Темный ратник. Факультет. Том 1

Эпизод 4. Укушенный

 

 

Сьюн схватила меня за плечо.
— Сейчас будет больно, но мы попробуем успеть! Я швырну тебя! Приготовься!
Моего согласия, разумеется, никто не спросил.
Мгновение — и моё тело подлетело в воздух. Как снаряд, выпущенный из пушки, оно устремилось вперёд, в сторону холма. Я еле удержал на руках раненого парня (а возможно, уже мёртвого — времени проверять не было).
Чтобы преодолеть взгорье и крыльцо школы, мне понадобилось всего несколько секунд. Будучи ещё в воздухе, я увидел, что ворота Трон-Стронга действительно закрываются, медленно и величественно, сверкая гравировкой буквы «Т» на каждой из створ.
Ну а потом я заметил, что у порога школы меня встречает Сьюн. Она оказалась там раньше меня.
Девушка расставила ноги шире и развела руки в стороны, готовясь поймать летящее в неё тело… точнее, два тела…
Я впечатался в Сьюн, и мы вместе повалились у ворот. Рыжего парня отшвырнуло метров на пять дальше, а я упал прямо на девушку.
— Сле-е-е-зь… — простонала она и мгновенно меня оттолкнула.
Ворота тем временем закрылись уже наполовину.
Я вскочил на ноги и подал руку своему ратнику. На это она лишь поморщилась, после чего поднялась сама. Не теряя времени, я быстро ухватил раненого за воротник изодранной сутаны, подтащил к воротам, приподнял и навалил на себя, а потом вместе с ним шагнул за порог.
За нами в здание вошла Сьюн.
Ворота со зловещим грохотом захлопнулись за её спиной.
* * *
Мы оказались в просторном холле со стенами из белого кирпича.
Зал освещала стеклянная сфера, свисающая с потолка на одной тончайшей нити. Вся эта странная конструкция выглядела очень ненадёжной. А ещё: ни окон, ни других дверей — лишь сплошные стены.
Зато посередине высился фонтан в виде статуи воина со щитом и мечом, в массивных доспехах. Его нога стояла на отрубленной голове дракона, а из пасти мёртвого чудовища бились струи воды.
Сьюн прошла вперёд и поклонилась статуе.
— Это Адоний Стронг, основатель школы, — сообщила она негромко.
Около фонтана стояли несколько скамей, на которых сидели люди. Я не успел всех разглядеть — ноги не выдержали, и мне пришлось опуститься на пол вместе с раненым. Он был совсем плох: весь посинел и напоминал труп.
Да и сам я чувствовал, что продержусь недолго.
Меня моментально окружили. Это были те самые парни и девчонки, которых я встретил перед экзаменом.
Я пробежался взглядом по грязным и усталым лицам. Не досчитался четверых. Одной девчонки и троих парней.
Вокруг меня нарастал изумлённый и испуганный шёпот.
— Мертвец Нобу…
— Нобу выжил?
— Как он прошёл экзамен?
— А рядом с ним кто?..
— Это же Обри. Это Мямля Обри, ребята. Мямля Обри! Нобу спас Мямлю Обри!
Рыжего парня обступили трое учеников в серой форме Армдор, приподняли и положили на ближайшую скамью.
А вот ко мне никто на помощь не кинулся.
Вместо этого кто-то из девушек позади столпившихся учеников выкрикнул:
— Мертвец Нобу тоже ранен! Он тоже укушен, смотрите! Они оба сейчас превратятся, и нас покусают! Надо убить их, пока они не превратились!
— Заглохни там, безмозглая паникёрша! — оборвала её Сьюн. — Портал перенесёт вас на место через десять минут. Даже испугаться не успеете.
Она подхватила меня под руку, подняла и помогла добраться до скамьи. В это время все с опаской на нас смотрели, не скрывая враждебности.
— Я всё равно считаю, что надо их убрать, — пробурчала девушка, предлагавшая убить меня и второго раненого. — Мы рискуем, находясь рядом с ними. Заражённых в городе всегда убивают, и Трон-Стронга тоже касается это правило.
Сьюн покачала головой.
— Даже не суйтесь к заражённым. Иначе пожалеете, что на свет родились, мелкие моральные уроды.
Несмотря на её угрозу, ко мне всё же подошёл длинноволосый блондин, которого я отлично запомнил ещё по первой встрече на арене.
Он поморщился, оглядев мою потную физиономию, потом перевёл взгляд на Сьюн. Оценивающе пробежался глазами по её полуголым ногам и произнёс:
— Дежурные ратники никогда не сопровождают учеников в портале по пути в школу. По правилам, ратники выбирают доминатов только на церемонии вступления. Но ты посмела нарушить правила школы и явилась сюда вместе с учениками. Кажется, я даже знаю, кто ты. А ещё мне известно, что если ты получишь хотя бы один выговор, то тебя изгонят на Север с проклятой меткой.
— А ты слишком много рассуждаешь, как я посмотрю, — вскинула брови Сьюн. — В твоём черепе, кажется, пусто. Туда даже нагадить никто не захотел.
Парень усмехнулся.
— А тебе бы самой не заглохнуть? Может, ты забыла, что на территории школы ратник не имеет права причинять вред ни одному ученику, так что твои угрозы — просто пустой звук. И вообще… я про тебя читал в статьях журналиста Фредерико.
Сьюн прищурилась, вскинув подбородок.
— Проныра Фредерико — первый лжец империи, все это знают.
— Не думаю. Он писал много интересного. Например, что в прошлом году впервые в Трон-Стронге низвергли ратника с третьей высоты до нулевой. И это была ты, верно? Тебя ведь зовут Сьюн Белая Сова? Ты из великой династии ратников-змееборцев, только ты не достойна своих предков и опозорилась, еле добравшись до третьей высоты. Да и с неё тебя сразу же скинули. Сам директор школы. Говорят, ты оскорбила лучшего из его преподавателей.
Сьюн склонила голову набок и с интересом спросила:
— А тебя-то как зовут, почитатель лживых газетёнок?
Блондин улыбнулся.
— Марко Лаван. Надеюсь, эта фамилия тебе о чём-то говорит?
Сьюн сжала кулаки. Она явно что-то знала о произнесённой фамилии.
— И что с того?
— А то, что укушенных всё-таки нужно убить. Нельзя допустить, чтобы зараза добралась до школы. Я могу сам переломить им шею, и ты мне не помешаешь. Мямля Обри всё равно уже нежилец, да и второй… как его… — он скривил губы, — Мертвец Нобу. Недаром же его так зовут. Он уже сдох, когда только родился. Думаю, школа ничего не потеряет, если его в ней не будет…
— Марко, перестань! — громко потребовал кто-то, перекрикивая шум фонтана. — Перестань немедленно!
Все повернули головы.
Там, на самой дальней скамье, сидела Триш Лаван, и вид у неё был не самый привлекательный. Она тяжело дышала, её лоб блестел от пота, цвет лица стал землистым.
— Перестань, Марко… пожалуйста… — Триш взялась дрожащей ладонью за лоб и тихо сказала: — На экзамене что-то произошло. Что-то плохое. Никто не ожидал столько монстров, такого никогда не было. Неизвестное чудовище убило моего ратника прямо у меня на глазах. Мне чудом удалось выжить. В нашем отряде исчезла Елена. И у вас трое мальчиков не дошли до портала. Сгинули где-то в пустоши. А ты говоришь, что надо ещё кого-то убить. Послушай себя, Марко! Послушай, что ты несёшь!
К Триш подсела другая девушка в голубой сутане.
— Успокойся, Триш. — Она обняла подругу за плечи. — Ты ещё в шоке, мы понимаем… но мы должны себя обезопасить. Нас и так слишком мало, всего четыре человека из Сольвейг. Нельзя допустить, чтобы ещё хоть кто-то пострадал.
Блондин нахмурился, с подозрением глянув на Триш, а потом быстро направился к ней.
— Что с тобой? Ты действительно не в себе.
Триш сглотнула.
— Всё в порядке. Просто… просто…
— Да у тебя же лихорадка!
Он грубо ухватил Триш за руку и заставил подняться. Крутанул её, как безвольную куклу, и задрал рукав сутаны на её руке.
— Отпусти! — завопила девушка, попытавшись высвободиться. — Не смей меня трогать!
Я поднялся со скамьи. Пошатнулся, но всё же устоял на ногах и сумел произнести с угрозой:
— Эй! Отвали от неё!
Марко не обратил на меня внимания — в это время он уже задирал второй рукав девушки. И вот под ним скрывалось кое-что неприятное.
— Теперь понятно, почему ты так защищаешь заражённых. — Парень вытянул оголённую руку Триш вверх и оглянулся на остальных: — Смотрите! У нас ещё один!
Триш больше не рвалась и не сопротивлялась. Она лишь поджала губы и опустила глаза.
На её руке, точно на сгибе локтя, краснел след от укуса. Кожа вокруг раны посинела, а сама рука покрылась сеткой голубых вен до самого запястья.
— Зачем ты так? — шёпотом спросила Триш у Марко. — Значит, меня ты тоже убьёшь, да?
Тот кивнул.
— Если надо будет, сестра, я всё сделаю правильно, а не так, как ты… паршивая трусиха.
Я даже удивился.
Марко и Триш — брат и сестра? А ведь точно… у них одинаковая фамилия — Лаван. Тогда почему они принадлежат разным фрактатам? И вообще, узнать бы, что такое фрактат для начала…
К Марко подошла Сьюн.
— Отпусти девчонку, — приказала она. — У меня к ней вопросы.
Блондин ухмыльнулся.
— Лучше бы тебе заткнуться, нулёвка.
Это было последнее, что он сказал с целыми зубами.
Кулак Сьюн угодил парню прямо в нижнюю челюсть. Этого хватило, чтобы он потерял сознание и повалился прямо у ног Триш.
— Что ты наделала?! — выкрикнула та и кинулась к брату. — У него кровь! Кровь!
Сьюн вцепилась в воротник девушки и снова её подняла.
— Ты говорила, что ратника убили на твоих глазах. Кто это был? Как звали ратника?
Триш дёрнулась, но напоровшись на жёсткий взгляд Сьюн, всё же ответила:
— Его звали Юкко. Он так представился. Юноша с сиреневыми глазами и в накидке из медвежьей шкуры. У него ещё такие большие сапоги с подворотами были и гигантская плеть…
— Значит, погиб пастух Юкко. — Сьюн тоскливо вздохнула. — А чудовище, что его убило… как оно выглядело?
— Я смутно его видела… мне показалось, что это монстр из среднего круга. Змеиная голова… лапы с перепонками… когти… кажется, крылья, но только не развитые…
— Понятно. Это крылатый огненный удав. Только ещё детёныш. — Сьюн снова вздохнула и отпустила Триш.
Та сразу же бросилась обнимать брата.
— Марко… Марко, ты слышишь?..
Странно было за этим наблюдать.
Брат её ни во что не ставит, а она трясётся над ним с озабоченным видом, будто что-то ему должна. Судя по первому впечатлению, Триш — та ещё стерва, а тут… надо же…
Внезапно тревожный голос девушки размножился в моих ушах, земля ушла из-под ног, я пошатнулся, а потом повалился вперёд, как спиленный столб. Через мгновение белоснежный пол зала оказался прямо у меня перед носом.
Удар…
Только осознав боль, я понял, что завалился на пол от слабости.
Через пару секунд кто-то перевернул меня на спину. Надо мной склонилась Сьюн. В её серо-сиреневых глазах не было и капли сочувствия, лишь раздражение.
— Только попробуй сдохнуть, — шепнула она. — Я тебя даже после смерти достану. Вытряхну с тебя всё, что ты мне должен. И чтобы молчал о том, что я тебя уже выбрала, понял?
Я уставился на красивое и злое лицо своего ратника.
Хм… ратник… прямо как мой симулятор. Я медленно моргнул, попытался приподнять руку, но меня вырубило.
* * *
В дымке моего блуждающего сознания, где-то далеко-далеко, маячил силуэт.
Он бежал, отчаянно звал меня и протягивал руки.
Это был мой младший брат Броннан. Это точно был он… точно он… его бы я узнал из тысячи других фигур. Хрупкий, сутулый, вечно кашляющий мальчик.
Броннан был младше меня на пять лет. В декабре ему исполнилось двенадцать.
Когда родители погибли после первой атаки на провинцию Матоба, брату было всего девять, а мне — четырнадцать.
Тот год запомнился мне особенно хорошо. Мы остались одни, без семьи и крова, во всём мире были истреблены миллионы людей.
Лагерь для беженцев у реки Нибойн стал нашим домом на целых полгода — именно столько мне понадобилось, чтобы залечить травмы и хоть немного привыкнуть к протезу.
Но как только это произошло, мы с братом ушли. Отправились по разрушенной провинции в соседний Финнипег, надеясь отыскать там семью дяди.
Потратив на поиски почти месяц и потеряв всякую надежду, мы случайно набрели на открытое собрание, оно проходило прямо на одной из улиц Финнипега.
В тот день проводили срочный набор в ремонтную службу «Тайнен-Тех», в местное отделение корпорации.
Именно она первой начала производство специальных боевых доспехов для борьбы с криптоформами. Тогда же свои технологии предложили и другие страны. Спустя полгода производство было открыто на всех континентах.
Я тоже получил работу в «Тайнен-Тех».
Для этого мне пришлось пойти на обман.
В ремонтную службу принимали даже несовершеннолетних — всех, кто выжил в Матобе — но только не младше шестнадцати. Вот я и сказал, что мне шестнадцать, хотя было четырнадцать.
Документов при мне не нашлось, поэтому никто не стал проверять, сколько на самом деле лет пацану, умоляющему дать ему работу.
Именно она, работа, стала спасением для нас обоих — для меня и Броннана.
С его болезнью нужны были лекарства и присмотр врачей, а с деньгами мы смогли себе это позволить. Платили мне немного, но всё же платили.
Ну а спустя год я увидел первую партию доспехов.
Их привезли из цеха, всего пять экспериментальных образцов. Загляденье. Огромные, начищенные до хромированного блеска, высотой в три человеческих роста, в титановой броне, с удобной кабиной управления.
Испытывала доспехи группа именитых инженеров «Тайнен-Тех», но как бы они ни старались, доспехи вышли не совсем такими, какие рассчитывало получить военное руководство страны.
Плохая манёвренность, плохая защита, плохая точность стрельбы — плохое всё.
Машины отправили на доработку.
Потом опять и опять.
Так прошло ещё полгода. Официально мне исполнилось восемнадцать (на самом деле, шестнадцать). Я всё ещё работал в ремонтном цехе «Тайнен-Тех». Правда, уже на должности третьего помощника инженера сервисной службы.
За это время криптоформы провели вторую атаку, ещё более масштабную, чем в прошлый раз.
Никто так и не смог ответить, откуда взялись эти твари. Огромные насекомоподобные существа, похожие на гигантских паукообразных.
Говорили, что они неразумны, зато быстро обучаются, а ещё плюются кислотной сетью, против которой пока не нашли защиты. Твари нападали скопом, сразу на всех континентах, будто кто-то управлял ими и отдавал команды. После их атак не оставалось ничего живого — они пожирали людей, как мух.
Через месяц после второй атаки криптоформ «Тайнен-Тех» создали специальную программу — виртуальный симулятор боя с насекомоподобными тварями.
Назывался он «Ратник».
В нём можно было взять доспех и попробовать убить криптоформу. Поведение тварей в симуляторе рассчитали на основе наблюдений, а доступ к программе имели только инженеры, но однажды и мне довелось поучаствовать.
Случайно.
Хотя нет, не совсем случайно.
В тот день мой босс, инженер Айверен, заболел гриппом и ушёл с работы пораньше. Меня он попросил запереть на ночь игровую комнату — так мы называли зал для работы с симулятором «Ратник». Айверен отвечал за рабочее состояние серверов и спецкресел.
Когда сервисный цех опустел, я отправился в игровую. Только вместо того, чтобы просто проверить и запереть зал, я уселся в одно из кресел.
Не знаю, какого чёрта мне это понадобилось.
Посидев так немного, я подсоединил к себе все датчики, снял свои очки и вставил в глаза линзы виртуальной реальности. Открыл крышку на подлокотнике кресла, где была встроена панель управления, провёл по ней пальцами и… не смог себя остановить.
Моя рука легла на панель.
Симулятор подключился уже через пять секунд.
Это было как во сне! Это было настоящее чудо…
Я будто обрёл новое тело, более сильное, более крупное, натренированное и ловкое. С ним я будто стал смелее. Даже когда увидел криптоформу вблизи, среди условного изуродованного города, я не испугался, а бросился в атаку.
Первый бой с криптоформой я проиграл.
Второй — тоже. Как и десятый.
От «Ратника» я отключился только под утро, когда должен был начаться рабочий день. Именно тогда я и понял, чего бы хотел на самом деле.
Я хотел испытывать доспехи.
Сначала в симуляторе, а потом и в реальности. Я хотел, да… неистово хотел принести хоть какую-то пользу миру, так нуждающемуся в спасении. Пусть я не боец, пусть у меня протез, пусть я грёбанный очкарик и далёк от фронта, но и в тылу ведь можно пригодиться.
Я хотел, чтобы другие семьи выжили, и никто больше не остался сиротами, чтобы ни один город не превратился в руины. Я хотел, чтобы мой брат окончил школу, получил профессию и обрёл нормальную жизнь.
Весь следующий месяц я уговаривал Айверена допустить меня к «Ратнику».
Я доставал его изо дня в день, пока в конце концов он не сдался. Однажды утром инженер сам подошёл ко мне и сказал:
— Подключимся к «Ратнику» вместе. Я посмотрю, на что ты способен.
В тот вечер я впервые выиграл бой с криптоформой.
Прошло ещё полгода до того момента, как Айверен сам предложил мне примерить на себя настоящий доспех.
Так и началась моя карьера оператором боевых машин А-класса в корпорации «Тайнен-Тех». Броннан гордился мной, и всё шло хорошо.
Брат готовился к операции на лёгких в новом госпитале в пригороде Финнипега, а я готовился испытать партию свежих машин для пограничников.
Весь мир ждал третьей атаки криптоформ.
А потом я взорвался… просто взорвался в доспехе… глупо, по-идиотски. Оставил брата одного, без поддержки и средств к существованию, без защиты…
Как он теперь один, двенадцатилетний пацан с тяжёлой формой астмы?
Броннан… брат…
— Я вернусь… обязательно вернусь… Броннан…
— Кто такой Броннан? — внезапно услышал я совсем рядом. — Это какой-то новый учитель? Он уже как полчаса твердит: Броннан, Броннан.
— Нет, адами Фонтей. Похоже, у него галлюцинации. Никакого учителя с фамилией Броннан у нас нет. Постарайтесь привести парня в чувство, он не должен опоздать на церемонию вступления. Раз он прошёл экзамен, причём, такой жёсткий экзамен, то Трон-Стронг обязан его принять. Хоть он и из рода вырождающихся магов. Таких не жалуют нигде.
— Говорят, экзамен пытались сорвать, да?
— К сожалению, это так. Четверо претендентов в ученики бесследно исчезли с арены. Погиб наш дежурный ратник.
— Не считаете ли вы, что это опять они, директор Стронг?
— Да, это именно они, Филат.
Я ощутил запах табака, услышал грузные шаги, потом — как захлопнулась дверь, и лишь после этого открыл глаза…

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий