О христианском браке и обязанностях мужа и жены

Глава 9

Новая параллель, выставленная ап. Павлом в форме ревности, есть новое указание на глубокое значение христианского брака по существу. Нарушение брачной верности служит выражением разрыва союза Иеговы с народом, Христа с Церковью. Отсюда возникает вопрос о возможности и действительности расторжения христианского брака.

Принимая во внимание ту идею, которая положена в основу христианского брака, и тот высокий идеал, через осуществление которого реализуется сама идея брака, мы должны сказать, что христианский брак нерасторжим и не может быть расторжим по самому существу своему и по характеру установления его. Фактическая расторжимость брака говорит только об отсутствии в нем христианского начала точно так же, как и отпадение Израиля от Иеговы, а членов Церкви от Христа, говорит о том, что отпавшие и не были верующими членами Церкви. Христианский брак установлен для распространения Царства Божия на земле, для раскрытия славы Божией в вечности. Задача его осуществляется Церковью, которая вечно будет существовать, так что врата ада не одолеют ее. Как брак, так и Церковь предназначены для раскрытия Божественных совершенств в вечности. Поэтому христианский брак по своему назначению, по премудрому плану Творца предназначен к раскрытию идеи Божественного мироправления в вечности. Следовательно, он не должен быть расторгаем. Расторжение брака есть разрушение той идеи, которая положена Богом в основу брака. Расторжение брака есть восстание против Бога, против плана Его Божественного мироправления, подобно тому как разрушение Церкви Христовой есть разрушение дела Христова, разрушение всего домостроительства вечного спасения человека. Одним словом, брак по своей идее и назначению не должен быть расторгаем, а по тем условиям, при которых он заключается, он не может быть расторгаем. И если когда брак расторгается, то это потому, что не выполнены самые основные условия христианского брака, а значит, это уже есть дело человека, который часто разрушает то, что созидает Бог, самовольно отвергает то, что повелевает Бог.

И мы видим, к великому прискорбию, что такое нарушение воли Божественной относительно брака проявлялось с первых веков христианства. Расторжение брака происходило различным образом и по различным мотивам. Но Церковь, при наличном существовании факта, никогда не поощряла, а, напротив, строго осуждала такое печальное явление, и осуждала даже в тех случаях, когда расторжение брака исходило из религиозных побуждений, под видом благочестия. С особенной строгостью она относилась в данном случае к священнослужителям, как это мы видим из правил Апостольских постановлений и Соборных определений, которые мы и представляем здесь.

Пятое правило Апостольского постановления говорит: «Священнослужители да не изгонят жен своих под видом благочестия. Аще же изгонят, да будут отлучены от общения церковного; а оставаясь непреклонными, да будут извержены от священного чина».

Против насильственного расторжения брака священнослужителя 13 правило Пятого-Шестого Трульского Вселенского Собора говорит:

«..аще кто явится достойным рукоположения в иподиакона, или во диакона, или во пресвитера, таковому отнюдь да не будет препятствием к возведению на таковую степень сожитие с законною супругою; и от него во время поставления да не требуется обязательства в том, что он удержится от законного сообщения с женой своею: дабы мы не были принуждены сим образом оскорбить Богом установленный и Им в Его пришествие благословенный брак… Аще же кто, поступая вопреки Апостольским правилам, дерзнет кого-либо из священных, то есть пресвитеров, или диаконов, или иподиаконов, лишати союза и общения с законною женою, да будет извержен. Подобно и аще кто, пресвитер или диакон, под видом благоговения изгонит жену свою, да будет отлучен от священнослужения, а пребывая непреклонным, да будет извержен».

4 правило Гангрского Собора подвергает анафеме тех, кто отвращается от пресвитера, состоящего в браке:

«Аще кто о пресвитере, находящемся в супружестве, рассуждает, яко не достоит причащатися, когда он совершает литургию, да будет под клятвою».

Подвергались анафеме и те, кто гнушался брака или даже предпочитал девство пред замужеством. 14 правило Гангрского Собора говорит:

«Аще которая жена оставит мужа и отъити восхощет, гнушаясь браком, да будет под клятвою».

9 правило: «Аще кто девствует или воздерживается удаляясь от брака, по гнушению им, а не ради самыя доброты и святыни девства, да будет под клятвою».

10 правило: «Аще кто из девствующих ради Господа будет превозноситися над бракосочетавшимся, да будет под клятвою».

Вот как высоко ставят христианский брак соборные постановления святых отцов Церкви и ограждают святость его от всякого извращенного понимания и разрушения его даже под видом религиозного благочестия. О других поводах к расторжению христианского брака скажем в другом месте.

По своему существу, по самой природе, по характеру взаимных отношений мужа и жены в христианском общежитии и условиям взаимного их сближения брак не может быть расторгаем. Брак основан на взаимной любви мужа и жены, любви полной, чистой, безкорыстной. А там, где любовь, не может быть разъединения двух существ, составляющих единое целое. Там, где любовь, не может быть отторжения одной половины от другой, потому что разъединение двух половин целого есть уничтожение целого. При такой взаимной любви в браке не может быть и поводов к расторжению его, потому что взаимная любовь в браке проявляется, с одной стороны, в разумной заботливости мужа о жене, в нежном обращении с ней, в сердечной заботливости о ней, а с другой стороны, в полной и искренней покорности жены мужу, всецелой преданности ему и безусловном повиновении ему, направленном к общему благу, к общему счастью, постоянной радости и ненарушимому миру. При таких условиях взаимных отношений в браке мужа и жены немыслимо расторжение их союза и вечного единства, как немыслимо разъединение Церкви от Христа. Никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь (Еф. 5, 29).

Расторжение нормального брака, каковым является христианский брак, представляется невозможным даже и по чисто психо-физическим законам. Кто не знает, что при продолжительной и согласной совместной жизни супругов они не только сливаются своими душами в одно существо, в одну личность, но делаются иногда похожими один на другого даже чертами лица.

Но что невозможно в области физической, то является возможным в области духовно-нравственной. Из всех тварей на земле один только человек дерзновенно нарушает и разрушает непреложные законы, вложенные Творцом в природу. Поэтому в принципе невозможные расторжения христианских браков становятся иногда печальным фактом в действительности. Но эти явления не что иное, как аномалии в жизни человеческой, аномалии физические или нравственные — пока безразлично для нас. Расторжения христианских браков говорят только о том, что в них не было ничего христианского, не было самой основной идеи христианского брака.

Все эти мысли, вытекающие из раскрытия самого существа христианского брака, ясно и положительно выражены Христом.

Во времена Христа крайняя нравственная распущенность проявлялась в частых разводах. Поводом к ним могли служить самые ничтожные обстоятельства в будничной семейной жизни, вроде того, например, если жена перепечет хлебы. Формальным основанием к таким разводам служил закон Моисея, обязывавший давать разводную книгу в подобных случаях. С формально-юридической стороны разводы совершались легко и безпрепятственно. Но при такой легкости развода «по всякой вине» Законы Моисея жестоко наказывали за всякий вид нарушения целомудрия и супружеской верности.

Для полноты исследования о браке мы укажем здесь на эти законы, изложенные в 20 главе кн. Левит, 22 главе кн. Второзаконие, в 22 главе кн. Исход.

Смертной казни предавали мужчину и женщину совместно, когда кто прелюбодействовал с замужней женой или с женой ближнего своего, с женой отца своего, с невесткой, грешил с мужчиной, как с женщиной; за скотоложство мужчины и женщины, за кровосмешение с дочерью отца своего или матери своей, за совокупление во время кровоочищения, за грех с сестрой отца или матери, с теткой, с женой брата своего — во всех этих случаях обоих побивали камнями. А если кто возьмет себе жену и мать ее, то на огне сжигали троих (Лев. 20, 10–21). Отроковицу, не соблюдшую своего девства, по заявлению мужа, когда будет доказан этот факт, побивали камнями пред дверьми дома отца ее. Захваченный на месте преступления с замужней женщиной, а равно девица, обрученная мужу и согрешившая с кем-либо в поле, побиваемы были вдвоем. За изнасилование девицы в поле побивали одного мужчину. За изнасилование необрученной отроковицы в поле преступник обязывался жениться на ней без права на развод (Втор. 22, 13–30; Исх. 22, 16–17; 20, 14, 17).

И такая-то строгость законов не спасла общества от ужасного разврата. Но наши церковные каноны никогда не доходили до такой строгости, как это можно, для примера, видеть из 4 правила Трульского Собора:

«Аще кто, священно- или церковнослужитель, с женою, Богу посвященною, совокупится, да будет извержен из священного чина, яко Христову невесту поругавший; аще же мирянин, да будет отлучен от общения церковного».

Против такой ненормальности в жизни, против такой распущенности нравов, разрушавшей в самом корне семейный очаг, Христос возвысил свой голос в Нагорной проповеди.

Сказано древним, — говорил Он, — что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную (Втор. 24, 1). А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния (παρεκτος Λογου πορνειας), тот подает ей повод прелюбодействовать, и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует (Мф. 5, 31–32).

 

С христианско-идейной точки зрения, брак, как установленный Самим Богом, есть добро, а развод, следовательно, есть зло. Но Бог не может творить зла: творит его человек. А потому развод, как действие, противное установлению Бога, как зло само в себе, не может быть признано и допущено Богом — это есть дело человеческое.

Эту мысль о нерасторжимости христианского брака и выразил Христос так ясно в своей Нагорной проповеди. Всякий, кто женится на разведенной, тот прелюбодействует, потому что она — жена другого. И всякая, разведенная с мужем, когда вступает в новый брак, прелюбодействует, потому что у нее есть уже муж. И этот путь прелюбодеяния начинается с момента развода, который дает ей фактическую возможность вступить в брачную связь с другим лицом. Оговорка, вставленная здесь Христом: кроме вины любодеяния, — только подтверждает сказанное нами и отнюдь не разрешает развода, потому что он уже фактически состоялся. Жена, изменившая своему мужу, а равно и муж, нарушивший супружескую верность, фактически расторгли брачные узы, введя третье лицо между собой. Целое, состоявшее из двух половин, раскололось на две совершенно разные половины посредствующим между ними третьим лицом. Формальный развод только констатирует то, что в действительности уже совершилось, и дает полную свободу продолжать для одного начатое, а для другого начинающееся прелюбодеяние. Разрыв брака, учиненный преступной волей человека, не может быть санкционирован Богом, установившим и благословившим брачный союз. Бог может только прощать вину человеку и, в случае покаяния, восстанавливать порванную связь. Для этого им установлено таинство покаяния, а не «развод», какого «таинства» нет и не может быть в христианстве! По учению ап. Павла, второй брак, а не развод, допускается. Но этот второй брак бывает только по смерти мужа, а отнюдь не при живом муже. О естественных аномалиях в брачной жизни, дающих повод к расторжению брака, речь впереди.

Решительный ответ Христа против развода христианских браков вызвал недоумение в современном Ему неверном и прелюбодейном роде (Мф. 12, 39; 17, 17). Враги Христа старались уловить Его в слове и обвинить в явном противлении букве закона Моисеева. И вот, раз приступили к Нему фарисеи, и, искушая Его, говорили Ему: по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею?

Так как искусители хотели поймать Христа и обвинить в открытом возмущении народа против Моисея, то, проникая в их тайные мысли, Он указал им на того же Моисея и изобличил их словами Моисея. Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что сотворивший в начале мужчину и женщину сотворил их (Быт. 1, 27)? Первоначальный акт творения говорит, что Бог создал человека в действенном виде, т. е. составил одного человека из двух половин — мужчины и женщины, предназначив одну половину для другой, что мужчину Он создал для женщины, а женщину для мужчины. Значит, брак лежит в основе самого акта сотворения человека. И потому, создав человека таким путем, Бог сказал: Посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одной плотью (Быт. 2, 24); так что они уже не двое, но одна плоть. И из этих слов Моисея, раскрывающих основную идею брака, Христос делает прямой и ясный для всех вывод: Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает. Ответ решительный, безповоротный, сам собою вытекающий из плана и задачи сотворения человека. Христос этим ответом сказал все, что мы уже раскрыли выше. Человек не имеет права расторгать то, что сочетал Бог. И если он иногда и разлучает, то это его произвол, а не заповедь Господня, это, наоборот, явное нарушение заповеди Господней.

Совершенно не ожидая такого ответа, фарисеи, пораженные наголову Христом, хватаются за букву закона, думая найти в ней опору для себя. Они говорят Ему: как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться с нею? Христос дал им ответ по существу, а они возражают Ему по букве закона, не имея знания и сил примирить здесь букву с духом в законе Моисея. В ответ на это и в разрешение их недоумения, в данном случае весьма естественного, Христос говорит им: Моисей, по жестокосердию вашему, позволил вам разводиться с женами вашими; а сначала не было так.

Если же так, если Моисей допустил развод «по всякой вине» по жестокосердию евреев, чтобы спасти женщину от ужасов безчеловечного деспотизма мужей, которые стали бы убивать нелюбимых жен, чтобы избавиться от них, то с наступлением благодатных времен христианства брак должен быть восстановлен в своей первоначальной идее и временно допущенный развод отменяется за неимением поводов к тому, потому что «жестокие» волки-мужья превращаются в «кротких и любящих» агнцев-мужей. А потому Спаситель и говорит: Кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует, и женившийся на разведенной прелюбодействует (Мф. 19, 3–9; Мк. 10, 2–12; Лк. 16, 18).

Сопоставляя ответ Христа, переданный нам тремя Евангелистами, с учением Его в Нагорной проповеди, мы видим, что он обнимает собой все восемь комбинаций вторичного брака по разводе, где выступает прелюбодеяние. Для удобства и большей наглядности мы сопоставим все эти места.

Нагорная проповедь:

А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать, и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует (Мф. 5, 32).

Матфей:

Но Я говорю вам: кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует (Мф. 19, 9).

Марк:

Он сказал им: кто разведется с женою своею и женится на другой, тот прелюбодействует от нее. И если жена разведется с мужем своим и выйдет за другого, прелюбодействует (Мк. 10, 11–12)

Лука:

Всякий разводящийся с женою своею и женящийся на другой прелюбодействует; и всякий женящийся на разведенной с мужем прелюбодействует (Лк. 16, 18).

Выражения св. Матфея — кроме вины любодеяния и не за прелюбодеяние — мы уже выяснили. А потому мы выделяем этот случай, где расторжение брака является уже совершившимся фактом, хотя и без формального развода. Мы остановим внимание на остальных случаях насильственного развода, которые отмечают нам Евангелисты, передавая учение Христа.

Прелюбодействует тот, кто отпустит жену свою и женится на разведенной.

Прелюбодействует тот, кто отпустит жену свою и женится на другой, не состоящей в замужестве — вдове или девице.

Прелюбодействует тот, кто, не имея жены своей, женится на разведенной.

Прелюбодействует тот, с кем жена развелась, когда он женится на ком бы то ни было.

Все эти четыре случая приложимы и к жене. А потому всех случаев прелюбодеяний при расторжении брачных уз получается не меньше восьми. Общая же картина такова: при живом муже или жене выходить замуж или жениться — значит прелюбодействовать. Брак расторгается только смертью кого-либо из супругов. Об этом ап. Павел так говорит:

Замужняя женщина привязана законом к живому мужу; а если умрет муж, она освобождается от закона замужества. Почему, если при живом муже выйдет за другого, называется прелюбодейцею; если же умрет муж, она свободна от закона и не будет прелюбодейцею, выйдя за другого мужа (Рим. 7, 2–3).

Сказанное апостолом о жене с одинаковой силой относится и к мужу. И, выражая свою мысль, апостол не делает каких-либо ограничений или исключений. Раз муж или жена живы, то формальный развод без всяких оснований не спасает от прелюбодеяния, второй брак при живом муже или жене есть не брак, а прелюбодеяние. И это высказывает ап. Павел не как свое личное мнение или толкование, а как положительную заповедь Господню. Вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем; если же разведется, то должна оставаться безбрачной или примириться с мужем своим; и мужу не оставлять жены своей (1 Кор. 7, 10–11).

Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий