Темный ратник. Факультет. Том 1

Эпизод 3. Сьюн Белая Сова

 

 

Зверь вонзил когти мне в спину.
Я опять заорал:
— Толкни-и-и-и, мать твою-ю-ю-у-у-у-у!
И тут ботинок девушки лениво наступил на камень. Сквозь шум в ушах я услышал её голос.
— Давай так: я помогу тебе, а ты поможешь мне. Согласен?
— Да-а-а-а-а-а-а-а-а! — Моё согласие воплем прокатилось по тёмному двору.
— Однако надо всё же уточнить детали, чтобы не было недопонимания…
Ударом лапы лев перевернул меня с живота на спину и наступил на грудь. Девчонка тем временем продолжала рассуждать:
— Знаешь, как бывает. Вроде договоришься, а потом выясняется, что каждый из сторон не то имел в виду. А я этого не люблю. Я люблю, когда всё чётко и понятно. Нужно быть честными друг с другом…
Лев рыкнул и приблизил морду к моему лицу. С его клыков закапала горячая слюна.
— Так вот, — девчонка будто не замечала, что мою голову скоро откусят, и договариваться будет уже не с кем. — Давай начистоту. Я помогу тебе пройти экзамен, а ты поможешь мне дослужиться до третьей высоты. Весь первый курс на Факультете ты будешь посвящать поднятию моего уровня. Ну и своего, конечно. И чтобы никому ни слова, что я тебя без церемонии выбрала. Ну что? Согласен?
Я лизнул сухие губы, пялясь в глаза зверя, нависшего надо мной, и произнёс беззвучно:
— Да… согласен… согласен…
— Тогда по рукам?
— По рукам… да…
Девушка коротко свистнула.
— Эй! Вонючий котяра! Иди-ка сюда! Кис-кис!
Лев повернул голову, а в следующее мгновение она уже отлетела в воздух. Я лишь успел увидеть, как голова с косматой гривой отдаляется, точно подброшенный в небо мяч.
Обезглавленное тело зверя дёрнулось в агонии, пошатнулось и рухнуло на меня, придавив к земле.
— Ч-ч-чёрт, — выдохнул я с ощущением, что меня расплющили.
А где-то рядом уже творился хаос.
Рык кровососов сменился беспомощным скулежом, повизгиванием и бульканьем. Я лежал на спине, придавленный мёртвым львом, а серые тела мелькали надо мной, падали рядом, бились о стены домов, издыхали с хрипами.
Бой ратника длился всего около минуты, потом всё стихло, и я услышал шаги.
Белокурая бестия подошла ко мне и, чуть склонившись, поинтересовалась:
— Ты точно не передумал?
— Нет… — еле выдавил я. — Убери… убери с меня эту тварь.
Девушка пожала плечом, взяла зверя за загривок и легко приподняла. Я со стоном выдохнул и перекатился в сторону, затем кое-как встал на четвереньки и, придерживаясь за стену дома, поднялся на ноги.
Пальцы дрожали, да и всё тело трясло как в лихорадке — меня морозило, перед глазами расплывалось, но я всё равно разглядел не меньше тридцати убитых и раскиданных по двору кровососов. Голова льва лежала в десяти метрах от меня. При этом у девушки в руках не было никакого оружия.
— Неплохо, — тихо оценил я поле боя и прислонился спиной к стене, чтобы не завалиться обратно на землю.
— Неплохо? — поморщилась девушка. — Ты б, конечно, сделал лучше, да? Все вы, доминаты, такие. Особенно мужчины.
Я кашлянул (мне показалось, что ослышался).
— Кто?
— Доминаты.
(Да, всё же ослышался).
— Ну и кто это? — уточнил я на всякий случай.
Девушка нехотя пояснила:
— Теперь ты мой доминат, а я твой ратник. Совсем, что ли, не соображаешь? Ты в курсе, что в твой череп нагадили? Может, ты не заметил?
Вот сейчас перепираться с ней вообще сил не было. Я приложил ладонь к ране на шее.
— Ах да. Забыла сказать, — добавила девушка, доставая из кармана куртки пилочку для ногтей. — У тебя есть где-то полчаса, а потом ты начнёшь превращаться в такую же тварь, какая тебя укусила. Обратного процесса уже не будет, а противоядие можно получить только в школе.
— Что-о?.. — вытаращился я на неё.
Она ткнула пилочкой мне в грудь.
— Только давай обойдёмся без оскорблений. Я прямо слышу, как ты меня ненавидишь, а вот этого не надо. Этого я не люблю. У нас с тобой долгосрочное партнёрство. — Она хмыкнула. — Но всё же в череп тебе нагадили, будь в курсе. Если б я знала, что ты туповат, я б лучше того рыжего парня взяла. Хотя мне в тот момент показалось, что он вообще не от мира сего. А этого я не люблю.
Чёрт.
Рыжий парень.
Совсем про него забыл!..
Я отыскал взглядом искусанное тело. Несчастный лежал, раскинув руки в стороны, и всё так же не подавал признаков жизни, будто мёртвый.
— Да живой он… пока что, — девушка с равнодушием махнула рукой. — Только у него двадцать минут осталось до превращения. Его ведь тоже покусали.
— Тогда дотащим его до школы… — начал я, но сильная рука легла мне на грудь и прижала к стене.
— Да плевать на него! Пусть подыхает! Сначала этикет!
Я скрипнул зубами. Этикет?..
Моё знакомство с этим существом в юбке длилось всего несколько минут, но их хватило, чтобы возненавидеть её до глубины души.
— Хорошо. Давай только быстрей, — согласился я, чтобы не тратить время.
Девушка подняла руку в приветственном жесте, показывая мне своё райфу — синюю метку спирали на ладони.
Вот проклятье.
Если я продемонстрирую ей свою, она среагирует точно так же, как тот викинг: покажет мне средний палец и ускользнёт в туман. С другой стороны, сделка-то уже заключена.
Я кивнул и уверенно поднял свою ладонь.
Увидев метку, девушка открыла рот и несколько секунд разглядывала мой указательный палец. В этот момент она была похожа на малолетнего ребёнка. Закусила пухлую губу, склонила голову набок, распахнула глаза.
Забавно, но мне даже понравилось наблюдать, как эта чёртова бестия бледнеет, понимая, что попала со мной впросак.
— Ты повреждённый… — простонала она. — Повреждённый…
Девушка, наконец, оторвала взгляд от моей руки и посмотрела мне в глаза. Впервые надменность слетела с её лица. Она меня испугалась.
— Как ты попал на арену? Тебя не должно тут быть.
— Потом объясню. Так что насчёт раненого?
Она будто меня не услышала.
— Ты обманул! Обманул! Ты обманул меня! Почему ты не сказал сразу, что у тебя райфу повреждённое?!
— Ты не спрашивала.
— Вот сволочь… — Девушка замахнулась на меня пилочкой, но не больше.
Похоже, ратник не мог принести физический вред своему доминату (да уж, к этому слову ещё привыкать и привыкать).
— А теперь бери и неси в школу того парня, — произнёс я уже приказным тоном. — Пяти минут нам хватит, чтобы дойти?
Девушка шагнула назад, прищурилась и с гневом глянула на меня.
— Хватит, если дорогу знать.
— Тогда вперёд.
Я отчётливо услышал, как хрустнули костяшки в её кулаке, который она любезно сунула мне под нос.
Потом девушка развернулась, проследовала к раненому и взяла его на руки, причём так легко, будто веса в нём было не больше, чем у домашнего кота.
Мы пошли вдоль двора: девушка торопливо и бодро, а я — еле волоча ноги, но всё же старался не отставать.
Изредка из полуразрушенных зданий слышалось рычанье кровососов и поскрипыванье их когтей, порой округу оглушал вой львов, ну а порой доносились человеческие выкрики. Похоже, не одному мне тут досталось.
— Тебя как зовут? — спросила девушка, не оглядываясь на меня.
Отвечать я не спешил. Раздумывал, называть ли своё настоящее имя или воспользоваться новым — Мертвец Нобу? Правда, я знал только фамилию.
Ладно, решено.
— Я из рода Нобу.
Девушка мрачно вздохнула.
— А моё имя Сьюн. Просто Сьюн.
— Что ж. Приятно…
— Нет, совсем не приятно! Мне тебя придётся целый год терпеть! И уровень ты мне не поднимешь! Потому что с таким райфу, как у тебя, ты и сам нормально не выучишься! Целый год впустую! Ты мне всё испортил!
Она опять начала злиться.
Парень на её руках повис безвольным мешком, готовым соскользнуть вниз, но Сьюн не обращала на него внимания.
— А сейчас ты на каком уровне? — спросил я, догоняя её.
Сьюн резко остановилась.
— Напомни, я уже говорила про твой череп?
— Да, мне туда нагадили, я в курсе. Ну так на каком ты уровне?
Девушка поморщила нос.
— На нулевой высоте, безмозглый тупица. Школа не выпускает на экзамен ратников других высот, чтобы такие идиоты, как ты, сумели нас подчинить, вызвав уважение. Только обычно связь с дежурным ратником длится лишь во время экзамена, а мы с тобой на год вместе остались. На целый год! Где была моя голова, когда я позволила тебе стать моим доминатом на весь первый курс?!
Она сокрушённо выдохнула и зашагала дальше.
Я же раздумывал над тем, что сказала Сьюн. Получается, что ратника нулевой высоты можно подчинить, не просто показав ему райфу, а вызвав в нём уважение.
— И что? Я вызвал в тебе уважение?
— Нет!
— Врёшь.
— Нет, не вру. Мне просто нужен был любой будущий ученик Трон-Стронга. Именно из этого Факультета.
— Тогда почему рыжего не взяла?
Сьюн мотнула головой.
— Ты показался мне сильнее, способнее и… интереснее. Хотя был у меня уже один такой. Интересней некуда. И вот опять.
Она нахмурилась и замолчала, вспомнив явно что-то плохое и не желая больше разговаривать.
Я тоже помрачнел. У меня было для этого не меньше причин.
Ввязался, не пойми куда, нахожусь, не пойми где. И главное, что теперь делать? Как выбраться? И возможно ли? А вдруг всё-таки возможно, если узнать новый мир получше?
— Слушай, — опять обратился я к Сьюн, — а что умеют ратники третьей высоты? И сколько вообще этих высот?
— Шесть, — буркнула девушка. — Но мне для начала до третьей надо добраться. Тогда я смогу побеждать монстров среднего круга, а не таких малых, как кровососы и гривоголовые.
Отлично. Значит, тот громадный лев — всего лишь малый монстр. Какой же тогда средний?..
— Ещё я улучшу навыки боя, — добавила Сьюн. — Повышу ловкость, мощь удара и живучесть. Смогу освоить телепатию, исцеление и языки некоторых древних чудовищ, у меня появятся тёмное зрение и навык живого скрытия, повысится иммунитет к ядам и укрепится броня. А ещё я смогу зайти в Гнездовье Зовущих, преодолев их защитные цепи.
Н-да. Я слушал Сьюн и приходил к выводу, что судьба занесла меня в самую странную дыру, в какую только можно было попасть.
— А что умеет ратник на шестой высоте?
— А на шестой высоте ратник обретает самую великую способность, — поведала мне Сьюн (её настроение вдруг улучшилось). — Он получает навык находить и открывать порталы в параллельные миры.
У меня чуть сердце не выпрыгнуло.
Порталы в параллельные миры?.. Вот оно! Вот куда надо двигаться!
— Сьюн. — Я не сдержался и ухватил девушку за плечо. — А такие существуют? Ратники шестой высоты.
Она дёрнула плечом, сбрасывая мою руку.
— Есть такой ратник. Он один. Его зовут Кезарий. Он подчиняется только директору школы Трон-Стронг и навечно заключён под его опекой. — Сьюн мечтательно взглянула на небо и прошептала: — Кезарий прекрасен. Он могуч и умён, велик и статен. Он само совершенство, и когда-нибудь я с ним познакомлюсь поближе…
Девушка самозабвенно бормотала про Кезария ещё с минуту — до того самого момента, пока нам навстречу не выскочил очередной монстр.
Только это был не кровосос и не гривоголовый.
Существо вообще ни на что не похожее (разве что на вешалку) — высокая тварь без лица. У него была лишь чёрная голова, а сразу от шеи тянулся шлейф из оборванных одежд, будто сотканных из тени. Ни ног, ни рук.
Сьюн остановилась.
— Что тут делает собиратель морока? Они никогда не участвуют в экзамене.
На это мне ответить было нечего, поэтому я промолчал.
— Подержи. — Девушка быстро сунула мне раненого парня и поспешила к бесформенной твари.
А вот я чуть не завалился от тяжести тела, которое мне пришлось взять на руки. Парень оказался упитанный, весил будто тонну, чёрт бы его побрал.
Он весь посерел и покрылся сеткой голубых вен, его веки опухли, рот приоткрылся. И чеснок… проклятье… кажется, от него завоняло чесноком.
Или это уже от меня? Может, я тоже синею?
Сьюн тем временем подошла к высокому монстру и громко потребовала:
— Уходи, грязный падальщик! Уходи с арены, здесь нечем лакомиться! Все ратники живы! Морока ты тут не найдёшь!
Существо качнуло головой.
— Только не сегодня, низвергнутая воительница…
Его мрачный шёпот услышал даже я. А потом на чёрной гладкой морде появилась пасть. Существо раскрыло розовый зев и облизнулось, высунув белый язык.
— Я уже пола-а-а-акомился… вкусный мёртвый ратник…
— Что? — замерла Сьюн. — Мёртвый?.. Кто умер? Кто из ратников умер?
Монстр ей не ответил.
Да она больше и не спрашивала.
Её заминка длилась недолго, секунды две, после чего девушка сделала короткое и молниеносное движение правой рукой.
Я так и не понял, каким образом в её ладони появился меч. Огромный. Такой же неестественно гигантский, как и топор у того викинга. Не знаю, как именно этот меч назывался — в мечах я не разбирался, но то, что девушка владела им на высоком уровне, понятно было сразу.
Сьюн виртуозно взмахнула оружием.
Клинок сверкнул в сумерках и разрезал тварь наполовину, только с ней ничего не случилось. Существо в тёмном тряпье растворилось в воздухе, но перед этим ещё раз облизнулось и выдало смачную отрыжку.
— Грязный морочий пожиратель! Чтоб он подавился! — выругалась девушка. Она повернула ко мне озлобленное лицо и добавила: — Кто-то из наших сегодня погиб прямо на экзамене. А такого не должно быть. Пошли быстрее!
Ну наконец-то.
Я уж было понадеялся, что Сьюн заберёт у меня тело умирающего, но ошибся. Приготовив меч, девушка быстро пошла вперёд.
У меня уже заканчивались силы, от потери крови двоилось в глазах, но я удобнее перехватил безвольное тело и поковылял за своим ратником. Сьюн была сейчас единственным моим спасением.
— Надо быть настороже, — негромко сказала она мне, когда мы вышли на очередную пустынную улицу.
Я не ответил. Сил уже не оставалось даже на то, чтобы разомкнуть губы и выдавить хоть слово. И вот настал тот момент, когда я пошатнулся.
Пришлось остановиться, хотя до ворот школы оставалось совсем немного. Метров двести по прямой. Надо было преодолеть лишь одну улицу до конца и подняться на небольшое взгорье, к крыльцу.
Я вдохнул и выдохнул, собирая в себе крохи сил.
Заметив мою задержку, Сьюн разозлилась.
— Сдался тебе этот раненый! Брось его, и пойдём! На такое я не подписывалась! Мы можем опоздать! Ворота скоро закроются!
Я молча двинулся вперёд.
— Ты откуда взялся такой благородный, а? — не унималась Сьюн. От негодования она взмахнула свободной рукой и выставила в сторону меня указательный палец. — Не думай, что тебя за это хотя бы похвалят, понял? Ты выглядишь идиотом! Сам подыхаешь, но раненого тащишь. Это самый тупой поступок на свете! У тебя что, пунктик на спасении умирающих?
И тут я не выдержал.
— Заткнись и помоги мне!!
— Не-е-ет!! — рявкнула Сьюн в той же манере. — Если погиб школьный ратник, это значит, что тут небезопасно! Я должна защищать своего домината, даже если он сердобольный придурок! А как я это сделаю, если у меня руки будут заняты? Тащи сам!
Ах ты ж стерва.
В какой-то мере, её можно было понять. Она выполняла свою работу. Но у меня тоже были принципы.
Пять лет назад «самый тупой поступок на свете» спас бы жизнь моему отцу, но рядом не оказалось ни одного сердобольного придурка.
Отца бросили умирать прямо на раскуроченной взрывами и полыхающей улице. Он пролежал ещё два часа прежде чем умереть — так сказал потом судмедэксперт. И никто, ни один человек, не стал брать на себя обузу, когда бежал из города.
Пока атака на город продолжалась, все спасались бегством. Отец был в бригаде пожарных и помогал людям, только его самого никто не спас. И теперь я не позволю себе так же кого-то бросить. Отец бы никогда мне такого не простил… будь он жив.
Я стиснул зубы и потащил раненого дальше.
Из укуса на шее обильно сочилась кровь, колени подгибались, но я шёл и шёл, как заведённый. Впереди с мечом наперевес маячила Сьюн. Её фигура всё больше расплывалась в моих глазах — вместо красивой девушки я видел лишь уходящие вдаль и размазанные кляксы.
Внезапно силуэт Сьюн снова стал приближаться.
Девушка подскочила ко мне и обхватила за плечи.
— Мы опоздали!! — услышал я её отчаянный крик. — Опоздали! Портал закрывается! Он закрывается раньше времени!..

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий