Темный ратник. Факультет. Том 1

Эпизод 8. Первая атака

 

 

Буф ничего мне не сказал.
Но даже затылком я ощутил, как пристально он на меня смотрит, пока я поднимаюсь по лестнице. А вот те, кто шёл впереди, даже не заметили, что я иду по половине ступеней.
Когда мы поднялись и пересекли иллюзию, то снова оказались на озере. На том самом берегу, где стояли дома с красной черепицей.
Над Кварталом Рубрум высились громадные деревья, скрывающие небо густыми кронами. Создавалось впечатление, что под ними всё время сумерки, несмотря на солнечный день.
— Первый курс, стоять! — рявкнул позади нас Буф.
Мы остановились на площадке под первым деревом.
Рядом с ним, прямо в воздухе, висел широкий стеклянный щит, на котором мерцало «Добро пожаловать в Рубрум!». Этот щит напомнил мне информационное табло, но буквы тут были явно начертаны от руки ровным красивым почерком.
Надпись вдруг исчезла, и вместо неё на щите появилось новое сообщение: «Первый дом — направо. Вы же знаете, где „право“? Потом вдоль по улице до лавки „Радость Ратника“. Смотрите карту, кровососы!».
Все засмеялись.
— Это доска объявлений и подсказок, — сказал один из парней. — Я такую в Бюро видел. В городе. Только кровососами там никого не называли.
— Это Эмиль так развлекается, вахтёр Первого дома, — сразу же пояснил Буф. Причем, даже не улыбнувшись, будто говорил о чём-то серьёзном. — Имейте в виду, вам с этим человеком желательно подружиться сразу. Иначе о спокойной жизни можете забыть.
Я подошёл к доске и вгляделся в схему Квартала, появившуюся на стеклянной поверхности.
Пять улиц, три студенческих общежития, обозначенные цифрами «1», «2» и «3», несколько магазинов, стадион для турниров и много чего ещё. Я не успел всё разглядеть, потому что Буф скомандовал:
— Шагайте, куда сказано! Потом осмотритесь! — И тихо добавил: — Кровососы.
Мы отправились направо, вдоль по пустынной улице, мимо деревьев и однотипных двухэтажных каменных домиков с закрытыми ставнями.
Дорога была высечена прямо в скале и вырублена среди многочисленных корней. Они, как змеи, вились по бокам, у тротуаров. Могучие корни овивали дома, а некоторые из них даже проросли в окна первых этажей и тянулись до самых крыш.
До Первого дома мы добрались уже минут через десять.
Это было длинное трёхэтажное здание, выстроенное полукругом. Общежитие тоже овивали корни. У главного входа, прямо около широкого крыльца, висела такая же доска объявлений, как и на берегу.
Правда, на ней была написана уже другая фраза:
«Внимание, кровососы. Пенная амброзия продаётся в лавке через улицу, по 3 дюаля за бутылку. Можно сразу две».
— Эмиль! Убери! Совсем обнаглел! — со злостью гаркнул Буф.
Надпись мгновенно исчезла.
На её месте появилось:
«Добро пожаловать в Первый дом, дорогие друзья!».
Буф покачал головой и первым поднялся по крыльцу. Но дверь открыть не успел, потому что она распахнулась сама.
На пороге общежития стоял самый настоящий солдат, высокий и статный. В красной военной форме с белыми наплечниками, вроде эполетов. Мужчина был уже в возрасте, навскидку за семьдесят.
Скорее всего, отставной военный.
На его седой голове возвышалась фуражка, а вокруг правого глаза пестрели шрамы, будто кто-то изрезал его когтистой лапой.
— А вот и новые кровососы! — улыбнулся он, внимательно оглядев каждого из нас. — Меня зовут Эмиль Ульрик Джун Красовице. Пятый пилот боевого судна «Марианна». Бывший солдат имперской армии, участник боевых действий при Дионе. Участник осады Гнездовья Зовущих ещё при первом императоре…
— Зовите его просто Эмиль, — со вздохом посоветовал Буф. — Дальше он вам всё покажет и расскажет. У меня тренировка.
Буф кивнул вахтёру, развернулся и быстрым шагом проследовал дальше по улице.
Эмиль поднял руку, показывая свою метку. Все новички подняли руки, отвечая на приветствие вахтёра.
Мне тоже пришлось это сделать.
Тот зорко оглядел все ладони, но когда его взгляд дошёл до меня, вахтёр нахмурился и поджал губы. Как и Буф, он мрачно промолчал, после чего наконец позволил нам войти.
Внутри его владений царили тишина и стерильная чистота.
Впереди распростёрся длинный коридор, кажущийся бесконечным в обе стороны. Вереницы красных дверей с табличками тянулись всё дальше и дальше, и их число тоже казалось бесконечным.
Зашагав по коридору, Эмиль пояснил на ходу:
— Заселяю вас на первом этаже, потому что считаю, что новичкам нельзя давать поблажек. Первый этаж считается самым неудобным. Вам часто придётся избавляться от корней, они порой лезут в окна, но, уверен, вы с ними справитесь. Если будете действовать мне на нервы, переселю в подвал…
Он остановился и вдруг неожиданно ввалился в первую попавшуюся комнату, распахнув двери ударом ладони.
— Та-а-ак? Чем тут пахнет, кровососы? Я всё чую!
В комнате засуетились.
Один парень спрятал что-то под кровать, второй вскочил со стула и с широкой улыбкой поторопился навстречу вахтёру.
— Привет, Эмиль. У нас всё чисто. Ты ошибся дверью.
Вахтёр ещё раз принюхался.
— Не ошибся… я никогда не ошибаюсь дверью, сынок.
Парень перестал улыбаться.
— Ничего у нас нет, Эмиль. Честно.
— Я твоё «честно» знаю, Зак, — поморщился Эмиль. — А теперь отдавайте, что вы там прятали. Быстро! Иначе обыск устрою!
Второй парень со вздохом полез под кровать и вытащил оттуда бутылку из чёрного стекла с ярко-жёлтой этикеткой, приклеенной как попало.
Эмиль удовлетворённо хмыкнул.
— Ну вот. Я ж говорил, что не ошибаюсь.
— Вечеринка же, Эмиль. Буф нам разрешил. — Второй парень подошёл к вахтёру, сделал умоляющие глаза и прижал бутылку к сердцу, как самое дорогое. — Эта последняя. Можно оставить хотя бы половину? Эмиль, пожалуйста. А то что же нам пить?
— В кране есть вода! — отрезал вахтёр и молниеносным движением руки выхватил у парня бутылку.
Потом он развернулся и, выйдя в коридор, неожиданно указал на меня пальцем.
— Ты! Заселяешься сюда! Остальных распределю дальше.
Не дожидаясь ответа, вахтёр с серьёзным видом двинулся вдоль по коридору. За ним гуськом отправились оставшиеся девять учеников. Проходя мимо меня, Триш Лаван вдруг задела моё запястье ладонью и улыбнулась.
Я хмуро посмотрел ей вслед.
— Да ты только глянь, Зак, — усмехнулся парень, который отдавал бутылку вахтёру. Темноволосый, загорелый, с татуировкой дракона на шее и хитрым прищуром. Он навалился плечом на дверной косяк и принялся внимательно меня изучать. — Наш сосед только что пришёл, а вокруг него уже вьются. Прям как мухи… На что там мухи-то слетаются?
Не меняя хмурого выражения лица, я уставился парню в глаза и сухо уточнил:
— И на что слетаются мухи?
Тот расплылся в улыбке.
— На сироп. А ты про что подумал? Кстати, не хочешь купить у меня сироп? — Он поднял руку, показывая райфу, и представился: — Майло Зельевар. Факультет Ядов и Смол… А ты заметил, как виртуозно я подвёл тебя к покупке сиропа? Оценил, а? Минуту назад ты не знал о существовании сиропа, но теперь уже хочешь его купить. Ты же хочешь купить мой сироп?
В коридор вышел второй парень, белобрысый, долговязый, весь какой-то угловатый и неказистый.
— На сироп слетаются пчёлы, а не мухи, Майло, — серьёзно сказал он. — Твой метод впаривания сиропа не работает. — Парень поднял руку и тоже продемонстрировал райфу. — Меня зовут Зак Близнец, маг-словесник.
Я сжал правую ладонь в кулак.
Настал тот неприятный момент, когда и мне нужно было показать метку. Ничего не оставалось, как сделать это и назвать своё «легендарное» имя.
— Киро Нобу. Факультет Ратников.
Майло и Зак переглянулись… и ничего не сказали.
Тоже ничего не сказали.
Меня начинало это нервировать. Я всё ждал идиотских восклицаний, вроде «Какого хрена ты тут делаешь, Мертвец Нобу?». Но нет. В Квартале Рубрум все молчали.
— Значит, ты из Факультета Ратников, — зачем-то повторил Майло. Наверное, чтобы заполнить неловкую паузу. — А я слышал, что вам на завтрашнюю тренировку монстра из малого круга привезли. В маг-цепях на стадионе сидит.
Парни посторонились, впуская меня в комнату.
Внутри было просторно и в то же время захламлено. Столько полок на стенах я никогда не видел. До самого потолка.
Чего только на них не стояло, целый склад всякой всячины. Книги, склянки, бутылочки, сушёные травы в банках, коробки, лампы, шкатулки, ожерелья из насекомых и стопки писчей бумаги, много стопок…
— Это всё общее, можешь пользоваться, — сказал Зак. — Такой запас есть в каждой комнате. Эмиль постарался. Он хоть и вредный, но считается лучшим вахтёром среди всех Кварталов.
— Только сегодня этот изверг не помешает нам устроить вечеринку, — добавил Майло.
— Он ведь забрал у вас последнюю бутылку, — напомнил я.
Майло вскинул брови.
— Последнюю? Да ты что?
Он подошёл к кровати и откинул покрывало.
Я наклонился, заглядывая под кровать. Там, чуть ближе к стене, идеально ровными рядами стояли бутылки с жёлтыми этикетками, наклеенными вкривь и вкось. Много бутылок, штук пятьдесят.
— Эмиль забрал у нас только первую! — загоготал Майло.
Зак тоже рассмеялся.
— У Зельевара есть специальная смола, приглушающая запах амброзии. Никакой Эмиль не учует. А ту бутылку мы специально открыли, чтобы вахтёр забрал свою порцию и второй раз к нам уже не приходил. Метод рабочий, уже проверено.
Майло вдруг перестал смеяться.
— Только есть проблема, парни. Амброзию я покупал в лавке у Тукса и остался ему должен. Он сказал, чтобы сегодня до полуночи я отдал деньги, иначе сдаст Буфу. А с Буфом лучше не ссориться. Он жёсткий и церемониться не будет. Уж лучше поссориться с Эмилем, чем с Буфом. Так что деньги собирали всем этажом.
Зак кивнул и дал мне предельно ясный совет:
— Что бы ни случилось, Буфа лучше не трогать, понял? Это ты запомни раз и навсегда.
* * *
До вечера в комнату ещё пару раз заглядывал вахтёр и интересовался, всё ли в порядке.
Никакого подозрительного запаха он не учуял — смола Майло работала отлично.
Потом заходил распорядитель школьного гардероба, коротышка в шляпе и строгом костюме. Он снял с меня размеры и удалился. Явился гардеробщик уже через пять минут, принеся мне форму Факультета Рубрум — красный плащ-сутану, как и у парней. А вот перевязь, которую надела на меня Сьюн ещё на церемонии, так и осталась на моей голове.
Переодевшись, я стал полноценно похож на остальных студентов, но всё равно ощущал себя не в своей тарелке. Всё же метка сильно отличала меня от других.
Когда за окнами стемнело, и остался час до закрытия общежития, Майло поспешил на улицу, чтобы отдать долги за амброзию.
— Без меня не начинать, — сказал он перед уходом. — Я бутылки пересчитал, так что сразу пойму, сколько не хватает. Я всего на десять минут, так что потерпите.
Он сказал «на десять минут», но прошло полчаса, потом и час, а его всё не было.
Зак забеспокоился.
— Где этот паршивый Зельевар? Как он теперь обратно попадёт? Дверь ему, что ли, создавать? Если Эмиль меня на этом поймает, нам тут всем от него перепадёт.
И тут, будто услышав, что про него заговорили, по коридору пронёсся Эмиль.
Громкий крик вахтёра оглушил весь первый этаж.
— Трево-о-г-а-а-а-а-а! Тревога!! Всем сидеть тихо!! К окнам не подходить!! Тревога!! Ждём боевой отряд для зачистки!!
Неожиданно ставни с внешней стороны окна захлопнулись, а в дверях что-то щёлкнуло. Дробное эхо от похожих щелчков прокатилось по коридору.
Я нахмурился.
— Тревога?
— Это значит, что где-то рядом, в горах, рыщут тёмные отбросы, — ответил Зак. — Но наша защита не даст им увидеть Кварталы. Правда, Эмиль частенько подаёт сигнал тревоги просто так, чтобы мы не расслаблялись. — Парень покосился на дверь. — Только раньше он никогда не запирал всех по комнатам. А сейчас запер. Что-то серьёзное случилось… и Майло нет. Ну где этот придурок? Он бы не пропустил пирушку просто так. Это был бы не Майло.
Зак нервно заходил по комнате.
— Ты что-то про двери говорил, — напомнил я ему. — Ты умеешь создавать двери?
Он замер и уставился на меня.
— Хочешь выйти во время тревоги?
— А почему нет?
Зак улыбнулся.
— А ты не из пугливых, оказывается, Мертвец Нобу.
Ну вот я и дождался, когда мне напомнят, что я повреждённый.
Зак достал из кармана брусок мела и подошёл к стене у окна. Быстро прощупал её ладонью и зачем-то постучал по ней костяшкой пальца, после чего наклонился и начертил на поверхности стены прямоугольник, вроде дверного проёма. Только размером в половину человеческого роста.
— Крупнее не смогу. Не хватит умений, — пробормотал Зак, будто извиняясь.
Над верхней чертой он нарисовал несколько знаков, наподобие иероглифов и начал их читать. Причем читать то пришёптывая, то припевая, как песню. Сейчас он походил на шамана, ему только бубна не хватало.
Но самое интересное случилось потом.
Стена начала исчезать ровно по черте, образовывая настоящий дверной проём.
Прошла ещё пара минут, и проход был готов. Оттуда потянуло сырой прохладой. Я заглянул внутрь — там темнела улица, и белел рваный туман.
— А оружия у тебя никакого нет? — спросил я на всякий случай.
Зак показал мне мел, который держал в руке.
— Вот моё оружие. Я же маг-словесник. Использую только буквы, заклинания и райфу. — Он приподнял палец с меткой, потом снова опустил его на поверхность мела и добавил с кривой улыбкой: — Может, оружия и не понадобится?
Я бы тоже хотел в это верить.
Мы протиснулись через проём в темень улицы — фонарями тут и не пахло. Хорошо, что светила Луна, и под тенями громадных деревьев можно было разглядеть хотя бы очертания зданий.
Зак хорошо знал Квартал и сразу повернул в переулок.
— Через две улицы лавка Тукса, — прошептал он.
Мы ускорили шаг, а потом и вовсе перешли на бег. Вокруг стояла тишина, с гор тянуло холодом, туман стелился по дороге.
Около нужной лавки мы были совсем скоро, только она оказалась закрыта.
Зак толкнул дверь, ещё раз в этом убеждаясь, и простонал:
— Ну и где его теперь искать? Вот придёт он завтра, и я его…
Не успел он закончить фразу, как откуда-то сверху проорали:
— Парни-и-и-и!
Это был голос Майло.
Испуганный и срывающийся на истерику.
Зак и я задрали головы, чтобы понять, откуда кричит Майло. Он стоял на крыше соседнего здания, махал руками и продолжал орать:
— У него была маскировка! Это не малый! Это средний! Лезьте на крышу! Он порвал цепи!
Сначала я не понял, о чём орёт Зельевар, но когда он упомянул цепи, до меня вдруг дошло, что он говорит про монстра, которого привезли для завтрашней тренировки. Монстра малого круга.
— Это не малый! — ещё раз прокричал Майло и вдруг заглох, принявшись что-то быстро искать по карманам.
Зак так и не сообразил, о чём речь.
— Чего этот придурок там орёт?
Я толкнул его в плечи и быстро заговорил:
— Монстр, которого привезли. Монстр, помнишь? Все думают, что он из малого круга, но на нём была маскировка, как на полумаге. На самом деле он из…
Договорить мне не дал утробный рык за спиной. Всем своим естеством я почувствовал чьё-то горячее и нетерпеливое дыханье. Оно было совсем близко.
Глаза Зака расширились от ужаса, и он прошептал, глядя мне за спину:
— Бежим…
Парень сделал шаг назад, потом ещё один.
Я медленно обернулся и увидел желтоглазую махину размером с половину дома. Что-то похожее на смесь крокодила, гусеницы и скорпиона: крупная пасть, длинное тело, множество ног и хвост с мерцающим жалом, завёрнутым кверху.
Значит, вот он какой, монстр из среднего круга.
С такими даже Сьюн пока не умела справляться, в чём сама и признавалась.
Существо повело жалом и снова рыкнуло, будто говоря, что мы оба — я и Зак — никуда от него уже не денемся.
Неожиданно с крыши опять заголосил Майло:
— Сожри яда, ублюдок!
Он размахнулся и швырнул в монстра маленькую склянку. Та сверкнула в воздухе и угодила твари в бок. Склянка взорвалась густым тёмно-зелёным дымом.
Округу окатила вонь.
Монстр втянул ноздрями дым, поёжился, ну а потом повернул голову в сторону того, кто бросил яд.
Майло в это время быстро карабкался по крыше, но шансов сбежать у него не было никаких. Тварь развернулась и понеслась к соседнему дому, молниеносно перебирая множеством ног.
Пока не стало поздно, я быстро расстегнул воротник формы и вытянул кулон на цепочке…

 

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий