Тень как ресурс

Глава 7

Телесность и Тень

Каждая из наших субличностей так или иначе связана с нашим телом. С какими-то из них мы сжились и не замечаем, не обращаем внимания на мышечные зажимы, специфическую, бросающуюся в глаза слушателям необычную речь, манеру разговаривать, выражать свои мысли.

Например, походка. Понаблюдайте за собой или за другими. Кто-то ходит, наклонив вперед голову, — будто собирается таранить невидимое препятствие. У кого-то грудь колесом, кто-то рассекает пространство низом живота… Кто-то меняет манеру держаться в зависимости от ситуации. В присутствии начальника «вдруг» сутулит спину, начинает говорить сбивчиво; руки потеют, глаза бегают, будто не находят, за что зацепиться… Человек перестает сам себя узнавать — помимо воли он играет как будто кем-то когда-то придуманную для него роль.

Часть субличностей очень ярко представляются через тело. Однако многие из них проявляются точечно, слегка, мимолетно, проскальзывают по границе способности заметить и осознать… Это могут быть оговорки, несвойственные движения; странные, нехарактерные жесты; замирание дыхания; напряжение в какой-то части тела и так далее. Тень показывает свои ушки через тело, создавая другую телесную метафору. Наша задача заметить ее — не испугаться, не отвернуться, а позволить ей выйти на свет и проявить себя.

В отличие от теневых фигур в воображении, в работе с телом мы позволяем ему соответствовать образу, который пытается проявиться. Мы даем клиенту возможность ходить, «как он», дышать, смотреть, разговаривать… У работы с Тенью через тело имеется своя специфика, в ней проявляются особые формы сопротивления нашего эго. Важно, уважая это сопротивление, создать условия для знакомства, которые будут безопасны и плодотворны.

Так, осознавая свои гнев, застенчивость, нерешительность, положительность, мы можем не показывать их в натуральном виде, а выбрать сказочного героя, характерной чертой которого является интересующее нас качество, и сыграть роль. При таком подходе наше эго будет спокойно, ведь «такой» не я, а герой, а я его просто изображаю. На самом деле важно не играть, а позволить своей субличности посредством игры проявить себя в выбранной роли. Если вдуматься, между игрой и проживанием есть существенная разница. Давайте рассмотрим опыт одного из участников нашего тренинга.

Пример. Я решился проиграть свою депрессивность: «Я буду печальным и недовольным медвежонком, которому постоянно всего недостаточно». Следуя ин­струкциям ведущих, я, к собственному удивлению, быстро вошел в роль и настолько почувствовал себя медвежонком, что даже посмотрелся в зеркало — мне на мгновение показалось, что я стал маленьким и толстеньким. В зеркале оказался только привычный я, но трогательно-беззащитный, с расставленными по-медвежьи руками-лапами, косолапо топающий.

Я прикрыл глаза и побрел по залу. Сначала ничего не происходило. Я ходил и урчал тихонько на медвежьем языке, жалуясь на что-то. Потом стало интересно и весело. Вдруг испарились остатки беспокойства — я смог, у меня получилось. Я стал стопроцентным медвежонком! Мне захотелось собирать все, что попадется на пути, и я позволил себе это делать.

Взял стульчик и отнес его в угол — теперь тут моя берлога. Я стал приносить в нее всякие ценности, и скоро на стульчике уже не осталось места. Сиденье было завалено конфетами, открытками, какими-то игрушками, одеждой, но мне было мало — я продолжал ходить, и собирать, и тащить все найденное в свой угол. Еще одна или три находки — и мне, медвежонку, станет ну если не хорошо, то хотя бы немножечко легче. Но я продолжал оставался грустным медвежонком. Печаль становилась объемной, осязаемой, затягивающей…

Я подумал, что место берлоги не в углу, а где-нибудь «по це-е-е-е-ентру». Я поволок свой стульчик-берлогу по залу в надежде, что нащупаю правильное место и мне станет радостно — я буду наконец счастливым, жизнерадостным медведем. Но мне стало еще тяжелее. Через образ медвежонка я увидел корень своей депрессии и теперь осознанно проживал жизненные паттерны, которые вели меня к ней. А я ведь следовал этим схемам и образам, верил им.

Я понял: в стремлении к счастью я не осознавал ту часть себя, которая и была его источником, ту часть, которая хотела жить, быть яркой, востребованной, делать то, что принесет радость, наполнит существование смыслом. Я пытался обрести счастье через свое «медвежье собирательство»: дом, дача, карьера. При этом я избегал поиска ответов на очень простые вопросы: «Это то, чего я хочу на самом деле? Есть ли среди собранного место для меня самого?» Пока я заглушал внутренний голос материальными благами, моя часть, которую я назвал депрессивной, обесточивала меня, лишала радости. Она как могла привлекала к себе внимание, буквально укладывала меня в постель, лишая жизнь смысла, а меня — жизненной энергии.

Эта история показывает, как проживание собственных теневых аспектов через тело позволяет не только осознать свою теневую фигуру, но и распаковать ее, буквально прочувствовать, прожить, отреагировать. Всестороннее знакомство с Тенью дает возможность настолько хорошо узнать ее, что следующий шаг — ее интеграция — как правило, уже не представляет большого труда.

Телесные техники задействуют не только и не столько разум, сколько спонтанность: они инициируют внезапные проявления себя через движение, говорение, действие. Далее мы опишем психодраматический подход к работе с Тенью, а завершим нашей любимой темой — клоунадой и кре­ативными группами.

Проявление теневых частей спонтанно по своей природе. Ушки Тени показываются вдруг и неведомо откуда, а то и проявляются целиком во всей мощи, завершенности, неуправляемости и захватывают нас полностью. А сыграв свою роль, так же неожиданно исчезают, возвращаясь на свое место в нашем бессознательном.

Работая с Тенью, мы намеренно создаем условия, благоприятные для безопасного проявления теневых фигур. Обычно мы начинаем со спонтанного говорения.

Спонтанное говорение

Группа делится на небольшие подгруппы, каждый участник которых по очереди встает и начинает говорить все, что в этот момент приходит ему в голову. Но представьте, что вам прямо сейчас нужно честно начать излагать сидящим перед вами незнакомым людям свои мысли. И что вы почувствовали? Скорее всего, волнение, тревогу, беспокойство, страх, возможно, даже панику. И какие же мысли пробежали у вас только что?

Возможно: «Я не буду делать этого перед незнакомыми людьми. Вдруг я ляпну что-нибудь такое?» Самые хитрые могли подумать: «Я скажу, но не все. Моя спонтанность будет управляемой. Я произнесу только то, что сочту допустимым. Я так смогу». Конечно, вы можете быть отчаянным смельчаком, готовым с головой в омут. Но главное на данном этапе — активизировать стереотипы, беспокойства, страхи, ограничения, в полный рост проявить теневую фигуру Стражника. Это своеобразная разведка боем. Однако сам бой еще впереди.

Мы задаем два фокуса внимания: каково было выступать и каково было слушать каждого. По завершении первой части упражнения участники обычно говорят: «После выступления чувствую себя уставшим, вымотанным, лживым, возбужденным». Некоторые, правда, хорохорятся: «А чё, мне понравилось. По приколу нес все, что в голову приходило». Однако уже после одного-двух грамотных вопросов, заданных ведущими, выясняется: в голове присутствовали исключительно отфильтрованные внутренним критиком мысли. Группа называет их холодными, наигранными, фальшивыми, нарочитыми. Резюме звучит как приговор: жизни не было ни там, ни здесь. Не мысли, а сборище марионеток. И тогда мы предлагаем вторую попытку.

Повторить упражнение, находясь в постоянном (зрительном и эмоци­ональном) контакте со слушателями. При этом нельзя терять связь с собой. Как это обеспечить? Поддерживать связь с телом и чувствами. Для первого мы рекомендуем сосредоточить часть внимания на животе, груди, горле — кому на чем удобно. Для второго — направить внимание на осознание возникновения чувств.

Инструкция вроде бы проста, но она описывает удивительный механизм. Нам требуется ослабить функцию контроля своей «правильности». Тогда появится возможность увидеть, услышать, почувствовать то, что в нас имеется, но не осознается, потому что маркируется сознанием как недопустимое. Остановить фоновые мысли и научиться слышать себя несложно. Наш мозг подобен включенному компьютеру. Если поставить перед ним две несовместимые задачи, он не сломается, не выключится, но и работать перестанет — зависнет.

В такой момент у живого человека его Стражник — внутренний критик — начнет подремывать, пропуская мимо себя то, что в состоянии бодрствования никогда бы не прозевал. Сложность одновременного осознания «и того, и этого» в действительности кажущаяся, поэтому на практике такая внешне непосильная задача легко разрешается.

Обычно один из ведущих на себе показывает, как это работает. Он честно транслирует все мысли, возникающие в голове, описывает телесные ощущения, чувства, образы, состояние. Процесс завораживает: говорящий при этом входит в состояние легкого транса — потока — и погружается в него полностью. Он становится похож на листок, подхваченный течением: он плывет туда, куда его несет. Всему происходящему — тотальное да!

Повисает исцеляющая тишина. Чтобы не разрушить возникшего у участ­ников состояния, необходимого для получения своего опыта, ведущие задают вслух всего несколько вопросов: «Вы только что видели работу коллеги. На сколько процентов он был честен перед собой и вами?» В тишине раздается: «Сто процентов». «Наверняка не все, что он говорил, можно однозначно оценить с общепризнанной позиции: хорошо, правильно, прилично. Что было с вами, когда вы увидели несовершенство, слабость, растерянность, слезы, смех проживающего все эмоции на сто процентов?» Ответ всегда один и тот же: «Ни критики, ни осуждения. Это было красиво, все, что он делал, вызывало восхищение. Это очень честно и дает нам право быть такими же. Все происходившее и с ним, и с нами было живым, настоящим!»

И участники выполняют упражнение еще раз. Включенность, открытость, честность у подавляющего большинства теперь гораздо выше, чем в первый раз. Ведущие помогают участникам войти в состояние потока, пережить его тем, у кого возникают сложности. Знать, как работает поток, и доверять ему очень важно, чтобы эффективно и с пользой выполнить следующие задания.

В нас всегда есть нечто знающее, как самоисцелиться, как самосовершен­ствоваться. Это упражнение дает соответствующий опыт и осознание такой возможности. Их обеспечивают прежде всего доверие к себе, принятие себя разным и честность перед самим собой.

Спонтанное движение

Прежде чем познакомить вас со спонтанным движением, мы хотели бы сказать несколько слов о телесном интеллекте (ТИ). Официальная наука еще не приняла этого термина, но специалисты, работающие с телом, давно уже разделяют идею существования ТИ. Телесный интеллект существует, им можно пользоваться и его можно развивать. Тело обладает собственным языком, своим способом донесения до нас информации. Язык тела менее непонятен и сложен, чем может показаться сначала. Он просто непривычный. Нас не учат искусству общения с телом и посредством тела, не рассказывают о звучании «голоса тела» в многоголосном оркестре «я».

Со спонтанным движением, на первый взгляд, все еще проще. Чего там — просто двигайся! На самом деле нет — «позволь своему телу двигаться». Есть разница? В спонтанном движении важно осознавать: «двигается моя рука», а не «я двигаю рукой». Функция «я» как бы уступает место «наблюдателю», «свидетелю». Вы отпускаете свое тело и отмечаете, что и как оно начинает делать.

Как и в спонтанном говорении, здесь важно принятие себя и доверие тому, что происходит. Никакой критики. Никакого контроля. Только когда возникает личное переживание, опыт, мы начинаем понимать, как и что надо делать. «Оно» оказывается способным справиться с любой сложностью, если только ему не мешать.

На тренинге обычно выполняется одно или два следующих упражнения.

Упражнение 1

Участники разбиваются на пары. Один из партнеров выходит в центр зала, остальные садятся на пол, образуя большой круг. Участники, оказавшиеся внутри круга, начинают спонтанно двигаться под музыку. Их партнеры внимательно наблюдают, стараясь запомнить, что и как делают напарники. Спустя 40 минут участники возвращаются к своим парам и делятся опытом.

Тот, кто ходил внутри круга, рассказывает, насколько ему удалось отпустить свое тело. Он описывает и анализирует свой опыт, заостряя внимание на том, что с ним происходило. Второй участник внимательно слушает. Если говорящий что-то забывает, он показывает, что именно тот упустил, и просит медленно и осознанно повторить движения. Забвение, вытеснение не случайны — за ними всегда стоит что-то из области Тени.

Упражнение 2

Похоже на первое, но чуть сложнее. К нему приступают со знанием и опытом, как входить в спонтанное движение и как себя в нем вести. Однако на этот раз спонтанность «направленная»: предварительно каждый участ­ник формирует себе запрос, задачу, с которой он хотел бы поработать. Например: выйти из созависимых отношений, найти достойного спутника жизни, поправить здоровье, получить прибавку к зарплате.

Цель: мягко удерживая запрос, позволить телу показать с помощью спонтанного движения скрытую причину того, что мешает обрести деньги, здоровые отношения, достойную работу, здоровье, — найти в Тени настоящую причину происходящего.

Как это работает? Поясним на примере.

Пример. Мужчина Н., 35 лет. Формируя запрос, он написал: «Я любимый и любящий сын, у меня хорошее образование, крепкая семья: жена, двое детей. Я получаю достойную зарплату. Но у меня стойкое ощущение, что в моей жизни что-то не так. Есть все, о чем можно мечтать, но с годами нарастает неудовлетворенность. Я хочу чувствовать себя так же хорошо, как это выглядит со стороны». Н. вошел в круг с запросом — осознать причины своей неудовлетворенности. Далее он рассказал: «Мои движения были вялыми и какими-то незавершенными. Они будто начинались не с того места — как если бы упирались в табличку «Посторонним вход запрещен». Я тыкался, как слепой котенок, не находил ни своего места, ни своего выражения в движении. При этом все было очень понятным и привычным. Движения оказались метафорой моей жизни.

Я расслабился и доверился процессу. Он ощущался мной как абсолютно безопасный — ведь это была моя жизнь. А она действительно очень безопасна. От этого я еще больше доверился и еще больше расслабился. Возникла тихая грусть: ничего нового о причине своей неудовлетворенности я так и не узнаю. И я стал погружаться в действие, позволяя грусти быть.

Вдруг меня что-то сильно напугало. Я даже сначала не понял, что это. Но это оказались мои руки. Они, как змеи, тянулись к шее, обвивали ее и душили меня. Я распахнул глаза: увидел участников, ведущих, себя и свои «чужие» руки. Это был кошмар. Мои руки пытались меня задушить! Я остановил их усилием воли, но стоило мне немножко ослабить контроль, как они продолжили сжимать мое горло. Я запаниковал: мои руки больше меня не слушались. Паника нарастала.

Я запросил помощи у ведущих — они предложили мне стать этими руками. То есть как будто я — не целый я, а только руки. Я шагнул в сторону и сосредоточился на мысли: «Я — это мои руки». И вдруг в мозге вспыхнул ответ. Я — руки мамы. Я больше не «руки», а мама. Она своей любовью, всепоглощающей заботой, желанием все обо мне знать и плотно участвовать в моей жизни, своим тотальным контролем просто душит меня! В это мгновение я вновь стал собой, а руки-змеи — моими руками. Я понял, что нашел ответ на мучивший меня вопрос, и дальнейшие действия стали очевидными.

Через движение тела можно получить доступ к своим закрытым от сознания историям, вытащить их на поверхность, исправить — как будто переписать.

Упражнение 3

Идею этого упражнения мы почерпнули из знакомства с японским театром кабуки. Это во многом уникальный жанр японской драматургии. Нас особенно привлекла пауза, которую называют «ма». Вот что пишет о ней Вячеслав Шильке: «Еще более непонятным может показаться то, что исполнительское искусство кабуки зиждется на искусстве паузы (ма). Причем пауза никак не соотносится с временной организацией пьесы и психологическим состоянием персонажей, это самостоятельный способ выражения. И что же может выражать обычная пауза? В момент паузы каждый участник представления получает возможность физиологически осознать красоту, явленную в произведении искусства.

Это доходит до того, что для зрителей паузы становятся более привлекательными, чем сами действия на сцене. Можно сказать, что в пьесе кабуки все служит именно образованию этих пауз».

Итак, мы предлагаем участникам прожить «ма». Читатели могут по­просить поучаствовать в этом друга — вместе читать инструкцию или двигаться.

В полной тишине, прикрыв глаза, вы медленно входите в пространство зала и позволяете своему телу найти место, с которого начнете выполнять упражнение. Когда вы его найдете, остановитесь и закройте глаза. Просканируйте тело внутренним взором. Прислушайтесь к нему. По команде начните спонтанно двигаться. Но прежде осознайте тот телесный, двигательный импульс, который готов, хочет, просится родиться. Только после этого позвольте движению начаться.

Ваша роль — просто засвидетельствовать происходящее. В какой-то момент движение остановится или вам покажется, что тело не знает, что ему делать дальше. Тут и наступит пауза «ма». Замрите и ждите предвестника, предощущения нового двигательного импульса. Не нужны никакие волевые усилия, никакие побуждения себя к действию. Представьте, что вы ждете восхода солнца — просто ждете. Когда импульс сформируется, вы позволите ему проявиться и последуете за ним. Откройте глаза, через паузу «ма» продолжайте делать упражнение, не вступая в контакт с другими участниками.

Далее возможны варианты. Зрительный контакт с другими участниками. Движение — «ма»; осознание, движение — «ма»; осознание, движение и так далее, сначала без взаимодействия, потом включив его. Все с полной осознанностью и паузой «ма» на протяжении 40 минут, никуда не спеша. Звук таймера будет сигналом к завершению упражнения.

Один из участников тренинга подробно записал свои переживания: «Сама идея “ма” показалась мне забавной. В ней было что-то необычное — понаблюдать за рождением движения и позволить ему проявиться. Я сразу включился в процесс, где пауза была как волшебная шкатулка, которую я открывал, не ведая, что внутри. Я вглядывался в темноту в тревожном предвкушении и ожидании того, что из нее проявится. Процесс завораживал. Из ничего, из пустоты начинало формироваться намерение, импульс».

Участник пытался осознать во всех подробностях, как это происходит. Но, похоже, ему пока не хватало внимательности или чего-то еще — он так и не смог проследить, осознать весь процесс рождения движения. Но появилось специфическое ощущение: «это» вот-вот начнется. Команда себе: «Сосредоточься, будь внимательным, не упусти!» И дальше: «Я уже осознаю, что тело собирается делать. Как если бы мне надо было следить за процессом не мигая, чтобы увидеть чудо рождения импульса движения. Я очень старался. Но вдруг глаза непроизвольно моргнули, и когда открылись, я увидел, что все уже произошло. Все уже родилось!»

Участнику понадобилось время, чтобы осознать: что-то кардинально меняется. Вместе с этим появилось беспокойство: «Я понимал: что-то уже не так, как прежде, но не мог понять, что именно. Тело продолжало движение через “ма”, но возникло и росло напряжение. Появилась ассоциация: я похож на тетиву, которую медленно натягивает чья-то рука. Я изо всех сил пытался понять — что меняется, что не так?! Я вглядывался, но ничего не видел. Мои реакции напоминали поведение слепого, который вдруг уловил неслышимое для зрячего. Превратившись в слух, я замер и даже перестал дышать: не упустить, не потерять, понять, с чем имеешь дело, быть готовым к встрече с неведомым. Очень-очень хочется все взять под контроль, прекратить упражнение».

Далее участник описывал свои ощущения как ходьбу по минному полю: встал, вслушиваюсь, шаг — замер, еще шаг — опять замер… Нарастала тревога. Участник приближался к чему-то… Из бессознательного всплыл теневой элемент и вошел в соприкосновение с сознанием.

«Дыхание стало практически беззвучным, — продолжал рассказчик. — Паузы все длиннее и длиннее… Если оставаться в метафоре слепого, я как будто бы осторожно сделал очередной шаг и вытянутой рукой нащупал что-то необычное, незнакомое и пугающее, от чего уже нельзя откреститься. “Оно” уже здесь, со мной. То, что для меня было непонятным и чуждым, обретало свои очертания, и я начал понимать, что это. Гнев, который, как волна цунами, образовался где-то там, за горизонтом, и стремительно понесся к берегу, вырастая на моих глазах, превращаясь в гигантскую черную волну. А я, расслабленный, стою на берегу и думаю, что все контролирую. Волна быстро и неумолимо приближается».

По мере нарастания гнева тело участника завибрировало — из него как будто выбило пробку: «Зазвучал мой голос. Я ощутил необычный прилив энергии, соединенность с силой, которая всегда была во мне и которой я так боялся. Я мог ее проявлять. Я мог ею управлять. Я мог ее контролировать. Я овладел этой силой».

Почти мистический опыт встречи участника со своим гневом, вытесненным в Тень (тело нашло состояние пребывания в гневе, выразив его голосом, скорее рыком), позволил мужчине распечатать доступ к целому набору иных, запрещенных ранее проявлений.

Спонтанное действие

Проиллюстрируем спонтанное действие примером дзен-театра, который мы устраиваем для участников тренингов. Пример объединяет спонтанное движение и спонтанный разговор, из которых естественным образом происходят спонтанное действие и взаимодействие.

Дзен-театр

Смешивание дзена и театра абсурда, точнее, цели, которую этот театр ставит перед собой: добиться, чтобы зритель избавился от шаблонов восприятия и по-новому взглянул на жизнь за счет нарушения логики происходящего. Из дзена мы взяли слова о мистическом созерцании внутреннего и внешнего миров, о достижении просветления. Немного подправили, заменили «мистическое» на «реалистическое», и упростили цель — осознать свои теневые части.

Последний акцент: в отличие от театра абсурда, где актеры выступают для зрителей, участники дзен-театра играют для себя и друг для друга. Никто не знает наверняка, что произойдет дальше и что ему надо делать. В дзен-театре нет правильного и неправильного. Нет требований, ожиданий, осуждений. Есть состояние. Есть животворящий импульс. Есть дзен. Участ­ники могут делать всё, что просится наружу: показывать, изображать, говорить, петь, танцевать, взаимодействовать с предметами, друг с другом, просто сидеть с закрытыми глазами…

Дзен-театр как техника используется для знакомства, исследования, проживания своей теневой части, обнаруженной в других упражнениях. Как это выглядит?

Участники выбирают своего теневого персонажа, которого будут играть в театре, описывают его и подбирают наряд. Потом переодеваются: возникают Жадина, Маленькая Девочка, Бешеный, Сластолюбец, Девочка-припевочка и др. Важно, чтобы качества, характеризующие персонажа, были доведены до гротеска и узнавались без слов — по костюму и жестам. Участ­ники представляются группе своим персонажем. Как только начинается дзен-театр, все живут его жизнью.

Пример. Мужчина В., 36 лет, пришел на тренинг с запросом найти смысл жизни. По мере работы возникло четкое осознание состояния, из которого родился этот запрос: ощущение хождения по кругу и изматывающие жизненные перепады.

«Вначале много энергии, радость жизни, все имеет смысл и излучает позитив. Все радует — общение с детьми, жена, сотрудники, будущее компании. Но вдруг что-то происходит (а происходит ли?) — и энергия исчезает, на ее месте появляются беспокойство и бессмысленность. И все вокруг становится источником раздражения, из радости превращается в «надо», «должен», «обязан». Головой все понимаю, но поделать с собой ничего не могу. Приезжаю из командировки, вижу счастливые глаза детей: «Папа вернулся! Мы сейчас будем с ним играть!» А у меня в душе ночь. Из-за этого «надо» я отбываю роль хорошего отца, огрызаюсь на жену, которая волнуется, потерпим ли мы полчасика до обеда. А потом грызу себя и не могу уснуть. Я не понимаю, что вводит меня в эти состояния и что выводит из них. Точнее, одновременно не понимаю и понимаю».

Во время тренинга В. осознал, что поиском смысла он, похоже, был занят всю жизнь. Но сначала это была тема на «подумать» — так, между делом. Со временем она прорисовывалась все четче и явственнее, превращаясь в постоянно присутствующую и доминирующую. В предварительной проработке своей темы В. вычленил ушки теневой субличности, которая отвечает за хождение по кругу в надежде найти смысл жизни. Он назвал образ Неутомимым Искателем и, переодевшись в этого теневого персонажа, решил гротескно выделить его неспособность увидеть пресловутый смысл жизни.

В. завязал себе глаза, а поверх повязки надел несколько пар очков. В правую руку взял большую лупу, в левую — зажженный фонарь. Его выход начался словами: «Я тот, кто днем с огнем ищет смысл своей жизни…» Затем он рассказал, как хорошо для этого экипирован: и очки с разными диоптриями, и микроскоп, и телескоп, и дополнительные источники света. Все, что надо для успеха мероприятия, у него есть. Еще чуть-чуть — и «золотой ключик» будет у него в кармане. Правда, что-то немножко ему мешает… Возможно, не хватает еще одной пары очков? Или двух? Или…

После того как все участники представились, начался дзен-театр. Что же происходило с В.? Среди актеров, как обычно, было много «спасателей» и вообще положительных персонажей: Любящие Мамочки, Добрые Феи, Золушки, Хорошие Мальчики, «Вселенская Любовь и Забота», Мать Тереза… Что они только ни делали для В., чтобы он обрел мечту! И жалели, и подбадривали. Восхищались экипировкой и заявляли, что верят в него. Задавали вопросы и приносили разные предметы. Вдруг что-то из них даст В. смысл его жизни?

Его буквально носили на руках — он ведь слепенький, ему, несчастненькому, трудненько. Доброхоты так достали В. своей активностью, что он стал шарахаться от тех, кто к нему приближался. У «спасателей» постепенно пылу тоже поубавилось. Ведь помогать приятно тем, кто с удовольствием принимает помощь и потом бесконечно благодарит за нее, на каждом углу рассказывает, какой вы замечательный, скромный и бескорыстный. А здесь? И то ему не так, и это ему не нравится.

В общем, наш герой вскоре остался в одиночестве. Но ненадолго. На сцене, кроме светлых сил, были и представители темного мира: Жулики, Обманщики, Демоны, Злодеи, Сквернословы, Драчуны, «Право Имею» и др. Эта гвардия оттянулась на слепом искателе в полный рост. Кто-то нацепил на него табличку «Местный дурачок». Его стали похлопывать по плечу и приговаривать: «Да ты краса-а-а-а-ва!» Все вокруг смеялись.

Один В. не понимал, что происходит. Но, чтобы не выделяться, чтобы поддержать всеобщее веселье, он тоже начинал хихикать — и смех превращался в хохот и потеху. Тогда у него впервые возникло желание увидеть, что же происходит на самом деле.

Действо продолжалось, к В. обратились с предложением «пойти к девчонкам, немножко пошалить». Только он сам должен был выбрать себе партнершу по вкусу — иначе ничего ни у кого не получится. И он снова стал главным персонажем на сцене. С ним заигрывали и флиртовали, «шаловливые девочки» просили, чтобы он обратил на них внимание, оценил их. А он мычал что-то стихотворно-неумест­ное в ответ, прижимая к груди свой фонарь. Это опять вызвало у участников гомерический хохот.

У В. нарастали грусть, неловкость, дискомфорт. Шло время, события на сцене развивались, их центром стали другие герои. О В. забыли. Он стоял один в сторонке, вокруг разворачивалось представление. С песнями, танцами, потасовками, заигрываниями, пиршеством…

В. начал было сваливаться в привычное депрессивное самоедство, как вдруг руки сами — совершенно самостоятельно! — потянулись к лицу и сняли с глаз повязку. Он внезапно увидел жизнь и пережил забытое ощущение: быть живым. Чувство когда-то было, но оказалось потерянным. В. пытался заменить утрату энергетическим подъемом, но он рано или поздно проходил.

В. напомнил себе человека, пытающегося накачать пробитое колесо, из дыры в котором постоянно уходил воздух. А он все качал и качал в надежде, что все вернется, что все будет как раньше. Он уже забыл, как это «раньше» выглядело. Но он сделал шаг навстречу происходящему и окунулся в процесс. Когда все закончилось и участники получили задание осознать и записать самое важное, прожитое в дзен-театре, В. написал: «Смысл ищут те, кто не живет. Когда я живу, я не ищу смысла. Я просто живу!»

Задание для самостоятельной работы

В жизни каждого бывают сложности, проблемы, трудные задачи. Как правило, мы думаем над тем, как с ними справиться. Хорошо, если решение приходит быстро. Но бывает, что время идет, а выхода все нет. Предлагаем поискать его, используя спонтанные движения. Мы уверены: в большинстве случаев вы получите мощную подсказку и даже увидите решение. Вот два возможных варианта.

Первый. Четко сформулируйте свой запрос. Мягко задержите его в голове (перестав над ним интенсивно думать, отпустите на периферию сознания и продолжайте там удерживать), позвольте телу найти место в пространстве и занять положение, которое соответствует наилучшему решению вашей задачи. Начните со статичной пантомимы.

Почему-то тело хочет встать здесь. Почему-то руки поднялись и замерли. Почему-то голова слегка наклонилась в сторону. Тело, руки, голова — а где вы сами в этот момент? Вы тот, кто наблюдает. Кто все подмечает, но ничего не пытается контролировать и менять. Всему происходящему — большое «да»! Вы используете разум не для того, чтобы думать, решать, а чтобы осознать происходящее и очень тихо спросить: «Если бы руки, которые поднялись вверх, могли говорить, что бы они сказали? Если бы наклон головы был подсказкой, что бы он имел в виду?»

Важно: задав вопрос, вы не ищете и не создаете сами ответ — вы позволяете ему прийти. Ваша задача — не пропустить его, а осознать. Возможно, через статичную фигуру ответ и не появится. Тогда позвольте телу через «ма» начать очень медленно двигаться, все время мягко удерживайте вопрос и относитесь ко всему происходящему как к подсказке.

Второй. Этот вариант мы рекомендуем, когда опробовано уже много способов, а решение так и не найдено. В этом подходе используется гипотеза: причина того, что решение не находится, в человеке. Мы будем искать не решение задачи, а причину, устранение которой позволит найти выход. Инструкции — как и в первом случае. Работа начинается с того, что вы еще раз проговариваете вслух или про себя запрос: «Мне важно осознать причину, мешающую решить мою задачу». А далее вы разрешаете телу спонтанно двигаться.

Позвольте телу найти в пространстве место, затем занять статичное положение, потом двигаться через «ма», осознавая все, что будет происходить, и воспринимая все как метафору, как подсказку. Как правило, осознание того, что мешает найти решение, резко увеличивает шанс найти само решение.

Психодраматические техники в работе с Тенью

Психодраму как метод психотерапии и психологического консультирования создал венский врач Якоб Морено. Классическая психодрама — это терапевтический групповой процесс, в котором для изучения внутреннего мира человека используется инструмент драматической импровизации. Сам Морено называл психодраму «методом, в котором истина души по­знается в действии».

Психодрама как способ работы с Тенью позволяет через действие, через игру увидеть и прожить теневые аспекты внутреннего мира человека: проявить взаимодействие между разными составляющими комплекса, отвечающими за те или иные проявления, предпочтения, выбор. Психодрама позволяет рассмотреть их с разных ракурсов: где, когда, при каких обстоятельствах они были сформированы, как развивались, как сейчас составляющие комплекса взаимодействуют и многое другое. А главное — поняв, как эти комплексы устроены, устранить их влияние.

Мы в работе используем разные приемы, но здесь опишем только два.

Первый. Использование объекта, на который проецируется Тень. Рассмотрим в качестве объекта сказку. Наверняка вы обращали внимание на повторяемость сцен, сюжетов, событий — причем неважно, когда и где сказку сочинили, авторская она или народная. Открывая книгу и еще не прочитав ни строчки, заранее знаешь: сейчас появится главный герой или героиня. У него будет некое ожидание, предчувствие, томление, зов, беспокойство. Вокруг этого и начнут разворачиваться события: появятся помощники, друзья, маги, волшебники, а также в противовес им коварные недоброжелатели, враги, ведьмы. Герой нашей сказки отправится в опасный, полный приключений и испытаний путь. Преодолевая его, он будет учиться, обретать умения, навыки, взрослеть, мужать, умирать и воскресать.

Это удивительно: человечество тысячелетиями использует в мифах, сказках, преданиях одни и те же «кирпичики», из которых складывается суть человеческой жизни, отношений с собой, людьми, окружающим миром, богами. С детства хорошо зная традиционные сказочные сюжеты, мы вдруг замечаем, что проживаем их в реальной жизни или являемся свидетелями того, как это делают другие.

Однако, пожалуй, самое интересное в том, что сказка на символическом уровне описывает наши внутренние процессы. Все действующие лица сказок — от героя до демона — есть не что иное, как составляющие элементы, субличности одной личности. Взаимодействие этих частей приводит к изменению, личностному росту, раскрытию, трансформации человека. А также к страданиям, болезням, потерям, хождению по кругу и пр. Вот уж поистине — что внутри, то и снаружи.

Второй. Следование за тем, что предлагает клиент. Во время действия на сцене сценарий принадлежит ему — что бы он ни пожелал проиграть, всему говорим «да» и разворачиваем события на сцене.

Начнем с первого приема. Мы неоднократно уже говорили, что Тень проецируется на окружающий мир. И в работе мы часто этим пользуемся. Так, в  мы показали, как проецировать свою Тень на фигуры героев и обстоятельства, с ними связанные. Этот процесс напоминает процедуру фотопечати в доцифровую эпоху: фотограф засвечивает лист фотобумаги через соответствующий негатив, а затем, поместив отпечаток в ванночку с химическим раствором, наблюдает проявление истинного, ранее незримого изображения.

Роль фотобумаги в нашем случае играет написанная сказка, получения негатива (проявления пленки) — создание антисказки, а позитива, истинного изображения, собственно фотографии — прочтение антисказки автором сказки.

Однако имеется другой, не менее красивый способ обнаружения Тени с помощью сказки. Вспомните любую сказку, выберите из нее отрывок и самого привлекательного героя — возможно, вы даже ассоциируете с ним себя. Чудо метода состоит в том, что как сказку, так и ее героя мы выбираем не случайно — за выбором всегда стоит некий теневой паттерн нашей психики. Именно поэтому, совершив выбор, уместно задать себе вопросы: «Где в моей жизни проявлен этот герой? В каких ситуациях я на него похож или поступаю таким же образом?» А потом осознать, что или кто в вас совершил ваш выбор.

Прежде чем вспоминать сказку, сформулируйте свой запрос, проблему, задачу. Именно в выборе сказки, отрывка из нее кроется подсказка к решению, а зачастую и ответ на сформулированный запрос. Надо только поискать его определенным способом. Приведем пример, чтобы вы могли самостоятельно подумать над своей задачей.

Итак, мы попросили участников тренинга сформулировать задачу. Молодая женщина Л., возраст примерно 30 лет.

— С каким запросом вы хотели бы поработать?

— Я хотела бы знать, что я вообще делаю на этом тренинге. Я до сих пор не понимаю, зачем пришла сюда, а точнее, прилетела из другого города.

— Какую сказку вы выбрали?

— Сказку про сестрицу Аленушку и братца Иванушку. Эпизод, когда он хотел напиться из копытца. В этом эпизоде я себя ассоциирую с Иванушкой.

— Назовите присутствующих действующих лиц, кроме Иванушки, выберите кого-то из участников группы на их роли.

— Как я помню, там были Баба-яга, Иван-царевич, озеро с чистой водой и копытце с грязной. Будь оно неладно!

— Почему вдруг «Будь оно неладно»?

— Если бы я знала!

— Хорошо, выбирайте участников на роли и расположите их в зале, как вы чув­ствуете, кто и где должен стоять.

Л. выбирает участников, назначает им роли и расставляет их по залу. Мы просим Л. закрыть глаза и вжиться в роль братца Иванушки. А потом позволить себе спонтанно делать то, что захочется: двигаться, произносить то, что попросится быть высказанным, проявлять чувства и т. д.

Л., не открывая глаз, начала курсировать между «озером» и «копытцем» — то туда, то обратно, потом еще раз. Она явно не находила ответа, где же ей остановиться, что выбрать. Женщина, которая играла «озеро с чистой водой», с мольбой в глазах беззвучно протягивала к ней руки, предлагая Л. напиться чистой воды. Но у Л. были закрыты глаза, и она не воспринимала приглашения. «Озеро» безмолвно продолжало звать Л. к себе.

Движения Л. становились всё более резкими, дергаными. Вдруг она замерла возле «копытца» и, встав на колени, начала жадно пить из него грязную воду. После нескольких больших глотков она вдруг вздрогнула всем телом, широко открыла глаза и повернула к нам лицо, искаженное ужасом:

— Я стала козленочком!

— Разумеется, вы стали козленочком. Это же сказка. И вода в копытце заколдованная.

— Вы меня не понимаете, я на самом деле стала козленочком.

Ее голос дрожал. На глазах у женщины, которая играла «озеро с чистой водой», выступили слезы:

— Она стала козленочком! Какое го-о-о-ре! Если она попьет из меня, она снова сможет говорить человеческим голосом. Но козленочком она останется на всю жизнь!

У Л. по щекам потекли слезы. Женщина в полной тишине подошла к «озеру» и сделала глоток. Затем дрожащим голосом прошептала:

— Ко мне вернулся голос. Но я по-прежнему козленочек.

— Может, вы обратитесь к другим героям сказки? Возможно, кто-нибудь из них сможет вам помочь.

Л. в растерянности обвела взглядом всех действующих лиц и обратилась к Иванушке (наша героиня стала Иванушкой, это — переживание участницы):

— Иванушка, милый, помоги мне, пожалуйста! Помоги! Мне страшно! Я не хочу оставаться козленочком!

Иванушка, молодой мужчина, явно неготовый к такому повороту событий, вдруг стал размахивать воображаемым мечом:

— Всех твоих врагов готов в капусту порубить. Жизнь за тебя готов отдать. Но против магии я не знаю средства! Против магии мой меч бессилен! — Иванушка потупил взор, залился краской и замолчал.

Тогда Л. кинулась к Бабе-яге:

— Баба-яга, милая, спаси меня. Расколдуй! Пожалуйста, верни мне человеческий облик!

Ведьма гневно посмотрела на нее и ответила:

— Не расколдую! А знаешь почему?! Потому что ты, как цветок в проруби, болтаешься между «чистым и грязным». Сама не знаешь, чего хочешь. Поделом тебе! Быть тебе козленком до скончания века.

Разразившись злым, нечеловеческим хохотом, она села на воображаемую метлу и улетела.

Л. сгорбилась и замерла.

Повисла гнетущая тишина. Вся группа пребывала в шоке. Потом, во время обсуждения, участники сказали: все ощутили, что происходит что-то таинственное и очень значительное. На время исчезла граница между реальным и сказочным. Те, кто был в ролях, не играли — что-то глубинное проявлялось через них, раскрывая внутренний мир клиентки. Комната наполнилась густой, самотворящей тишиной. Происходило какое-то таинство…

Мы опытные ведущие и знаем: в такие моменты важно не вмешиваться, позволяя, с одной стороны, проявиться целительному, с другой — быть вместе с клиентом и группой, помогая участникам прожить их страхи, отчаяние, безысходность и многое другое. Медленно, бесконечно медленно прошли четыре минуты — многим присутствующим они показались вечностью. Тотальное оцепенение нарушил глубокий вдох Л. — она вдруг выпрямилась и заговорила:

— Я все поняла. Единственная цель, с которой я приехала на этот тренинг, — изменить мужу… «Озеро чистой воды» — это мой муж…

Здесь мы завершим описание происходившего на тренинге. Выводом Л. стало осознание того, как ей дорог ее брак. Ее муж — лучший из мужчин, и она его очень любит.

Надо ли говорить, что после подобных переживаний у каждого участника появляются кластеры собственных инсайтов и осознаний. Более четко выкристаллизовываются собственные важные вопросы для дальнейшей проработки. Вскрываются целые пласты истинных ценностей, мотивов, намерений. Личный опыт, проживание того, что такое Тень, позволяют понять, как с ней работать, в чем сложности, как к ним относиться, что может произойти в дальнейшем и как с этим быть.

В приведенном примере женщина поймала свою теневую часть, которая уже почти вырвалась и могла сильно испортить ее семейную жизнь. Дальше у Л. начался процесс осознания потребностей этой теневой части, нахождение способов интеграции ее в жизнь таким образом, чтобы не разрушить брак с хорошим и любимым человеком.

Пример, который описывает «непосредственное следование ведущих за тем, что предлагает клиент», также взят из нашего тренинга. Это монопсиходрама — театр одного актера. Он еще раз покажет, как Тень влияет на нашу жизнь, на наши якобы сознательные решения, а также на то, что за такими решениями может последовать.

Диалог участника (Ч.) и ведущего:

— Я женат, у нас трое детей. Жена стала совсем теткой: дети, кухня, сопли, пеленки, распашонки. В последнее время я заметил, что мне не хочется домой, — а раньше прямо на крыльях летел. Появилась какая-то неприязнь. Я не хочу разводиться — у нас дети. И я и ее, и их, конечно, люблю. Наверное. Ее все еще люблю.

— Ее «все еще», а детей?

— Детей очень люблю!

— Вы вышли сюда, чтобы как будто получить разрешение на развод. (Смех в зале.)

— Если честно, жить с ней я больше не могу.

— Но вы ведь знаете: если нам что-то не нравится в других людях, то это, скорее всего, проекция нашей теневой части на этого человека. Возможно, вы на жену что-то спроецировали. Было ведь все хорошо, а плохо стало «вдруг». Вместо того чтобы разобраться с собой, вы готовы уйти от жены. Это сделать несложно, но от себя-то не уйдешь. Есть большая вероятность, что на вашем пути встретится другая женщина: молодая, умная, красивая. Она родит вам еще детей, и вы будете спешить в свой новый дом. Пока однажды, открыв дверь, не обнаружите за ней тетку. Вы понимаете, о чем я?

— Понимаю. Но я не хочу больше с ней жить!

— Да что вы заладили: не хочу с ней жить да не хочу с ней жить! Вы готовы посмотреть, что на самом деле стоит за вашей неприязнью к жене и нежеланием возвращаться домой? Несмотря на то, что у вас трое детей и вы прожили вместе — сколько лет?

— В этом году будет восемь.

— Восемь лет! Ну так как, готовы?!

— Готов!

— Тогда найдите место в пространстве, где могла бы стоять ваша часть, которую мы пока не знаем, как назвать, но уже можем охарактеризовать через слова: дети, кухня, сопли, пеленки, распашонки.

— Где-то здесь. (Показывает недалеко от себя.)

— Давайте поиграем. Мы будем предлагать вам что-то делать, задавать вопросы — делайте и отвечайте не задумываясь. Все, что придет в голову. Понятно?

— Да.

— Встаньте, пожалуйста, на то место, которое вы показали. Прикройте глаза. Кем вы здесь себя чувствуете?

— (Встает.) Я здесь строитель! (Сам этому удивляется.) Я кладу кирпичи. Завершаю строительство какой-то шахты, которая уходит вверх метров на двадцать. И работы мне осталось где-то на час. И уже есть хочется. Похоже, обеденное время. Пойду обедать.

— Отлично. Выходите из шахты. Теперь вы тот, кто смотрит на этого строителя. Как к вам обращаться?

— Здесь я менеджер! Так и называйте меня уважительно — менеджер!

— Хорошо! Менеджер, прислушайтесь к себе. Какие у вас появляются чувства, мысли, желания?

— Я вижу, как мужик-строитель вылез из какой-то шахты, и мне очень хочется самому залезть туда и посмотреть, что он там делает. (Залезает.)

— Супер! А теперь вы снова строитель, вы пообедали. Вы возвращаетесь и видите на своем рабочем месте кого-то постороннего. Что вы делаете?

— Ну как что? Я прошу его выйти, потому что мне надо закончить работу — заделать лаз, через который он туда забрался, кирпичом. Но он не реагирует на мои просьбы! Он всем своим поведением высокомерно меня игнорирует.

— Что вам хочется сделать?

— Что?! Да я его там замурую. (И замуровывает.)

— Та-а-а-ак, нормальненько развиваются события. (Смех в группе.) Давайте теперь вы — кого замуровали. Что вы собираетесь делать?

— Я осматриваюсь. Вылезти из колодца невозможно — очень высоко и гладкие стены. Раствор схватился, расковырять его ключом от машины не получится. Я не знаю, что делать.

— Вверх нельзя, вбок тоже. Может быть, подкоп?

— (С большим отвращением.) Я?! Руками?! Копать землю?! Вы издеваетесь?! Да я лучше сдохну. (Садится на пол и закрывает глаза.)

— Хорошо! Выходите. Теперь вы строитель. Я хочу с вами поговорить. Послушайте, строитель, вот такая ситуация. Там у вас человек замурован, и он, похоже, на полном серьезе готов умереть, только бы не испачкать руки. Вы как-то можете ему помочь?

— Я не хочу, чтобы он умирал! Но и меня поймите. Я ведь тоже человек! Я его раз вежливо попросил, чтобы он вылезал, два. А он что? Высокомерие и полное игнорирование. У меня тоже есть гордость. Я его спасать не буду.

Прокомментируем этот эксперимент. В процессе интеграции Тени очень часто складываются, как кажется на первый взгляд, неразрешимые, тупиковые ситуации. Части нас, которые представляют собой полярности нашей личности, по мере того как мы с ними знакомимся, осознаем, входят в явное противоречие друг с другом. На глазах образуются субличности, несущие в себе противоположные качества: добрый — злой, интеллигент — хам, прощающий — мстящий, [строитель — менеджер] = [подчиненный — начальник] и т. п. Порой в противоборстве возникают напряжение и сопутствующее ему чувство безысходности, тупика. Они столь сильны, что хочется сдаться.

В литературе встречается сравнение такого процесса с алхимической реакцией: в священном сосуде, кипящем на огне, взаимодействуют и преобразуются помещенные в него ингредиенты. Важно удерживать сосуд на огне определенное время, чтобы внутри произошли ожидаемые трансформации.

Если без алхимии — представьте, что вы решили сварить суп. Заложили все продукты по рецепту, поставили на конфорку, но тут вам показалось, что либо жар для содержимого нестерпимый, либо ждать долго, а вам невтерпеж, очень есть хочется. И вы снимаете кастрюлю с огня. Но супа в ней еще нет — он не сварился. Есть содержимое кастрюли невкусно, а то и просто опасно. Чтобы с удовольствием и досыта пообедать, важно вернуть кастрюлю обратно на плиту и доварить.

Чтобы интегрировать теневую часть, потребуется уважение к фигурам, которые проявились, уважение к их образу действия, поведению, формам сопротивления, креативность и мягкая настойчивость. Конечно, есть разные профессиональные приемы-подсказки по приложению этой креативности. Одна из них — выбрать ту часть, которая наиболее лояльно относится к происходящему.

— (Ведущий, обращаясь к строителю.) Вы, похоже, здесь самый разумный. Как бы звучала идея, как достать менеджера, не ущемив ваше чувство собственного достоинства?

— (Наклоняясь к ведущему, шепчет.) А пусть он пригласит меня к себе домой. Если честно, мне так хочется посмотреть, как они, богатенькие, живут.

— Меняйтесь ролями. Теперь вы снова менеджер. Хорошая новость: если вы пригласите строителя в гости, он вас спасет.

— Кого в гости?! Ег-о-о-о? Вы серьезно?! Да вы только представьте его в моем доме! Грязная обувь на входе, он в вонючих носках ступает по моему паркету?! Глазеет, чего доброго, еще начнет лапать что-то руками. Нет, я на полном серь­езе — лучше сдохну!

— (Ведущий, обращаясь к залу.) Мы еще ни разу не видели, чтобы примирение субличностей проходило гладко. Что помогает нам, ведущим, в таких, казалось бы, безвыходных ситуациях? Мы точно знаем: за сопротивлением, каким бы сильным оно ни было, всегда — подчеркиваем: всегда! — следует интеграция. (Обращаясь к менеджеру.) Мы уважаем вашу позицию. И понимаем, что грязные носки и их запах — это очень-очень веский аргумент. Но что должно произойти, чтобы вы согласились пригласить рабочего к себе домой на пять — десять минут? При условии, разумеется, что он примет душ, переоденется и ни к чему не прикоснется.

— (Задумывается.) А пусть он меня первый попросит о чем-нибудь — ну, скажем, обучить его испанскому языку. Я его очень хорошо знаю.

— Меняйте позицию. Менеджер пригласит вас к себе, если вы попросите, чтобы он обучил вас испанскому языку.

— А на фига мне испанский?! Я рабочий. Мне и моего русского матерного достаточно.

— Ну как знать? Может, в испанском есть не менее смачные слова, которые обогатят ваш русский матерный.

— Хм! Это интересная мысль. Но у меня еще одно условие: пусть он пожмет мне руку, потом я его попрошу. А он меня в гости позовет.

— Меняем позицию. Менеджер, посмотрите на свои руки. (Смотрит.) Вы здесь давно лазите и ползаете. Руки запачкали? (Соглашается.) А там за стеной рабочий с чистыми, между прочим, после обеда руками. Он готов вас освободить. Вы готовы пожать ему руку — за его труд, за свое вызволение из заточения?

— М-да. Пожалуй. Пожалуй, да.

— Закройте глаза. Представьте, как рабочий разбирает кладку. Как вы выходите на свободу. Теперь — это очень важно: представьте, ваша рука медленно движется навстречу его руке. Медленно. Очень медленно. Руки встречаются. Осознавайте свои чувства, ощущения, мысли. (Рука Ч.-менеджера медленно движется в воздухе. Останавливается. Начинает пожимать воображаемую руку строителя.) У Ч. учащается дыхание. Краснеет лицо. На лбу выступает испарина.

Ведущий:

— Позвольте себе сделать то, чего хочет ваше тело. Ч.-менеджер обнимает воображаемого строителя. По щекам текут слезы. Ч. медленно открывает глаза.

— Как вы себя чувствуете? Поделитесь с нами, если можно, своими ощуще­ниями.

— (Говорит медленно и очень тихо.) Чувствую себя странно. Целостно и обновленно. Мне кажется, я начинаю кое-что понимать. Я родился в деревне. У меня отец — тракторист, выпивоха. У матери нет образования — хозяйство, корова, куры. Родители делали для нас, детей, все, что могли. Я уехал в город, выучился. У меня ведь есть мантра, которую я с детства повторял: «Я не они — я другой!» Я не такой, как мои родители. Я никогда не буду жить, как они. Я ведь до сих пор стесняюсь своих родителей. Стесняюсь своего происхождения… Жена, как и я, тоже из очень простой семьи. Мы с ней вместе прошли трудные времена… Но она как будто бы отстала, потерялась где-то и стала напоминать мне маму, моих родителей: примитивных, предсказуемых… Мне больно это осознавать и тем более произносить вслух. Очень больно…

— Что рождается из этого осознания, из этой боли?

— Я действительно успешный. Я действительно получился другим. И во многом, как ни странно, благодаря моим родителям. Этого у меня уже никто никогда не отнимет. Мои родители такие, какие есть, — со своей судьбой, с очень нелегкой жизнью. И родители родителей такие. И их родители. Но это мои корни. Ведь, по большому счету, если бы не было их — не было бы и меня. Это важно уважать и принимать, а не стыдиться. Я прямо сейчас, возможно, впервые начинаю ощущать любовь и искреннюю благодарность маме и папе. И еще: важно видеть свою жену такой, какая она есть. Женщиной, которая вкладывает душу, сердце, все время, всю себя в меня и в наших детей. Я начинаю видеть свою ответственность за то, что происходит с моей женой и с нами. Ответственность за нас, за наших детей. За мою, за нашу семью.

— Похоже, ваша теневая часть, которую вы назвали строителем, символизирует ваше крестьянское происхождение, от которого вы хотели всеми способами избавиться. Типа «это недоразумение вышло, я на самом деле из благородных». И когда жена своим поведением стала напоминать ваших родителей, у вас возник мощный внутренний конфликт. Вы, а точнее, тот, с кем вы отождествились, субличность менеджер, не готовы не то чтобы жить, но даже пригласить к себе в дом работягу-строителя. Выход из этого конфликта, который подсказал вам ваш менеджер, был очень простым — развестись с женой. Но ужас состоит в том, что и ваш менеджер, и ваш строитель остались бы с вами.

Только что вы приняли своего строителя. Произошла интеграция ваших противоположных частей. Когда есть не просто осознание, знание, а переживание того, что существуют различные варианты — «и это, и то», и менеджер, и строитель, — они способны мирно сосуществовать. Ваше отношение к происходящему в семье и к жене меняется. Это похоже на правду?

— Все так и есть!

— Как насчет развода?

— (Смеется.) А ведь еще чуток… Страшно подумать.

В этом примере у мужчины его простая «деревенская» часть оказалась в Тени из-за переживаемого стыда за свое происхождение. Проекция попадала на жену, ситуация становилась все невыносимее, и до развода было и правда недалеко. Теперь он может дать право на жизнь этой своей части, и жена окажется свободна от нее.

Задание для самостоятельной работы

Вспомните свою любимую сказку. Что вас в ней привлекает? Что именно нравится? С каким героем вы себя отождествляете? Если вы читали сказку давно, то надиктуйте, запишите ее целиком или хотя бы эпизод, который вы вспомнили. Перечитайте оригинальный текст. Скорее всего, вы удивитесь. Сравните прочитанное со своими записями, сделанными по памяти.

Часто в таком изложении появляются маленькие отклонения, нюансы, подробности, отсутствующие в источнике. Обратите на них внимание — они скрывают важные для вас послания. Ведь вы уже знаете, что они по­явились не случайно. Внимательно проанализируйте свои записи. Задумайтесь, каким образом судьба героя коррелирует с вашей. В чем вы похожи? Заметили какие-нибудь параллели?

Какие идеи, ценности, мечты, ожидания, события, содержащиеся в выбранном эпизоде или присущие герою, свойственны и вам, характерны для вашей жизни? Нормально ли это? Не станем забывать — сказка отличается от жизни. Возможно, пришло время что-то в ней подкорректировать, от чего-то отказаться.

Найдите в помещении, где находитесь, место, подходящее главному герою. Встаньте на это место. Прикройте глаза. Представьте себя этим героем. Начните двигаться, дышать как он. Позвольте себе говорить от его имени — спонтанно, не задумываясь. Возможно, вы произнесете монолог или даже вступите в диалог с другим героем этой же сказки. Тогда вы сможете переходить из роли в роль, перемещаясь с места одного героя на место другого и произнося слова от имени каждого. Отдайтесь процессу, поиграйте. По завершении внимательно проанализируйте, что произошло. Осознайте полярности, которые, возможно, появились, чтобы поработать на их интеграцию.

Результатом работы является:

  • Более четкая прорисовка, осознание стратегии своей жизни.
  • Осознание, как правило, ранее не осознаваемых ценностей, убеждений, ожиданий, надежд, верований.
  • Выявление полярных субличностей, создающих конфликт как во внутреннем мире, так и во внешнем.

Клоунада и креативная группа

Несмотря на то что мы использовали в работе разные театральные жанры, в последние годы мы предпочитаем клоунаду. Это произошло благодаря случайной встрече с человеком, который стал нашим учителем, — Алэном Виньо. Месье Виньо — профессиональный клоун, специалист по интегративной психотерапии и гештальтклоунаде, член международной организации «Клоуны без границ». Нас покорили красота и глубина психотерапевтической работы, которую Алэн проводил с использованием гештальтклоунады. А наш собственный многолетний опыт работы с другими техниками и подходами позволил разглядеть параллели, взаимодополнения и механизмы того, как это работает.

Итак, гештальтклоунада. Мы посвящаем ей последний день нашего тренинга. Предыдущие дни мы внимательно смотрим на то, что происходит с нашими участниками, изучаем, с какими запросами они пришли, как они трансформируются в процессе занятий. Какие теневые фигуры появились у них в связи с запросом, какие, не относящиеся к запросу, активизировались? Как участники осваивают и используют предлагаемые методики и подходы? Как и с кем из членов группы взаимодействуют? Какие черты характера наиболее ярко проявляются? Одна из задач — помочь участнику в выборе корневой теневой фигуры и проработке ее в гештальтклоунаде.

Что такое корневая теневая фигура? Нередко, начав работать с одним запросом, люди начинают формулировать и другие запросы, на первый взгляд никак между собой не связанные. Например, один из участников говорит: «Я менеджер. У меня сложность с делегированием задач сотрудникам. Я здесь, чтобы решить эту проблему». Работа идет, менеджер взаимодействует с другими участниками, слушает, какие у них сложности и задачи, и в процессе осознает и проговаривает еще ряд своих проблемных зон: страх публичных выступлений; трудно сказать «нет»; некомфортное положение в семье — на вторых ролях; насилие старого друга-тролля, который продолжает вести себя как в школе; непринятие своих достижений…

В результате у нашего менеджера проявляются разные теневые субличности, связанные с тем или иным конкретным запросом. Если глубоко поработать с одной из них, то, скорее всего, «ее» проблема решится. Однако среди сонма теневых субличностей очень часто есть та, что «ответственна» за целый спектр задач. Именно она связана с первопричиной, из которой выросло множество проблем и сложностей. Это как корень сорняка — если срезать только верхушку, а корень оставить в земле, то зелень нарастет по новой. Хотя и оборвать молодые побеги на какое-то время может оказаться полезным.

В приведенном примере сложность с делегированием, неспособность сказать «нет», низкая самооценка — это «побеги». «Корневая» же проблема была связана с наличием болезненного старшего брата, которого все поддерживали и которым все восхищались, обделяя младшего (или так младшему казалось).

Еще одна задача — создание мини-группы, участники которой проработают свою корневую фигуру оптимальным способом. Мини-группа формируется из пяти-шести человек. То, как она возникает, трудно понять со стороны. Мы объединяем персонажей в семьи или сообщества, опираясь на свой опыт и проживание каждым по отдельности и группой в целом происходящего на тренинге.

Итак, задача поставлена, корневая фигура выявлена, группы сформированы. Следующий шаг — создание сценария и проигрывание его перед зрителями. Каждый участник во взаимодействии:

  • должен максимально проявить, прожить характер своего героя;
  • своим поведением на сцене создать условия, способствующие раскрытию характеров других персонажей.

Конечно, они должны быть полноценной труппой, чтобы зрители получили удовольствие.

Перед выступлением, чтобы разогреться и сыграться, необходимо выполнить упражнение. Оно позволит понять, как работают три фокуса внимания: «я», группа, зрители. А также отработать соответствующие навыки.

Упражнение

Команды по очереди выходят на сцену. Звучит музыка. Зрители заказывают образ, который предстоит изобразить, — это чем-то напоминает игру «Крокодил». Однако сейчас команде важно сплотиться вокруг своей роли. Зрители с нарастающим темпом дают всё новые вводные: покажите футболиста, забывшего, за чью команду играет; изобразите ревность инфузории-туфельки; «Баба Мороз»; «засохшая шариковая ручка»; «1000 рублей». В какой-то момент возникает игра через состояние «мы».

Один из участников тренинга описал это так: «Я растворился в команде, сохранив индивидуальность». Вы не думаете, что и как делать. Что-то большее, чем вы, — назовем это «командным разумом», — принимает и исполняет решение. Ловится необходимое состояние, закрепляется — и команды уходят на подготовку. Создание сценария, подбор костюмов, небольшая репетиция на уровне первых шахматных шагов: е2-е4. И вот торжественный момент: каждый участник получает клоунский нос. Вслед за Алэном мы говорим: «Клоунский нос — самая маленькая маска на свете. Надевая ее, клоун не прячется, а получает разрешение, позволяет себе быть настоящим перед собой и зрителями. В отличие от театра, где актеры играют, клоун на манеже живет. Все, что он делает, — правда. Мы позволяем себе явить себя этой правде, какой бы она ни была, дать ей право на жизнь. Признать ее существование. Познакомиться с ней и подружиться».

И вторая, очень важная часть инструкции. Вы выходите и проживаете свою теневую часть вместе с товарищами по команде, вместе со зрителями. Возможно, у вас что-то не будет получаться, не исключено, что активируются ваши Стражники и включатся осуждающие «говорилки». Продолжайте быть во взаимодействии, позвольте проявиться всему, что будет приходить, всплывать в вашем сознании. Когда представление завершится, повернитесь и медленно, с чувством собственного достоинства покиньте сцену. Уйдите в полной тишине! По завершении представления мы запрещаем зрителям аплодировать, восклицать, каким бы то ни было образом поддер­живать тех, кто на сцене.

Если вам кажется, что ваше выступление было полным провалом и ужаснейшим в жизни позором, все равно говорите себе: «Я молодец! Я та-а-а-ак оскандалился! Но зато ка-а-а-а-ак я это сделал!» Покинув сцену, вы снимете клоунские носы и выйдете на поклон. Вы вновь окажетесь на сцене как целостная личность. Это очень важно: играя, вы были лишь частью себя — теневой фигурой, которой дали право быть, жить, проявлять себя. После выступления вы возвращаетесь к зрителям целостными, во всем многообразии своего «я». И в этот момент им не возбраняется искупать, утопить вас в овациях, комплиментах, оглушить криками «браво!», «бис!», «потрясающе!».

Трудно переоценить эффект гештальттерапии. Что происходит после нее? Практически все отмечают гармонию и мир в душе. Словно кто-то с кем-то внутри перестал ругаться. Кто-то кого-то перестал обижать, задирать, стыдить, позорить, преследовать. Кто-то кому-то перестал что-то доказывать, читать мораль, упрекать. После выступления многие осознают: то, что так им мешало и забирало энергию, выматывало, — это золото, которое до сих пор было скрыто.

Сквозь смех и слезы вы сначала живете в своих заготовленных сценариях, а потом, выходя за их рамки, соединяетесь с энергией и характером своих теневых персонажей, импровизируя, интегрируя их в свою жизнь.

Домашнее задание — рекомендация

Почаще дурачьтесь! Играйте, шалите, безобразничайте. Как можно чаще устраивайте костюмированные праздники: на Новый год, на день рождения, на встречах друзей. В свое время прорывом оказались «пижамные вечеринки». Согласитесь, быть умным и серьезным в пижаме очень тяжело, поэтому в группе резко возрастает градус радости и спонтанности. Попробуйте и вы.

Позвольте это себе, почувствуйте дух детства, озорства, спонтанной радости. Во время следующего шага будет проще не прятаться за общую пижамность, а проявить себя, выразить свою индивидуальность. Не опасайтесь, что вас вдруг понесет, что вдруг вылезет нечто непотребное. Просто быть в образе, молча присутствуя среди других героев, уже познавательно и целительно.

Кто-то на вас посмотрит. Кто-то попытается вступить с вами в контакт. Даже скромно сидя в сторонке, вы получите бесценный опыт и информацию о том, как мир реагирует на эту вашу часть. А реагирует он по-разному, но всегда целительно. Вы увидите, как это происходит на самом деле, а не будете обдумывать свои идеи. У вас появится выбор, как реагировать на реальность. Вы поймете, что хорошего привлекает к себе эта ваша часть, к чему надо быть готовыми.

Если вы решитесь пойти чуть дальше, то, выбрав свой теневой персонаж, попробуйте заглянуть за край, пожив некоторое время «из него»: несколько дней в неделю или часов каждый день в течение недели. Хорошо, если найдется надежный друг, который станет сопровождать вас в этом эксперименте. Он может просто быть рядом, а может проживать роль теневого персонажа. Мы будем признательны, если вы пришлете нам описание своего опыта. В нем вас ждет много разного, еще никогда не пережитого. Пробуйте, не стесняйтесь.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий