Железные паруса

Глава восьмая
Голос моря

Визит Сварога в неприметную портовую гостиницу «Синий коралл» напоминал небольшую военную операцию, каковой, собственно, и являлся, с какой стороны ни взгляни.
Сначала в королевском кабинете состоялось недолгое совещание с участием Интагара и четырех его подчиненных, а также парочки представителей, так сказать, братских контор. Все вместе они выложили на стол Сварогу всеобъемлющее досье на хозяина данного заведения, а также на его чад и домочадцев. Вполне могло оказаться, эти неприметные, немногословные люди ведали о владельце гостиницы много такого, чего он сам о себе не знал…
Выложенное изучили, обговорили, немного поспорили – и стали действовать. Моментально было установлено квалифицированное и незаметное наружное наблюдение, работавшее в лихорадочном темпе, но крайне эффективно. После докладов наружки возле гостиницы стали концентрироваться люди, выполнявшие уже другие функции. Получив сигнал, они без особой спешки, но и не копаясь, хлынули в гостиницу всей оравой – проверять документы, оценивать степень возможной угрозы, благонадежность гостей и прочие немаловажные факторы.
Улочку перекрыли с обеих сторон хваткие специалисты по таким именно мероприятиям. На реке появились два паровых куттера, набитые вооруженными людьми.
В конце концов к гостинице на полном галопе подлетел десяток всадников – и Сварог, окруженный ратагайцами, вошел в обширную прихожую, где под потолком перекрещивались могучие потемневшие балки, а пол устлан чистой соломой. Судя как по донесениям, так и по собственным впечатлениям Сварога, гостиничка была из приличных.
Повсюду стояли мрачные личности в цивильном, с оттопыренными орудиями производства полами кафтанов и камзолов, хомериков и плащей. Они торчали у входа в трактир, на кухню, в комнатку-контору хозяина, на лестнице, у дверей нумеров.
Сварог поднялся по лестнице. Кивнул на дверь, обозначенную позеленевшей от времени и нерадения слуг медной цифиркой «8». Двое ратагайцев кинулись внутрь, не утруждая себя деликатным стуком – не из служебного рвения, а попросту потому, что не подозревали даже о существовании такого обычая, стучаться в дверь. Дверей они вообще не видели всю свою сознательную жизнь, пока не оказались в Латеране.
И наконец, в номер вошел Сварог. Все было в порядке, никто не кидался на него с холодным или огнестрельным оружием, не дымились фитили бомб, злонамеренными покушениями на королевскую особу и не пахло. Более того, за столом, где красовалась бутылка рома «Семь якорей» и два серебряных стакана, сидел самый доподлинный капитан Зо, совсем не изменившийся за то время, что они не виделись – здоровенный, краснолицый, чистейше выбритый, с роскошными бакенбардами, и в левом ухе по-прежнему сверкала целой пригоршней разноцветных крупных камней замысловатая серьга. Правда, серый бархатный кафтан был на сей раз надет не на голое тело – могучую капитанскую грудь с крайне фривольными татуировками скрывала белоснежная рубашка со стоячим воротом, на гланский манер заколотым золотой ферулой тонкой работы.
Что-то прежнее, теплое, бесшабашное шевельнулось у Сварога в душе, но он сдержал чувства, внимательно всмотрелся, проверяя. Кивнул:
– Это и в самом деле вы… Здравствуйте, капитан, чертовски рад вас видеть…
– Взаимно, – чинно ответил капитан, глядя на него как-то незнакомо. – Должен сказать, милейший граф, за то время, что мы не виделись, вы сделали, право же, неплохую карьеру…
– Да так как-то, само собой вышло… – сказал Сварог, ухмыляясь. Подошел к столу, взялся за спинку грубого стула. – Разрешите присесть?
– Помилуйте, вы же везде у себя дома… – пожал плечами капитан, глядя определенно иронически. – Вы уж простите, что я перед вами сижу сиднем, словно сиволапая деревенщина. Ногу повредил, едва на другой прыгаю…
– Да что там, какие церемонии, – сказал Сварог и сел. Оглянулся на одного из ратагайцев, с видом бдительным и грозным стоявшего у невысокой двери в соседнее помещение. – Что там?
– Спаленка, г'дарь, – сказал степняк, таращась в приоткрытую дверь. – А в спаленке баба, не в постели валяется, а сидит. Одетая, вся из себя смазливая, оружия при ей не видать пока что…
– Ладно, – сказал Сварог. – Подождите снаружи. – И повторил с расстановкой, королевским голосом: – Сна-ру-жи, говорю…
Оба табунщика нехотя вышли. Капитан Зо невозмутимо наполнил стаканы благоухающим ромом, с легонькой насмешкой в глазах осведомился внешне почтительным тоном:
– Быть может, учитывая многие перемены и жизненные реалии, мне следует вначале отпробовать из вашей посудины?
– Не выдрючивайтесь, капитан, – устало сказал Сварог, поднес стакан к губам, вдохнул аромат и с удовольствием сделал пару глотков. – Вы имеете в виду всю эту суету? – он показал пальцем на дверь. – Что поделать, это не прихоти. Королевская жизнь, леший бы ее подрал, подчиняется строгим законам. Пару недель назад меня уже пытались прикончить в собственном дворце некие доброжелатели. И, если уж рассуждать логически, откуда я знал, что письмо написано именно вами? Я ведь не знаю вашего почерка, никогда не видел написанного вашей рукой… Как «Божий любимчик»?
– Плавает помаленьку.
– А Блай?
– Вот с Блаем дело плохо, – сказал капитан с сокрушенным лицом, и в глазах у него прыгали веселые искорки. – Влюбился в дочку трактирщика из Сегулы, совсем плох. Натыкается на мачты, путает лисель со стакселем и временами с затуманенными глазами вопрошает, так ли уж необходимо идти сегодня на абордаж – там ведь тоже живые души, пусть себе плывут восвояси… Ничего, оклемается. С ним такое приключается в среднем раз в год, течение болезни знакомо насквозь. А так – все нормально. Мышиный Соус жив-здоров, и все остальные тоже. Троих мы, правда, лишились от неизбежных на море случайностей. Толковые были ребята, из парусной команды, вы их наверняка и не помните… Вы знаете, до меня давненько доходили слухи, что вы меня ищете. Однажды я совсем было собрался с вами повидаться, был поблизости, да и времени свободного хватало… но тут как раз вы стали гланским королем, а за меня в Глане, если вы не знали, объявлена солидная награда вот уж восемнадцать лет тому, и никто ее пока что не отменял…
– Ну да, вот именно, – с досадой сказал Сварог. – Угораздило же вас впутаться в такое дело… Я просмотрел судебное дело на вас, вскоре после того, как короновался в Клойне. Простите великодушно, капитан, но смягчающих обстоятельств, по совести говоря, не усматривается. Крайне трудно их там высмотреть. Я бы еще понял, проткни вы того гланфорта в силу весомых жизненных причин – соблазни он коварно вашу юную сестру и брось с дитем, оттяпай он у вашей семье насквозь незаконно какой-нибудь лужок… Но ведь не было ничего подобного? Судя по материалам прокурорского розыска, вы сами затеяли с ним ссору и ткнули мечом, на ношение коего, кстати, не имели никакого законного права… Или вас все же оклеветали тогда, и все обстояло совершенно иначе?
– Да нет, – сказал капитан, потупясь. – Все именно так и обстояло. Какие там юные сестры и лужки-выгоны… Я просто был молодой и горячий, дурак дураком, в карманах и в голове свистал ветер, а этот долбаный щеголь гулял в кабаке так заносчиво и пошло, словно ему принадлежал весь город, все живое и недвижимое, вплоть до кошек на крышах. Девкам, мать его за ногу, за корсаж золотые забрасывал, а они только хихикали…
– Понятно, – сказал Сварог. – Вы меня поставили в затруднительное положение. Можно, конечно, все это отменить, у любого приличного короля на этот счет масса возможностей. «Закон уснул» и так далее. Но беда-то в том, что этот фертик был из рода глэрда Баглю. А я знаю Баглю… Он в жизни не простит и до самой смерти будет стараться отомстить, если кто-то пристукнет последнего пса у него на подворье – что уж говорить о пятиюродном племяннике… Боюсь, он и меня не послушает…
– Пустяки, – небрежно отмахнулся капитан Зо. – Как-нибудь обойдется. Обходилось же восемнадцать лет, нужно только держаться подальше от Глана. Правда, меж державами есть соглашение о выдаче, и вы вправе велеть в качестве ронерского властелина, чтобы меня повязали, как буркайскую колбасу, и выдали в Глан… Да впрочем, вы же и так гланский король, а я, получается, ваш мятежный подданный…
– Не городите глупостей, – сердито сказал Сварог. – Еще чего не хватало… По-моему, вы меня немного знаете?
Капитан Зо осторожно сказал:
– Время меняет людей, граф. А уж троны и титулы – тем более… Хватало примечательных примеров.
– Да подите вы к морскому дьяволу, с такими-то мыслями! – ощетинился Сварог и одним махом допил свою чарку. – Но в одном вы правы, капитан. Я все же изменился, у меня масса других забот… Слышали о том, что приключилось под крепостью Батшева с джетарамской эскадрой?
– Кто же не слышал? – нейтральным тоном произнес капитан Зо. – Про такие вещи слухи разносятся моментально…
– И что вы обо всем этом думаете?
– Если так пойдет и дальше, в морях станет неуютно.
– Вот то-то, – сказал Сварог. – Я с некоторых пор разыскивал вас в качестве специалиста по данному вопросу…
– Простите?
– Я хорошо помню, как впервые увидел «Божьего любимчика», – сказал Сварог. – А впрочем, нет… Я ведь был уже на борту, ну да, вот именно… Я проснулся как-то в каюте от грохота. Ваши морячки бросали за борт бочки с чем-то взрывчатым. Помните? Так вот, с тех пор я уже не сомневаюсь, что у этой загадочной на первый взгляд забавы было одно-единственное объяснение: вы глушили подводную лодку. Только не притворяйтесь, будто слыхом не слыхивали о подводных лодках, управляемых крохотными человечками, обитающими где-то в подземной пещере в Хелльстаде… Бугас о них знает прекрасно, и еще многие мореходы…
– Хорошо, – кивнул капитан. – Слыхивал.
– Вы охотились тогда за одной из таких лодок?
– Ну, не то чтобы специально… Она обнаружилась поблизости. У меня среди каноиров есть один парень со Стагара, знает и умеет кое-что, и он ее увидел на глубине…
– Он один такой уникум или на Стагаре есть другие?
– Преизрядно. Стагарцы – знатоки как раз морского волшебства. – Капитан усмехнулся. – Только не думайте, пожалуйста, что я этакий бескорыстный рыцарь, убежденный боец вроде монахов из Братств. Я просто знаю человека, который готов был заплатить невероятную сумму в золоте за такую лодку, пусть поврежденную. А за живых пленников обещал расплатиться алмазами по весу…
– И кто же этот оригинал?
– Я давал слово…
– Да ладно вам, – ухмыльнулся Сварог. – Сам знаю. Барон Сагуар, глава снольдерского Морского бюро… с некоторых пор это ведь моя собственность – и Морское бюро, и сам Снольдер… Совершенно верно. Мне об этом рассказывал граф Раган, которого вы тоже прекрасно знаете. Вы ведь так и не добыли тогда лодку?
– И никто не добыл. Не самое легкое предприятие. Ходят темные слухи, что некогда это удалось сделать кому-то из доверенных офицеров королевы Дайни (Сварог навострил уши), но толком никто ничего не знает.
– И вот что… – сказал Сварог. – Барон о вас отзывался в весьма лестных выражениях. Так что зря вы на себя наговариваете, выставляясь в роли обыкновенного наемника…
Капитан пожал плечами:
– Но ведь так и обстоит. Мы как-то говорили с вами об этом, еще на «Божьем любимчике». Я не настолько бессребреник, чтобы бороться со злом совершенно бескорыстно – ну, временами… Но далеко не всегда. Деньги за свои услуги требую за милую душу. Другое дело – я, поверьте, всерьез – что с другой силой я не стану связываться ни за какие деньги. Но это опять-таки не делает меня бескорыстным рыцарем. И, честности ради… Не всегда с другими связываются из-за презренного металла. Самые разные бывают поводы. Вы помните Джагенддина? С ним сейчас совсем плохо. Он чересчур любил тайны и загадки. И это его в конце концов привело в тот самый стан, который я обхожу за морскую лигу…
– Он погиб?
– Живехонек и здоровехонек, – сухо сказал капитан Зо с жесткой усмешкой. – Но это уже не он, не прежний. Мы когда-то были благородными врагами, а теперь, если попадется на пути, я его пущу ко дну без всякого благородства…
– Черт, – сказал Сварог. – Я ему однажды жизнь спас…
– Да, я знаю. Зря. А впрочем, кто мог тогда знать, чем все кончится… Жаль человека, конечно. Но, с другой стороны, другие обожают тайны в сто раз яростнее, Бугаса хотя бы взять – но никто из них ради удовлетворения любопытства с Великим Мастером не свяжется. Значит, вы хотели поговорить со мной о подводных лодках… Вот видите, как все удачно сложилось. В той комнате, – он указал на дверь в спальню, – как раз ждет человек, специально приехавший поговорить с вами о них, и еще о многом…
– Эта женщина?
Лицо капитана стало каким-то странным, он покосился на дверь то ли с опаской, то ли с почтением.
– Если можно ее так назвать, – тихо сказал Зо. – То есть можно, конечно, но она не вполне…
Сзади раздался самый обычный женский голос, мелодичный, молодой:
– Капитан хочет сказать, что я несколько отличаюсь от вас.
Сварог обернулся неспешно, со всем королевским достоинством. Женщина стояла совсем рядом – молодая, красивая, с ясными синими глазами и светлыми волосами какого-то непонятного, словно бы зеленоватого оттенка, одетая, как девушка из невысокой гильдии.
– И чем же вы отличаетесь? – спокойно спросил Сварог.
Напрягся внутренне, пытаясь ее понять. Что-то с ней было не так. Подобное со Сварогом случалось не впервые – когда он не понимал, что именно видит. Нечто. Вот именно, она не была обычным человеком – но Сварог не обнаружил и следа какой бы то ни было черной магии, равно как и знакомого ему белого волшебства. Она попросту была другая. Неяркое сияние, зеленовато-золотистое, окутывавшее ее причудливым ореолом, ему никогда прежде не встречалось – хорошо хоть, не несло в себе никакой угрозы, опасности.
– Вы понимаете, что я такое? – спросила она безмятежно.
– Нет, – сказал Сварог. – Я вижу, что есть в вас нечто, отличающее от обычных людей, но не понимаю сути. Я не маг, не волшебник – понахватался кое-каких вершков… Присядете?
Она кивнула и гибко опустилась на соседний стул. Те же нехитрые способности, что помогли ему увидеть ореол, позволили ощутить запах, точнее то, что за неимением более подходящего в человеческом языке слова, приходилось приближенно именовать запахом. Некий незнакомый, но приятный аромат, почему-то вызывавший ассоциации с морскими волнами, с прозрачной, чистой водой.
– Это, надобно вам знать… русалка, – хрипло сказал капитан Зо.
– Так нас называют на суше, – спокойно сказала девушка. – Сами себя мы, уж простите, называем совершенно иначе, но суть, если подумать, передана верно. Разве что несколько неточно. «Русалка» – слово исключительно женского рода, а у нас не меньше мужчин, чем на суше приходится на одну женщину… Рада с вами познакомиться, король Сварог. Мы о вас немного слышали. Почему вы смотрите на меня так странно?
– Потому что не знаю, о чем спросить, – искренне сказал Сварог. – Не знаю, что в этой ситуации считается серьезным вопросом. В голову лезут всякие глупости, навеянные моряцкими россказнями… Значит, все правда – то, что болтали про тюленей, способных оборачиваться людьми?
Она чуть заметно улыбнулась:
– Правда. Но это – не мы. Люди-тюлени – это совсем другой народ.
– Простите на глупом слове… – сказал Сварог. – А когда вы в море, у вас есть рыбий хвост?
– Нет. Мы и в море такие, как я сейчас… Давайте я сама, предупреждая вопросы, кое-что расскажу, хотите? Чтобы вы получили некоторое представление… Мы, такие – дети Шторма. Как получилось, что получились мы, никто толком не знает. Шторм случился так давно и был такой дикой загадкой, что слишком многому нет объяснения даже теперь. Мы однажды появились, вот и все. И стали быть. У нас есть свои… способности. И самую чуточку магии. У нас есть свои города и поля. Есть свой король – один-единственный, потому что нас слишком мало для того, чтобы создавать разные державы… вообще, нам достаточно одного короля. Другое мышление, быть может. У нас слишком много места, а державы возникают, когда места для жизни не так уж много, и приходится его делить… И оттого, что нас мало по сравнению с вами, мы не воюем… Я так подробно этого касаюсь…
– Чтобы внушить мне: я не должен вас опасаться, вы мне не конкуренты… Так?
– Да, – сказала она, открыто глядя ему в глаза. – Мы ведь знаем: вы, на суше, во всем неизвестном и во всех неизвестных тут же начинаете видеть соперника и конкурента…
Сварог усмехнулся:
– Ну, не рубите сплеча… Вы преувеличиваете.
– Возможно, – согласилась она. – Мы ведь знаем вас не так уж и хорошо. Бываем у вас на суше… по самым разным поводам, но надолго не задерживаемся. Нам здесь неуютно. Нам хорошо в море.
– Вы меня убедили, – сказал Сварог, все еще сохраняя на лице чуточку напряженную ухмылку. – Вы мне не соперники, отлично… Я готов верить, что все россказни про русалок, топящих и пожирающих неосторожных моряков – бред собачий…
– Но ведь это и в самом деле вранье!
– Приятно слышать, – сказал Сварог. – А как насчет любовных легенд?
– Ну, это-то большей частью как раз не легенды… Это случается – она покосилась на капитана. – Порой именно так, как это изображено на татуировке Зо, все зависит от девушки…
Капитан крякнул, уставясь в стол с виноватым видом, налил себе рому.
– Вы меня убедили, – повторил Сварог. – Я отношусь к вам без особых подозрений… и дело тут не в моей доверчивости. Где вы видели излишне доверчивого короля? Просто-напросто я равняюсь по капитану Зо. Он великолепно разбирается в морских делах и, смею думать, мне не враг. Вряд ли бы он привел ко мне какое-нибудь злокозненное существо… Кстати, у вас есть имя?
– Меня зовут Аулина. Между прочим, я дворянка. У нас есть нечто соответствующее вашему дворянству…
– Красивое имя, – сказал Сварог. – Лауретта Аулина, а? Я подозреваю у вас ко мне дело? Вы ведь до сих пор, насколько мне известно, как-то не стремились к общению с сушей… Верно?
– Да, все правильно. Меня послал к вам король. Если хотите, в качестве посла.
– И что же мне хочет сообщить мой венценосный брат?
– Что в море неспокойно. Более того, Великий Кракен просыпается.
– И это – все?
– Вам этого мало? – подняла она брови.
Сварог сохранил непроницаемое выражение лица, как и подобает опытному королю, принимающему иностранного посла. Но в глубине души чувствовал разочарование. Стоило ей тащиться в Латерану ради таких банальностей…
– Я знаю, что такое Великий Кракен, – сказал он спокойно. – Знаю, чье это воплощение… Воплощение Воды. Что вы мне еще расскажете, Аулина? Что глубоководные рыбы бегут из глубин, а морские птицы спасаются на суше? Что змей Ермундгад поднялся к поверхности?
– К поверхности поднялась Митгард. Ермундгад еще где-то спит.
– Ах, так их двое? – поморщился Сварог. – Час от часу не легче, а меня устроило бы, окажись змеюка всего одна… а то и вовсе ни одной. Простите, лауретта Аулина, я вовсе не намерен быть с вами резким, неприветливым, враждебным… просто-напросто я король, а вы – посол. А ситуация сложилась… гм, не самая приятная. Поэтому меня в первую очередь интересует что-то конкретное. Конкретное, приземленное, рациональное… способное принести выгоду. Представляю, как любой книжник на моем месте плясал бы от радости – взаправдашняя русалка, способная обогатить науку новыми откровениями… Я же, увы, король. Говоря прозаически – управитель всего этого, за окном, – он сделал рукой широкий жест. – И в таковом качестве мне нужны не приятные собеседники, проливающие свет на тайны морского дна, а серьезные союзники… Я так понимаю, Великий Кракен представляет для вас угрозу?
– Да. Уже проснулись… я не знаю, как их назвать. Твари. Мелкие твари, прислужники. Они нападают на наши города. Один город уже погиб, а учитывая, что их у нас всего с полсотни, утрата нешуточная. У нас есть свои боевые корабли, но их мало. У нас всего мало, что ни возьми, – горько сказала она. – И мало нас…
Ее очаровательное личико было печальным, потерянным. Сварог подавил тягостный вздох – грустно, конечно, что и под гладью морской творится черт-те что, но если она пришла за утешением, обратилась не по адресу. Самого бы кто утешил… Самого, сдается, загоняют в угол по всем правилам облавной охоты…
– И у вас нет оружия против Великого Кракена? – спросил он.
Она мотнула головой.
– У меня его тоже нет, – сказал Сварог. – Быть может вы знаете, где скрыто копье Морских Королей?
– Нет.
– Я тоже.
Она заторопилась:
– Но мы совершенно точно знаем, где лежит на дне Великий Кракен. Где-то в Море Мрака, и это достоверно. Оттуда все исходит… Никаких сомнений.
– Великолепно, – сказал Сварог с горькой иронией. – Наконец-то мы выяснили хоть что-то конкретное. В Море Мрака. Конечно, оно велико, но это лучше, чем ничего. Правда, у меня нет Копья, и у вас его тоже нет, а знающие люди мне голову прозакладывать готовы, что уничтожить эту тварь можно исключительно Копьем Морских Королей. Дело за малым, остановка за пустяком…
Он замолчал. По ее лицу текли слезы. Капитан Зо уставился на Сварога с немым укором. Мать вашу так, мысленно возопил Сварог, ну некогда мне утирать слезы еще и этой…
И все же он не выдержал, взял ее за руку – совершенно людская ладошка, узкая и теплая – сказал насколько мог участливее:
– Ну, не надо… Успокойтесь. Я делаю все, что могу, мы принимаем меры…
Вскоре он замолчал, чувствуя, насколько все это фальшиво, не нужно и не способно ничему помочь.
– Простите, – тихо произнесла Аулина. – Я не гожусь, наверное, для таких поручений… У нас решили отчего-то, что вам легче и приятнее будет говорить с красивой девушкой, нежели с пожилым царедворцем… Мы гибнем, понимаете? Мы погибнем первыми. А потом он обязательно возьмется за вас.
– Догадываюсь, – сказал Сварог серьезно.
– Вы же Серый Рыцарь, вы обязаны победить…
«Вот только объяснил бы мне кто, как именно я должен победить, выиграть, – горько подумал он. – Потому что сам я совершенно не в курсе, руки опускаются… Где же Копье, чтоб ему… Все, решительно все сходятся на том, что оно – не легенда, что оно должно где-то быть…»
– Расскажите о токеретах, – тихо произнес капитан Зо. – Короля эта тема крайне волнует… – он повернулся к Сварогу. – Токереты – это те лилипуты, так их, оказывается, называют наши… друзья.
– Они плавают в морях лет двести, – сказала Аулина. Слезы на ее щеках уже помаленьку высыхали, оставив почти незаметные дорожки. – Мы до сих пор поддерживали с ними что-то вроде вооруженного нейтралитета, потому что делить было нечего. Сложилось так, что мы и они попросту стараемся не замечать друг друга. Но если оборачивается так, что вы с ними в ссоре…
– Мягко сказано, – сказал Сварог, ощутив, как цепенеет лицо. – У меня с ними счеты. Что вы о них знаете?
– У них есть несколько баз. Подводные пещеры, куда можно попасть только с глубины. Вот, возьмите, – она достала из кошеля на поясе небольшой свиток. – Здесь все отмечено…
Сварог развернул бумагу. Пять подводных пристаней. Дике, один из островов Бару, сразу две базы – в лабиринтах Инбер Колбта… ага, и Стагар, надо же… По большому счету, совершенно бесполезная карта. Потому что у него не было сейчас возможности эти базы уничтожить – а если возможность и появится, это еще ничего не решает. Останется пещера, гнездо…
– А где их страна, вам известно? – спросил он вяло, заранее подозревая, что ничего полезного не услышит.
Так оно и оказалось.
– Где-то под Хелльстадом, – сказала Аулина. – Мне рассказывал капитан Зо.
Сварог воздержался от иронических комментариев – жаль девушку, ей и так нелегко, сразу видно…
– Ну что же, лауретта… – сказал он как можно душевнее. – Вы мне очень помогли… Вопрос только в том, насколько далеко ваш король решится зайти. Вы в состоянии захватить одну из подводных лодок? Проделав это так, чтобы осталось незамеченным для остальных? Мне позарез нужны пленные…
– Не знаю, что вам сейчас и сказать, – с явным колебанием ответила Аулина. – Технически, по-моему, возможно… Но это наверняка вызовет настоящую большую войну… В которой уже вы окажетесь для нас бесполезны как союзник, потому что ничем помочь не в состоянии. Разумеется, я передам наш разговор королю, решать будет он… Не судите нас слишком строго. Во-первых, у нас нет опыта войн. Во-вторых, токереты не имеют отношения к Великому Кракену. Они, конечно, весьма своеобразные создания, это ведь не люди, у них нет души, нам это известно совершенно точно… Но до сих пор они нас не трогали… Конечно, я передам королю…
– Сделайте одолжение, – сказал Сварог дипломатическим тоном.
Засранцы, если вкратце, подумал он уныло. Слишком долго жили спокойно, надо полагать. И сейчас, по ней видно, им жутковато во что-то ввязываться. Все, собственно, сводится к тому, что они заламывают руки и с трагическим взором умоляют: спаси нас, великий король, это же твоя обязанность, ты ж у нас Серый Рыцарь… И жалко их, ни в чем они не виноваты, и меня бы кто пожалел… Какие, к чертовой матери, союзники… Толку от них…
Он встал, выжидательно посмотрел на девушку и, не услышав от нее ни слова, сказал вежливо:
– Ну что же, если вы высказали все, на что были уполномочены… Передайте вашему королю мою просьбу. На этом позвольте откланяться, у меня множество неотложных дел…
Надел шляпу и вышел. Капитан Зо догнал его в коридоре. Косясь на подобравшихся ратагайцев и замерших на лестнице тихарей, прошептал на ухо:
– Я все понимаю. Но я обязан был вас свести… От них, конечно, мало толку, но это люди, настоящие, целый народ…
– Вы с ней спите, капитан? – устало спросил Сварог. – Ну да, конечно, по лицу видно… Романтическая любовь, завидую… Я все понимаю. Но скажите вы мне, что я могу для них сделать?
Капитан Зо с совершенно убитым видом смотрел в пол, на облупившуюся краску половиц, кое-как прикрытых домотканой дорожкой.
– Да я и не требую… – сказал он хмуро. – Вам бы со своими заботами разгрестись… Мне их просто жаль. Не самый скверный на свете народ. И в одном она кругом права – начнут с них, а кончат…
Сварог взял его за отворот богатого кафтана, притянул к себе и сказал с расстановкой:
– Вы же морской волк, прах вас побери, вы столько в жизни видали и слыхали… Напрягите Бугаса, напрягите кого угодно, разузнайте наконец, где лежит это клятое копье! Я про него столько слышал – и его так упорно связывают с островом Хай Грон, что это неспроста… Должен быть какой-то фокус! Ищите копье, мать вашу, иначе дело в конце концов обернется сквернее некуда…
Отвернулся и быстро зашагал вниз по скрипучей лестнице, ни на кого не глядя. Тихари почтительно вытягивались, ратагайцы топали следом. Выйдя из гостиницы, Сварог направился было к своему коню, но, заметив неподалеку черную карету Интагара, резко свернул туда. У министра полиции была масса необходимых для государственной службы достоинств, но вот умение ездить верхом среди них безусловно не числилось…
Опустившись на кожаное сиденье и плотно захлопнув за собой дверцу, Сварог спросил:
– Ну?
– Кажется, вы напали на верный след, ваше величество, – сказал Интагар. – Латеранский особняк графа Форамбая и в самом деле стоял на самом берегу Итела, за городом, посреди большого сада. Очень уединенное место. Вполне подходящее на роль пристани. Вот только дом этот в свое время был уничтожен сильным взрывом – точнее, во время занятия снольдерцами Латераны. Тогда это списали на военные действия, но бомбардировки города не было, я совершенно точно выяснил. А самое интересное… Перебравшись в Латерану, граф и там не изменил своему обыкновению – выстроил себе дом на берегу реки, опять-таки в удалении от города. Ничего необычного в том не было – знать любит загородные особняки…
– Что с этим домом?
– Вы будете смеяться, ваше величество, но и он взлетел на воздух через несколько дней после смерти графа. Ходили слухи, что его наследник был членом знаменитого тайного кружка алхимиков, пытавшихся получить Эликсир Всеобъемлющих Истин – и взорвал дом во время очередного неудачного опыта. Но теперь, в свете того, что я знаю, можно строить и другие версии. Скажем, такую: после смерти старого графа крохи не стали связываться с наследником. По каким-то причинам он их не устраивал в качестве доверенного лица. И дом взлетел на воздух… Знаете, что мне приходит в голову? Что вся эта не утихающая три столетия болтовня о тайном обществе искателей эликсира как раз и запущена в оборот, чтобы маскировать уничтожение пристаней. Понимаете, подобных странных взрывов, оставляющих от зданий только кучу щебенки, насчитывалось за прошедшие века десятка два. Вот я и думаю: а может, крохи эти слухи и пускали через сообщников? Как только произойдет взрыв, сразу появляются разговоры, что это опять был очередной неудачный опыт искателей эликсира… Это словно бы и объясняет все, есть старые книги, где утверждается, что неудачный опыт обязательно кончится жутким взрывом… Что скажете?
– А что я могу сказать? – пожал плечами Сварог. – Версия, в общем, изящная и логически непротиворечивая. Вполне может быть… Но ведь след снова оборвался, а? Все особняки на берегах рек ни за что не проверишь, мы об этом уже говорили… – он помолчал. – И тем не менее Интагар, мы, кажется, выцепили одно очень интересное обстоятельство, точнее, закономерность. Наши крохотные дружки, очень похоже, всякий раз старательно минируют свои укрытия. Это следует учитывать – и соблюдать величайшую осторожность. При малейшей угрозе они, чует мое сердце, непременно взорвут пристань… – он замолчал, прислушался. – Кажется, это к вам?
Кто-то снаружи осторожно царапался в дверцу. Интагар недовольно выглянул, тихонько перекинулся парой слов с неприметным человеком, перемазанным пылью и грязью так, словно он не один десяток лиг проскакал верхом без роздыху. Кивнул, захлопнул дверцу, повернулся к Сварогу с озабоченным лицом:
– Гонец из Партука… Крестьянский мятеж!
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий