дым, пахло гарью, так сильно пахло… будто что-то горело совсем рядом… или даже… на мне…
Вашу ж мать!
На мне горел мой грёбанный смокинг!..
Я перекатился вниз по ступеням и, как бешеный, принялся стягивать с себя полыхающий пиджак, после него ещё и жилет. Отбросив горящую одежду в сторону, я обхлопал тлеющую рубашку и брюки, на которых остались зиять оплавившиеся дыры. Огонь подпалил и кожу, но это было не смертельно.
Меня больше интересовало, что с остальным отрядом, и где Пилигрим.
Оглядевшись, я увидел, что Буф лежит среди обугленных корней у обочины, весь в крови и саже. Он не шевелился и не подавал признаков жизни. Отряд Рубрума лишился командира и частично был выведен из строя.
Но кто-то ещё дрался.
Я услышал выкрики и стоны, услышал удары и хрипы. Кто хрипел, кто стонал, кто кого бил — всё скрыл густой дым. А вот Пилигрима высматривать не пришлось.
Этот ублюдок появился сам.
Его крупный силуэт возник в клубах дыма, и не оставалось сомнений: он идёт ко мне. Я кое-как поднялся на ноги. Сначала хотел приложить палец с меткой к перстню на левой руке, но в последний момент опустил руку.
Пилигрим ещё не видел моего кулака.
Полумаг мог только догадываться о том, что мои перстни и есть оружие, но какое именно оружие, он пока не знал. Я надеялся застать его врасплох. Больше мне всё равно ничего не оставалось. Вряд ли я продержусь против него долго, даже Буфу это не удалось, а убивать он умел получше меня.
Пилигрим приближался быстро, очень быстро.
Он явно торопился доделать все намеченные дела. Возможно, опасался, что директор Стронг вскоре появится и даст ему прикурить.
Я сжал кулаки и пошёл полумагу навстречу. Не знаю, на что я надеялся. Шансов у меня не было никаких: я не владел ранговой техникой, не владел мечом, не владел доспехом и вообще ничего не умел, но всё равно не собирался вызывать Сьюн.
Вокруг дымился Квартал Кэрулим, а мы шли друг другу навстречу.
Эпичная картина.
Очень хреновая картина…

 

Назад: Эпизод 27
Дальше: Эпизод 29
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий