О христианском браке и обязанностях мужа и жены

Глава 4

Особенно таинственная высота и духовное значение брака раскрывается Христом в Его Божественных притчах. Царство небесное подобно человеку-царю, который сделал брачный пир для сына своего (Мф. 22, 2–14). Брак — это образ Царства Небесного, и не просто образ, но основание и развитие Царства Небесного в смысле его распространения путем семейного воспитания. В браке — зерно этого Царства Небесного. Через брак реализуется это Царство Небесное! Через брак размножаются наследники Царства Небесного и становятся сынами этого Царства Божия путем христианского воспитания.

Отсюда, быть званным на брачный пир — особая честь, и пренебрежение к этому зову и самому торжеству строго наказывается изгнанием и лишением такой высокой чести. Даже явившийся на этот пир не в брачной одежде был строго наказан. Царь приказал слугам: Связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю, там будет плач и скрежет зубов (ст. 13).

Наказание за пренебрежительное отношение к приглашению на брачное торжество говорит об обязательной для всех необходимости осуществлять основную идею христианского брака — идею раскрытия тайны Царства Божия — в браке или в безбрачии. Плотский брак не обязателен, а духовный брак — союз с Христом — обязателен для всех. В этом — цель самой жизни христианина.

Насколько высоко ставил Христос брак по его значению, об этом можно судить уже по тому, что от участников в брачном торжестве требуется особенное внимание и предусмотрительная бдительность. Царство Небесное подобно будет десяти девам, — сказал Христос, — которые, взяв светильники свои, вышли навстречу жениху. Из них пять было мудрых, а пять неразумных. Первые взяли со светильниками и масло, а вторые — одни только светильники, не запасшись маслом. Конец известен: когда они говорили: «Господи! Господи! Отвори нам!», то в ответ услыхали: Истинно говорю вам: не знаю вас (Мф. 25, 1–12).

Если в первой притче Христос изобразил тайну Своего воплощения и искупления через единение с человечеством, то в последней притче под образом жениха открыто выражает второе Свое пришествие на землю. Там Он, как Сын Царя Небесного, через воплощение вступает в таинственное единение с Церковью, а здесь, как жених, является Он к Своей невесте — Церкви верующих, чтобы ввести их в вечное торжество Царства Небесного.

Этот приточный язык Христа и таинственная картина брачного пира повторяется для нас в следующей апокалиптической картине: Иоанн слышал как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: Аллилуйя! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся и возвеселимся, и воздадим Ему славу, ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя. И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых (Откр. 19, 6–8).

 

А.П. Вилисова со своим двоюродным братом и детьми. (Семья оружейного мастера К.А. Вилисова).1900 г.

«Московский журнал». 2004, № 2

 

Отсюда, званные на брачную вечерю Агнца называются "блаженными" (ст. 9).

Если Христос под образом брака раскрывает нам Царство Небесное, то с каким чистым сердцем, с каким благоговением перед тайной брака мы должны смотреть на этот земной образ небесного!

Высокий взгляд Христа проглядывает и в Его нравственных наставлениях, касающихся обыденной жизни. Так, урок смирения Он преподает в таком примере, где выставляется брак, а не другое какое-либо торжество. Когда ты будешь позван на брак (а не на обед или ужин), не садись на первое место, чтобы не случился кто из званных им почетнее тебя; и звавший тебя и его, подошедши не сказал бы тебе: уступи ему место; и тогда со стыдом должен будешь занять последнее место и т. д. (Лк. 14, 8–11). Мы обращаем здесь внимание на то, что Христос урок смирения приурочивает к брачному пиру, а не к «обеду или ужину», о чем Он говорит тут же — в следующем, 12-ом стихе.

Высокий взгляд Христа на брак, как на что-то особенно торжественное и важное в жизни людей, проявляется и в том, что урок бдительного отношения верующих к исполнению своих обязанностей Он приспособляет к брачному торжеству, а не к простому пиру, обеду или ужину. И требует такого внимательного отношения к торжеству не только от участников оного, но и от соприкасающихся с ними по своему служебному положению. Будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака (почему — с «брака», а не с «большого ужина»?), дабы когда придет и постучит, тотчас отворить ему. Блаженны рабы те, которых господин, придя (с брака), найдет бодрствующими; истинно говорю вам, он препояшется и посадит их, и, подходя, станет служить им. И если придет во вторую стражу, и в третью стражу придет, и найдет их так, то блаженны рабы те (Лк. 12, 35–38).

Всматриваясь в эти слова Господа, мы спрашиваем: почему особенная бдительность требуется от рабов в том случае, когда господин возвращается с брачного пира, а не с большого ужина (Лк. 14, 16)? Почему эти рабы в данном случае удостаиваются особенной чести со стороны господина, возвратившегося с «брачного пира», так что он начинает служить им, тогда как в других случаях тот же господин за исполнение рабом своих более трудных обязанностей не только не награждает, а требует продолжения услуг? Кто из вас, имея раба пашущего или пасущего, по возвращении его с поля, скажет ему: пойди скорее, садись за стол? Напротив, не скажет ли ему: приготовь мне поужинать, и, подпоясавшись, служи мне, пока буду есть и пить; и потом ешь и пейсам? Станет ли он благодарить раба сего за то, что он исполнил приказание? Не думаю (Лк. 17, 7–9). Как велика разница в положении тех и других рабов и отношении к ним господина, каждый видит своими глазами.

Все это говорит, что в браке есть что-то особенно серьезно-важное, священное и в высшей степени знаменательное, так что всякое уважительное отношение к нему, в чем бы оно ни состояло и от кого бы оно ни исходило, заслуживает особенной чести, похвалы и награды. Во всем этом нельзя не видеть того, что под покровом брака скрывается что-то Божественное, Небесное, вечное, что брак есть образ чего-то Божественного, сверхчеловеческого, что начало его — здесь, на земле, а конец — на небе, в вечности.

Так велико значение христианского брака по взгляду Христа!

Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий