На пути к Основанию

Книга: На пути к Основанию
Назад: 17
Дальше: 19

18

Ближе к вечеру Рейч уже сидел в кабинете учреждения, в которое никогда не входил – нет, не мог войти, будучи беспризорником. Даже теперь он чувствовал себя здесь не слишком уютно, как будто без разрешения проник в чужой дом.
Он изо всех сил старался принять непринужденный вид, придать лицу веселость и обаяние. Отец сказал, что все это было ему присуще от природы, а сам он об этом никогда и не задумывался. Но раз это действительно его природное качество, ему не следовало искусственно придавать себе обаятельность.
Он постарался расслабиться и при этом не сводил глаз с человека, что сидел за письменным столом и работал на компьютере. Человек этот не был далийцем. Это был не кто иной, как Джембол Дин Намарти, тот самый, что был тогда на встрече с Джоранумом, когда они приходили к отцу.
Время от времени Намарти отрывал взгляд от экрана компьютера и враждебно поглядывал на Рейча. На его обаяние Намарти не покупался.
А Рейч и не собирался отвечать на враждебность Намарти милыми улыбочками. Это было бы нарочито, наигранно. Он просто сидел и ждал. Главное, он попал сюда. Теперь, если Джоранум приедет, а приехать он должен был непременно, у Рейча будет возможность поговорить с ним.
Джоранум вошел, источая свою лучезарную улыбочку. Намарти поднял руку. Джоранум остановился. Они принялись о чем-то тихо переговариваться. Рейч навострил уши, стараясь расслышать их разговор, делая при этом вид, что ему это совершенно не интересно. Ему стало ясно, что Намарти против их встречи. Интересно, почему?
Но вот Джоранум обернулся, улыбнулся Рейчу и оттолкнул Намарти плечом. Рейч понял, что, хотя Намарти, судя по всему, в команде Джоранума является чем-то вроде мозгового центра, сила все равно остается за самим Джоранумом.
Джоранум шагнул к Рейчу и протянул пухлую, немного влажную ладонь.
– Хорошо, хорошо. Сынок профессора Селдона? Как поживаешь, дружок?
– Отлично, сэр, спасибо.
– У тебя были кое-какие трудности, насколько я знаю?
– Да нет, ничего такого особенного, сэр.
– И ты принес мне весточку от твоего папочки, верно? Видимо, он передумал, а? Решил-таки присоединиться к моему великому крестовому походу?
– Не совсем так, сэр.
Джоранум едва заметно нахмурился.
– Так ты не привез мне ничего такого?
– Нет, сэр. Он просто послал меня.
– Ясно. Есть хочешь?
– Пока нет.
– Значит, не будешь возражать, если я перекушу? Знаешь, у меня на простые житейские радости вечно времени не хватает, – сказал он, широко улыбаясь.
– Все нормально, сэр.
Они вместе подошли к столу и сели. Джоранум развернул сверток, достал сандвич и откусил кусок. Пережевывая, он сказал:
– А зачем же он послал тебя, сынок?
Рейч пожал плечами.
– Наверное, думал, что я разузнаю что-нибудь про вас такое, что могло бы ему помочь навредить вам. Он-то душой и сердцем предан премьер-министру Демерзелю.
– А ты разве нет?
– Нет, сэр. Я же далиец.
– Знаю, что далиец, мистер Селдон, но какое это имеет значение?
– Это значит, что я – из угнетенных, а поэтому я за вас и хочу вам помочь. Конечно, мне не хотелось бы, чтобы об этом узнал мой отец.
– А зачем ему об этом узнавать? Незачем. И как же ты собираешься мне помогать? – спросил Джоранум, бросив быстрый взгляд на Намарти, который слушал их беседу, угрюмо подперев подбородок кулаками.
– Тебе что-нибудь известно о психоистории?
– Нет, сэр. Отец со мной об этом не говорит, а заговори он, я бы все равно ничегошеньки не понял, да и успехов у него, судя по всему, никаких.
– Ты точно знаешь?
– Конечно, точно. У нас там есть парень такой – Юго Амариль, он тоже далиец, вот он иногда обронит словечко-другое. Так что я уверен и вам точно говорю: ничего они не добились.
– Ага! Скажи, а как ты думаешь, мог бы я повидаться как-нибудь с Юго Амарилем?
– Не думаю. Он не очень-то жалует Демерзеля, но зато с головой предан моему отцу. Он вам не помощник. Он отца не предаст.
– А ты, стало быть, можешь?
Рейч помрачнел и упрямо пробормотал:
– Я – далиец.
Джоранум прокашлялся.
– Давай-ка я тебя еще разок спрошу: чем ты собираешься мне помочь, молодой человек?
– Я могу сказать вам кое-что, но боюсь, вы не поверите.
– Вот как? Если не поверю, так тебе сразу и скажу.
– Насчет нашего премьер-министра Эдо Демерзеля.
– Ну?
Рейч облизнул губы, испуганно огляделся по сторонам:
– Меня никто не услышит?
– Никто, кроме меня и Намарти.
– Так вот, слушайте. Этот Демерзель – он никакой не человек. Он – робот.
– Что?! – взревел Джоранум.
Рейч решил, что нужно объяснить.
– Робот, сэр, это механический человек. Искусственный, ненастоящий. Машина, понимаете?
Намарти яростно вмешался:
– Джо-Джо, не верь этой ерунде! Это глупо.
Однако Джоранум предостерегающе поднял руку. Глаза его сверкали.
– Откуда тебе это известно?
– Отец когда-то побывал в Микогене. Вот он мне и рассказал, что в Микогене много болтают про роботов.
– Да, знаю. То есть, по крайней мере, слышал.
– Ну вот, и микогенцы, они верят, что когда-то давным-давно у их предков было полным-полно роботов, а потом их не стало.
Намарти прищурился.
– Нет, ты скажи, с чего это ты взял, что Демерзель – робот? Я, правда, не так много про это слышал, но, насколько я помню, роботы – они же металлические, верно?
– Верно, – честно признался Рейч. – Но только я еще слышал, что были и такие роботы, что выглядели точнехонько, как люди, и они могли жить вечно…
Намарти яростно затряс головой.
– Легенды! Дурацкие легенды! Джо-Джо, и зачем только мы слушаем эту…
– Нет, Дж.Д., – прервал его Джоранум. – Я хочу послушать. Я тоже слыхал про эти легенды.
– Но это же чушь, Джо-Джо!
– Не торопись произносить слово «чушь». Пусть даже так, ведь люди живут и погибают за подобную чушь. Дело не столько в том, что есть на самом деле, а в том, чем это считают люди. Ладно, молодой человек, о легендах не будем. Скажи мне, почему ты считаешь, что Демерзель – робот? Допустим, роботы действительно существуют. Что же такого есть в Демерзеле, что заставляет тебя думать, будто он – робот? Он что, сам тебе об этом сказал?
– Нет, сэр, – ответил Рейч.
– Может быть, отец сказал? – спросил Джоранум.
– Нет, сэр. Это моя собственная догадка, но я в этом уверен.
– Но почему? Откуда у тебя такая уверенность?
– Есть в нем что-то такое… Например, он не меняется с годами. Не стареет, понимаете? Он бесчувственный какой-то – никаких эмоций. В общем, что-то такое, от чего кажется, будто он и вправду из железа.
Джоранум откинулся на спинку стула и довольно долго испытующе, внимательно смотрел на Рейча. Еще бы чуть-чуть, и, наверное, можно было бы услышать, как настырно звенят его мысли.
– Хорошо, – наконец проговорил он. – Допустим, он на самом деле робот, молодой человек. И что? Тебе-то до этого какое дело?
– Как это, какое мне дело? – удивился Рейч. – Я же человек. И я вовсе не хочу, чтобы робот правил Империей.
Джоранум повернулся к Намарти и довольно кивнул.
– Слышал, Дж.Д? Здорово сказано: «Я – человек, и не хочу, чтобы робот правил Империей». Отведи-ка его в студию, пусть скажет это всем да повторит не один раз, чтобы всем на Тренторе вбить в мозги.
– Эй! – вмешался Рейч, наконец переведя дух. – По головидению я никак не смогу этого сказать. Я же не хочу, чтобы отец узнал…
– Нет-нет, не бойся, – быстро успокоил его Джоранум. – Этого мы не допустим. Мы только возьмем твои слова. Разыщем какого-нибудь другого далийца. И еще по одному жителю из каждого сектора. Пусть говорят каждый на своем диалекте, но слова будут у всех одни и те же: «Я не хочу, чтобы робот правил Империей».
– А что, – встрял Намарти, – если Демерзель докажет, что он – не робот?
– Да что ты? – отмахнулся Джоранум. – Как он сумеет доказать? Это психологически невозможно. О чем ты говоришь? Чтобы великий Демерзель, человек, стоящий за троном, человек, в чьих руках столько лет были все ниточки, тянущиеся к престолу Клеона I, который еще его отцу служил, взял да и спустился с заоблачных высот и оправдывался перед народом, доказывая, что он – человек? Для него это окажется ничуть не лучше, чем на самом деле быть роботом. Итак, Дж.Д., злодей у нас в руках, и этим мы обязаны вот этому замечательному юноше.
Рейч покраснел.
– Рейч – тебя же Рейч зовут? – спросил Джоранум. – Как только наша партия добьется желаемого положения, мы не забудем о тебе. Отношение к Далю, твоей родине, будет подобающим, и ты займешь важный пост среди нас. Когда-нибудь, Рейч, в один прекрасный день, ты станешь в Дале самым главным, и тебе не придется сожалеть о содеянном. Кстати, ты, случаем, не сожалеешь?
– Ни капельки! – с жаром воскликнул Рейч.
– В таком случае можешь спокойно отправляться к отцу. Уверь его в том, что мы не желаем ему зла, что мы его высоко ценим. Как ты это узнал и откуда – говори, что тебе вздумается. А если сумеешь выяснить еще что-нибудь полезное для нас, в особенности насчет психоистории, дай нам знать.
– Конечно. А вы честно сделаете так, что в Дале станет лучше, чем теперь?
– Совершенно честно. Клянусь. Равенство для всех секторов, мой мальчик. У нас будет новая Империя, а все зло – все эти привилегии и неравенство – все это мы сотрем в порошок.
– Этого мне и надо, – сжал кулаки Рейч и довольно улыбнулся.
Назад: 17
Дальше: 19
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий