О христианском браке и обязанностях мужа и жены

Глава 14

Христианский брак по самой основной идее имеет своей первой задачей христианское воспитание детей. И эта черта с особенной яркостью подчеркивается как Христом, так и апостолами.

В Евангелии мы читаем трогательный факт сердечного отношения Христа к детям. Заботливые, чадолюбивые матери, следуя за Христом и слушая Его Божественное учение, желали сделать и детей своих участниками благодати, исходящей от Христа. Они приносили к нему детей, чтобы Он прикоснулся к ним, возложил на них руки и помолился; ученики же, считая это не стоящим внимания, не допускали приносящих. Увидев это, Иисус вознегодовал и сказал: пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие. Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него. И, обняв их, возложил на них руки и благословил их. (Мк. 10, 13–16; Мф. 19, 13–15; Лк. 18, 16).

Факт в высшей степени трогательный и знаменательный. С какой нежностью отнесся Христос к детям, и с каким негодованием Он взглянул на тех, кто не допускал к нему матерей с детьми! Как высоко поставил Он пример христианского воспитания детей, пример приведения детей к нему! Таковых есть Царствие Божие! И с каким тяжелым чувством приходится теперь слышать рассуждения некоторых родителей, считающих себя христианами по метрической только записи, что «не следует младенцев крестить, не следует детей учить и Закону Божию, наставлять их к религии! Пусть они сами, когда вырастут, идут ко Христу, веруют в Него и крестятся во имя Его». А теперь они не допускают своих детей ко Христу на том основании, что не желают стеснять их религиозной свободы, насиловать их совесть. «Зачем их вести ко Христу, когда они, быть может, пожелают идти к Будде или Магомету, когда достигнут полной зрелости!?»

Истинные христиане-родители не могут так рассуждать и действовать; они спешат сделать детей своих участниками высшего блага, которым владеют сами, спешат привести их ко Христу и ввести в Царствие Божие, членами которого они сами состоят. Только атеисты и враги Христа могут не допускать детей своих до Христа, потому что они не любят Христа и, более того, ненавидят Христа.

Таким образом, христианское воспитание детей, приведение детей ко Христу — это краеугольный камень христианского брака, христианской семьи, по заповеди Христа.

Точно так же смотрели на это дело и апостолы. Ап. Павел, предписывая Тимофею почитать вдовиц, истинных вдовиц, выдвигает, как особенный признак их заслуг, воспитание ими детей: Если какая вдовица имеет детей или внучат, то они прежде пусть учатся почитать свою семью и воздавать должное родителям, ибо сие угодно Богу (1 Тим. 5, 3–4). Если кто о своих, и особенно о домашних, не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного (ст. 8). На должность диаконис вдовица должна быть избираема, известная по добрым делам, если она воспитала детей… и была усердна ко всякому доброму делу (ст. 9–10). Даже в епископы должен быть избираем… хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякой честностью, ибо кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией (1 Тим. 3, 2–5).

Итак, рождение и воспитание детей в духе веры Христовой составляет существенный элемент христианского брака, христианской семьи. И вся ответственность за пренебрежение воспитанием детей падает на родителей.

Воспитание начинается с приведения детей ко Христу, с введения их в Церковь Христову, с крещения младенцев. Крестить детей-младенцев — прямой долг родителей. И этот долг возлагается на них самой природой, заповедью Христа и требованиями Соборных определений Церкви. По природе каждый родитель, если считает веру Христову высшим благом для себя, не может лишить детей своих этого блага. Если единение со Христом есть высшее счастье для человека, то никакой родитель, в силу естественной любви к детям, не может лишить их этого счастья. О заповеди Христа мы уже сказали; Он сказал: Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им. Что же касается Соборных определений и святоотеческих внушений, то об этом мы скажем сейчас.

Соборные определения отцов Церкви предписывают совершать крещение над младенцами даже такими, о которых нет никаких положительных известий, что они не крещены:

79 прав. Карфагенского Собора (419–426 гг.) говорит:

«О младенцах, когда не обретаются достоверные свидетели, сказующие, яко без сомнения крещены суть, и сами они, по своему возрасту, не могут удовлетворительно отвещати о преподанном им таинстве, рассуждено, яко подобает без всякого сомнения крестити их, дабы таковое сомнение не лишило их очищения сею святынею. Сие определено потому, что многих таковых покупают у варваров». Пояснений не требуется.

Важность, а следовательно, и обязательность этого правила подтверждается повторением его на 6 Вселенском Трульском Соборе (691–692).

84 правило этого Собора говорит:

«Последуя каноническим постановлениям Отец, определяем и о младенцах: каждый раз, когда не обретаются достоверные свидетели, несомненно утверждающие, яко крещени суть, и когда сами они, по малолетству, не могут дати потребный ответ о преподанном им таинстве, — должно без всякого недоумения крестити их, да таковое недоразумение не лишит их очищения толикою святынею».

За крещением следует воспитание детей, о котором свт. Тихон Задонский говорит так:

«Что смолоду научится, того и в следующем житии держаться будет. Когда добре и в страхе Господнем воспитан будет, таково и житие будет провождать; когда злу научится, злую злых нравов воню и в житии будет издавать. Но как человек есть к злу склонен, то удобно всякому злу смолоду научается, когда уздою страха и наказания от того не воспящается, и свирепеющая плоть не укрощается. Сей пример научает тебе детей своих добре воспитывать и в страсе Господни и наказании содержать, якоже апостол учит: Воспитывайте, отцы, чад своих в наказании (наставлении) и учении Господни».

В другом месте тот же святитель говорит: «С болезнию и воздыханием видим, что многие дети в юности развращаются. Сие случается от небрежения родителей. Многие родители научают детей своих художеств, к временному житию служащих, инии иностранных языков тщатся научить, и не мало суммы на то иждивают, но о христианском учении небрегут и по-христиански жить детей своих научить нерадят. Таковые родители к временной жизни детей своих рождают, но к вечной двери затворяют». И далее приводит слова Златоуста:

«Тако родители, которые детей по-христиански воспитывать пренебрегают, детоубийц беззаконнейши суть. Ибо детоубийцы тело от души разлучают, а они и душу и тело в геенну огненную ввергают. Оной смерти, по естественному закону, никак избежать не можно, а сию возможно было б, ежели бы нерадение родителей не было ея виновно. К тому ж смерть телесную воскресение приспевшее абие упразднить может: душевной же погибели ничто не может возвратить».

Еще трогательнее и убедительнее говорит святитель о необходимости христианского воспитания детей. Обращаясь к родителям, он выясняет значение воспитания: «Юное и малое отроча чего научается, того и навыкает, и чего навыкает, то и в прочее время творить будет. Научится ли добра в юности своей — добре и чрез все житие будет. Научится ли зла — и зол во всем житии будет, и из малого отрока может быть и ангел, может быть диавол. Какое воспитание и наставление будет иметь, таков и будет; от воспитания бо, как от семене плоды, все прочее жития время забывает… Горе юным детям, у которых злые отцы! Чего они от них могут научиться, кроме зла? Како бо злый может научить добра?.. Юные бо люди более научаются от дел, нежели от слов и наказания: оттуду бывает, что отцы злые, дети злейшие, а внуки и того злейшие бывают… И хотя бывает, что некоторые от таковых узнают свою беду и гибель, и содрогаются, и ужасаются, и начинают каятися; но привычкою, яко веревкою влекомы, на нечестие обращаются. Сие зло от злаго воспитания происходит. Горе убо юным детям, но сугубое горе отцам, которые не токмо не научают детей добра, но соблазнами своими подают повод ко всякому злу! Таковые отцы не телеса, но души христианские убивают, за которых умер Христос, и лишают их не временнаго, но вечного живота… Внимайте сему, родители, не быть убийцами. Истинный отец не тот, который родил, но тот, который добре воспитал и научил. Родивший подал только жить, а добре воспитавший и научивший дал добре жить. Живут на свете и язычники, во тьме и идолопоклонники находящиеся, паче же и самые скоты, но добре живут единые христиане».

Приведенные нами Соборные определения и выписки из творений свт. Тихона Задонского дают ответ тем из современных родителей, которые, чтобы не стеснять религиозной свободы, настойчиво пропагандируют, что не нужно ни крестить младенцев, ни обучать детей религии, ни обременять их в школах изучением Закона Божия.

В христианской семье воспитание детей в духе Евангелия — залог будущего счастья. И Христос с особенной нежностью охранял этот залог и Своим учением, и Своим отношением к женщине-матери. Чтобы совершить оздоровление людей, Христос начал с восстановления брака. А восстанавливая брак, Он возвысил женщину на ее надлежащую высоту. Никто так высоко не поставил женщину, как Христос, никто так глубоко не понимал всех материнских скорбей, как Христос, никто так не спешил отереть материнские слезы, как Христос. От Него не утаился ни один вздох скорбящей матери за своих детей. Он слышал все стоны матерей, раздирающие душу безысходным горем, и спешил протянуть руку помощи, чтобы облегчить страдания любящего сердца. Только Христос мог так глубоко измерить скорбь матери, когда она рождает. Никто не мог понять и оценить и радость матери, когда она родит младенца и уже не помнит скорби от великой радости, что родился человек в мир (Ин. 16, 2). Никто так не оградил чистоты и целомудрия женщины от всяких гнусных посягательств мужчины, как Христос; ограждая чистоту и неприкосновенность женщины, мог дать такой закон: кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем (Мф. 5, 28).

Смысл закона ясен — он говорит: не смей оскорблять чистоту женщины не только действием или словом, но и пожеланием в сердце. Не смей унижать ее своим нечистым дыханием, исходящим из гнилого твоего сердца. Не смей смотреть на нее нечистым взором. Охраняй чистоту и целомудрие женщины от всякого грязного дуновения своей похоти и береги этот залог своего собственного счастья. Она, по призванию своему, — мать. И это слово должно быть для тебя святыней… И эту-то святыню с особенной нежностью охранял Христос. Мы представим наглядные примеры того:

Вот женщина-хананеянка, следуя за Христом, кричит Ему: Помилуй мя, Господи, сын Давидов! У нее страшное горе: Дочь моя жестоко беснуется. Кто мог войти в ее положение, измерить глубину ее материнского горя, кроме Христа? И Он, после испытания ее веры, говорит ей: О, женщина, велика вера твоя, да будет тебе по желанию твоему. И исцелилась дочь ея в тот же час (Мф. 15, 21–28).

А вот двенадцатилетняя единственная дочь умирает. Христос утешает, что для Него она не умерла, а спит. Окружающие насмехаются, а родители переживают невыразимое горе с лучом какой-то невероятной надежды. Христос, обращаясь к умершей, берет ее за руку и говорит: Девица, тебе говорю, встань. И девица тотчас встала и начала ходить (Мк. 5, 22–42; Мф. 9, 18–26; Лк. 8, 41–36).

Христос приближается к городским воротам Наина. Тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова, и много народа шло с нею из города. Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь. О, как дорого это слово из уст Христа! За ним тотчас же следует и фактическое утешение самым делом. И подошед, прикоснулся Он к одру; несшие остановились, и Он сказал: Юноша! Тебе говорю, встань. Мертвый встал… и отдал его Иисус матери его (Лк. 7, 11–16).

Скорбит Христос о тяжелой судьбе матерей в страшный момент разрушения Иерусалима и предупреждает их, чтобы они заблаговременно спешили спастись из города: горе беременным и питающим сосцами в те дни. Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимой или в субботу. Ибо будет тогда великая скорбь, какой не было от начала мира доныне и не будет (Мф. 24, 19, 21).

Но еще более трогательное, невыразимо трогательное отношение к матерям выразил Христос в тот момент, когда Его Самого вели на страшную и мучительную смерть — распятие на кресте. За ним шло великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о нем. Забыв свои собственные страдания и предстоящую ему страшную смерть, Иисус, обратившись к ним с утешением, сказал: Дщери Иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших. Ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие. Тогда начнут говорить горам: падите на нас, и холмам: покройте нас. Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет (Лк. 23, 27–31)?

Все эти евангельские факты говорят нам, что никто из людей во всемирной истории человечества не относился с таким полным и глубоким до самозабвения сочувствием к скорбям и страданиям женщины-матери, как Христос!

И этим-то безпримерным сочувствием Он поднял материнство в женщине на недосягаемую высоту. А поднятием женщины на такую высоту Он возвысил христианский брак в то самое положение, в какое он был поставлен Богом Творцом по сотворении первых людей. Христос восстановил в браке ту самую идею, которая была положена в основание создания самого человека.

Назад: Глава 13
Дальше: Глава 15
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий