Тень как ресурс

Глава 3

Для чего работать с Тенью?

Начнем эту главу с суфийской притчи. Одному человеку сказали, что его тень укажет на сокровища, которые сделают его богатым. Надо только утром выйти в пустыню и понаблюдать за тенью. Человек исполнил все точно. Когда встало солнце, он увидел длинную тень. Бросился копать там, где на земле оказалась ее макушка, увлекся, зарылся уже глубоко — но не нашел сокровищ. А солнце тем временем поднялось выше, тень укоротилась — макушка сдвинулась.

Человек расстроился, но начал копать в новом месте. В полдень тень исчезла вовсе — солнце поднялось в зенит. Человек с горя разрыдался. Мимо шел суфийский мастер — учитель: «О чем плачешь?» — «Мне обещали, что тень укажет на сокровище. И вот тени нет — меня обманули». Мастер ответил: «Нет, все верно: именно сейчас тень указывает на местоположение сокровища — клад внутри тебя».

Начиная работу с Тенью, мы никогда не знаем, что получим в итоге. Но точно известно: а) чего-то да достигнем; б) получим бонус в виде прироста энергии. Это как если бы мы в сезон пошли в лес за грибами. Мы разбираемся в «лесном мясе», поэтому ищем правильные грибы, и то, что найдем, непременно положим в корзинку. Итак: мы точно знаем, что сейчас грибной сезон; мы уверены, что разбираемся в грибах; мы их намеренно ищем. И еще мы точно знаем, что придем домой, надышавшись кислородом, то есть кроме корзинки с грибами на ужин получим еще и пользу для организма.

Если же без метафор, то мы собираем свои части из того себя, который реально существует. Мы интегрируем те части, которые вытеснили в Тень, но что именно туда было вытеснено, мы не знаем. Когда мы начинаем работу, каждый в группе сначала смотрит на других людей, отражается в их историях и только потом начинает видеть хвосты своих теневых частей. Создавая сказку с антигероем во время тренинга, участники узнают, какие конкретные качества они вытеснили в Тень, что было вытеснено в теневой аспект.

Невозможно дать конкретную схему, где что искать: справа агрессия, слева сексуальность или еще что-то. Занимаясь в группе с разными людьми, мы выполняем упражнения ровно для того, чтобы поднять уши Тени. Часть этих упражнений мы предложим читателям для самостоятельной работы. Например, написать антисказку, посмотреть на антигероя и, возможно, разглядеть какое-то поведение, которое вы себе не позволяете. Без того, чтобы отыграть какие-то запрещенные части себя, получить их интеграцию невозможно.

***

Давайте разберемся, зачем вообще работать с Тенью. Вернемся к примеру фортепиано или органа. Многие рады получившейся незатейливой мелодии, для которой в лучшем случае задействуют октаву, при этом они жмут только на белые клавиши, избегая черных. Работа с Тенью — это освоение всей клавиатуры, извлечение из нее полного ассортимента звуков и полутонов.

Вспомним в тему анекдот из относительно недавно ушедшей эпохи. Купил новый русский пианино и созвал братву. «Так ты что, еще и играть умеешь?» — «Конечно, умею». Открывает крышку и тычет пальцем в клавишу. «Круто! — не унимается соратник. — А я тут по телевизору видел, мужик двумя руками туда-сюда играл». — «Так это он искал, куда ткнуть, а я точно знаю!»

На самом деле в этот момент у нового русского внутри зазвучало: «Я знаю, как устроена жизнь, я знаю, что это правильно, я знаю, что это безопасно, я знаю, что вот за это меня не осудят». Действительно, что скажешь об игре на одной клавише? При таком уровне мастерства можно совершенно не задумываться, за что осуждают, из чего состоит безопасность, что такое ответственность. В жизни (как и при профессиональной игре на фортепиано) черные клавиши нажимают, когда это необходимо: для себя, для близких, для окружения, для мира.

Был такой живописец Петров-Водкин, он умел творить чудеса одной красной краской: в одном цвете писал и коня, и Богородицу, и революцию. Но подобное мастерство — это исключение. Когда есть выбор, для создания наиболее мощного произведения все-таки стоит задействовать все цвета палитры.

Чаще этого не происходит — как будто нам при рождении выдали 48 красок, а мы добрую четверть (или даже половину) запретили себе использовать. Рисуем тем, что осталось. У нас почти все получается как хочется. Но в какой-то момент возникает желание рисовать тоньше, стать более соединенными через какие-то иные аспекты жизни — а они у нас под запретом.

В большом наборе красок каждый цвет представлен во множестве оттенков. Скажем, есть в ней светло-серый — красивый, жемчужный, а вот темно-серый ужасен, и рисовать им как будто бы нельзя. Но иногда — в отдельных картинах — просто необходимы несколько темно-серых штрихов. Наложить их рука не поднимается: мы начинаем изворачиваться, пытаемся подменить грязно-страшный колер нежно-перламутровым, но положенным толстым непрозрачным слоем. А ведь имеющаяся в арсенале темно-серая линия была бы там более подходящей, уместной, результативной. Да и провести ее было бы проще.

Говоря о поведении, мы приходим к нашей социальной адаптивности. В различных командах, в разных отношениях мы можем быть разными и испытывать от этого удовольствие. Нам не нужно подстраиваться или натягивать очередную маску — мы можем достать изнутри собственную энергию. И это не означает, что мы покалечим других, разрешая себе быть собой.

Из набора «позволений себе» следует принятие более точного решения и более сложный его комплекс. Когда в распоряжении только черный и белый цвета — это графика, отдельный жанр изобразительного искусства. Но шесть цветов дают возможность живописать, особенно если не бояться и смешивать краски между собой. Полученные оттенки и дадут тот самый вкус бытия.

К середине жизни мы, как правило, устаем от примитивных реакций: либо так, либо сяк. И от себя, от необходимости однозначного выбора устаем. Мы начинаем замечать то, что находится вне нашей повседневности. Это похоже на разглядывание географической карты. На ней есть пустыня, но там жарко, у реки — холодно, в лесу — страшно… По этой причине мы всегда гуляем только на поляне. Однако она давно исхожена вдоль и поперек, и внутреннее стремление к развитию влечет нас к более сложным вещам. Оно зовет нас в лес, в пустыню, к реке… Если мы интегрируем теневые аспекты, то получим больше удовольствия от жизни, поскольку сможем следовать своему зову и идти куда-то еще.

Разрешение, о котором мы говорим, это внутренняя история — как и внутренний запрет. Наличие внутреннего разрешения не означает, что я буду совершать, что себе разрешил, изо дня в день. То есть разрешение — это свобода выбора и ответственность. Если внутри есть разрешение, можно и голым побегать по улице, но следует понимать ответственность за эту свободу выбора. Если внутри есть разрешение, можно заводить множество любовников, совершать массу других достаточно эпатажных поступков, но у этого выбора тоже есть ответственность. Внутреннее разрешение не равно безответственному действию.

Тема ресурса Тени — это история для людей, у которых все в порядке. Они приходят на психологические тренинги не затем, чтобы убрать из жизни что-то ужасное, а чтобы добавить в нее качества. Они, как правило, социально в норме. Их заставляет обращаться к специалистам ощущение, что они живут «не своей» либо «неполной» жизнью, что у них «все вроде есть, но чего-то не хватает».

Такие ощущения возникают, когда внутри много неосознанных запретов. Красивая, правильная, глазированная жизнь дается ценой подавления себя и утомляет. И усталость перекрывает все удовольствия от материальных достижений. Предсказуемость собственной жизни, в которой уже точно никогда не будет ничего нового, вызывает не проходящую тошноту. При этом что-то внутри не соглашается, протестует — просит, кричит, требует яркости, красоты, спонтанности, радости. Всего того, чего в достатке было в детстве, юности — в молодости.

Мы все существуем в рамках. Их образует время (ресурс которого конечен), социум, у нас много обязательств — внешний мир предъявляет нам много требований. Если к объективно (или почти объективно) существующим границам мы от себя лично добавляем «нельзя так нельзя», то усилившийся прессинг заставляет нас страдать.

Многие боятся, что, получив доступ к Тени, превратятся в пресловутую обезьяну с гранатой: «Я теперь сам не знаю, выдерну чеку или нет, но вот, бегаю с боеприпасом. Я за себя не отвечаю — не давайте мне лимонку!» На самом же деле погружение в Тень вызывает перемены в структуре. Если что-то применить на этом уровне, то меняется даже собственный телесный запах — резко уменьшается вероятность того, что в твоей жизни произойдут неприятности, которых ты опасаешься.

Пример 1. Мужчина пришел с вопросом о деньгах. Часто говорят: «Деньги к день­гам, заплатка к заплатке». В этом, безусловно, что-то есть. Когда от тебя пахнет безденежьем, нищетой, тебе не будут платить. И вовсе не потому, что ты бесталанный неумеха, и не потому, что ты не профессионал, а потому, что тебе на самом деле не нужны деньги.

Звучит парадоксально, но в жизни масса профессионалов, выкладывающихся на работе за копейки. Крутые профи страдают от безденежья, но работодатели не поднимают им зарплату, а профи продолжают работать. «Я бы хотел, чтобы меня заметили, чтобы меня выбрало руководство, я уже готов, — говорят они, когда поднимаешь эту тему. — Но как провести разговор, чтобы мне дали достойный оклад?»

Я, Александр Савкин [автор этой книги], говорю: «Боюсь, что тебе никогда не дадут высокую зарплату. Расслабься: ни-ко-гда!» — «Почему?!» — «А за что? Признайся: те, кто над тобой, намного умнее тебя, опытнее?» — «Нет! Я знаком с руководителями, которые меньше знают, и они далеко не такие умные, как я». — «Видишь, кто-то не такой умный. Кто-то не такой опытный. Но им, в отличие от тебя, нужны деньги, власть, влияние. Они сами себе назначают цену и искренне верят в собственную исключительность, незаменимость, в свое умение жить. Ты же себя не ценишь, ждешь, что тебя заметят и выдвинут. Ну так и жди дальше. Ты научился существовать на свою нищенскую зарплату. Ты страдаешь. Твои дети недополучают всего, в том числе и материальных благ. Зато ты умеешь экономить, стал профессионалом-виртуозом по выживанию на жалкие гроши. А те, кто выше, — нет. Они не могут или не хотят жить так, как ты. Им нужны деньги. По-настоящему нужны!»

После таких жестких слов до человека медленно начинает доходить: ему действительно необходима внутренняя работа. «Почему ты молчишь, почему не говоришь, почему не выдвигаешься, не меняешь место работы? Почему ты ждешь? Ты ждешь 12 лет! 12 лет ждешь повышения». — «Я больше не могу». — «Врешь. Ты говоришь, что устал стоять? Перенеси вес с правой ноги на левую — и сможешь простоять еще 12 лет». Я в тот раз поработал с клиентом провокационно. А он сказал, что я поступил правильно — сюсюкать с ним нельзя: «Получил картину своей жизни конкретно и без прикрас, по-мужски».

Когда заходит разговор о выборе, свободе и ответственности — это про взрослость. Человек вырастает и дорастает до состояния, в котором у него становится достаточно ресурсов, чтобы смотреть в Тень. У него уже есть внутренняя готовность и определенная личностная зрелость. Потому что делать выбор и нести ответственность — это умения взрослого человека.

Мы перетаскиваем из бессознательного в осознаваемое очень многое, и бессознательное перестает нами управлять. У нас всегда присутствует бездна бессознательного, но в нем непременно имеется остров сознания. Его можно «намывать», увеличивать его площадь за счет отъема территории у теневых аспектов, выведения в осознаваемое того, что сначала кажется ужасным.

Чтобы интегрировать Тень, люди всматриваются в гнев, радость, беспомощность, сексуальность. На одном полюсе там собрано «ничего нельзя», и люди научились с этим жить. Зато на другом полюсе «все можно», причем можно даже из худшего, на которое такое клеймо ставит наше сознание, сформированное определенным жизненным опытом. И именно поэтому оно представляется «худшим». Это действительно парадокс. Мы предлагаем замерзшему человек развести костер. «Нет, — пугается он, — огонь разгорится, я не смогу его потушить. Случится пожар, и все сгорит. Будет еще хуже!» Ну что ж, тогда мерзни.

Пример 2. Менеджера среднего звена назначили на очень высокую должность — руководителем серьезнейшего проекта. И немедленно обязали выступать перед большим скоплением людей — чтобы закрепиться. Отныне ему предстояло не только работать, но и писать и произносить речи, вдохновлять сотрудников, информировать их и присутствовать на всех протокольных мероприятиях.

Однако всякий раз, выходя к аудитории, менеджер Х. мямлил что-то невнятное и пытался спрятаться — буквально слиться со стеной. Он удалялся куда-нибудь на задний план, подальше от всех. Старшие товарищи поручали младшим: найдите и тащите его в центр. Для менеджера такая публичная деятельность была мощнейшим стрессом. Но свершилось чудо — он попал в наши профессиональные руки, и при работе с Тенью мы вышли на травмирующее событие в прошлом.

Мужчина рассказал: «Мне было пять лет, я ходил в детский сад. Нас было трое друзей, и на новогоднем утреннике мы должны были читать стихи в костюмах мушкетеров. Нам рассказали и про костюмы, и про шпаги. В ночь перед праздником я практически не спал — как только закрывал глаза, видел себя мушкетером, слышал, как нами все восхищаются. Еще бы, нас трое — как настоящих мушкетеров, мы тоже друзья «один за всех — все за одного», у нас настоящее братство.

Но утром в саду выяснилось, что костюмы мушкетеров почему-то не привезли. Все бы ничего, но без костюмов на Новый год никак нельзя, поэтому воспитательница напялила на нас маски поросят — видимо, ничего под рукой больше не оказалось. А чего, их же тоже трое. Вы не представляете, какой это был стыд и позор! Я горел под этой маской с пятачком, пот тек по детскому лицу, я не мог вымолвить ни слова».

Это переживание ушло в бессознательное, в Тень вытеснилась часть, которая любит и хочет выступать на сцене, — эдакая демонстративно-театральная. Мужчина о той истории давно забыл, а вот последствия ее неожиданно проявились столь трагическим образом. Теперь нам стал понятен весь механизм. Ужас, который он испытывал при необходимости выступить перед аудиторией, включал защиту — она блокировала речь, чтобы защитить «ребенка» от повторного переживания того давнего новогоднего позора.

Когда мы проработали ситуацию, клиент осознал причины происходящего. Оказалось, у него красивая интонационная гамма, он блестящий рассказчик и может легко перевоплощаться, обыгрывая текст, он способен держать контакт с залом и соответствовать моменту. Вот то сокровище, которое мы вместе добыли в Тени. Теперь наш менеджер может играть, озвучивать разных персонажей, причем делать это в метафорах.

Сундук с золотом был вскрыт. У клиента произошел колоссальный прорыв в отношениях, поведении, командообразовании. У него появились (проявились) вера в проект, способность воодушевить людей, поддержать их в сложные моменты. А таких моментов было много. Проект состоялся, и все отмечали существенную роль, которую сыграла в этом харизматичная личность руководителя. Его харизма раскрылась через проявление себя. Но ведь он всегда был таким — это ощущалось внутри. Все чувствовали его способности, но он не давал им выйти на свет. А они просто ждали своего часа.

***

Надеемся, нам удалось увлечь вас идеей разобраться со своей Тенью. Чтобы это намерение окрепло, резюмируем все плюсы работы с ней.

  • Качество вашей жизни становится лучше.
  • Вы чаще чувствуете себя собой.
  • Ваша стрессоустойчивость повышается.
  • Вам больше не кажется, что вы проживаете не свою жизнь.
  • Возрастает жизненная энергия.
  • Появляется давно забытая радость.
  • Люди, и в первую очередь родные и близкие, перестают вас раздражать.
  • Возвращается либидо.
  • Вы выходите из депрессии.

Вы еще не уверены, что нам удалось вас вдохновить, но вы продолжаете читать эту книгу? У вас есть шанс начать разбираться с Тенью, когда вы осознаете, что Тень уже начала разбираться с вами. Не откладывайте книгу далеко — отдайте ее на время тем, кто готов прямо сейчас продолжить путешествие к себе настоящему.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий