Темный ратник. Факультет. Том 1

Эпизод 29

 

 

Как ни странно, но Пилигрим остановился первым.
Он не стал меня атаковать, и я тоже остановился. Между нами было метров двадцать.
— Не знаю, как ты выжил, Нобу, и мне всё равно, — сказал полумаг. — Отдай мне мой медальон, и останешься жить. Мне некогда с тобой возиться.
Ах вот, что ему надо. Забрать свой бывший медальон, ведь он им тоже владел.
— Это мой медальон, а не твой, — ответил я. — Купи себе бусы.
Последнюю фразу не надо было говорить.
Секунда — и в меня полетела огненная сфера. Я рванул в сторону, под завесу дыма, полумаг метнулся за мной. За спиной раздался взрыв, плотной волной воздуха меня швырнуло вперёд, и я повалился на четвереньки. В ушах зазвенело.
В ту же секунду меня нагнал полумаг.
Удар ногой в живот — и моё тело отшибло в сторону. Задыхаясь, я рухнул на спину и не успел даже подняться, как в мою изодранную рубашку вцепились руки и рванули вверх, поднимая меня на ноги. Последовал ещё один удар, уже в лицо. Только вместо того, чтобы отшатнуться или прикрыться, я вцепился правой рукой в плечо противника, буквально слипся с ним, и активировал кулак.
Моей целью стал правый бок полумага, его грёбанная печень. Ведь есть же у него печень?..
Три удара.
Я успел совершить три удара кастетом.
Пилигрим тут же отшвырнул меня и согнулся от боли. Значит, печень у него всё-таки была. Пока он морщился, обхватив разодранный бок, я успел активировать правый перстень.
На этот раз полумаг решил со мной не возиться и снова взмахнул руками.
Его огненная сфера сшиблась с моим щитом.
От силы взрыва меня оттащило назад сразу на несколько метров, но я почти не пострадал. Разве что ткань на брюках малость оплавилась, и правую руку обожгло нагретым металлом.
Увидев щит, который развернулся и снова свернулся в перстень, полумаг прищурился.
По его чёрным глазам я понял, что с этого момента он вознамерился забрать у меня не только медальон, но и оба перстня.
Вероятно, Пилигрим не догадывался, что маг-металл работает только от моего райфу, и никто, кроме меня, не сможет пользоваться этими перстнями. А может быть, он хотел забрать их и изучить конструкцию, чтобы сделать себе такие же, по подобию.
Хрен знает, что творилось в его лысой голове.
Думал он недолго. А ещё он сменил тактику. Полумаг не стал швырять в меня огненную сферу, а атаковал мелкими вспышками сразу с обеих рук. Укрыться было негде — ни вправо, ни влево. Ублюдок отрезал любую возможность для манёвра.
Пришлось пятиться.
Просто отходить назад, держа правую руку наготове. Правда, щит не пригодился. Пилигрим жёг всё вокруг, но самого меня не трогал, зато надвигался, как таран, беспрестанно зашвыривая периметр огнём.
В дыму и жгучем мареве я не сразу понял, что загоняю себя в тупик.
Сделав ещё пару шагов, я вдруг уткнулся лопатками в стену. Дождавшись этого момента, полумаг рванул на меня и оказался рядом уже в следующее мгновение. Под удар кастета он подставил предплечье, которое я тут же расхлестал ему до мяса, в это время вторая его рука молниеносно сорвала с меня медальон.
Ну уж не-е-е-ет…
Я кинулся вперёд и повис на противнике, атакуя в слепящей ярости, и тут полумаг неожиданно вцепился зубами в запястье моей правой руки. Хватанул меня, как бойцовский пёс, вшиб в стену, а потом повалил на спину. Его острые треугольные зубы моментально разодрали мне кожу. Хлынула кровь, заливая лицо полумага, но он лишь сильнее стиснул зубы.
Господи-Боже, я думал, этот зверь отгрызёт мне кисть…
В это время мой кастет колотил его в бок — куда уж смог дотянуться — только Пилигрим будто не замечал, что его тело хлещут и рвут стальные штыри. Он действительно пытался отгрызть мне руку с меткой.
Чёртов ублюдок…
Из последних сил я поменял команду с кастета на меч и вдавил кулак полумагу в бок. Ещё б секунда — и сраного Пилигрима пронзило клинком, но эту секунду у меня отняли.
Кто-то ударом ноги отшиб мою левую ладонь в сторону. Клинок выскочил, но промазал мимо тела противника. Краем глаза я увидел рядом ещё трёх полумагов, ну а через мгновение на лицо мне опустилось холодное облако. Перед глазами мелькнуло розоватое марево.
«Псионная ловушка», — это всё, что я успел подумать…
* * *
Очнулся я от того, что меня кто-то тащит, ухватив за руки.
Ноги волочились по земле, вокруг стоял густой дым. Я повернул голову в попытке разглядеть, кто меня держит, но увидел лишь неясный силуэт. Человек сразу почувствовал, что я пришёл в себя, и медленно положил меня на землю. Потом обошёл и приблизился.
В сизом дыме я наконец различил лицо, грязное, в кровоподтёках и ссадинах.
Это был Буф.
Да, не в лучшем виде, зато живой.
Он приложил указательный палец к губам, прося меня не шуметь, потом наклонился к самому уху и отрывисто прошептал:
— Я оттащил тебя за угол здания… они не заметили, что тебя нет, решили потом с тобой разобраться… я убрал действие ловушки… атакуем вместе… их осталось четверо… главарь и ещё трое, попроще.
Я перевёл дыхание и кивнул, после чего приподнял правую руку и уставился на искусанное запястье, туго перевязанное красным лоскутом от школьной формы, и залитую кровью ладонь.
— Затянул, как мог, — шепнул Буф. — Остановил кровотечение временным обессиливанием конечности. Это всё, что я умею. Если доживём, то Фонтей залечит.
Его «если доживём» было очень кстати.
Теперь я осмотрел обе руки. Перстни были на месте, только на правом кольце имелись следы от зубов. Чёрт, неужели полумаг кусал мой палец?..
Думая о пальце, я вспомнил и про медальон.
Окровавленная рука метнулась к шее, пошарила по груди, по обожжённой коже, по изорванному вороту рубашки… и ничего не нашла… не нашла…
— Медальон, — почти беззвучно произнёс я, с ужасом пялясь на Буфа. — Сьюн.
Буф опять приложил палец к губам и помог мне подняться.
В этот момент мы оба услышали возмущённый голос Белой Совы.
— Почему я должна отказываться от своего домината? Что он сделал? Я не понимаю! Почему он отдал тебе свой медальон? Кезарий, ты можешь пояснить, что происходит?
Во мне всё оборвалось.
Кезарий.
Пилигрим создал псевдо-образ Кезария, чтобы запудрить Сьюн мозги и притупить бдительность. Возможно, прямо сейчас он прикажет ей снять доспех, как сделал когда-то с Юкко-пастухом на арене. Тогда всё будет кончено.
Я рванул в сторону голоса Сьюн, но Буф моментально зацепил меня за плечо и оттянул назад.
— С-с-с-с-покойно… — прошипел он мне в ухо. — Сначала уберём помощников полумага. Я обессилю, ты добьёшь кулаком. Только с одного удара, чтобы не шуметь. Понял? С одного удара. Не торопись. Потом уже главарь.
Я кивнул.
Буф молча указал налево, туда, где догорало одно из деревьев, и первым двинулся в ту сторону. Я не отставал, шёл за его спиной шаг в шаг. Мы прошли метров сорок, прежде чем в рваном дыме показался высокий силуэт.
Полумаг стоял к нам спиной.
Недолго думая, Буф метнулся к нему и обхватил за лоб.
Полумаг не успел издать ни звука. Замер на месте, будто стоя потерял сознание. В этот момент к нему подскочил я. Встал перед его лицом и отвёл уже покрытый металлом кулак, приметив место удара. Правый висок.
Кастет пошёл вперёд.
Полумаг успел лишь взглянуть на меня и распахнуть глаза от ужаса, ну а потом стальные штыри выбили из него жизнь. С одного удара, как и просил Буф.
Он опустил на землю уже мёртвого полумага.
Аура тёмного отброса перетекла в меня моментально, тошноты я не почувствовал, но всё же ощущение сменилось. Я будто снова глотнул сиропа от Майло, потому что на меня обрушилась эйфория. Перед глазами поплыло, тело потянуло в сторону, но Буф успел ухватить и удержать меня на месте.
— Рано, слишком рано, ты ещё не готов, — прошептал он. — Ты ещё первый уровень не освоил…
— Что? Не понял.
— Вторая высота…
Больше он ничего не успел пояснить.
В дыму на раскуроченной взрывами улице вспыхнуло мерцанье, высвечивая женский силуэт. Я до последнего надеялся, что мне показалось, что в моих глазах рябит из-за огня, что удар затылком повредил мне мозги. Но нет.
В густых клубах светилась Сьюн.
И такой я её ещё не видел.
Теперь на ней был белый доспех, до слепящего белый. И этот свет не смог скрыть даже дым. На её нагрудных латах мерцало изображение серебристых крыльев, плечи украшали ещё более мощные шипы, чем раньше, на перчатках торчали штыри, как на моём кастете, а на голове появилась белая диадема, но уже с пятью острыми зубьями.
Изменилось и ещё кое-что: вместо одного меча, Сьюн виртуозно размахивала двумя. Это были крупные серебристые клинки, оставляющие за собой шлейф искр.
Белая Сова была невероятно красива.
Только как теперь спасти её красивую задницу?..
— Откажись от домината! — громко приказал ей Кезарий. — Он предатель. Он связан с полумагами. Это он привёл их сюда.
Сьюн замерла от удивления.
— Да всё не так было, ты что…
В этот самый момент на Буфа, что стоял рядом со мной, накинулись ещё два полумага. Он бросился в бой, а я, уже не соблюдая осторожность, выкрикнул своему ратнику:
— Уходи! Исчезни в Каскады! Прямо сейчас!
Белая Сова обернулась и, увидев меня, вскинула брови.
— Наглотался духовного опыта — и думаешь, всё позволено? Когда рядом Кезарий, можно не бояться. Лучше встречай ратника второго уровня, малыш…
За её спиной Пилигрим сбросил маскировку.
— Хочешь, вместо него буду я?
Услышав голос своего бывшего домината, Сьюн вздрогнула, а он улыбнулся и добавил:
— Вернёшься ко мне, Белая Сова? Господину нужен ратник. Мы разовьём тебя до шестой высоты, в память о нашей дружбе. Хочешь? Второй раз предлагать не буду. Единственное условие — ты больше не вернёшься в Каскады.
* * *
Растерянность и страх всего на секунду появились на лице Сьюн и тут же исчезли.
Она бросила на меня решительный взгляд и рванула в сторону. Если б девушка задержалась хоть на мгновение, то её голова уже столкнулась бы с псионной ловушкой, пущенной в неё со спины.
Я бросился на помощь Белой Сове.
Уже на бегу заметил, что она успела наделить меня половиной метки. Уходить отсюда она теперь явно не собиралась и со своим бывшим доминатом готова была драться до последнего вздоха.
С другой стороны, ничего нам больше и не оставалось.
Мчась прямо на Пилигрима, я облачился в доспех, и теперь моя броня тоже изменилась: стала ещё прочнее, ещё массивнее, ещё удобнее и при этом легче.
В ход пошло оружие и защита — всё, что у меня имелось. Один активный перстень и броня уже второго уровня. Только хватит ли её?
Все эти мысли пронеслись в голове за пару секунд, а в следующую пару секунд я и Сьюн уже атаковали Пилирима с двух сторон.
Сьюн успела рубануть клинками, но Пилигрим успел увернуться и выставил огненную завесу, которая закрыла его с ног до головы. Я же на свой страх и риск воспользовался кошкой.
Она метнулась сквозь стену пламени и зацепилась за тело.
Правда, такой фокус мог бы пройти с полумагом попроще, а вот с этой тварью всё оказалось совсем иначе. Меня сдёрнуло с ног и потянуло прямо в огненную завесу, за которой стоял Пилигрим.
— Руби-и-и! — заорал я Сьюн. — Руби тро-о-о-с!
Сориентировалась она мгновенно. Подскочила и размахнулась прямо в прыжке.
Вверх взметнулись оба её серебристых клинка и рубанули по тросу кошки. Меня отбросило на спину буквально перед самой огненной стеной, после чего стальной кулак сам собой, без команды, сложился в перстень.
Почувствовав, что я освободился, Пилигрим показался из огня.
Он скомкал обрубленный трос вместе с кошкой в руке, плавя их прямо на глазах, и откинул в сторону.
Пока он это делал, я попробовал вновь активировать кулак, но бесполезно. Ни одна команда не работала.
— Значит, ты отказываешься от моего предложения, Белая Сова? — спросил он у Сьюн, но смотрел только на меня и следил за моими попытками задействовать оружие.
Выглядел он при этом очень разочарованным.
Сьюн не ответила.
— Что ж, очень жаль, Сова. Тогда я найду себе другого ратника. У меня есть на примете. Ну а ты с этим парнем вряд ли возвысишься. Он повреждённый.
Девушка снова ринулась в атаку. На этот раз она решила броситься прямо в огонь, понадеявшись на свой новый доспех, и не прогадала. Он действительно её защитил. Серебристые клинки снова рассекли воздух, а вместе с ним и огненную завесу, которой опять прикрылся Пилигрим. Взметнулись искры. Завеса дрогнула и рассеялась в воздухе.
Полумаг остался без защиты.
Следующий удар рассёк ему левое плечо. Пилигрим поморщился, но не издал ни звука. К нему кинулся я, только с голыми руками.
Сьюн вдруг крикнула:
— Лови! — И бросила мне один из своих серебристых мечей.
Я на лету ухватил его за рукоять. Пришлось опять пользоваться левой рукой, потому что правая была искусана и еле двигалась. Но это не то, что меня сейчас занимало. Дело было в другом: теперь, на втором уровне, я смог поднять тяжеленный меч Сьюн.
В новой броне это оказалось мне по силам. Правда, это никак не меняло моих паршивых отношений с мечами.
— Просто воткни! — рявкнула Сьюн.
Она бросилась на полумага, отвлекая его на себя.
Я решил, что с обратным хватом будет удобнее, и сменил позицию. Пока Пилигрим уходил от атаки Сьюн, я занёс меч и всадил клинок противнику в бедро. Вообще-то, я целился меж лопаток, но из-за того, что полумаг постоянно двигался и менял позиции, получилось то, что получилось.
Клинок легко вошёл в мышцу и так же легко вышел. Как в масло.
Пилигрим даже не вздрогнул. Он на несколько секунд скрылся за стеной огня, а когда Сьюн опять её разрубила, полумага там уже не было.
На его месте стоял Марко Лаван. Причём с таким выражением лица, будто он вообще не понимает, как тут оказался.
Увидев беззащитного и растерянного ученика, Сьюн замешкалась, всего на пару мгновений, но именно эта заминка стала для неё роковой. От Пилигрима последовал псионный удар, и это не походило на обычную ловушку полумага.
Это была настоящая псионная лавина.
Сьюн вышибло разом. Девушка повалилась без сознания на изуродованные плиты дороги, выронив оружие. И как только это произошло, её доспех исчез. Мой — тоже…
Меч снова стал неподъёмным, руку моментально оттянуло к земле, и мне пришлось оставить оружие.
Я и Пилигрим стояли теперь один на один.
Мой ратник временно пал, брони у меня не имелось, меча не имелось тоже, кулак был повреждён.
Пилигрим посмотрел на меня.
— Отдай мне Сову, и разойдёмся.
По моим глазам он понял ответ и покачал головой.
— Зря. А мог бы выжить. У тебя ничего не осталось.
Тут он ошибался. Кое-что что у меня всё-таки осталось. В голове крутилась отчаянная мысль попробовать «Фантомный покров». На втором уровне он должен быть ещё и потолще. Хуже все равно не будет. Куда ещё хуже? Зато выкрою время, пока Сьюн приходит в себя.
Я шагнул назад.
Что там говорила Люче? Чтобы задействовать покров, нужно увидеть собственную ауру, сосредоточиться.
Я представил себе маг-медитационную лампу и вспомнил слова учителя Сато: «Входить и прощупывать… входить и прощупывать…». Ну не зря же я на уроках тренировался «входить и прощупывать», в конце концов. И у меня ведь неплохо получалось.
В этот момент Пилигрим сделал резкий выпад обеими руками, опять образовывая псионный поток. Лавина метнулась в меня, окутала маревом… только ничего не произошло. Оружие полумага не сработало. Урон получила еле видимая серая прохладная тень, которая обволокла моё тело. Пилигрим прищурил глаза, оценивая мой покров, но вдруг устремил тревожный взгляд за мою спину.
Он будто кого-то увидел.
Того, кого бы очень не хотел видеть.
Внезапно полумаг передумал со мной драться и повернулся к лежащей без сознания и защиты Сьюн. Швырнул в неё медальон, а потом в его руках образовалась огненная сфера.
Недолго думая я кинулся между Пилигримом и девушкой, закрывая её собой. Сейчас мне стало особенно плевать, есть на мне покров или нет. Но если есть, то он должен был спасти.
Полумаг успел отправить в Сьюн огонь, но в ту же секунду его снесла чёрная тень, и вместе они взметнулись в ночное небо. Лишь мельком я успел увидеть лицо Кезария.
Настоящего Кезария.
Потом мне было уже не до него. Часть огня попала в Сьюн и сожгла её ауру прямо на моих глазах. Сожгла всё, что у неё было.
— Сова… — Я быстро расстегнул молнию на её куртке и приложил окровавленную ладонь с меткой к груди девушки.
Сделал всё точно так же, как в прошлый раз, когда восстанавливал бреши в её ауре. Только сейчас нужно было восполнить всё, и ничего не помогало.
Аура погасла. Сьюн умирала, а я не знал, чем ей помочь.
И тут меня грубо оттолкнули в сторону. Это был директор Стронг. Половина его лица и волос были обожжены, одежда насквозь пропиталась кровью. Он склонился над Сьюн с одной стороны, а с другой на колени опустился Буф, весь израненный и еле держащийся на ногах.
Они оба приблизили ладони к Белой Сове, но не касались её, а наделяли её ауру своей силой на расстоянии. Только всё было тщетно, её мёртвая аура не реагировала.
Ничего не говоря, я тоже приблизил свои ладони.
Мы нависли над Сьюн уже с трёх сторон, прошло ещё несколько чудовищно напряжённых минут, когда я увидел микроскопический лоскут ауры. Настолько мизерный, что его можно было принять за точку.
Он блеснул и начал расти, всё быстрее и быстрее.
Увидев его, директор кивнул, опустил ладони и выпрямился.
— Теперь хватит и тебя, Киро. Продолжай, пока не восполнишь.
Буф тоже опустил ладони и переглянулся с директором.
В этот момент из клубов дыма вышел Кезарий. В одной руке он держал меч, а во второй — голову Пилигрима Керка. Ратник подошёл к своему доминату и бросил трофей к его ногам.
Стронг мрачно взглянул на мёртвую голову.
— Полумаг погиб, но сделал дело для своего господина. Мы лишились поддержки Каскад. С нами останутся только те ратники, которые выжили и сейчас находятся в школе. Больше поставок не будет. Это значит, что надо готовиться к войне уже в ближайшее время.
Директор резко повернулся ко мне и заглянул прямо в глаза.
— Ты исполнил свою клятву, Киро Нобу. Теперь и я исполню свою. У меня к тебе только один вопрос: а готов ли ты уйти?
Я опустил взгляд и посмотрел на Белую Сову…
Конец первой книги
Назад: Эпизод 28
На главную: Предисловие
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий