Мир Валькирий

Книга: Мир Валькирий
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8

Глава 7

Рубикон перейден.
(Цезарь Гай Юлий)
Телефонный звонок отвлек Ольгу от просмотра очередных документов. Судя по мелодии звонка, кто-то близкий. Ага. Так и есть, Вяземская Катя собственной персоной.
- Катюша, привет
- Привет, привет, потеряшка, - ворчливым тоном ответила подруга.
- Я не потеряшка, - улыбнулась Ольга, - просто дел много.
- Ага. Конечно. Как только мальчиком своим похвасталась, так и пропала. Дела сразу появились, - ехидно закончила эта вредина.
Ольг улыбнулась еще больше.
- Подруга, не ревнуй, тебе совсем не идет.
- Да я не ревную, мне просто не терпится оценить, на кого ты так запала.
- А вот оценку, Катюш, сможешь произвести только визуальную, - с явным холодком проговорила Ольга.
- У - у - у…. Как все запущено и серьезно, - продолжила ерничать Катя. - А как же тест - драйв?
- Перебьешься, - отрезала Ольга. - Этот только мой, и точка. У меня действительно все серьезно. Не обижайся, пожалуйста.
- Эх… - явно напоказ вздохнула Катя. - Выросла жадиной. Ну ладно. Я тебе вообще-то звоню напомнить, что в следующую субботу в три часа жду у себя на дне рождения, а то ты в своих амурах совсем все позабывала.
- Когда это я пропускала твой день рождения? - возмутилась Ольга
- Тогда у тебя не было такого явно замечательного мужчины, благодаря которому я тебя уже месяц не видела. И кстати, не забудь его взять с собой. Хватит уже прятать. Обещаю руками твой экспонат не трогать, ну если только за попу ущипну разочек, проверю упругость, - уже явно смеясь, закончила Катя.
- Руки оторву, - мрачно проговорила Ольга, - так и знай.
Катя на том конце телефонной связи залилась смехом и, еле справляясь с весельем, сказала:
- Все, ваша светлость. До субботы. Не потеряйтесь со своим другом по дороге ко мне. Что-то мне подсказывает, это будет самый веселый день рожденья.
И повесила трубку
«Вот, гадина, - подумала Ольга. - Веселье ей подавай». Она мрачно посмотрела на телефон. Вздохнула. Брать с собой Сергея или не брать - решала уже неделю. Взять с собой и похвастаться в высшем свете хотелось очень. Но… Эти белые пятна в биографии не давали ей покоя. Задумчиво побарабанив пальцами по столу, решилась. Хватит ждать результатов от службы безопасности. Пора уже поговорить с Сергеем по душам. «Сегодня же вечером», - решительно кивнула своим мыслям и вернулась к прерванной работе.
☆☆☆☆☆☆
День прошел как обычно, проводил Ольгу на работу, размялся пробежкой на пять километров, побродилпо мировой сети, сходил в бассейн. После обеда, гуляя по усадьбе, наткнулся на маленький концертный зал. В относительно небольшом для таких целей помещении, квадратов на восемьдесят, на небольшой сцене находился рояль, а на стене за ним висело несколько гитар. Пройдя мимо десятка рядов стульев, взобрался на сцену и задумчиво посмотрел на гитары. Одна была двенадцатиструнной, вторая - классика на шесть нейлоновых струн, а вот третья, с большим корпусом и узким грифом, была явно моим любимым акустическим вариантом. Уверенно снял гитару с креплений на стене, вышел в центр сцены, уселся на прихваченный стул и провел рукой по струнам, оценивая звучание. Немного подтянув слегка расстроенные струны, окинул взглядом пустой зал, усмехнулся и громко заявил:
- Выступает Сергей Ермолов, вариации в стиле русского рока, первая песня называется «Последний герой».
Ночь коротка, цель далека,
Ночью так часто хочется пить,
Ты выходишь на кухню,
Но вода здесь горька.
Ты не можешь здесь спать,
Ты не хочешь здесь жить.

 

Доброе утро, последний герой,
Доброе утро тебе и таким, как ты,
Доброе утро, последний герой,
Здравствуй, последний герой

 

(группа КИНО и Виктор Цой)
* * *
Отыграв с десяток песен, закончил свой импровизированный концерт и, повесив гитару на стену, пошел гулять дальше. Ну а перед ужином решили перекинуться в карты: я, Лера и Агата. Кроме этих двоих, все остальные девчонки - и охранницы, и персонал - по-прежнему от меня шарахались, а если я нагло навязывал свое общение, отвечали короткими фразами: «да», «нет» или «тебе туда». Отдельно стояла, правда, еще шеф - повар столовой, Марья Ивановна. Да - да, не смейтесь, честно, так и зовут. Так вот Марья Ивановна - потрясающая и очень милая бабушенция, лет шестидесяти на вид, но по факту ей, как я узнал, было под сотню. Вот что магия животворящая делает! Очень душевная и располагающая к себе бабуля, у которой всегда и в любое время можно выклянчить что-нибудь вкусненькое вне очереди. Вот она тоже не избегала моего общения. Ах да, еще Рада от меня не сбегала, но относилась ко мне равнодушно. Девушка была явно с розовым уклоном и мной, как мальчиком, совершенно не интересовалась. Редкие парни с которыми успел познакомиться, тоже на контакт не шли, отговариваясь от общения со мной срочными делами, и убегали. В чём была причина, я пока не понимал.
- А скажите мне, пожалуйста, - спросил я во время очередной раздачи. - Почему, кроме вас, со мной никто не хочет общаться? Чуть ли не сбегают, когда видят меня.
При моих словах Лера улыбнулась, а Агата фыркнула во весь голос.
- Ты очень опасный человек, Сергей, - ответила Агата. - С тобой страшно общаться.
- С хера ли? - выскочило у меня. А удивленный взгляд дополнил картину моего изумления.
Девушки уже смеялись в полный голос, а я продолжал удивленно хлопать глазами.
- Потому что они не хотят, чтобы княгиня в порыве ревности начала медленно и с чувством откручивать им головы. Ты её мальчик! И только её! И никто из девчонок, если обладает банальным чувством самосохранения, не рискнет тебе даже улыбнуться. Понял? - закончила свой монолог Агата.
Я задумался. Ну что-то такое предполагал, поэтому и не особенно удивился.
- А вам, значит, улыбаться можно? - спросил я их.
- Нам она доверяет, - ответила Агата. - Да и должен же кто-то за тобой здесь присматривать.
- Понятно… - протянул я.
- Кстати, нам очень понравился концерт. Буду рада, если потом заранее пригласишь, - вдруг сказала Лера.
Я похлопал глазами и смущенно произнес:
- Ты что, подглядывала?
Лера рассмеялась и ответила:
- Мне нет нужды подглядывать, для этого по всему поместью раскиданы камеры. Так что запись уже разошлась большим тиражом, и все девочки в восторге.
- Да, песни необычные, но очень хорошие. Мне «Звезда по имени Солнце» очень понравилась, - сказала Агата. - Меня потом тоже пригласи. Кстати, это ты сам написал? - спросила она.
Я решил не присваивать чужое творчество, поэтому, покачав отрицательно головой, ответил:
- Нет, автора музыки и слов зовут Виктор Цой, и его, к сожалению, уже нет в живых.
- Цой… - задумалась Агата. - Нет, никогда не слышала, - решительно произнесла она.
- Увы, но его имя в этом мире точно никому не известно, - немного грустно сказал я.
Где-то с час мы еще предавались азартной игре, и только мне наконец-то пошла карта, как тут в комнату отдыха вошла Ольга вместе с Радой.
- Дорогая, - в притворном ужасе воскликнул я. - Это не то, что ты думаешь. Я все могу объяснить.
Избитая фраза из мыльных сериалов вызвала у всех на лице улыбки. А Ольга, продолжая улыбаться, проговорила:
- Конечно, дорогой, ты мне все объяснишь. На что вы там играете? На раздевание? - грозно закончила она.
- Как ты могла такое подумать? У нас серьезные ставки. На кону полкняжества и принцесса. Принцессу я, правда, обратно уже отыграл.
- О-о-о… - проятнула Ольга. - И чье княжество ты разыгрываешь?
- Твое, конечно, своего-то у меня пока нет, - развел я руками.
Ольга фыркнула:
- Ну, раздайте и на меня тоже, в карты собственное княжество я еще не разыгрывала.
Все так же перебрасываясь шутками, поиграли еще где-то с полчаса, пока нас не позвали на ужин.
* * *
Расположившись после ужина в креслах напротив входа на террасу, Ольга с задумчивым видом пригубила из бокала вино и принялась рассматривать Сергея. С каждым днем она чувствовала к нему всё большую привязанность, и очень хотелось прыгнуть в этот омут с головой. Да что там. Самой себе можно признаться - она уже прыгнула. Была бы обычной женщиной, не раздумывая, сделала бы ему предложение. Но как глава клана, она вынуждена держать свои эмоции в кулаке. Давно нужно было разобраться, чтобы потом не было мучительно больно, но она понадеялась на свою СБ и затянула начало этого разговора. Решительно отставила бокал на столик. Откинулась в кресле, устремила на него пронзительный взгляд и спросила:
- Ты ничего не хочешь мне рассказать, Сергей?
Он перевел на неё свои карие глаза, улыбнулся и спокойно ответил?
- Судя по тональности вопроса, я где-то что-то совершил ужасное и должен тебе сейчас во всем признаться?

 

- Я не знаю, что ты совершил, - покачала она головой. - И это меня несколько напрягает. Я ничего не знаю о твоем прошлом. Где ты родился, где воспитывался, как появился в Москве? Кто ты, Сергей? - последнюю фразу она произнесла достаточно жестко, чтобы заставить его проникнуться её настроением.
Он покачал головой и немного грустным голосом проговорил:
- Похоже, твоя СБ наконец-то призналась тебе в собственной некомпетентности. А тебе так любопытно, что сил терпеть больше нет?
- Мне не просто любопытно, Сережа. Мне очень важно получить ответы на эти вопросы, жизненно важно. Для того, чтобы определиться со своим и твоим будущим.
- Хм… ну… - протянул он. - О своем будущем я и сам могу подумать. А вот что у тебя не так с твоим?
Ольга вздохнула, она знала, что разговор с Сергеем будет сложным.
- Скажи, я тебе нравлюсь?
- По - моему, - улыбнулся он, - это глупый вопрос. Я в полном восторге от тебя.
- А если я предложу тебе стать моим мужем? - спросила она и посмотрела ему прямо в глаза.
При этих словах маска спокойствия на его лице наконец-то дала трещину. Глаза широко распахнулись, и он растерянно протянул:
- Это очень неожиданное предложение. Ты серьезно? Не шутишь? Ты хочешь стать моей женой?
Ольга снова вздохнула и решительно произнесла:
- Да, я серьезно, и это не шутка. Я хочу, чтобы ты стал моим мужем. Теперь ты понимаешь, почему мне жизненно необходимо знать ответы на свои вопросы? При условии, конечно, что ты хочешь стать моим мужем. Я не могу брать кота в мешке. Если в твоем прошлом есть неприглядные эпизоды, я должна о них знать сейчас, чтобы нивелировать последствия до того, как надо мной начнут смеяться в высшем свете. Клоунов никто не уважает.
- Н - да, озадачила, - растерянно произнес Сергей. И задумался.
☆☆☆☆☆☆
Я сидел в кресле и напряженно размышлял. Ощущения очень необычные. Я все-таки вырос в мире, где за понравившейся девушкой сначала долго ухаживаешь, а потом делаешь предложение руки и сердца. Хм… или не делаешь. Здесь же всё с ног на голову. Это мир полностью и безраздельно принадлежит им - женщинам. Они устанавливают правила, они решают, они доминируют во всем. И вот перед мной сидит ярчайшая представительница этого мира. Квинтэссенция огня, силы, ума, власти и сексуальности. В общем, богиня, просто богиня, которая сводит меня с ума. Хочу ли я такую девушку видеть своей женой? Глупый вопрос. Будь дело в моем мире, я бы приложил все свои силы, чтобы добиться этого. Но такая, как она, в моем мире даже не посмотрела бы на простого студента. А здесь мне открытым текстом говорят: «Стань моим мужем!» Вот это меня и смущает. «Стань моим!»
Мужчины в этом мире, подцепив этот странный инопланетный вирус, выродились и количественно, и качественно. И имеют фактически только одну роль. Быки - осеменители или кролики - производители - вот и весь жизненный цикл. Хочу ли я себе такую роль? Нет! Это однозначно не мой вариант. Слишком скучно и тоскливо для моей деятельной натуры. Посадит меня в этой золотой клетке и будет время от времени хвастаться окружающим. Вот! Все смотрите: какой у меня самец! Но я очень хочу эту девушку и, пусть стараюсь держать с ней свои эмоции в узде, по факту, как в песне, готов целовать песок, по которому она ходит. Эти её контрастные переходы от величественной строгости и кровожадной жесткости до нежности и ласковости полностью отключают мне мозг и затыкают чувство самосохранения, которое время от времени панически шепчет: «Парень ты попал! Тебе конец, Сережа! Ты продал душу дьяволу! Беги, балбес, пока ноги ходят!»
А мне плевать! Я хочу себе такую! Навсегда хочу! Но… эта золотая клетка, я же сдохну от тоски. Но есть ли у меня выбор в этом, полностью женском мире? Я честно пытался найти работу и что? Официант, секретутка или бордель - вот и весь выбор. Вариантов нет, либо я - дурак и не смог их увидеть. Да и не важно это всё, если я хочу быть с этой женщиной, а я однозначно хочу и ей я тоже нужен, то неужели она не найдет мне дело, в котором я могу быть полезен, если захочет, конечно. Я, кажется, даже простонал вслух, так как Ольга вскинула свои голубые, бесконечной небесной глубины глаза и обеспокоенно спросила:
- Сережа, все хорошо?
Я отрицательно покачал головой.
- Нет, Оль, все плохо, - зло ответил ей. - Вот это все вокруг, - я даже рукой махнул, показывая, что именно - всё. - Все, что меня окружает, это на самом деле гигантская клетка, пусть даже из золота. Я здесь сдохну от тоски. Понимаешь меня?
Ольга подалась ко мне и немного торопливо сказала:
- Скажи мне, что нужно сделать, чего ты хочешь, и я сделаю это. Хочешь, найму репетиров по вокалу и гитаре, будешь петь и выступать на сцене. Я, пока ехала с работы, успела послушать запись с твоего концерта, и мне очень понравилось. Я могу устроить тебе путь на сцену, у тебя не будет времени скучать и хандрить, обещаю.
- Нет! - мой голос зазвучал яростней. - Я не хочу выступать на сцене! Я не певец! Я играю и пою для души, а также для тех, кому хочу открыть свою душу. Мне нужно дело, благодаря которому я не буду ощущать собственную никчемность рядом с ТОБОЙ! ВОТ ТЫ МОЖЕШЬ ДАТЬ МНЕ ТАКОЕ ДЕЛО?
Последние слова я практически прокричал ей в лицо, также подавшись ей навстречу. После чего обессилено откинулся в кресле и замолчал.
Ольга пару секунд молчала, ошарашено смотря на меня. Потом тихо и ласково проговорила, при этом накрыв своей ладонью мою руку.
- Сережа, я, к сожалению, не всемогуща. И хоть, как глава клана, я могу предложить тебе очень много, но я не знаю, как сделать, чтобы ты смог встать со мной на одну ступень и не чувствовал бы при этом себя никчемным. Быть равным мне? Ты этого хочешь?
- Да какой, в жопу, равный, - махнул я раздраженно рукой. - Ты не поняла. Я реалист и прекрасно понимаю, что это в принципе невозможно. Я просто хочу быть полезным тебе и клану. А не развлекать, как ты предложила, со сцены тебя и других людей. Быть нужным не только как секс - партнер, но и как человек, который может помочь и взять на себя решение каких-то проблем. Я не могу принадлежать только тебе и выполнять роль лишь твоей постельной игрушки. И если я вступлю в клан на правах твоего мужа, то я должен приносить и ему пользу тоже. По - другому я не хочу. Теперь поняла?
Ольга, улыбаясь, кивнула головой
- Поняла. И почему-то не удивлена твоим желанием, - произнесла она. - Я подумаю, что можно тебе предложить, возможно, стоит пройти какие-то тесты, чтобы выявить твои сильные стороны. Этот вопрос решаем, и я совсем не против твоей помощи в управлении кланом. Тем более, у моей семьи уже был похожий опыт. Мой прадедушка тоже не хотел быть просто игрушкой. Мне бабушка рассказывала, что он был весьма жёстким мужчиной, и прабабушка не гнушалась прислушиваться к его советам. В общем, я обещаю, что помогу тебе обязательно найти то место, на котором ты будешь чувствовать себя нужным клану и мне, - торжественным голосом закончила Ольга.
- Спасибо, Оль, - сказал я. - Поверь, для меня это действительно очень важно. А по поводу твоих вопросов. Все, что я могу тебе сказать сейчас… - я вздохнул. - Клянусь! Ни моё происхождение, ни мои поступки в прошлом абсолютно никак не повредят твоей репутации. Я не принадлежу ни одному клану или роду, меня нигде не разыскивают за совершенные преступления. Я полностью чист перед тобой, не держу камня за пазухой и никогда не ударю тебя в спину. А если мне что-то не понравится, всегда скажу это прямо в лицо.
Весь этот монолог я произнес твердым голосом и глядя ей прямо в глаза
- Я обязательно расскажу тебе всё, но не сейчас. Просто моя история настолько невероятна, что ты скорее сочтешь её бредом, а лично мне иногда кажется, что я сейчас лежу в коме, а ты мне снишься. И я очень боюсь однажды проснуться, - закончил я грустно.
Ольга снова улыбнулась.
- Я верю тебе, Сергей Ермолов. Я очень хорошо чувствую, когда мне лгут. Расскажешь мне всё, как только решишь нужным это сделать. Например, после свадьбы.
Я с усмешкой спросил:
- То есть все-таки хочешь взять кота в мешке?
- Я же сказала тебе, что вижу, когда мне врут. И мой внутренний детектор еще ни разу не ошибся. Пока мне достаточно того, что ты мне сказал. Я тебе верю, - закончила Ольга твердым голосом.
Я задумался. Потом медленно проговорил:
- Ты знаешь, один эпизод я тебе все же расскажу. В день нашей первой встречи ко мне пристала одна высокомерная дамочка. Хотела снять меня на ночь, - я усмехнулся, - была хорошо так подвыпившая. Сначала я послал её вежливо, потом грубо, а потом зарядил под дых и сбежал. На машине, из которой она вышла, увидев меня, был изображен лис. А представилась она наследницей рода Лисовых. Вот, - развел я руками, - как-то так.
Внимательно слушавшая меня Ольга, когда я сказал про род Лисовых, потянулась к планшету что-то набрала там, развернула экраном ко мне, и я увидел того самого лиса. Я кивнул головой, подтверждая:
- Да, это тот самый.
Оля улыбнулась и махнула рукой.
- Забудь, - сказала она. - Лисовы - мелкий свободный род. Они побоятся даже смотреть в мою сторону.
- Так то - в твою, - сказал я.
- Я с превеликим удовольствием объясню некоторым особям женского пола, если вдруг такие самоубийцы появятся, почему нельзя обижать моего жениха, - произнесла она таким тоном, что воздух ощутимо похолодел.
Я аж вздрогнул. Потом фыркнул про себя. Дожили, блин, под юбку прячусь. Потом подумал, что, к сожалению, несмотря на всю свою крутизну, я и рядом не стоял с большинством из местных воительниц. Про Ольгу вообще молчу, мне до неё как пешком до Луны, она вершина всей этой пищевой цепи. А я в этой цепочке даже до уровня планктона не дотягиваю. И вообще давно пора пересмотреть свои моральные установки, особенно те, которые утверждают, что женщины - это слабые существа. Я снова про себя усмехнулся. «На этой планете слабый пол - это мужчины, пора бы уже если не привыкнуть, то хоть приспособиться. Э - э - эх - х, жизнь моя - жестянка…»
- Н - да, не так я представлял себе помолвку с дорогой мне девушкой, - иронично и немного грустно произнес я.
- А как? - тут же с улыбкой отозвалась Ольга.
- Ну - у, я рассчитывал признаться ей в любви, сделать ей предложение стать моей женой. А она в ответ должна была сказать, как она счастлива, что на всё согласна и что тоже меня любит. - Под конец я, похоже, даже немного покраснел.
Ольга с улыбкой встала с кресла, сделала шаг и уселась ко мне на колени. Прямо напротив моих глаз оказалась её волшебная грудь, а сама она смотрела на меня немного сверху вниз.
- Давай, говори, - нежно сказала она.
Отчего-то в горле пересохло. Вроде бы всё решено, но облечь свои чувства в слова было тяжело.
- Я очень сильно тебя люблю, - слегка хрипловатым голосом произнес я. - И хочу, чтобы ты стала моей женой.
- Это так неожиданно, - серьезно и без тени улыбки сказала она. - Я согласна, - кивнула она головой. - И я тоже очень сильно тебя люблю, - закончила она бархатистым тоном.
А я прижал её к себе и впился поцелуем в эти нежные, чувственные губы, от которых невозможно оторваться.
- Как же мне повезло встретить такую, как ты, - прошептал я, когда мы все же прервали свой поцелуй.
- Мне повезло больше, - тихо ответила она. - Таких, как я, на планете миллионы, а вот ты точно один.
- Дуреха, такой больше нет во всей вселенной. Поверь мне, я искал, - и прижал её к себе.
Её счастливый смех был мне наградой. Градус счастья поднялся практически до максимума. Я радовался, что наконец-то наметился мой ясно видимый, хоть и сложный путь в этом мире. А для тех, кто решит мне вставлять палки в колеса, у меня теперь есть супергёрл, которая мигом объяснит всем злопыхателям, насколько сильно они не правы.
* * *
Утром, после сумасшедшей ночи, последовавшей за нашим разговором по душам, Ольга лежа головой у меня на плече и рисуя пальчиком на груди какую-то фигуру, задумчиво произнесла:
- На следующей неделе, в субботу, идем на день рождения к моей лучшей подруге, Кате из клана Вяземских.
- Хм… Ну это здорово, наверное, - неуверенно ответил я. - Действительно такая хорошая подруга?
- Клан союзный, притом давно, со времён прабабушки, - ответила Ольга. - С детства общаемся, дружим, делились эм - м… - тут Ольга замялась. - В общем, многим делились друг с другом. Ну и любовница она классная, - закончила Оля с улыбкой.
«Н - да», - про себя подумал я. Моё отношение к всеобщей розовости этого мира было неоднозначным. С одной стороны, я понимал, что такой перевес полов и не мог привести к иному результату, с другой, мне было непривычно наблюдать подобные отношения, абсолютно свободно демонстрируемые на каждом углу. «О-о-о… - мысленно протянул я, - надо бы проверить одну мысль.»
- Хм. Ты, случайно, не собираешься познакомить нас поближе? Если что, я не против любви втроем. - И напоказ облизнулся…
- Ай. Больно же… - следующий мой возглас возник в результате нехилого такого удара мне в грудь.
«Точно теперь синяк будет», - подумал я. Поморщился и обиженно проговорил:
- Так и убить можно.
Оля, приподнявшись на локте и сверкая крохотными искрами в глазах. Адепт молнии, блин! Жестким и бескомпромиссным голосом припечатала.
- Убью! Сначала ту, с которой решишь покувыркаться, а потом тебя. Понял?
- Меня нельзя убивать, - произнес я. - Ты потом сама же и плакать будешь.
- А может, и не убью… с задумчивым видом протянула она. - Может, просто оторву что-нибудь. - И взглядом профессионального патологоанатома окинула мое тело взглядом. - Например, ногу, чтобы не бегал по чужим кроватям, - закончила Оля, с прищуром глядя на меня.
- Всё, всё, - замахал я руками. - Проникся, осознал, каюсь, виноват, ляпнул не подумав, - с улыбкой произнес я. И утвердительно добавил: - Я понял, что ты очень ревнивая собственница.
Ольга, вернувшись в ту же позицию, с которой начался наш диалог, забросила мне на живот ногу, не иначе как для надежности, чтобы не сбежал, и задумчиво протянула:
- Ты знаешь, мне казалось, что я абсолютно не ревнивая, но с твоим появлением в моей жизни взгляды сильно поменялись. Я не собираюсь тебя ни с кем делить и не отдам тебя никому. Ты мой и только мой. До самой смерти, - последние слова Ольга прошептала мне прямо в ухо, обжигая горячим дыханием.
Я вздрогнул от этой мрачной торжественности, которая показалась мне приговором. Приговором чему? Не знаю, наверное, той свободной и легкой жизни, которая была когда-то. Но я даже не расстроился, честно. Разве можно расстраиваться, когда рядом ТАКАЯ женщина!
- Скажи, - задумчиво произнес я. - А в поместье у тебя была постоянная любовница?
Ольга хмыкнула.
- Тебя только любовницы интересуют?
Я пренебрежительно махнул рукой:
- Да. Потенциальных любовников я видел, оценил и признал абсолютно не опасными. Они мне не конкуренты. Или хочешь сказать, я не прав?
После моей характеристики Ольга сначала засмеялась, а после вопроса сменила позу, уперлась подбородком мне в грудь и, смотря на меня, ответила:
- Ты прав, местные мальчики тебе не конкуренты. А любовницы… У меня была только одна постоянная связь, с девушкой из охраны. Где-то около года она скрашивала мои ночи.
- А как этот процесс вообще выглядит? - спросил я. - Ты указываешь пальцем, и она бежит в твою кровать исполнять приказ?
После моих слов Ольга фыркнула и с улыбкой ответила:
- Мне не нужно приказывать. Каждая вторая из моих девушек мечтает попасть ко мне в постель.
Наморщив лоб, спрашиваю:
- Попадание к тебе в постель что, даёт какие-то преференции?
Ольга же засмеялась в полный голос, сверкая своими белоснежными зубками. И слегка успокоившись, ответила:
- Нет никаких преференций. А в постель ко мне хотят, потому что влюблены в меня. Все же я достаточно интересная и красивая девушка. Или ты так не считаешь?
Я, нагло усмехнувшись, ответил.
- Не - а, не считаю…
Её распахнувшиеся глаза и удивленное и даже немного обиженное выражение на лице стали мне наградой. Она даже голову приподняла, чтобы посмотреть мне в глаза. И я уже серьезно закончил:
- Лично я тебя считаю БЕЗУМНО интересной и ФАНТАСТИЧЕСКИ красивой!
После моих слов Ольга счастливо улыбнулась и, положив голову обратно мне на грудь, довольно замурлыкала, словно кошка.
- Так что с той девушкой, которая год была с тобой близка? - продолжил я свой почти допрос. - Ты тоже была в неё влюблена?
- Нет, с моей стороны любви не было. Был просто интерес, она немного необычная, этим меня и привлекла. Вместе мы были не часто, раза два - три в месяц. Работает, где и до этого работала, в охране. - Все это Ольга проговорила спокойно и без эмоций.
- Эта девушка, случайно, не такая красивая брюнетка, похожая на мулатку? - спросил я, вспоминая взгляд девушки, которую я встретил в коридоре спустя неделю после приезда в поместье. Её взгляд бы полон неприязни и даже немного ненависти. После я встречал её еще пару раз и каждый раз вздрагивал от её взгляда. Она явно хотела сделать мне очень больно.
- Анна, - с улыбкой произнесла Ольга. - Ты тоже обратил на неё внимание?
- Ага, обратил… - задумчиво протянул я. И спросил:
- А ты как-то проговорила с ней мое появление в твоей жизни? Или, может, всё же собираешься привлекать её для своих постельных утех? - поинтересовался я вкрадчивым тоном. - Обещаю, что не буду ревновать тебя к девушкам при условии, если сам буду участвовать, - закончил я достаточно жестким голосом.
Ольга резко вскинула голову, поймала мой твердый взгляд, снова сверкнула крохотными молниями в глазах. Но от удара в этот раз удержалась. И недовольным тоном проговорила:
- Я же сказала. Я не собираюсь тобой ни с кем делиться. А по поводу моих бывших любовниц… Зачем мне суррогатная любовь, когда есть ты? И с Анной я ни о чем не разговаривала. Зачем? Она прекрасно понимает свое место. Знала, что у меня однажды появился бы мальчик из какой-нибудь хорошей семьи, и наши отношения, скорее всего, закончились бы.
- Скорее всего… - хмыкнул я. Потом вздохнул, нахмурился и высказал то, что не давало покоя:
- Вот смотри, что получается. Девушка, которая в тебя влюблена и целый год имела доступ к твоему телу с появлением меня, красивого, получает отставку. Понятно, что у тебя, кроме чисто гастрономического интереса, больше никаких чувств не было, но это у тебя. А что у нас испытывает Анна, явно влюбленная в тебя? Я тебе скажу, что кроме чувства брошенности, ненужности и обиды, если не персонально на тебя, то на саму ситуацию, в ней потихоньку разгорается ненависть к человеку, посмевшему встать между ней и её любовью. Я видел её взгляд, Оль. И он не обещал мне ничего хорошего… Не стоит недооценивать чувства человека, любовь которого если и не выбросили на помойку, то оставили на обочине, как ненужный чемодан.
Ольга задумчиво проговорила:
- Она достаточно умная девушка и не должна делать глупостей. Ладно, - тряхнула она головой. - Не волнуйся, я решу этот вопрос, - жестким голосом закончила она.
После этих слов у меня в голове галопом пронесся табун мыслей. Основная из них кричала мне, что я олень, подставивший красивую девушку. Мало ли, что мне там показалось в её взгляде. Я совершенно забыл, как Ольга способна решать вопросы. В голове тут же возникла картинка вонзающей себе нож в сердце матери Лизы.
- Гм… Ты… Это… Оль, - замямлил я. - Если лимит моих просьб еще не исчерпан, можно вопрос с девушкой решить как-нибудь помягче? Возможно, там всё не так серьезно, и я вообще всё нафантазировал, - все же сформулировал я свою просьбу.
Сначала Ольга фыркнула. Потом приподнялась, упершись на полностью вытянутую правую руку, склонила голову к плечу и, слегка прищурившись, посмотрела на меня, с явным холодком в голосе спросив:
- Ты что, и правда думаешь, что я такая кровожадная сука, которую хлебом не корми, дай кого-нибудь прирезать?
- Нет - нет, - я даже руками замахал для наглядности. - Просто недавно присутствовал на казни, вот эмоции и накатили. Прости, пожалуйста, если обидел.
Потом вздохнул и добавил:
- Просто я еще, наверное, тебя не очень хорошо знаю. Я имею в виду, все твои маски. Я хорошо знаю только девушку Олю, с которой очень хорошо проводить свободное время. А княгиню Гордееву Ольгу, с которой мне нужно учиться работать, мне еще понимать и понимать. Ещё раз прости, пожалуйста.
Ольга немного помолчала, кивнула головой и сказала уже обычным голосом:
- Хорошо. Принимаю объяснение.
Потом немного помолчала и, сидя в той же позе, проговорила:
- Презумпцию невиновности еще никто не отменял. Я не кровожадный тиран и не только не хочу, но и не могу казнить направо и налево всех подряд. Человек может думать что угодно, но если он не совершает преступлений или не наносит своими действиями вреда клану, то этот человек не виновен. К тому же, с Анной мне было хорошо, и я совсем не собираюсь делать ей больно. Но поговорить нужно, в этом ты прав.
А потом резко и без перехода добавила, смотря мне в глаза:
- И хватит меня дразнить любовью втроём. Мне это неприятно. Никого кроме меня у тебя не будет. Или уходи сейчас, или я тебя убью, когда узнаю.
Я хмыкнул, потом ехидно так спросил:
- А ты меня вот прямо сейчас готова взять и отпустить?
Ольга молчала, потом отвела взгляд куда-то в сторону окна и все-таки выдавила из себя:
- Если тебе так страшно, то иди. Я не буду держать.
Только вот голос её в конце ощутимо дрогнул.
В следующую секунду я резко перевернул её на спину и навис над ней. Её ноги обхватили мои бедра, а руки шею. Оля спокойно и с предвкушающей улыбкой ждала продолжения, и я её не разочаровал. Правда, немного не так, как она хотела.
- Ты знаешь, - проговорил я медленно и достаточно жёстко, - я тоже жуткий собственник. И если уж мы устанавливаем правила, то они должны работать не только для меня. Поэтому я тебя предупреждаю, если дашь мне повод для ревности, то месть моя будет ужасна и страшна.
Ольга, продолжая улыбаться, притянула меня к себе и впилась в мои губы долгим поцелуем. Потом отстранила и ласково сказала:
- Хорошо, договорились. Но ведь договор нужно чем-то скрепить. - С последними словами она потянулась, выгибая спину.
А я, не отрывая взгляда от её гипнотизирующей груди, смог только хрипло прошептать:
- Да, договор нужно скрепить.
И погрузился в очередное любовное безумие.
* * *
После завтрака, когда мы, как обычно, сидели в наших любимых креслах и наслаждались кофе, Ольга сказала:
- Я сейчас уеду по работе. А тебе надо будет немного поучиться.
- И какой предмет я должен буду изучить? - спросил я.
- Высший свет в лицах и красках, - задумчиво проговорила Ольга. - Раз ты хочешь быть полезным клану, то тебе сначала нужно будет выучить необходимый минимум. А для этого тебе следует знать в лицо всех глав кланов и самых сильных свободных родов, а также их наследниц. Знать состав кланов и список основных направлений их деятельности. Знать всё о взаимоотношении кланов: кто кому союзник, враг или соблюдает нейтралитет. И то же самое в отношении сильнейших свободных родов. Но начнешь ты с моего… Точнее, нашего клана. И здесь тебе нужно выучить и запомнить максимально много. Всех моих родственников, а также полный руководящий состав всех родов. Какой род чем занимается, и все приоритетные направления. А всех существующих врагов, а также тех, кто может им стать, - весь их потенциал и возможности должен выучить назубок. Вот! Для начала как-то так, - улыбнулась Оля.
Я немного ошарашено кивнул головой.
- Понял тебя. Буду учить.
Потом подумал немного и спросил:
- А у тебя есть список приглашенных на день рождения к Вяземской? Мне кажется, будет логично, если я начну изучать аристократию именно с них. Чтобы не показать себя там откровенным невеждой.
Ольга улыбнулась и сказала:
- Ты прав. Начать лучше с этого. Я запрошу у Кати список и вышлю тебе на почту.
Проводив Ольгу, вернулся к нам в комнату, завалился на кровать и, выйдя с планшета на сервер поместья с помощью пароля, который дала Ольга, набил в поисковике «клан Гордеевых».
Следующие несколько часов я провел, впитывая информацию. В отличие от общедоступной информации в интернете, на сервере усадьбы хранилось гораздо больше. Что я могу сказать? Мне просто сказочно, фантастически повезло с невестой. Состояние клана оценивалось в сотни миллиардов рублей, а здесь это очень твердая конвертируемая валюта. Клан - один из крупнейших в мире поставщиков природного газа, имеет собственный концерн по производству автомобилей, линейки внедорожников и грузовиков которого очень популярны и в России, и за рубежом. Собственная железнодорожная компания с десятками тысяч вагонов, вагонный завод, сталелитейные заводы, собственное производство средних и тяжелых МПД. Куча разных других мелких компаний по оказанию всевозможных услуг. И ко всему этому довеском огромные родовые земли. В этом мире тоже есть Нижний Новгород Так вот, весь город и вся область вокруг, на сотни километров, - это личная вотчина рода Гордеевых. По своей сути это - удельное княжество с собственной армией и полицией. А если сюда добавить земли входящих в клан родов, то земли клана, если верить интерактивной карте, разбросаны по всей империи, от берегов Аляски и Сахалина до Финляндии и Крыма.
В принципе, у каждого рода есть собственные родовые земли, но настолько крупные, - как я успел мельком посмотреть, - есть только у ещё девяти кланов. Адашевы, Алабышевы, Багратионовы, Демидовы, Кайсаровы, Ливины, Морозовы, Орловы и Пожарские. То есть с Гордеевыми получается десятка великих кланов, и особняком стоит правящая императорская династия Романовых. Почему особняком? Да потому что у императорского рода земель в десять раз больше, чем у великолепной десятки в совокупности. Взаимоотношения этих десяти сильнейших кланов не отличаются какой-то дружбой, но и вражды между ними нет. Им, как я понял, просто нечего делить. Они и так на самой вершине, являясь, по сути, опорой императорского трона. У них даже порядкового рейтинга нет. И если говорят о каком-нибудь из этих кланов, то просто упоминают как клан из великих. Без индивидуального номера, номер два или номер три. Они все сразу вдесятером на первом месте. После великих кланов в рейтинге шли два десятка крупнейших кланов России, был в этом списке и клан Вяземских.
В общем, завис я надолго. Погрузившись в описание клана Гордеевых, наткнулся на более подробные возможности Ольги как Валькирии. Сначала проникся. Потом осознал. Потом нашел видео и вконец охренел. Ошарашенный, просидел какое-то время, переваривая информацию.
В этом мире у всех одаренных девочек путь на вершину начинается с пяти - семи лет, когда у них просыпается дар. У кого-то этот путь длиною в десятки лет заканчивается практически там же, где и начался, - на ранге Дельта. А кто-то прогрессирует год от года и достигает в возрасте тридцати пяти - сорока лет недостижимого для большинства уровня Валькирия. Большинство остаются в ранге Дельта и Гамма на всю жизнь, меньшая часть достигают ранга Бета, избранные становятся Альфами и только настоящие уникумы, как я сказал, к тридцати пяти - сорока выходят на уровень почти бога. Так вот, Ольга даже здесь уникум среди таких же уникумов. Ибо ранг Валькирия получила в восемнадцать лет. А в двадцать три года, реализуяместь за мать, которую обманом заманили в ловушку и убили, Ольга вышла победителем в схватке сразу против двух Валькирий. И эта победа моментально внесла её в топ - десять самых крутых гёрл мира. Тогда не повезло сразу двум китайским кланам. Ольга и клан Гордеевых зачистили их под ноль. Бедные Ху Ли или Пи Си, как их там правильно, я даже не запомнил. Но так им, наверное, и надо - обман и предательство до добра не доводят.
Ниже была ссылка на видео. Включил и ошарашенными глазами узрел силу той, которую называют Валькирия.
На видео Ольга, одетая в черный обтягивающий комбинезон, наподобие тех, что у рокеров - это потом я узнал, что такой используется пилотами МПД - и обутая в высокие берцы на шнуровке. Камера сначала показывала её лицом, стоящую явно на какой-то возвышенности с выражением злости и ярости на лице, расставив ноги на ширине плеч, а руки слегка в стороны. Её красивые волосы тревожил легкий ветерок, а за спиной открывался красивый вид на далекие горы и чистое голубое небо. И крылья!? Да, крылья за спиной моей девушки! Сначала я их не заметил, они были почти прозрачные - такая легкая дымка за её плечами, лишь слегка искажающаякартинку с видом на горы. Но по её телу время от времени проносились тысячи крохотных искорок, и эти искры также охватывали эти крылья, размах которых достигал метров пять. Искры возникали с интервалом примерно в три секунды, и с каждым их появлением Ольга сводила руки вместе, а с её ладоней и кончиков крыльев, которые также повторяли движения рук, срывались сразу десяток шаровых молний и улетали куда-то в сторону камеры. Потом камера двинулась по кругу, заходя ей за спину, и показала, куда Оля отправляла шаровые молнии. А я снова охренел в который уже раз.
Апокалипсис! Нет не так. АПОКАЛИПСИС!!! Вот, что я увидел. Камера показала большой, раскинувшийся до горизонта город. Без небоскребов, среднеэтажной застройки, примерно от пяти до пятнадцати этажей. А над ним нависали огромные, низкие, черные тучи, резко контрастирующие с предыдущей картинкой голубого неба за спиной у Ольги. И десяток невероятно гигантских смерчей, диаметр которых я постесняюсь назвать, боясь ошибиться. Они буквально пожирали город по кускам, засасывая в себя целиком целые здания, оставляя после себя одни руины. Дополняли разрушительную картину, написанную богиней возмездия, шаровые молнии. С крыльев и с рук они срывались, будучи размером с футбольный мяч, но, подлетая к городу, увеличивались, превращаясь в гигантские сферические сгустки энергии, метров пять в окружности. На каждом месте падения этих рукотворных бомб происходил мощный взрыв, оставляющий после себя только воронку метров сто в окружности.
К моменту начала записи видео от города оставалась едва ли половина. Незамеченные мной сразу пожары и дым уже скрыли от камеры дальние районы города. Но течение тридцати минут, что длилась запись, почти исчезла и оставшаяся часть мегаполиса. Остались только руины и воронки от взрывов, огромными рытвинами распахавшие всю заселённую ранее местность. И над всей этой картиной разрушительного гнева, боли и страдания продолжали свой смертельный танец гигантские смерчи. Запись закончилась.
А я сидел, пришибленный, и с открытым ртом пытался переварить только что увиденное. Миллион человек - слишком большой был город и навряд ли там проживало меньше - в течение часа заплатил жизнями за ошибку своих руководителей. Н - да… Я покачал головой. А что бы я сделал, обладая такой мощью и зная, где спрятались убийцы моей матери? Трудный вопрос. Выискивать каждого и казнить индивидуально? Или, как Ольга, размазать абсолютно всех, кто условно носил фамилию кровных врагов или просто работал на них. В этом мире вся мировая политика построена на взаимоотношениях между кланами и родами. Здесь уважают силу и только её. Если ты слабый род, то займи доступную тебе нишу и не отсвечивай. Клан Гордеевых устроил показательную акцию, дав узреть всем своим врагам, настоящим и будущим, свою мощь, реально продемонстрировав, что будет с теми, кто решит перейти им дорогу.
В общем, обед я благополучно пропустил и, наверное, пропустил бы и ужин, но тут вернулась Ольга.
- Привет, - сказала она. - Мне сказали, ты пропустил обед.
- Привет, Немезида… - задумчиво протянул я. - С обедом да, виноват, не дошел.
Ольга, секунду похлопав своими чудо - глазками, удивленно спросила:
- Какая такая Немезида?
Я, усмехнувшись, ответил
- Да была тут на планете богиня возмездия. По описанию очень на тебя похожа. Представляешь, моя девушка богиня! Сижу вот, перевариваю.
Сначала Оля фыркнула, потом понятливо хмыкнула.
- Про Китай нашел? - медленно протянула она
- Угум. Нашел.
Ольга махнула рукой.
- Лучше не напоминай, - грустно сказала она.
- Это из - за мамы? Да? - виновато уточнил у неё
- Не только, - печально вздохнула Оля. - Я там по самой грани прошлась. Чудом выстояла. До сих пор передергивает при воспоминаниях.
Оба помолчали, погрузившись в собственные мысли. А потом одновременно сказали:
- Может, на ужин?
Довольно улыбнувшись друг другу, пошли в столовую.
* * *
Ужин протекал в молчании, ямеханически что-то брал, что-то ел. Ольга тоже молчала. Также на автопилоте переместился в кресло и, подперев кулаком подбородок, принял позу мыслителя. Ольга не выдержала первой, нарушив режим молчания:
- О чём так сильно задумался?
Я вздохнул, посмотрел на неё и с улыбкой сказал:
- Перевариваю контраст между реальностью и тем, что думал о тебе.
- И что же ты думал? И в чем отличие? - также с улыбкой спросила Оля.
- Ну… - протянул я. - Я и до этого видел в сети, что могут одаренные, в основном, по видео с дуэлей. Но там обычно в ранге Гамма, Дельта и Бета. Альф очень мало, а по Валькириям вообще два - три видео, и все просто демонстрация своих возможностей, как я понял, экзамен на ранг. Да, выглядело очень сильно, особенно одна девушка меня впечатлила, подняв из моря просто гигантскую, мне показалось, чуть ли не до неба волну, а потом мягко вернув на место. Но сегодня я посмотрел, как ты в одиночку стираешь с лица земли целый город и несколько ошарашен.
Тут я снова замолчал, опять погрузившись в анализ увиденного видео.
Ольга, прищурившись, посмотрела на меня и вкрадчивым тоном поинтересовалась:
- И что теперь? Ты станешь меня боятся?
- С хера ли? - выскочило у меня. Посмотрел на неё удивленно и добавил:
- Разве того, кем восхищаешься, можно бояться?
Ольга, довольно улыбаясь и приняв образ мультяшной девочки, накручивала на палец локоны и мило хлопала ресничками. Тот еще контраст с богиней возмездия, скажу я вам. Потом нежным голоском и с придыханием она проворковала:
- Расскажи - ка, как ты мной восхищаешься?
Я фыркнул. Потом подозрительно посмотрел на неё. Окинул взглядом с ног до головы. И максимально равнодушным тоном, на который был способен, что при виде такой красоты сделать было сложно, поэтому для надежности покачал рукой, изображая жест «так себе», и провозгласил:
- Сильно! Очень сильно восхищаюсь. - И показал ей язык. Потом улыбнулся и спросил уже нежно:
- Как будто ты не видишь и не чувствуешь, как я к тебе отношусь?
- Вижу, - сделав обиженную моську, буркнула Ольга. - Язык мне показываешь!
Её личико с капризно надутыми губками - еще одна маска моей девушки, такую я пока не видел. Выражение лица при этом было таким няшным, что я не выдержал и, засмеявшись во весь голос, растекся по креслу.
Ольга, какое-то время подержав обиженное выражение на лице, сначала прыснула в кулачок, а потом, не выдержав моего заразительного смеха, все же присоединилась ко мне уже во весь голос.
Похохотав и дав выход накопившимся эмоциям, устроились поудобнее в креслах.
- Я рада, - произнесла Оля, - что ты не стал меня бояться. Ты мне нравишься именно такой, смелый, - с улыбкой закончила она.
Я же, встав с кресла, подошел к ней, поднял за руку, притянул к себе, крепко обняв за талию, и, зарывшись носом в её волосы, прошептал ей в ухо:
- Разве рядом с такой женщиной может находится трусливый мужчина? Здесь место для с сильных духом. Такая, как ты, не потерпит слабака.
Ольга, крепко обнимая меня в ответ за шею, также тихо ответила:
- Как же долго я тебя искала.
Мы еще постояли так некоторое время, наслаждаясь единением душ и звучащих в унисон сердец. А потом я подхватил её на руки и понес в сторону нашего аэродрома, по какому-то недоразумению называемому кроватью.
* * *
Утром после завтрака Ольга проводила Сергея на тренировку к Агате. По словам той, у Сергея очень хороший потенциал. И если заниматься хотя бы три - четыре раза в неделю, то через год он вполне сможет противостоять воительнице уровня Дельта. Правда, начального уровня Дельта. Просто за счет силы сможет пробить доспех духа кулаком, без всяких техник, доступных одаренным, и нокаутировать соперницу. Ольга вздохнула. Она не понимала, зачем ему мучиться на тренировках, получать синяки от Агаты. Ведь у него есть она. И со всякими гадинами, которые посмеют тронуть её мужчину, разговор будет очень коротким.
Ольга снова вздохнула. С другой стороны, такая целеустремленность не может не импонировать. Хочется ему поднять немного самооценку, пусть поднимает, а если кто на горизонте серьезный встанет, то… Тут Оля хмыкнула. Как встанет, так и ляжет, правда, уже от неё. Надо будет выделить ему все же персональную охрану, которая будет сопровождать в тех случаях, когда она будет куда-нибудь отлучаться. Мысль с охраны переместилась на конкретную охранницу. Ольга нахмурилась, потом активировала наушник внутренней связи и приказала:
- Лера! Вызови ко мне Смолову Анну.
- Принято, - отозвалась в наушнике Лера.
Через несколько минут дверь распахнулась и в её рабочий кабинет влетела Анна. Судя по виду, бежала и очень быстро.
- Вызывали, Ваша Светлость? - сухо и по - деловому произнесла Анна. Вот только глазки в пол опустила.
- Вызывала, - ровно ответила Ольга и, встав с кресла, направилась к Анне.
Сегодня, оставшись дома и не планируя встреч, она оделась по - домашнему: в короткие шортики, полностью открывающие на всеобщее обозрение длинные, стройные ножки, и обтягивающую футболку с большим вырезом, из которого пыталась сбежать её волшебная, если верить Сергею, грудь, а на ногах любимые и такие удобные мокасины. Обычно Сергей при виде такого её наряда начинал картинно облизываться и тянуть руки, изображая из себя зомби. «В принципе, - улыбнулась она про себя, - он при любом её наряде смотрит с большим вожделением, что, конечно, очень сильно радует.»
Подойдя к Анне почти вплотную, протянула руку к её подбородку и, вздернув той голову чуть вверх, заставила посмотреть в глаза. Немного помолчала, читая её взгляд. И потом нежно, но одновременно твердо признесла:
- Обижена на меня и злишься на него. Так!
Анна попыталась увести взгляд в сторону, но рука Ольги, по-прежнему держащая девушку за подбородок, вернула положение глаза в глаза.
Оля увидела, что глаза Ани повлажнели, а сама она всхлипнула и дрогнувшим голосом произнесла:
- Прости, пожалуйста…
- За что простить? - добавила она нежности в голос.
Слезы уже не держались в глазах, а небольшими капельками начали стекать по лицу Анны, образуя две мокрые дорожки.
- Я… - всхлипывая и глотая слова, начала говорить Анна. - Я… Хотела… сделать… тебе больно… Я достойна смерти - и - и…
С последними словами Анна рухнула на колени и, обхватив руками её бедра, прижалась лбом к её животу и, рыдая уже во весь голос, практически прокричала:
- Я хотела убить его… Чтобы сделать больно тебе… - И заревела еще сильнее.
Ольга почувствовала, что футболку, похоже, придется менять, как и шорты. Положив правую руку на голову Анны и перебирая пальцами слегка вьющиеся волосы своей бывшей любовницы, задумалась.
В своём собственном любовном угаре, в котором пребывала вместе с Сергеем, она перестала контролировать многие вот такие мелочи, на самом деле мелочью не являющиеся. А это большой минус ей, как руководителю. Ольга вздохнула. Что же ей делать с Анной? Девушка явно в отчаянии, Сережа оказался прав.
Снова вздохнув, Ольга схватила Аню за плечи и, с силой потянув, практически оторвала девушку от себя и поставила на ноги перед собой. Та, бессильно опустив руки и свесив голову, продолжала плакать. Ольга, тыльной стороной ладони вытирая ей слёзы, сделала голос совсем нежным и ласковым и начала говорить:
- Не плачь, пожалуйста. Я не желаю твоей смерти и наказывать тебя тоже не собираюсь. Между нами слишком много приятных воспоминаний, и я понимаю твои чувства.
Аня, всё еще всхлипывая, дрожащим голосом спросила:
- Ты, правда, простишь меня?
- Уже простила, - кивнула головой Ольга. - Но! Мне придется удалить тебя из поместья. Твои чувства ко мне слишком сильны, и ревность может толкнуть на необдуманные поступки, которые я могу уже тебе не простить. Выбирай любое место. Хочешь - родовые земли, там тихо и спокойно. Или в Крым - на базу флота, теплое море, солнце. Что скажешь?
Аня секунду помолчав и, уже полностью перестав плакать, решительно сказала:
- Отправь меня на Дальний Восток, на границу с Китаем. Там часто происходят столкновения, а мне очень нужно выпустить пар. Пожалуйста, - попросила она.
Ольга на секунду задумалась, потом разрешающе кивнула головой:
- Хорошо, Ань. Отправлю в Маньчжурию, там китайцы постоянно берега путают, - улыбнулась Ольга в конце.
В следующее мгновение Аня шагнула вперед, обняв Ольгу за талию, посмотрела в глаза полным отчаяния и надежды взглядом и прошептала
- Прошу тебя, подари мне последний раз, на память обо всем. - И потянулась к её губам.
Ольга замерла, не отстраняясь и не отвечая на поцелуй. В голове пронеслись мысли, что она обещала Сергею звать его третьим, если ей вдруг захочется девочку. Потом подумала, что Аня точно не захочет Сергея в их дуэт, да и он сам попросил её быть помягче с Аней. «Куда уж мягче», - усмехнулась она про себя. А Сергею она потом объяснит, что по - другому было никак. С этой мыслью она решительно обняла Анну и начала отвечать на её жаркий и настойчивый поцелуй. «Хорошо, что при кабинете есть отдельная небольшая спальная комната», - подумалось ей, когда Аня задрала её футболку вверх и начала покрывать поцелуями её получившую свободу грудь.
* * *
Понедельник, среда и пятница - дни, когда я добровольно иду получать люлей. Это я про свои тренировки с Агатой, если кто не понял. Сегодня пятница, время зарабатывать очередные синяки. Хорошо все же с этими магами жизни: минута - и ты как новенький. Правда Агата явная садистка, по её просьбе лекарка снимает только явные посинения, пожелтения и ссадины на лице, а вот болезненные ощущения проходят только к вечеру. И это у меня еще ВИП статус, остальные девушки, коих она так же тренирует, щеголяют синяками, пока те сами не сходят. У неё вообще весь педагогический процесс запоминания учебного материала поставлен через боль. Неправильно поставил блок - привет тебе пламенный по кумполу, далеко выставил ногу - получи и туда пожалуйста. Ну да ладно вот и спортзал - выдох - вдох и вперёд на амбразуру.
* * *
- Ну всё, хватит с тебя на сегодня, - сказала Агата. - До понедельника.
Я ещё секунду постоял в стойке, в которой сдерживал её удары. Потом выдохнул, вяло махнул Агате рукой и поплелся на выход. Мыться придется наверху, в душевой спортзала куча девчонок, как, в принципе, и всегда. «Сколько она меня сегодня мурыжила?» Я глянул на часы пред дверью. «Ого…» Три часа без малого, это вместе с разминкой и занятиями на тренажерах. Вообще могу собой гордиться, всего месяц назад - час - полтора, и я - труп, а сейчас - почти три часа, и я еще передвигаю ноги. Местный добрый доктор Айболит, она же лекарка и по совместительству сильный маг жизни, Валентина Зубова, перехватила меня у лестнице на второй этаж. Молча остановила, сделала пару пасов руками и всё. Как я обожаю эти мгновения, отошел от неё через минуту, посвежевший, как будто только что проснулся. И силы вернулись, и настроение сразу наверх поползло. Если бы ещё не ноющая боль там, куда попали пропущенные мной удары, совсем было бы хорошо.
Добрался до спальни, сходил в душ, а после по внутренней связи спросил Ольгу, пойдет ли она на обед? Идти в крыло, где находился её кабинет, было откровенно лень. Потому и воспользовался внутренней телефонной линией. Та виноватым тоном призналась, что уже сходила. Ну да, Агата меня сегодня что-то сильно задержала. Но я все равно грозным тоном сообщил Ольге, что её предательство еще припомню. На что получил её горячие заверения, что она очень сильно раскаивается и больше так никогда не будет. Я про себя хмыкнул. Что-то уж больно явно она сожалела. То ли моя грозная шутка выглядела так серьезно, то ли она действительно считает себя виноватой. Еще раз хмыкнул, уже явно. Закончил разговор и рванул в сторону истиннойкормилицы всех в этом поместье - Марьи Ивановны. Да - да, я искренне считаю, что мы все тут живы и не умерли от голода только благодаря шеф - повару кухни. Лучшему, по моему нескромному мнению, шеф - повару на свете. Такое мое отношение Марья Ивановна чувствует, да и слышит тоже, когда я начинаю расточать комплименты в её адрес. Так что там, на кухне, мне всегда рады. Можно было, конечно, позвонить, и мне бы принесли обед прямо в нашу мини - столовую, но мне захотелось лично осмотреть и выбрать что-нибудь вкусненькое. Ну и общение с Марьей Ивановной доставляло мне удовольствие.
- Всем добрый день, - бодро поздоровался я, войдя в царство пара, жара и чего там еще. - Дайте, пожалуйста, попить, а то так кушать хочется, что и переночевать негде, - жалобно протянул я.
Эту шутку я еще не использовал и закономерно вызвал у десятка девушек, трудившихся на своих местах, веселые улыбки, а Марья Ивановна так и вовсе засмеялась в полный голос.
- Ну, твои жалобы на отсутствие места для ночлега точно не принимаются, - усмехнулась эта милая бабушенция.
- Да это я так, для красного словца, - протянул я. - Меня больше второй пункт интересует. - И демонстративно похлопал себя по животу.
- Рыбка сегодня на диво удалась, - улыбнулась шеф повар. Рекомендую! А на первое остался борщ. Будешь?
Ну я-то не дурак, к таким рекомендациям точно стоит прислушаться.
- Уговорили, - кивнул я головой. - Борщ и рыбу. Две рыбы, - для наглядности я показал сразу два пальца, - чтобы точно никто ничего не перепутал.
После этого волшебного обеда и моего громогласного утверждения о том, как нам всем сильно повезло, что у нас есть Марья Ивановна и её команда кудесниц, под довольные улыбки десятка девчонок и одной бабули отправился в наши с Олей покои.
Будучи уже абсолютно счастливым, завалился на кровать с желанием продолжить изучение такого занимательного предмета, как высшее общество Российской империи.
Сегодня у меня на очереди список гостей, приглашенных на день рождения Екатерины Вяземской. Ткнул в идущую на втором месте фамилию. Морозова Елизавета. Почему во вторую? Да потому что первой шла Гордеева Ольга, а данные на эту гостью я изучил еще вчера. Я усмехнулся. Да уж, тот еще вечер открытий получился. Тут я замер. В голове пробежала такая странная мысль. Странная, потому что я отлично помнил все, что я вчерапросмотрел по клану Гордеевых. Ну вы, конечно, скажете, а что здесь такого? Ну помнишь, молодец, память хорошая. Да вот только помню я все дословно: все экономические возможности самого клана, приоритетные направления в исследованиях - как будто с листа читаю. А также лица всех в руководстве клана - они прямо стоят перед моими глазами, как будто я с ними не первый год знаком. У меня неплохая память, и в универе, всего лишь с двумя четверками и остальными пятерками, числился почти в отличниках. Но фотографической мою память назвать было нельзя. Некоторые предметы давались мне легко, но, в основном, приходилось заниматься банальной зубрежкой. Но вчера я всего лишь прочитал бегло, как обычно делаю для первичного ознакомления с предметом, а в моей голове это все полностьюзакрепилось, будто я зубрил неделю.
- Дела - а - а… - протянул я вслух. Это что же получается? Стресс активировал скрытые возможности или это такой бонус плюсом к новой жизни? Непоня - ятно… Надо будет повнимательней к себе присмотреться, вдруг что-нибудь еще вылезет. Я зачем-то потрогал себе голову. Хмыкнул. Похоже, подсознание искало рога на голове. Я аж рассмеялся собственным мыслям. Успокоившись, взялся за уже более тщательное изучение данных - если уж память так хорошо работает, пусть запоминает все нюансы поподробнее.
Ольга нарисовалась в комнате, когда я начал подумывать об ужине. Именно нарисовалась. А как ещё описать появление своей девушки, которая открыв дверь, но не входя в комнату, встала в проеме и, расставив свои потрясающие длинные ножки на ширину дверного проема и уперев руки в дверные косяки, молча уставилась на меня?
Я окинул её внимательным взглядом: ножки, шортики, обтягивающая футболка. М - м - м… Какая аппетитная девушка. Мысль о простом ужине потихоньку ускользала. А вот идея начать с десерта в виде моей сладенькой Ольги начала с каждой секундой нравиться мне все больше.
Тут Ольга вздохнула и шагнула в комнату. Подошла к кровати, села рядом, снова вздохнула. У меня промелькнула мысль, что у нас, похоже, намечается очередной трудный разговор.
- Поговорила сегодня с Аней, - выдавила она, наконец. - Совместно решили, что ей лучше переехать на другое место службы.
- Наверное, это хорошо, - неуверенно произнес я. - Если ей трудно здесь находиться, то, может, это и к лучшему.
Немного помолчав, осторожно спросил:
- Она не затаит обиды?
Ольга покачала головой и грустно сказала:
- Нет. Мы поняли друг друга и поставили точку в наших отношениях.
После паузы я все же спросил:
- Ты расстроена, что из - за меня пришлось, по сути, выгонятьдевушку, которая тебе раньше нравилась?
Ольга снова вздохнула.
- Нет! Мне пришлось нарушить данное тебе обещание, - виновато проговорила она. - По - другому вопрос решить было можно, но тогда она бы точно затаила бы обиду. В общем, мне пришлось с ней заняться любовью, - закончила Ольга и опустила взгляд.
Я задумался, прислушался к своим чувствам: а что там в душе происходит после её слов?. Вам когда-нибудь ваша любимая признавалась, что изменила вам… сдевушкой? Будь дело в моём мире, то я, пробыв в шоке некоторое время, наверное, все же поддался мужской полигамии, заложенной самой природой, и безапелляционно потребовал бы в следующий раз взять меня с собой. И здесь я уже начал потихоньку привыкать к этой стороне практически полностью женского мира. Ревновать свою девушку к другой такой же - ну вот как-то не получается у меня. Другого мужчину я бы точно не простил.
А тут измена с девочкой, да ещё и явно вынужденная, судя по очень расстроенному виду Ольги. Плюс прибавить сюда мораль этого мира, к которой, я повторюсь, начал привыкать. В общем, эти лесбийские отношения, кроме улыбки, у меня ничего не вызывали. Вот гомики меня бесили реально, а девочки - лезби, которых ещё и сама жизнь заставила, не оставив по сути другого выбора, вызывали в основном сочувствие. И Ольга, долгое время варившаяся в этом котле, могла ли как-то решить вопрос по - другому, учитывая мою просьбу быть помягче? «В следующий раз буду выражать свою просьбу точнее, типа: зая, будь помягче, но только ни с кем не спи», - усмехнулся я своим мыслям. В общем, на мой взгляд, ничего страшного не произошло, если бы не договор. Скрепленный страстью между прочим, и я тогда очень старался, ставя свою подпись. Будет тебе, Оленька, показательная порка. С этой мыслью сделал морду кирпичом и максимально холодным тономвыговорил:
- Как ты могла так низко пасть и нарушить данное тобой слово? Как мне теперь тебе доверять, если ты еще до свадьбы нарушаешь наши договоренности?
Видно, я где-то переиграл с интонацией или, что скорее всего, Оля прочувствовала моё истинное настроение, поскольку свою улыбку я давил с большим трудом. Потому что в следующую секунду она вскочила на кровать, уселась на меня верхом, упершись руками по обе стороны моей головы в изголовье кровати и наклонившись при этом ко мне так, что грудь из довольно глубокого выреза футболки чуть не выскочила, удержавшись в последний момент разве только чудом. Я даже вздохнул с сожалением от такой несправедливости. Эта же плохая девочка, улыбаясь, проворковала нежным и бархатистым голосом:
- Я так виновата пред тобой. Скажи мне. Как я могу искупить свою вину?
- Тебе придется очень сильно постараться, - ответил я отчего-то хриплым голосом, не отводя при этом взгляда от шедевра женской красоты, что продолжал маячить пред глазами все это время и пытался, испытывая явные муки, выбраться из этой тюрьмы под названием «футболка обыкновенная с глубоким вырезом». Я же, как настоящий мужчина, смотреть долго на такие страдания не мог, поэтому бросился на помощь. Мои руки скользнули к Оле на талию и потянули этот кусок материи вверх. Одновременно я нетерпеливым тоном проговорил:
- Начинай свое искупление прямо сейчас.
* * *
Мы все же сделали это! Да, да, мы всё-таки… добрались до ужина. Примерно через час доползли до столовой, причем в том виде, в котором нас матери родили, то есть полностьюобнажённые. Ольга первая произнесла вслух очень здравую мысль. «Зачем нам одеваться, если потом снова раздеваться?» Я признал, что довод железобетонный, и потому ужин мы провели в костюмах Адама и Евы. После, сидя в кресле, - точнее, я сидел в кресле, а моя супергёрл сидела на моих коленях, - Ольга спросила меня.
- Ты действительно не обижаешься больше?
- Конечно, обижаюсь! - возмущённо воскликнул я. Такой тяжкий грех, как у тебя, еще неделю искупать, и это как минимум, - повысил я в конце голос.
Ольга фыркнула. А потом не выдержала и засмеялась уже во весь голос.
- Я обязательно искуплю. Главное, чтобы ты на меня не обижался, - сказала она, отсмеявшись
- Ладно, считай, простил. Только надеюсь, такого больше не повторится, - смилостивился я.
- Обещаю, больше никогда, - Ольга счастливо вздохнула и крепко прижала мою голову к своей груди.
Не знаю, у кого как, но у меня мысли в таком положении приняли строго определенное направление. Потому, покайфовав какое-то время, взял её на руки и понес в нашу спальню. А на ходу я осознал ещё одно изменение в моём организме. Изменение, на которое я в своем любовном угаре как-то и не обратил сначала внимания. Тот секс - марафон, который у нас с Ольгой происходит практически каждую ночь, я бы в своем мире просто бы не потянул. Точно запросил бы пощады на третьи сутки. А здесь я не только хочу свою девушку, чуть ли не каждый раз, как вижу её, но и могу удовлетворить свое желание. «Какой классный бонус», - успел подумать я, аккуратно опуская Олю на кровать.
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Annoteolf
    kamagra price thailand