Мир Валькирий

Книга: Мир Валькирий
Назад: Глава 8
На главную: Предисловие

Глава 9

Общество походит на улей: нельзя подходить к нему часто без того чтобы не быть ужаленным
(П. Буаст)
Утро началось с причитаний Ольги, которые донеслись до меня сквозь полусон. Лениво прислушался, на что она там ругается. Усмехнулся. Женщина, даже такая крутая, всё равно остаётся женщиной. Оказывается, ей нечего одеть, и это даже при наличии заполненной разнообразной одеждой гардеробной в черт знает сколько квадратных метров. Зевнул и подумал: «А в чем собственно идти мне?» Решил, что темно - синий костюм, в котором я был на казни, будет символично смотреться на дне рождения. Символично, правда, только для меня, ну и ладно. В любом случае, эта единственная одежда темных цветов, которая присутствует в гардеробе, спасибо дедушке Ольги. Все остальные так называемые мужские шмотки, оставшиеся от брата Ольги и перенесенные в гардеробную, весёлых и местами кислотных расцветок, да ещё практически все в обтяжечку, вызывали у меня острое отторжение. Да и просто были мне малы, брат Ольги, отданный в мужья в клан Демидовых, был ниже меня на целую голову и ужасно худощав. Зачем Ольга велела перенести его оставшиеся вещи к нам, я не понял, так как кроме пары маек взять было нечего. Мысленно похвалив себя за быстрый и правильный выбор костюма, встал с кровати и направился в душ.
Выйдя из душа, увидел Ольгу, стоящую перед зеркалом в красивом голубом платье. Почти полностью открытая спина, голые плечи и руки. Юбка с одной стороны начиналась на высоте чуть выше середины бедра, а потом по диагонали спускалась на уровень колена с другой стороны. Тут Ольга повернулась ко мне, и я смог оценить, что спереди у платья в наличии так горячо любимый мной глубокий вырез, в этот раз практически до середины живота. Правда, этот вырез перекрывали горизонтально какие-то блестящие куски материи, но настолько незначительно, что практически не оставляли места для фантазии. Всю эту картину дополняли изящные туфли на высоком каблуке.
- Ух ты! - не удержался я от возгласа. - Выглядишь потрясающе.
Ольга довольно улыбнулась, повернулась обратно к зеркалу и, махнув рукой в сторону кровати, сказала:
- Там тебе костюмы на выбор принесли.
- Какие такие костюмы? - с подозрением спросил я.
- Не бойся, не яркие, - усмехнулась Оля.
Я подошел к кровати и, расстегивая чехлы, в которых аккуратной стопкой лежала одежда, начал выкладывать прибывшее богатство на кровать. «Какая у меня заботливая девушка», - подумал я, окидывая задумчивым взглядом свалившийся на меня неожиданный выбор. Пять костюмов, практически одного фасона, отличавшиеся только цветом. «Итак, что мы имеем?» Полностью белый, но не яркий и насыщенный, аслегка матовый. С черной рубашкой в комплекте. Далее - темно - коричневый костюм со стальным отблеском и рубашка того же цвета. «Ничего так выглядит», - подумал я. Следом шел чёрный классик с белой сорочкой. Потом темно - синий, почти такой же, как и тот, в котором я собирался пойти, но чуть более светлого оттенка, с голубовато - синей рубашкой в комплекте. И завершал весь этот модный показ темно - бордовый костюм с такой же рубашкой, только чуть более светлого оттенка.
- Ты решила, в каком платье будешь? - крикнул я Ольге, которая, пока я раскладывал свои обновки, снова сбежала в гардеробную.
- В голубом, ты видел, - откликнулась моя принцесса. И добавила, вторя моим мыслям: - надевай синий.
«Ну, синий так синий», - подумал я, а потом обратил внимание на кучу коробок, стоявших с другой стороны кровати. Что там у нас? Ага! В первой коробке оказались ремни классического простого дизайна, только разных цветов. Правда, одних только черных было три штуки. Отложил коробку с ремнями в сторону. Во второй коробке, - плоской, как из - под пиццы, - оказалась, увы, не пицца. Галстуки, много, штук десять. Мельком глянув на эти удавки для шеи, быстро закрыл коробку, и пока Ольга не видит, швырнул под кровать. Галстуки? Какие галстуки? Не - а, не видел! Лучше убрать предмет спора, чем доказывать, почему я не хочу одевать этот «замечательный» аксессуар.
В остальных коробках оказались туфли, пять пар, каждая под цвет костюма. Были и почти голубые, специально под темно - синий костюм с голубой сорочкой. «Что-то многовато голубого будет,» - мрачно подумал я и решительно достал черные туфли и черный же ремень. Одевшись, подошел к зеркалу, оценивая свой внешний вид. Тут из гардеробной вышла Ольга в том же платье, только туфли, похоже, сменила. Да точно, теперь на ней были голубые такие, состоящие из одних тонких полосок, что, переплетаясь друг с другом, обхватывали Ольгины ножки почти до середины голени. Такой греческий стиль. Или не греческий? Я все равно в этом не разбираюсь. Главное, было красиво.
Остановившись недалеко от меня, окинула оценивающим взглядом, увидела распахнутый ворот рубашки, нахмурилась.
- Там вроде галстуки были - сказала она.
- Не было - ответил я, улыбаясь. - Да и не нужны они мне, терпеть их не могу, - добавил я.
Она промолчала, подошла, встав рядом со мной напротив зеркала. Я же, прихватив её за талию, прижал к себе поближе и тоже посмотрел на наше отражение. Ну что могу сказать, очень красивая пара получилась. Да - да, я тоже красвчеГ. Мы стояли практически вровень. Мои метр восемьдесят пять сантиметров и её сто семьдесят пять плюс десятисантиметровый каблук. Наши наряды смотрелись гармонично и не сливались благодаря более темному цвету моего костюма. В общем, мне понравилось. Я улыбнулся её зеркальному отражению и получил в ответ такую же улыбку.
- Надо будет тебя пристегнуть к себе наручниками, - произнёс я, улыбаясь.
- Зачем? - удивилась она.
- Чтобы точно не украли такую красоту, - ответил я максимально серьёзным тоном.
Она хмыкнула, потом внимательно на меня посмотрела и задумчиво проговорила:
- А ты знаешь, это идея. Ты там точно будешь выделяться своим видом и, главное, поведением. Так что тебя точно могут похитить, - серьёзно ответила Оля.
Я же, выпятив грудь колесом и нахмурив брови, произнес:
- Я сильный и грозный мужчина. А вот ты слабая, хрупкая, нежная, беззащитная и очень красивая девушка. Так что красть начнут с тебя.
Ольга улыбнулась, потом рассмеялась, обхватив мою руку и уткнувшись лбом в мое плечо. Успокоившись и серьезно глядя на меня, сказала:
- Ты знаешь? Почему-то рядом с тобой, несмотря на свой боевой ранг, я такой себя и ощущаю. И мне это нравится, - закончила Ольга с улыбкой.
- Молодец, - похвалил я её. - Это правильная реакция. Давай, чтобы нас друг у друга не украли, находиться все время в прямой видимости, - закончил я с улыбкой.
- Договорились, - кивнула она.
Потом коротко поцеловав меня, быстро отстранилась до того, как я успел схватить её покрепче. И торопливо сказала:
- Всё, переодеваемся, завтракаем, потом мне нужно немного поработать, и в два часа нам надо выезжать.
- Хорошо, - сказал я. И, глянув напоследок в зеркало, пошел раздеваться.
* * *
Выехали ровно в два часа и через пятьдесят минут свернули с трассы на дорогу к родовому поместью клана Вяземских. В движении ничего интересного не просматривалось - в низком лимузине разглядеть что-то сквозь ограждение трассы было весьма проблематично. Ольга всю дорогу просидела, работая в планшете и решая какие-то срочные дела, не терпящие отлагательств даже в субботу. Я её не отвлекал, погрузился в собственные мысли, размышляя о предстоящем вечере. Есть такое дело - нервничал немного. В списке было около сотни приглашенных, и конечно, не факт, что прямо все прибудут, но все равно такое обилие сильных, во всех смыслах этого слова, мира сего немного напрягало. Сотня женщин, сотня глав родов и кланов, сотня привыкших повелевать и приказывать, сотня бойцов уровня Альфа и выше. «У - у - у - у - у…» - мысленно протянул я. Это будет определённо сложный для вчерашнего студента вечер.
- А я могу там кого-нибудь послать или в нос стукнуть? Например, особо приставучих дамочек или мальчиков? - спросил я, пытаясь определить для себя стратегию поведения на самый крайний случай.
Ольга оторвала голову от планшета. Улыбнулась. Накрыла своей ладонью мою руку и сказала:
- Не волнуйся, для такой агрессии у тебя просто не будет повода. При знакомстве с кем-то всегда можешь сказать, что ты мой жених и этого будет достаточно, чтобы пресечь любые поползновения в свой адрес.
- Угум, - недовольно буркнул я.
Ольга наклонилась чуть вперед, пытаясь заглянуть мне в глаза.
- Не переживай, я всегда буду рядом, - и пожала мою руку.
- Ага, если что, буду бежать к тебе, дергать за платье и кричать, что меня обидели, - немного раздраженно сказал я.
Ольга вздохнула, потом отложила планшет в сторону, пересела ко мне вплотную, повернув к себе мою голову руками, и нежно поцеловала. Потом отстранилась и, продолжая удерживать мою голову в своих ладошках, мягко улыбнулась и проговорила, глядя в глаза:
- Я не знаю, откуда в тебе эти странные гордость и чувство собственного достоинства, присущие в нашем мире скорее женщинам, чем мужчинам. Меня удивляет, что ты пытаешься решать свои вопросы и проблемы самостоятельно, и готов отстаивать и защищать до последнего свое мнение. Но мне очень нравится эта твоя черта. Я вижу, тебе очень тяжело принимать мою помощь и защиту просто потому, что я женщина. Ты ведешь себя как рыцарь из средних веков. Мне кажется, тогда все мужчины были такие, как ты. Но сейчас не средние века, мужчины стали тем, кем стали, а женщины правят миром. Но ты, мой последний герой и рыцарь, не можешь ходить без оружия. Так представь, что Я твое оружие, Я твой разящий меч, готовый покарать любого человека, посмевшего бросить тебе вызов.
На последней фразе Ольга слегка подняла тональность голоса, сделав его жестче и даже немного яростнее. Я выдохнул. Как она меня! Под таким углом я вопрос не рассматривал. По сути-то, она права. Ведь сколько не раздувай грудь и не напрягай мускулы, меня легко сделает чуть ли не каждая вторая в этом странном мире. А значит, мне действительно необходимо оружие, способное уравнять мои шансы. Я снова выдохнул, обнял руками свою такую разностороннюю девушку, зарылся носом в ее волосы и, поцеловав в шею, проговорил в ушко:
- Ты права, мне действительно нужен меч. - Провел руками по её фигуре и добавил иронично: - Правда, у моего оружия очень странные формы, вызывающие желания, далекие от разрушения.
Оля фыркнула, отстранилась и с улыбкой произнесла:
- Ты просто знай, что я могу вызывать не только такие желания, но и внушать ужас, когда это будет нужно тебе.
- Хорошо, солнце, - ответил я.
И оглянулся посмотреть по сторонам, где мы там находимся? Похоже, мы уже почти подъехали. Вдоль дороги с обеих сторон стояли припаркованные джипы и не только они. Видно, во дворе для всех мест не хватило. Вот сюда и перегнали, после выгрузки своих пассажиров. Или это охрана здесь тусуется, пока боссы отдыхают. Я ждал, что два джипа нашей охраны тоже свернут на обочину. Но нет, весь наш кортеж проехал в ворота, и прокатив немного по территории поместья, остановился и заглушил двигатели. При этом один джип встал справа, а второй слева от лимузина.
Первой из нашего лимузина выскочила Рада, которая весь путь проделала на переднем сиденье рядом с рулевой. Это так шоферов в этом мире называют, если кто не понял. Через пару секунд двери с обеих сторон от нас с Ольгой распахнулись, с её стороны дверь придержала Рада, с моей стороны стояла рулевая. Я про себя хмыкнул. Почему-то мне казалось, что из лимузинов все выходят по очереди из одной двери. Притом мужчина выходит первый и подает руку даме, но в этом мире, очевидно, несколько иные правила.
Выйдя из машины, оглянулся, оценивая открывшуюся картину. Дорога, по которой мы приехали, была прямой как стрела - она шла через поле и примерно в километре от нас врезалась в лес. Да, по этому лесу мы проезжали. Больше через открытые ворота в той стороне было ничего не видно, а рассмотреть получше мешала стена метров четыре высотой и непонятно на сколько тянущаяся вправо и влево. Увидеть её протяжённость, как и границы поместья, препятствовали высаженные вдоль стены, но не вплотную к ней, широким фронтом довольно высокие деревья. Посмотрел в другую сторону и замер. Лепота! Нет, это не поместье, это вилла древнеримского патриция, блин. Первое, что бросилось в глаза, это лестница шириной метров десять и не очень длинная, ступеней тридцать на глаз. Она, поднимаясь вверх, упиралась в целый ансамбль белых колонн, которые по обе стороны тянулись широким фронтом метров на сто и поддерживали гигантскую террасу, откуда неслась музыка, слышались разговоры и смех прогуливающихся людей. За террасой виднелся следующий каскад зданий, возвышавшихся еще на два этажа вверх, двумя такими башнями.
- Сережа, нас ждут - сказала Ольга.
И только тут я заметил, что на самой нижней ступени стоит очень красивая брюнетка в белом с черными вставками платье и, сцепив руки за спиной, очень внимательно на нас смотрит. Я сказал - на нас? Фиг вам. Именно на меня она смотрела причём очень цепким и пронзительным взглядом. Екатерина Вяземская, а это была она - файлу по их клану я уделил особое внимание - сделала шаг с последней ступени и поприветствовала нас:
- Здравствуйте, гости дорогие.
- Привет, Катюш, - ответила за всех нас Ольга. - Знакомься, Сергей Ермолов. Мой жених, - добавила она после обнимашек.
- Привет, привет, Сергей Ермолов, - с улыбочкой поприветствовала меня Вяземская. - Значит, это из - за тебя я целый месяц не видела свою лучшую подругу?
- Ага, из - за меня, - усмехнулся я в ответ. - Вот такой вот я красавчик.
- Что-то рода с такой фамилией не могу вспомнить, - продолжила иронизировать эта язвочка.
- Фи - и - и… - протянул я. - Род - это слишком мелко для меня, - поддержал я её иронию.
- Ах, - произнесла стервочка. - Неужели это какой-то никому не известный, но явно великий своей историей клан?
- Ну что вы, графиня. Клан, род - это все слишком мелко для такого, как я. Ведь Я - это целая вселенная. Где-то глубоко внутри, - закончил я свой перл.
- О-о-о… - протянула эта зараза, окидывая меня насмешливым взглядом. - Наверное, очень глубоко? - ехидно спросила она.
- Да, очень глубоко. Девушке с плохим зрением лучше даже не пытаться. А вот у Ольги зрение отличное, - закончил я таким же ехидным тоном, чуть подавшись к ней корпусом.
Катя набрала в грудь воздуха, явно собираясь продолжить нашу пикировку, но тут Ольга твердым и прохладным тоном вмешалась в наш словесный поединок:
- Катя, я же просила.
Та выдохнула и обиженно сказала:
- Так я же ничего. Просто разговариваем. Правда?
- Конечно, - подтвердил я. - Такой милый философский диспут о высоких и глубоких душевных материях.
Ольга на мои слова улыбнулась, а Катя весело хмыкнула.
Я же, шагнув к лестнице, потянул за собой Ольгу, которая по-прежнему держалась за мой локоть. Потом левой рукой подхватил под руку Катю и с иронией спросил:
- Может, пока мы поднимаемся, вы расскажете мне про свою дачу? Право слово, такой милый домик.
Ольга при моих словах не удержалась и прыснула от смеха. А Катя, на секунду приняв ошарашенный вид и поймав мой насмешливый взгляд, сначала хмыкнула, а потом засмеялась уже в полный голос.
Отсмеявшись же, попросила:
- Ты только маме моей не ляпни такое.
- Ну что вы! Я, конечно же, понимаю разницу между подругой и мамой подруги, - ответил я.
- И давай уже перейдем на ты, - сказала она.
- Хорошо, Катюш, уговорила, - ответил я с улыбкой.
Чем вызвал очередной весёлый смех обеих девушек.
- У тебя, случайно, брата нет? - с надеждой спросила она.
- Увы, я один такой неповторимый, - грустным голосом ответил я ей.
- Жаль, очень жаль, - вздохнула Катя.
Разговаривая, мы поднялись по лестнице, миновали огромные колонны, прошли длинный холл на первом этаже и, снова поднявшись по широкой лестнице, вышли на террасу. Ух… Вот это вид. Терраса, по сути, являлась крышей первого этажа, оценить размер которой с дороги можно было лишь примерно - по площади была не меньше футбольного поля. С одной стороны открывался вид на дорогу с кучей припаркованных машин, красивое ровное поле и длинную кромку леса, а с другой - как раз между двумя зданиями, которые оказались не отдельно стоящими постройками, а единым комплексом вместе с террасой - на довольно большое озеро с густым лесом на противоположном берегу. А весь этот дворец был целиком отделан белым мрамором. В общем, все выглядело очень круто.
- Ну, и как тебе моя дача? - спросила Катя.
- Очень симпатично, - ответил я, улыбаясь. - У тебя такие милые попугайчики, не удержавшись, кивнул в сторону стайки, по - другому и не скажешь, одетых в кричаще - яркие цвета, да ещё и в обтяжечку, как у балерунов, то ли мужчин, то ли еще кого. - Я слышал, за ними очень сложно ухаживать.
Катя, проследив за моим взглядом, сначала прыснула, потом рассмеялась во весь голос. Ольга тоже от неё не отставала. Картинно закатив глаза, Катя вздохнула и, печально качая головой, сказала:
- Ты даже не представляешь, насколько капризные. Одни нервы с ними.
- Может, стоит сменить фауну? На львов, например, - сочувственно спросил я.
- Знать бы, где эти львы обитают, - грустно заметила Катя. А потом, оживившись, с надеждой в голосе спросила. - А твой прайд где обитает? Я лично не поленюсь, слетаю, вдруг кому-нибудь и глянусь.
- Увы, - покачал я головой. - Из всего прайда я единственный, кто остался. Больше на космическом корабле никто не выжил.
Ольга после моих слов внимательно так на меня посмотрела, а Катя, улыбаясь, спросила:
- Может, координаты планеты есть?
Я развел руками и печально сказал:
- К сожалению, мы так долго бороздили просторы вселенной, что забыли, где наш дом.
- А что хоть искали, инопланетянин? - весело спросила Катя.
Я улыбнулся в ответ во все свои тридцать два зуба и ответил:
- Идеальную женщину! И предупреждая твой следующий вопрос, сразу скажу. Я нашёл, - и приобняв Ольгу за талию, слегка притянул её к себе.
Катя вздохнула и завистливо глядя на нас протянула.
- Эх, везёт же некоторым.
Я же, продолжая обнимать Ольгу, оглянулся вокруг. Мы уже довольно долгое время стояли возле отдельного столика, заполненного напитками и разнообразными закусками. Такие столики были расставлены по периметру всей террасы в большом количестве. Девушки крутили в руках бокалы с шампанским, я же выбрал что-то темно - бордовое, оказавшееся ромом. Большая часть гостей находилась возле сцены, на которой небольшой оркестр исполнял спокойную музыку, а девушка солистка вплетала в неё своим голосом что-то лирическое.
Я снова перевёл взгляд на Катю и оценивающе оглядел её с ног до головы. Рост чуть ниже Ольги, но на высоких каблуках смотрелась практически вровень. Миниатюрней и немного воздушней, что ли. Приталенное платье до середины бедра открывало вид на изумительные стройные ножки, узкая талия. Грудь, уверенная трешка, в небольшом вырезе платья смотрелась превосходно. Выражение лица в обрамлении черных, как смоль, волос из - за чуть вздернутого носика смотрелось немного иронично. В общем, более чем симпатичная девушка. Она мой взгляд заметила и подобралась. Я же мягко проговорил:
- Тот, кто ищет, имеет больше шансов на успех. Уверен, такая как ты, очень интересная и красивая девушка, обязательно найдет свой идеальный вариант.
Катя хмыкнула и задумчиво протянула:
- А если предположить, чисто гипотетически, конечно, что Ольга передумает брать тебя в мужья, ты готов рассмотреть мой вариант?
Ольга на этот вопрос сложила из пальцев классическую русскую фигу и сунула своей подружке практически под нос.
Я же улыбнулся и проговорил:
- Познакомиться с интересной и красивой девушкой поближе? Почему бы и нет.
За что закономерно получил от Ольги локтем под дых. Не сильно, но весьма чувствительно. Слегка поморщился и добавил:
- Только сначала потребую с тебя расписку кровью, что ты ни при каких обстоятельствах не будешь распускать руки.
Катя весело засмеялась. А Ольга грозно нахмурилась и сунула под нос уже мне - только не фигу, а кулак.
И здесь наше веселье прервали. Подошедшая женщина была копией Кати, только постарше, но на вид не старше тридцати, а я-то знал из прочитанных файлов, что Владиславе Вяземской было сорок восемь. «Н - да», - в который раз мысленно покачал я головой. Магия жизни творит здесь просто чудеса. Вообще, интересно распределились в них силы дара. Мать - сильная Альфа стихии земли, а вот Катя умудрилась в этом году сдать зачет на Валькирию в стихии вода, тоже уникальный результат для двадцатишестилетней девушки.
- Добрый вечер, - поздоровалась глава клана Вяземских.
- Здравствуй, Влада, - по - простому, или скорее по - дружески, ответила Ольга и добавила: - Позволь тебе представить моего жениха, Сергея Ермолова.
- Здравствуйте, - поприветствовал я эту интересную женщину.
Владислава ничем не показала своего любопытства, лишь прищурилась слегка, оценивающе взглянула на меня и ровным голосов ответила:
- Здравствуй, Сергей.
И продолжила слегка виноватым тоном:
- Мне очень не хочется прерывать вашу явно интересную беседу, но я вынуждена напомнить Кате, что у неё есть ещё гости, которые также были бы рады вниманию виновницы торжества.
Последние слова, обращаясь к дочери, она произнесла строгим голосом, отчего та, слегка закатив глаза, ворчливо заметила:
- Половину из этих гостей пригласила ты. А некоторых я вообще не знаю.
- То, что ты кого-то не знаешь, не дает тебе права, как имениннице, игнорировать их присутствие. А пригласила я тех, кого считаю полезными или даже необходимыми для процветания нашего клана. Ведь я, как глава клана, могу себе позволить совместить приятное, день рождение дочери, с полезным, то есть с налаживанием более тесных отношений с теми, кто может принести пользу клану? Ты как считаешь, доченька?
Последний вопрос Владислава задала с явным сарказмом в голосе. На что Катя только вздохнула и ворчливо нам с Ольгой пожаловалась:
- Даже в день рождения работать приходится.
Потом улыбнулась и уже с хорошим настроением сказала:
- Я вас покину. Но я не прощаюсь, ещё увидимся.
И махнув напоследок рукой, отправилась к ближайшей группке из трёх девушек с двумя попугаями в комплекте. Я про себя хмыкнул. Один в ярко - красном, а второй в ярко - жёлтом, я даже не стал рассматривать подробнее, что именно на них одето, ибо глазам стало больно.
- И когда же свадьба? - спросила Влада.
Ольга, пожав слегка плечами и пригубив шампанское, улыбнулась и сказала:
- Я обязательно уведомлю вас заранее. Нужно завершить несколько неотложных дел и тогда будет понятно с датой.
Вяземская на это лишь кивнула головой.
- Пойдем, я познакомлю тебя кое с кем из Сибири, возможно, тебе тоже пригодится такое знакомство.
Я краем сознания отметил это её «тебе» и «тебя», а не «вас» и «вам». Мысленно поморщился этой дискриминации по половому признаку и опять же мысленно послал эту красавицу в пешее сексуальное путешествие. Видно, мой энергетический посыл был достаточно мощным, так как Влада снова посмотрела на меня, на этот раз более внимательным взглядом. А Ольга, почувствовав, как напряглось мое тело, накрыла ладонью левой руки мою правую руку, которой я все это время продолжал обнимать свою девушку, и с нажимом ответила Владе:
- Конечно. Я думаю, НАМ ОБОИМ это будет интересно. Да, Серёж? - Такой вот незамысловатой фразой напомнив хозяйке этого дворца, что она, Ольга, здесь не одна.
- Почему бы и нет? Новые знакомства всегда интересны, - ответил я спокойным тоном
А Влада, растерянно улыбнувшись, видно, такого тона от Ольги не ожидала, и явно осознавая, что где-то её задела, мягко и очень вежливо проговорила:
- Тогда позвольте, провожу вас к той группе из Енисея, - указала она на рукой направление на группу из пяти девушек.
Пока мы подходили, три девушки, видно, решили сменить круг общения и пошли от нас в сторону сцены, а я понял, что ошибся в половой принадлежности одной из них - это оказался парень. Ошибиться было немудрено, поскольку в той обтягивающей хрени, которая была на нем надета, с длинными волосами, узкими плечами, в ботинках на толстой подошве и при взгляде со спины, он реально казался бабой. Ах да, чуть не забыл, дополнял весь этот гей - парад ярко - фиолетовый цвет его шмоток.
В итоге подошли мы к уже двоим девушкам, на первый взгляд имеющим между собой кровное родство. Как оказалось далее, я был прав.
- Ольга, Сергей! Позвольте представить Вам Наталью и Анну, главу и наследницу рода Рудовых из Енисея. А это, - повела она рукой в нашу сторону, - Ольга Гордеева и её жених Сергей Ермолов.
- Для нас большая честь познакомиться с Вами, - уважительно проговорила Наталья и слегка кивнула головой. Ольге, естественно, кивнула, не мне.
- Здравствуйте, - также сопроводив приветствие кивком головы, произнесла Анна, дочь Натальи Рудовой.
Я промолчал, предоставляя право первого слова Ольге, а то вдруг ещё не то и не во время ляпну, а Оле потом краснеть за меня. Как оказалось после, я все правильно сделал. Потому что Ольга, помолчав пару секунд и вызвав тем самым недоуменный взгляд Вяземской, мрачным тоном без ответного приветствия спросила:
- Я так понимаю, вы те самые Рудовы, что производят легкие МПД, и других родов с такой фамилией больше нет?
- Да, - кивнула головой Наталья и осторожно проговорила, - производим МПД и однофамильцев среди благородных родов не имеем.
- Что ж, ждите меня, скоро приеду в гости, - сказано было настолько холодным тоном, что Рудовы, и мать и дочь, явно вздрогнули. А Вяземская широко распахнула свои глаза и видимо напряглась. Я же скосил глаза на свою спутницу и залюбовался. Да, в гневе моя девушка становилась просто неотразимой, такое сногсшибательное сочетание смертельной опасности и красоты. Почему-то такой её вид, с крохотными искорками молний в глазах, нравился мне больше всего и приводил в полный восторг. Наверное, от осознания того факта, что эта богиня МОЯ. Честно, не смог, да и не пытался сдержать довольную улыбку на лице. Если бы сейчас сделать фото, то получившаяся композиция выглядела бы очень странно. Две растерянные мордашки Рудовых, мрачное лицо Вяземской, гневная Ольга и я со своей улыбкой.
Тем временем Ольга, выпустив мой локоть, сделала полшага вперёд и, глядя в глаза Натальи, холодным и жестким голосом припечатала:
- Не думаю, что мой визит Вас порадует.
И сделав секундную паузу, добила окончательно:
- Разве может обрадовать приезд той, которая собралась уничтожить Ваш род?
Рудова - старшая побледнела, на лице выражение растерянности уступило место явному испугу, а младшая, издав полувсхлип - полувздох даже отшатнулась немного назад, а бокал с шампанским безвольно повис в её руке, проливая содержимое прямо ей на платье, но она этого даже не заметила.
Честно, мне стало их жалко. Стояли, никого не трогали, радовались празднику, и тут им заявляют, что условно завтра их придут убивать. Вот вы бы как себя чувствовали?
Тут Наталья, нервно сглотнув и справившись с волнением, с максимальным уважением и медленно подбирая слова, спросила:
- Простите, княгиня, но мне непонятно, чем мы заслужили Ваш гнев? Мы не враги Вам и никогда не играли на таком высоком уровне, чтобы где-то перейти Вам дорогу.
- А вы и не переходили, - зло усмехнулась Ольга, - вы просто совершили ошибку, перейдя под крыло клана Шереметьевых накануне его войнысо мной.
Мать и дочь вновь растерянно переглянулись, и голос подала уже Анна:
- Но вы же не враждуете? - скорее прошептала она свой вопрос.
Ольга смерила бедную девочку таким презрительным взглядом, что та, судя по её виду, готова была провалиться прямо сквозь мраморный пол.
- Это они вам так сказали? - язвительно спросила Ольга. - Или, - перевела она взгляд на Наталью, - это ваша СБ так работает?
Рудовы снова растерянно переглянулись, а Ольга по-прежнему холодным тоном, чеканя слова, проговорила:
- Три недели назад мы подали в императорскую канцелярию претензию. О неправомерности захвата одной нефтяной компании в Казахской губернии кланом Шереметьевых. Две недели назад нам ответили: «Разбирайтесь сами». Как разбираются кланы, думаю, Вам рассказывать не надо?
Последнюю фразу Ольга произнесла с явной насмешкой.
Здесь надо бы сделать небольшое отступление. Императорская канцелярия - это бюрократический аппарат, по сути ничего не решающий, а всего лишь фиксирующий то или иное изменение в составе клана или намерение этих кланов повоевать друг с другом. Отправка претензий сделана для того, чтобы императрица была в курсе всех важных дел внутри страны. И если бы вдруг собравшиеся воевать кланы как-нибудь задевали национальные интересы или интересы императорского клана, то в этом случае глав кланов обязательно пригласили бы на аудиенцию к монаршей особе. Очень редко, но и такое случается. По большому счету, ни один монарх в мире не станет постоянно лезть в межклановые разборки, особенно в разборки крупных кланов. Что же касаемо процедуры вступления нового рода в какой-нибудь клан, то после принесения друг другу клятв на верность, защиту и взаимопомощь в императорскую канцелярию отправляется уведомление об изменении состава клана. И на этом все. Императрица никак не влияет в этом вопросе на желания клана или рода. Вот в принципе и все, что я успел узнать о работе этого органа.
- Мы этого не знали, - произнесла Наталья с явным волнением в голосе, - ни наша СБ, ни Шереметьевы ничего нам не сказали.
- Ну вот видите, какая я молодец, - уже без насмешки, просто прохладно, сказала Ольга. - Теперь вы в курсе всех раскладов, и я честно вас предупредила.
- Д - да, - слегка запинаясь, сказала Наталья. - Благодарю Вас, - добавила она, кивнув головой.
Ольга же, не глядя, сделала полшага назад, снова взяла меня под руку и посмотрела в сторону сцены, всем своим видом демонстрируя полное отсутствие интереса к дальнейшему разговору.
Вяземская тоже выглядела немного ошарашенной прошедшим разговором и явно не знала, как реагировать. Её можно было понять, с одной стороны, Ольга, как глава союзного клана, с другой гость, которому только что открытым текстом объявили войну.
- Ты не говорила, что Рудовы теперь у Шереметьевых, - сказала Владислава, - да и не помню я таких изменений в последнем реестре кланов.
- Неделю, - тихо проговорила Наталья, - Неделю назад принесли совместную клятву.
Потом резко вскинула голову и встревоженно спросила:
- Ваш клан, что, тоже враждует с Шереметьевыми?
Владислава отрицательно покачала головой. И ровным голосом ответила:
- Мы с Ольгой союзники, и если она попросит, мы поможем.
Рудова на это подняла глаза к небесам, молчаливо вопрошая их, за что ей такое наказание, и в отчаянии махнув рукой, мрачно уставилась в узор на мраморном полу. Анна, кстати, уже давно замерла в такой же позе.
И тут я решил вмешаться.
- Скажите, пожалуйста, в свете открывшихся событий, с учетом явного сговора главы вашей СБ и клана Шереметьевых, подставивших вас, разве вы не можете разорвать клятву?
- Чтобы потом все кому не лень плевались в наш адрес? - мрачно ответила Наталья. - Выйти из клана накануне войны с другим кланом? Лишиться чести и достоинства? Да нас начнут явно презирать и не станут иметь с нами никаких дел, - закончила она весьма взволновано.
- А зачем вы вообще решили вступить в клан, если, как я немного знаю, в нише легких МПД не так много производителей, и спрос на них достаточно стабильный? Или ваши настолько плохи, что и даром никому не нужны? - ровным тоном спросил я.
- У нас одни из лучших! - немного раздраженно ответила Рудова. - Даже за рубежом популярны. Просто предоплаченная двухлетняя партия груза не доехала до адресата. Шереметьевы предложили решить разногласие вступлением в клан.
- Здорово! - воскликнул я. - Прямо как по нотам разыграли.
И видя недоумевающие взгляды Рудовых, пояснил:
- Не удивлюсь, если весь груз спокойно лежит у них на складе, - улыбнулся я.
- Это невозможно! Мы всё проверили, и единственные нити ведут в Китай, - уже откровенно злым голосом проговорила Наталья.
- О-о-о… - протянул я. И ехидно так поинтересовался: - Это вам тоже ваша СБ сообщила?
Глава рода Рудовых сначала замерла, потом побледнела, а после её лицо налилось таким гневом, что я даже посочувствовал тому человеку, на кого этот гнев может быть направлен. И тут её плотно сжатые кулаки вспыхнули огнем. И все сразу пришли в движение.
Анна отшагнула назад и воскликнула:
- Мама!
Вяземская нахмурилась и грозно крикнула:
- Наташа!
А Ольга молча шагнула вперед и вбок, закрывая меня собой.
Но Наталья уже справившись с огнем, который также резко пропал, как и зажегся, торопливо воскликнула, глядя на Ольгу, вставшую буквально в шаге от неё.
- Прошу простить меня. Это не реакция на вашего жениха. Еще раз прошу прощения.
Так как Ольга продолжала стоять пред мной и буравить Наталью явно злым взглядом, мне пришлось сделать шаг вперед и встать практически на место Анны. Проделав этот маневр и прихватив левой рукой Ольгу за талию, я сказал:
- Позвольте все же повторить свой вопрос, в свете уже ТАКИХ открытий, почему вы не хотите разорвать клятву, данную явно под давлением обстоятельств, специально подстроенных Шереметьевыми? Разве клятва, данная под давлением, может иметь силу?
На этот раз Рудова, помолчав некоторое время, грустно ответила:
- Я принесла клятву. И если я разорву её, то род все равно медленно умрет, так как никто не захочет иметь с нами дело. Доказать нечистоплотную игру Шереметьевых и уличить их в краже у нас не получится. И долг перед ними все равно придется закрывать. Таких денег нам никто не займет, а значит, придется продавать или закладывать родовые земли. А это конец!
- А разве из начальницы вашей СБ не получится хорошего свидетеля? - задумчиво проговорил я.
Наталья выдохнула и со злостью в голосе произнесла:
- Эта… гадина. - Судя по заминке, она явно собиралась использовать эпитет похлеще. - Сразу после клятвы попросилась в отпуск, и что-то мне подсказывает, что обратно она не вернется.
- А вы знаете, я как раз знаю один клан, который смог бы иметь с вами дело, - задумчиво проговорил я. - И глава этого клана, в отличие от Шереметьевых, играет честно. Если меня память не подводит, у них как раз отсутствует производство легких МПД. Хотя, - снова протянул я, - возможно, им это и не надо?
Последнюю фразу я произнес, повернув голову к Ольге, которая прищурившись как раз смотрела на меня. Что там было во взгляде, я не разобрал, но злости вроде бы не было, и выражение лица тоже было спокойным. Посмотрев так на меня пару секунд, она перевела взгляд на Наталью. Та сразу подобралась, а на лице отразился отблеск надежды, что всё еще можно исправить.
Ольга гордо и величаво произнесла:
- Если Вы разорвете клятву с Шереметьевыми, то я готова принять Вас под свою руку.
Обе Рудовы, и старшая, и младшая, выдохнули. А Наталья смущенно проговорила:
- У нас перед ними останется большой долг, почти миллиард.
Тут я уже не выдержал и сквозь смех весело произнес:
- Оплатите им фаерболами по весу. И вообще, насколько знаю, мертвым деньги не нужны.
Вы не подумайте, я не кровожадный, но такая грязная игра клана Шереметьевых вызвала у меня реальный гнев. А Рудовы действительно показались мне достойными того, чтобы им помочь. Во всяком случае, моя мрачная шутка вызвала у всех улыбки, а Наталья, поулыбавшись немного, нахмурилась и извиняющимся тоном произнесла, глядя на Ольгу.
- Прошу Вашего позволения покинуть Вас, княгиня, чтобы как можно быстрее разобраться с выходом из клана Шереметьевых и принести клятву верности уже Вам. Принести с чистой душой, от всего сердца и с радостью.
Последние слова она сопроводила низким поклоном до пояса. Анна, стоявшая на шаг позади матери, за ее левым плечом, также повторила поклон.
Глава клана Гордеевых, моя Ольга, величественно кивнув головой, проговорила уже мягким, но при этом покровительственным тоном:
- Вы сказали, что лучшие ваши воительницы пропали. Хватит ли у вас сил отстоять свое мнение, если возникнут какие-нибудь эксцессы?
Наталья, неуверенно улыбнувшись, ответила:
- Я и моя дочь Альфы, надеюсь, этого хватит.
Ольга, промедлив секунду, нажала пальчиком на голову изумительной красоты змейки, сверкающей драгоценными камнями, которая обвивала её ушко и произнесла в пространство.
- Рада! Встретишь у лестницы Наталью и Анну Рудову, поступишь в их распоряжение и поможешь им решить проблему. В курс дела они тебя введут. И вызови из поместья десяток себе в помощь.
Потом, обращаясь уже к Наталье, добавила:
- Рада - Альфа, очень опытная и совсем немного не дотягивает до следующего ранга. Она выступит моим гарантом и поможет в случае необходимости. Войну Шереметьевым мы еще не объявили, так что, если они захотят начать первыми, им же хуже.
Последнюю фразу она произнесла с настолько кровожадной улыбкой, что Рудовы вздрогнули уже в который раз.
- Благодарю Вас, княгиня, - снова поклонилась Наталья, а Анна опять отзеркалила свою мать. - Мы постараемся решить всё как можно быстрее.
- Спасибо, - добавила она и кивнула головой уже мне.
Я честно не ожидал такого, но не растерялся, улыбнулся и кивнул ей в ответ.
После чего Рудовы, поблагодарив за прием уже Владиславу, развернулись и пошли на выход.
Вяземская, постояв в молчании пару секунд, с неприязнью в голосе сказала:
- Шереметьевы! - она как будто выплюнула фамилию клана. - Слишком увлеклись грязными играми, - добавила она.
- И когда же ты, Ольга, собиралась мне сказать о предстоящей войне? - вкрадчивым тоном задала вопрос Владислава.
- Сегодня, - обезоруживающе улыбнулась Оля.
- О-о-о… Мне как бы тоже надо подготовится к военным действиям, - иронично заметила Влада.
- Я всё равно хотела попросить тебя побыть в резерве, - задумчиво проговорила Ольга. - Слишком нагло они себя ведут, что-то есть у них в рукаве. Или точнее, кто-то за спиной стоит, на кого они явно рассчитывают. Но вот кто? Я пока не выяснила, - хмуро закончила Оля.
Обе девушки погрузились в собственные мысли, а я решил прогуляться до сцены. Там как раз группа девушек начала какой-то танец. Так что подойти поближе и полюбоваться на них показалась мне хорошей идеей. Предыдущий разговор меня изрядно морально утомил, и вникать в межклановые союзные действия мне было откровенно лень. Я, конечно, заявил Ольге, что мне хотелось бы быть полезным клану, и, по идее, я должен был сейчас впитывать информацию о предстоящих раскладах, но, как я уже сказал, морально устал. А полезность свою я уже показал, бескровно присоединив к клану неплохой такой род, имеющий понятие о чести, да еще и с нужным клану, как мне кажется, производством легких МПД. Надеюсь, что я все же не спутал Ольге какую-то свою игру, уж больно странным взглядом она меня тогда наградила.
- Пойду прогуляюсь до сцены, - сопроводив свои слова кивком в ту сторону, произнес я. И следом спросил: - Ты со мной, или еще поговорите?
- Иди один, - улыбнулась Ольга, - Нам с Владой нужно кое - что обсудить.
Кивнув, отправился поближе к основному скоплению народа, чувствуя спиной два очень внимательных взгляда, которыми сопровождали меня главы двух кланов.
Гостей на первый взгляд было где-то сотни две, возможно, больше. Все они толпились рядом со сценой. Здесь и столиков было больше, и диваны для отдыха стояли друг за другом так же, как и столы, по периметру террасы. А там, где мы изначально вышли на террасу, людей было очень мало, поэтому наш разговор с Рудовыми прошел практически тет - а - тет и не привлек никакого внимания.
Пока подходил, быстро пригляделся и двинулся к выбранной цели. Моя цель имела симпатичный светло - бежевый цвет и роскошное двухместное посадочное место, прямо всем своим видом обещающая небесное блаженство. В общем, чудненький диванчик, очень привлекательный как своим видом, так и расположением. Находился он всего в двух шагах от очередного столика, но при этом достаточно далеко от сцены, чтобы на него никто не позарился из элиты. Однако при этом с него я мог разглядеть сцену во всех подробностях.
Сначала подошел к столу, решительно отставил недопитый бокал с ромом, что-то он не пошел у меня. Взял тарелку, нагрузил её всякими вкусностями, начиная от канапе и заканчивая «говнопе». Вру, конечно, «говнопе» не было, было множество мини - бутербродиков с разнообразным содержимым: от сыра и ветчины до красной рыбы и черной икры. Выбрав бокал, на этот раз с вином, шагнул к дивану и утонул в его нежных релаксирующих объятиях. «М - м - м - м…» - чуть ли не вслух промычал я. Жизнь прекрасна! Бокал с вином на подлокотнике придерживаю левой рукой, справа от меня на втором посадочном месте - тарелка бутербродиков, очень надеюсь, что её вид отпугнет желающих присесть рядом со мной. Сзади за моей спиной должен был открываться шикарный вид на озеро, но мне, сидящему на диване, обзор закрывал высокий парапет, ограждающий террасу. Стало понятно, почему диваны расположили спинками к озеру, все равно сидя ничего не видно. Слева находилась сцена, на которой танцевали пятеро заводных девчонок, правда, сидя, мне все же стало похуже видно происходящее там. Однако меня это даже не расстроило, так как в таком положении я получил доступ к другому не менее интересному зрелищу.
Большинство девушек, что пришли на день рождения Екатерины Вяземской, щеголяли в довольно коротких и мало что скрывающих нарядах. Едва ли каждая десятая пришла в платье длинной до пола, но даже у таких - в длинном, как правило, вырезе платья мелькали, дразня взгляд, образы стройных ножек. И в таком положении, сидя на диване, я мог любоваться, не напрягаясь, десятками мелькающих в прямой видимости от меня красивых женских ног. Как говорится, на любой цвет и вкус, но самое главное - все, абсолютно все, выглядели потрясающе. И весь этот калейдоскоп женской красоты находился в постоянном движении, даря мне каждый раз новое зрелище. «Похоже, аппетит я здесь нагуляю хороший», - хмыкнул я сам себе, а вот ужинать я всё равно буду Олей.
Я говорил вам, что я наивный чукотский мальчик? Нет? Запишите, карандашом запишите, возможно, я еще исправлюсь. Что я там хотел? Посидеть в одиночестве? Ага, счаз! Одинокиймужчина, тарелка с вкусняшками не в счет, на дне рождения, куда пришло почти две сотни девушек, причем большинство без своих попугайчиков. И всё это при свете яркого солнца. Представили картинку? Вот и я говорю, полный наивняк. Не успел я насладиться вкусом третьего или четвертого бутербродика, то есть по времени прошло минут пять - семь, как сначала периферийным зрением, а потом и напрямую отметил сразу несколько объектов в движении, и все в мою сторону. Но практически все они сразу остановились, уступив место одной из них.
Девушка, что решительно подошла ко мне, была одета в настолько короткую красную юбку, что я даже успел увидеть мелькнувшие при ходьбе трусики. Соответственно, такая короткая юбка также не оставила места тайне насчет формы изумительные ножек, которыми можно было любоваться во всей своей красе. Красная полупрозрачная блузка дополняла образ «Леди ин Ред». Бюстгальтера на девушке, кстати, не было, и почти прозрачная блузка позволяла рассмотреть довольно симпатичную грудь, практически идеального для многих мужчин третьего размера. На вид не старше двадцати пяти, но, как вы понимаете, это на вид. Магия источника все же творит здесь настоящие чудеса, и на самом деле ей может быть и тридцать пять, и все сорок лет.
- Можно? - спросила девушка, указав рукой на мою тарелку.
А я решил немного попридуриваться, да и вопрос она задала такой, что трактовать его можно по - разному.
- Вы хотите попробовать мои бутерброды? - иронично спросил я.
- Нет, я хочу занять их место - с улыбкой ответила она.
- О-о-о… - протянул я. - Тарелка вкусняшек или красивая девушка? - я картинно задумался. - Такой сложный выбор! - вздохнул я в конце фразы.
Девушка рассмеялась и весело воскликнула:
- Я помогу тебе!
С этими словами она наклонилась, отчего её груди красиво так натянули блузку, и, подхватив тарелку, уверенно уселась на место моих бутербродов. Повернувшись вполоборота ко мне и слегка вытянув ноги, обутые в изящные туфельки красного цвета, она согнула левую руку в локте, на вытянутой ладони расположив тарелку с бутерами, и спросила:
- Так достаточно удобно?
- Благодарю. Вполне, - ответил я, беря с протянутой тарелки очередной мини - бутерброд.
- Ева! Романова Ева, - слегка усмехнувшись, представилась эта весьма самоуверенная особа.
Я, на секунду замерев, быстро переварил полученную информацию. Так вот почему остальные девушки, что поначалу двинулись ко мне, резко сдали назад. Переходить дорогу императорской фамилии не рекомендует инстинкт самосохранения. Странно, что её не было в списках, хотя, возможно, у неё есть право приходить, куда захочет, без приглашения, самим своим присутствием уже оказывая честь организаторам торжеств. Вот только данные на императорский род я практически не изучал, мельком глянул информацию по правящей императрице Марии, и всё. Для подробного изучения просто не было времени.
- Не напомните мне, какая вы по счёту в очереди наследования? А то я что-то слабо разбираюсь в генеалогическом древе вашей фамилии, - немного нагловато спросил я.
Та, слегка тряхнув золотистыми, как у Ольги, волосами, только покороче и не такими вьющимися, и прищурив ярко - зеленые глаза, ответила с небольшим налетом высокомерия в тоне голоса:
- Первая, после мамы. - И продолжила, уже немного удивленно: - Откуда ты, мальчик? Уж в этом месте меня знает каждый, или хотя бы слышал!
- Меня зовут Сергей Ермолов. И я из такого медвежьего угла, где про вас ровным счетом ничего не слышали, - ответил я с легкой иронией в голосе.
Её высочество нахмурила брови, мило поморщила носик и сказала:
- Никогда не слышала такой фамилии. Или совсем уж мелкий род, или ты из мещан, - задумчиво поговорила она.
Тут следует немного пояснить, что все жители Российской империи безусловно являются её подданными, но если человек входит в какой-нибудь род или клан, то даже императрица, чтобы что-то получить от этого человека, согласует свои действия с главой этого рода или клана. А если ты мещанин, то прикрыть тебя некому, и по сути такая вот будущая правительница может сделать с простым жителем или жительницей страны всё, что захочет.
- У меня очень маленький род, из одного человека, себя любимого, - улыбнулся я.
- Звучит, конечно, гордо, род из одного человека, - фыркнула принцесса. Потом, оглядев меня внимательным взглядом, усмехнулась.
- А ты забавный, - проговорила она. И продолжила безапелляционным тоном: - Предлагаю покинуть это скучное место и поехать ко мне. Обещаю, - тут она усмехнулась, - покормить тебя чем-то более существенным. - И качнула тарелкой.
Я замер, это мне сейчас что, по - простому предложили поехать с этой звездой, чтобы удовлетворить её желание потрахаться? То есть даже без красивого флирта, без положенных подкатов с оказанием определенного внимания? Нет, вы не подумайте только, я точно не ханжа и у себя дома тоже иногда ходил по клубам в поисках девушки легкого поведения. И будь дело в таком клубе, в который я пришел именно для того, чтобы снять симпатичную девчонку, то, не раздумывая, согласился бы на предложение Евы, про себя радуясь такой быстроте развития событий. Но я-то тут с другой целью и пришел сюда даже не с девушкой, а уже с невестой. Придется отшивать и желательно вежливо, а то станет императрицей и устроит весёлую жизнь и мне, и клану. Да и сейчас, наверное, способна потрепать нервы.
- Я так похож на мальчика по вызову? - чуть обиженным тоном спросил я. - Или ваше высочество думает, что я пришел сюда один?
- С кем бы ты сюда не пришел, уверена, твоя девушка не будет против отпустить тебя со мной. И я умею быть очень благодарной, - сказала она всё это непререкаемым тоном.
На пару мгновений я замер, а потом накатила такая злость, что я еле сдержался, чтоб не зарычать на эту сучку. Но когда заговорил, мой голос все же немного дрожал от сдерживаемого гнева.
- Вы, ваше высочество, забыли, что ваши будущие подданные - не вещи, которые вы привыкли получать по первому требованию, а живые люди, у которых есть собственные желания. Так вот МОЯ девушка точно будет против вашего предложения, но самое главное, я тоже против ехать куда - либо с вами, и сейчас, и в обозримом будущем.
С последними словами я протянул руку, забрал свою тарелку, поставил себе на колени, закинув в рот очередной бутерброд, отвернулся от этой зазвездившейся особы и с невозмутимым видом уставился на сцену.
Молчала принцесса секунд пять, а потом раздраженным и злым голосом сказала мне в затылок:
- Тебе не кажется, что ты слишком нагло себя ведешь, для мальчика?
Я повернулся к ней и твердым голосом произнес:
- Это не наглость, а чувство собственного достоинства, которое вы, к сожалению, с высоты собственного величия не в состоянии разглядеть. И если вы желаете видеть только рабскую покорность, то Вам туда, - я указал рукой в сторону группки девушек, среди которых пестрели яркими цветами особи мужского пола, назвать их мужиками у меня язык не поворачивался.
- Вон те мальчики, - продолжил я, - с превеликим удовольствием примут любую желаемую вами позу. Хоть на передних лапках, хоть на задних.
Закончив свой монолог, я махнул рукой официантке, которая находилась шагах в десяти и неотрывно смотрела в нашу в сторону. Видно, боялась проглядеть жест её высочества. Практически бегом подлетев ко мне, вежливо поинтересовалась:
- Чего изволите?
- Сигареты есть? - спросил я.
Молча достав из кармана своего костюма небольшую плоскую коробочку, раскрыла её передо мной. «Удобно», - подумал я. В коробочке в два ряда лежало штук двадцать сигарет, судя по отличающемуся дизайну, все от разных производителей. Мой взгляд зацепился за сигариллу с пластиковым мундштуком, пожалуй, пойдет. И курится долго, и типа натур продукт - должен быть ароматнее. Девушка щелкнула зажигалкой сразу, как только я поднес сигариллу ко рту, и практически мгновенно после этого неуловимым жестом достала миниатюрную пепельницу, поставив на специальную подставку на подлокотнике дивана.
- Вот это можете забрать, - сказал я и протянул ей почти полную тарелку с бутербродами.
«Эта высокомерная дрянь справа весь аппетит перебила», - недовольно подумал я.
Девушка - официант молча подхватила тарелку и так же молча удалилась.
Я же, делая аккуратные затяжки, привыкая к крепости сигариллы, медленно цедя вкусное полусладкое, продолжил то же занятие, от которого меня отвлекла эта высокородная стерва.
Визуальное коллекционирование женских ног было в самом разгаре, когда принцесска подала голос. «Долго же она хранила молчание, - хмыкнул я про себя, - есть теоретический шанс, что не просто давилась от злости, а обдумывала свое поведение». Вряд ли, конечно, такие, как она, свое поведение считают безупречным и единственно правильным.
- А как зовут твою девушку?
- Ольга, Гордеева Ольга, - с гордостью, соответствующей произнесенной фамилии, ответил я. И добавил: - Она не просто моя девушка, она моя невеста.
И спросил, не удержавшись, с некоторым ехидством:
- Ну, и как Вы считаете, промолчала бы Ольга или имела наглость, как Вы наверняка посчитали бы, Вам перечить?
Ева кривовато усмехнулась и всё таки ответила правду, в которой я, зная свою Ольгу, ни секунды не сомневался:
- Пожалуй, да, она одна из немногих в империи, кто действительно может мне перечить.
Я же решил кинуть небольшую шпильку в её адрес, а то когда еще представится возможность покапать на мозг будущей императрице.
- Вот видите, ваше высочество, сколько бы нервов мы с вами сохранили, если б вы всего лишь узнали имя моей спутницы на этом празднике. Один только мой отбитый аппетит чего стоит! - здесь я показательно вздохнул.
Ева сначала фыркнула, а потом засмеялась в голос. Смеялась она настолько заразительно, что я тоже не выдержал и присоединился, также сбрасывая нервное напряжение.
На этом месте к нам подошли моё солнце и Екатерина Вяземская.
- Опять я пропустила что-то интересное, - ворчливо заметила Катя.
- О… Оля, привет! - воскликнула принцесса, проигнорировав Катю.
«Похоже, с Катей она сегодня уже здоровалась», - подумал я мимолетно.
- Привет, Ева, - по - простому поздоровалась Ольга. - Отчего такое бурное веселье? - спросила она.
«Хм… - про себя хмыкнул я, - прямо как с подружкой».
- Да вот с женихом твоим знакомлюсь, хотела по - простецки его прибрать к рукам, такого красивого и сидящего в одиночестве, а он меня отшил. Представляешь, каков наглец? - улыбаясь, ответила Ева. И тут же вскинув руки в шутливом испуге, весело добавила, глядя на прищурившуюся Ольгу:
- Но - но, вот только не надо меня на дуэль вызывать, я же сначала не потрудилась узнать, с кем он пришёл. Теперь он правда думает, что я наглая, самовлюбленная стерва, - в этом месте Ева даже красочно вздохнула, изображая печаль. - Ты уж объясни ему, что твоя подруга - принцесса вовсе не такая плохая, - закончила она с улыбкой.
Ольга весело улыбнулась, а Катя с шутливым наездом обратилась ко мне:
- Сергей, как ты посмел отказать принцессе?
- А у меня своя есть, - буркнул я. - Не хуже, а местами и поинтереснее, - добавил я язвительно, глядя на Еву. И дождавшись эффекта круглых удивленных глаз у Евы, довольной улыбки у Ольги и смешка Кати, добавил: - И кстати ваше высочество должно мне ужин в оплату за испорченный аппетит.
Удивленный взгляд Евы сменился на ошарашенный, Катя рассмеялась уже во весь голос, Ольга также не отставала от подруги.
Ева же, разведя руками, с изумленным видом произнесла:
- Первый раз такую наглость встречаю. Мало того что отшили, так и еще должна осталась. - И выдержав секундную паузу, с явной надеждой спросила: - Слушай, а у тебя брат есть?
Тут Катя с Олей, вроде бы уже успокоившись, заржали, по - другому не сказать, уже так, что Кате, согнувшейся от смеха, пришлось упереться одной рукой в колено, а Ольга, наклонив голову и прикрыв лицо рукой, просто содрогалась от смеха. Я тоже не выдержал, рассмеялся и показывая пальцем в Катю, проговорил сквозь смех:
- Там - м… ха - ха… уже очередь…ха - ха… только брата… ха - ха… нету - у - у - у - у, ха - ха…
После моих слов Ева не выдержала, присоединившись к нам своим звонким смехом.
Отсмеявшись и вытерев проступившие слезы, девчонки выдохнули, а Ольга, решительно шагнув ко мне, опустилась мне на колени.
Сигариллу я уже потушил, так что, перехватив бокал с вином в правую руку, левой обнял свою невесту за талию, покрепче прижав к себе.
Ева, секунду полюбовавшись на нас, обиженным тоном поинтересовалась:
- И чем это Ольга поинтереснее меня будет?
- Хм… Тут все дело в предпочтениях, - начал я выкручиваться, чтобы постараться не обидеть ТАКУЮ Олину подругу, и продолжил, - Лично мне импонирует бо̀льший размер глаз. - И видя недоумение в глазах Евы, да и не только её, закончил известной шуткой: - Я нижнюю пару глаз имел в виду. - И недвусмысленно так посмотрел на грудь Ольги, которая как раз маячила перед моим лицом.
Девчонки фыркнули, притом все три разом, а Ева разочарованно протянула:
- Ну - у - у… это банально. Я-то рассчитывала услышать про какие-нибудь нереальные человеческие характеристики.
Я, сделав ошарашенный вид, отрицательно замотал головой.
- Какие характеристики? Вы что! Причем здесь обычные человеческие характеристики? Она же БОГИНЯ, - проговорил я с придыханием и влюбленно посмотрел наОльгу.
Как же легко говорить правду, мне вот ничего не стоило так сказать, потому что действительно считаю её богиней. А любовь, накрывшую как цунами и оголившую все чувства, Ольга видит без слов. И сейчас, мило так покраснев, моя богиня наклонилась ко мне и, спрятавшись лицом за моей головой, прикусила мне ухо, давая выход своим всколыхнувшимися чувствам.
- О-о-о… - завистливо протянула Катя.
- Эх - х… - вздохнула Ева.
В общем, дальнейший вечер прошел сумбурно. Ева изначально отпала от компании, оставшись на диванчике и общаясь с разными группами девушек. Мы же прогуливались вдвоём или втроем с Катей, которая время от времени то была с нами, то пропадала. Порой нам попадались восторженные, гламурные мальчики, которые при виде Ольги начинали сыпать кучей приторно - сладких слов, а также поднимая темы, далекие от моего понимания настолько, что мне становилось тошно.
- Ах, Ваша Светлость, вы сегодня выглядите просто изумительно…
- Я же не ошибаюсь, это платье от Леонида Юдашина? Оно потрясающе…
- А вы были на последней выставке картин в императорской галерее?..
- Княгиня, вы мне сейчас напоминаете нашу изумительную актрису Лолиту Гродскую в её последнем спектакле «Я Богиня»…
И все такие услужливо - угодливые, бр - р - р…
Все эти гламурные попугайчики, оказывается, являлись деятелями искусства. Что меня почему-то не особо удивило. Поэты, певцы, актеры, модельеры, художники, композиторы - на всю эту шоблу попался один известный математик, который, оказывается, какую то формулу вывел, правда, как я понял, на хрен никому не нужную. Вот он мне почти понравился, и знаете почему? Он молчал! Просто красавчеГ. Сохранял такую, типа мужскую непрошибаемость, пока наши девочки весело трещали языками. Был даже порыв сказать ему: «Привет, братан. Как дела?» Но потом я увидел его полный ленивой скуки взгляд, пресытившегося всем вокруг человека, и решил: «Да ну его».
А потом, при встрече с очередной группой из двух ярких и пестрых представителей мужской фауны планеты, находившихся в окружении трёх, более интересных для меня, роскошных женщин, случился небольшой конфуз.
Кто там из этих первым обратился ко мне, я не понял, поскольку как раз смотрел в другую сторону. То ли это был одетый во все розовое, обтягивающее, с изображением черных тюльпанов, то ли второй, одетый во все белое, такое же обтягивающее и с изображением красных роз. Я к концу вечера в своем темно - синем костюме и голубой рубашке уже сам себе смотрелся пришедшим на похороны. Такого фасона костюм, как у меня, согласно нынешней моде, в основном и принято одевать только в оперу, театр и на похороны - на похороны правда, цвет должен быть черным. Но такое, как они, я точно носить не стану. И не уговаривайте. «Не, а чего сразу - не буду носить, - проснулось мое второе я, - смотри, какая позитивная расцветка». «Да пошел ты… - в сердцах ответил я самому себе, - Не смешно, блин».
- Сергей, а как вы убиваете свободное от творчества время? - спросил один из этих… этих… короче, ЭТО!
Я мрачно посмотрел на этих дрищей. «Обтянули, блин, свои телеса! Было бы что обтягивать, ни мышц, ни плеч, щелбаном завалить можно, притом насмерть. Время они убивают, бедные несчастные, скучно жить им, видите ли, павлины доморощенные».
- А я всегда в творчестве, - буркнул я, - ни минуты свободной.
- О-о-о… - протянул розовый, - а чем вы таким занимаетесь?
- Размышляю над истиной и смыслом всего мироздания, - все так же недовольно ответил я. А потом решил немного похулиганить, а то ведь не отвяжутся. Очень надеюсь, Ольга меня простит.
- А в свободные минуты, которые иногда появляются, присутствую на исполнении приговоров врагам клана. Это помогает понять философский смысл слова «неизбежность», - мрачно проговорил я, глядя в глаза розовому. А потом с нарастающей радостью в голосе продолжил: - Представляете, когда топор палача отрубает голову, фонтанирующая кровь ярко красными брызгами разлетается по белому мраморному полу и каждый раз рисует неповторимый узор. И самое главное, мозги… - в этом месте я сделал большие восторженные глаза, взяв небольшую паузу.
Мальчик в белом не выдержал первым. Бледный и весь трясущийся, он прошептал:
- Что с мозгами?
- Они на стенах, представляете! - радостно воскликнул я. - Ведь палач иногда промахивается, вместо шеиврубаясь в голову, тогда мозги месте с кровавыми ошмётками красиво летят во все стороны, - закончил я на совсем уж восторженной ноте.
Первым не выдержал розовый. Зажав рот обеими руками, он рванул в сторону, я так полагаю, туалета. Белый побежал следом буквально через секунду. Я же с довольным видом сделал глоток вина из бокала и чуть не пролил на себя, когда над ухом раздался громкий смех Кати, незаметно подошедшей со спины, а теперь, согнувшись, откровенно ржущей. Ольга, сделав фейспалм, также содрогалась от смеха. Две женщины из трех также откровенно улыбались, а третья, Елизавета, являющаяся главой рода Самбуровых, входящих в клан Вяземских, кривовато так усмехнулась и заметила нейтральным тоном:
- Для мужчины у Вас мрачноватый юмор.
- Главное, моей невесте нравится, - ответил я спокойно и сделал очередной глоток очень вкусного вина.
В общем, было весело. Когда мы отошли от очередной группки девушек, солнце уже клонилось к закату. При этом Ольга держала меня под правую руку, а Катя под левую. Я не выдержал и взмолился:
- Солнышко, посади меня, пожалуйста, на какой-нибудь диванчик, можешь даже пристегнуть наручниками, чтобы не украли.
- Всё, Серёж, мы домой, - улыбнулась моя девушка - невеста, принцесса и богиня.
«Фуф… - выдохнул я, - слава богу!»
- Тебе так не понравилось? - заметив явное облегчение на моем лице, немного расстроено спросила Катя.
- Мне все понравилось! Но я просто банально устал! Ведь я нежный, избалованный, капризный мальчик. Такой слабенький, - с улыбкой закончил я.
Девчонки фыркнули одновременно.
На выходе с террасы нас тормознула Ева, беседовавшая о чем то с Владиславой Вяземской.
- Уже уходите? - спросила она.
- Да, пора, - ответила Ольга.
- Вы всем довольны? - спросила Владислава, посмотрев на нас обоих.
- Всё хорошо, Влада, спасибо за прием, - улыбнулась Оля.
«Прогресс, однако, - подумал я, - моим мнением тоже поинтересовались». Вслух же сказал:
- Спасибо, было весело. - Усмехнулся и мельком глянул на Еву.
- Да уж, ты точно не скучал, - вернула мне усмешку Её Высочество. - Твоя шутка про философию неизбежности уже вовсю разошлась среди народа. Правда, - здесь она усмехнулась еще больше, - некоторые думают, что это далеко не шутка. - И весело посмотрела на Олю.
- В каждой шутке есть только доля шутки, - спокойно ответила Ольга.
- А подумать иногда тоже бывает полезно, - дополнил уже я.
- О-о-о… - протянула принцесса. - Как вы спелись, аж завидно. Кстати, я тут тоже подумала и решила, что и правда должна тебе ужин. Как насчет встретиться на следующей неделе? - и посмотрела поочередно на нас обоих.
- На следующей неделе мы не сможем, - грустным тоном опередил я Ольгу. - Нам ещё мир спасать, не успеем освободиться. Может через неделю? Я как раз успею проголодаться! - закончил я с улыбкой.
Ну вот не хотелось мне идти у нее на поводу, и всё тут. Знаю, глупо перечить такой женщине, которая в будущем станет императрицей. Знаю, но сразу принимать предложение, за которое, не раздумывая, ухватилась бы половина здесь присутствующих гостей, посчитал неправильным. Может, из вредности, а может, из - за пресловутого чувства собственного достоинства, которое не позволило радостно завилять хвостиком и сразу согласиться. Тем не менее, моя незамысловатая шутка вызвала смех у всех дам, и даже Влада широко улыбнулась, показывая тем самым, что мой перл оценила.
- Ох, и сложный ты человек, Сергей, - проговорила будущая императрица, отсмеявшись.
Кажется, она все же поняла подоплёку моего ответа. Ну, будущему правителю обладать такой внимательностью и интуицией жизненно важно. Молодец!
- Хорошо, договорились. Позвони мне, Оль, когда решите почтить меня своим присутствием, - сказала она с улыбкой. - Я буду ждать, - добавила она строго.
- Обязательно, - кивнула Ольга.
Попрощавшись, мы продолжили наше движение к оставленным на парковке машинам.
- Эх… жаль, что вы уже уходите, - печально вздохнула Катя, - я бы с вами ещё пообщалась. Тем более, с Ольгой мы совсем стали мало видеться, - добавила она грустно.
- Ты же понимаешь, что на мне целый клан. И дел меньше не становится, а лишь прибавляется, - покачала головой Ольга. - Это еще спасибо тебе и твоей маме, что управление совместными предприятиями взвалили на себя, - добавила она.
- Я всё понимаю, Оль, просто ностальгирую по тем временам, когда мы могли встречаться, когда захотим, - тряхнула Катя головой.
Окончание этого диалога происходило уже на парковке. Я еще раз оглянулся на этот роскошный дворец из белого мрамора. И улыбнувшись Кате, проговорил:
- Если появится лишнее время, и ты при этом почувствуешь непреодолимую тягу к общению с нами, то ты прекрасно знаешь, где наш дом. Лично я всегда рад друзьям.
- Да, Катюш, у тебя все-таки больше свободного времени, так что не стесняйся, звони и заезжай в гости, - улыбнулась Ольга.
- Хорошо, подруга, ждите. Скоро напрошусь. - И шагнув к Ольге, Екатерина крепко её обняла. Потом повернулась ко мне и томным голосом, явно дразня Ольгу, произнесла:
- Кажется, у нас появился официальный повод пообжиматься.
Я хмыкнул, шагнул к ней и, крепко обняв, приподнял немного на землей, вызвав тем самым её довольный писк. Подержав так секунд пять, вызвав недовольное фырканье Ольги, поставил Катю на место и коротко чмокнул её в щечку, тем самым повысив градус удовольствия на её лице и услышав еще более громкое фырканье Ольги.
- Ну что, поехали? - спросил я её.
- Давно пора, - буркнула моя ревнивая девочка.
Ольгино «пока» и мое «до встречи» поставили, наконец, точку в нашем расставании, и мы направились к своим машинам. А я подумал, что не хочу плавно плыть в лимузине по дороге домой. Все-таки вечер для меня прошел сложно в моральном плане, а сбросить накопившиеся напряжение хотелось прямо сейчас. Можно было, кончено, в лимузине пристать к Ольге и завалить её на достаточно большое и комфортное сидение - уверен, она была бы не против. Весь вечер ко мне прижималась так, что и её, и мои мысли явно крутились вокруг определенно горизонтальных планов. Но мне хотелось чего-то другого. Подойдя к машинам, я тормознул возле первого внедорожника. Чем-то он напоминал мне Cadillac Escalade из моего мира. Здесь же этот автомобиль носил имя «ТИГР», производства нижегородского автозавода «ВОЛГА», собственности клана Гордеевых. «Вот! Это то, что мне хочется, - подумал я, - сесть за руль и разогнаться под двести».
- Чего замер? - спросила Оля.
- Не хочу тащиться как черепашка, хочу лететь как сокол, - произнес я. - Ты вот летать умеешь? - спросил я Ольгу.
- Умею, - ошарашив меня, кивнула Оля, - но только недолго и недалеко. Километров на пятнадцать максимум. Источник быстро расходуется, - печально вздохнула она. И добавила: - А вот зависнуть в воздухе могу надолго.
Я стоял, замерев и переваривая новости. Офигеть, блин, вот же планета КРИПТОН, прародина суперменов и супергёрл, правда, первые все выродились. «Да - а… - в который раз мысленно покачал я головой, - до чего же крутая девушка мне досталась».
- Ну вот, а я-то думал, ты меня сейчас на руки подхватишь, и мы полетим навстречу звездам, - показательно расстроенным голосом проговорил я.
Ольга рассмеялась и шутливо ответила:
- Я могу запулить тебя на встречу к звездам, но вот шансов выжить у тебя будет очень мало.
- Нет, - покачал я головой. - Я пока не готов. Поедем лучше на джипе, но я - за рулем, - усмехнулся я.
Теперь пришла очередь Ольги делать круглые полные удивления глаза.
- Нет, мотоцикл я еще понять могу, но откуда у тебя права? Кто тебе выдал? Вам же запрещено садиться за руль, - выстрелила Оля град вопросов.
«О как! - отметил я краем сознания, - мужикам еще и эту радость перекрыли».
- Я просто умею это делать, - улыбнулся я. - Садись уже, оценишь сама.
Когда уселись в машине и пристегнулись, я дождался, пока рядом устроится Ольга и спокойно завел этот сарай. Быстро разобравшись с передачами и включив заднюю скорость, развернулся и выехал на дорогу.
Машина - класс! Дорога ровная, прямая! Пробок нет! Самое время подумать. Что сказать о вечере? Он удивил и добавил пищи к размышлению об этом мире. Первое - это взаимоотношения в высшем женском обществе. Лично я ожидал больше пафоса, заносчивости и высокомерности. Но, по факту, получилось, что при встрече друг с другом девушки, если не были до этого знакомы, общались максимально корректно и вежливо. И даже если одна из них, например, как моя Ольга, была выше не только в боевом ранге, но и являлась более значимой фигурой, как княгиня и глава сильного клана, то к ней обращались лишь чуть более уважительно, не теряя при этом чувства собственного достоинства. А если собеседницы давно друг друга знали, и при этом между ними не было вражды, то разговор проходил без использования сложных этикетных речевых оборотов, а был похож на общение двух одноклассниц, которые встретились после недолгой разлуки.
Взять ту же наследную принцессу императорского престола. С Ольгой она, да и Катей, как я заметил, общалась без всякого пафоса. Видно, очень давно друг друга знают, а с Ольгой, как мне кажется, их связывали ещё и горизонтальные отношения. Уж больно ласково блеснули глазки у обеих при встрече.
Описать отношение к мужчинам сложнее. Казалось бы, при таком их дефиците, когда их холят и лелеют с самого детства, к ним должны относиться более уважительно. Но то, что я увидел и местами ощутил на себе, мало походило на уважение. Реакция девушек походила наповедение при виде дорогого автомобиля или крутого телефона. То есть, да, это круто и было бы неплохо заиметь себе такой же, но на этом и всё. Что ещё раз подтверждает, что мужчины здесь - это дорогие игрушки, или точнее безумно крутой аксессуар, который могут позволить себе немногие.
И отношение к таким вещам показательно равнодушное за некоторым исключением. Та же Ева, увидев меня, отнеслась ко мне сначала как к вещи, достаточно интересной игрушке, которую можно было взять и поиграть, практически не спрашивая позволения у хозяйки. Кто же откажет принцессе, ведь она поиграется и вернет, да еще будет благодарна. Ну а если игрушка сильно понравится, можно и купить. Но я показал зубы, чем очень сильно удивил и заинтриговал принцессу, не просто же так она пригласила на ужин. Явно хочет продолжить знакомство, а там, может, и выторговать у Ольги право поиграть с таким экземпляром, как я. Я мысленно фыркнул, хрен ей, но только не мой, это точно.
Что же это за вирус, блин, такой, что превратил настоящих мужиков в инфантильных мальчиков, а из простых девушек сделал супергёрл?
- Оль, скажи, вы с Евой были любовницами? - спросил я.
- Да, встречались, но недолго. У нас обеих слишком сильны доминантные черты характера. Подчиняться ни она, ни я не можем, поэтому разошлись хорошими подругами, готовыми поддержать друг друга при необходимости, - задумчиво ответила Ольга.
- Мне не нравится приглашение на ужин, - вздохнул я. - Мне кажется, она захочет меня у тебя перекупить.
- Я знаю, - весело сказала Ольга. - Будет любопытно послушать, что она за тебя готова выложить.
Чувствовать себя вещью было не очень приятно.
- А если она предложит очень много? - нервно спросил я
- Ты что? - немного удивленно начала Ольга. - Решил, что я готова тебя кому-то продать?
А дальше на меня с такой яростью посыпались слова, что я даже голову в плечи втянул, столько в них было гнева. И при этом мне еще надо было следить за дорогой.
- Я тебе сказала, что ты только МОЙ! До самой смерти! И мне плевать абсолютно на всех, невзирая на их ранг и положение в обществе, потому что я убью любую, посмевшую тронуть тебя или попытаться забрать у меня. НИКОГДА НЕ СМЕЙ БОЛЬШЕ СОМНЕВАТЬСЯ ВО МНЕ! ПОНЯЛ?
Практически прокричав мне последние слова, она откинулась обратно в кресле, так как во время своего монолога сидела, повернувшись ко мне и практически нависнув надо мной, насколько позволял ремень безопасности.
Я покосился на неё краем глаза, крохотные проблески молний в глазах и тяжелое дыхание говорили мне, что она все еще в гневе. Её реакция меня немного напугала, но и порадовала тоже очень сильно. За меня готовы драться со всем миром, и это не может не радовать.
* * *
Ольга сидела на пассажирском кресле машины и злилась. На себя злилась. Да, она разозлилась сначала на Сергея, за то, что он посмел усомниться в ней. Но теперь сидела и понимала, что, несмотря на все её громкие слова, он имел полное право засомневаться. Ведь в их мире мальчики - это товар, и при этом один из самых дорогих. И если в каком-нибудь роду не могут подобрать молодой наследнице жениха, приходится искать в других родах и выкупать. Дорого выкупать. При этой мысли Ольга нахмурилась. Её мать совсем немного не успела довести такие вот переговоры до конца, пытаясь выкупить одного юного поэта из клана Морозовых. После смерти матери Ольга не стала доводить сделку до конца. Ну не понравился ей этот мальчик, еще когда мама на каком-то вечере познакомила с ним, прошептав на ухо, что уже ведет переговоры. Уже тогда этот Павел показался ей излишне слащавым. Эти мужчины, конечно, все такие, но этот Павел был какой-то чересчур приторно - сладким. А ещё в глубине его глаз она увидел страх, страх перед ней - видно было, что ему тоже шепнули, кто она такая. Бр - р - р… Её слегка передернуло от воспоминаний. В принципе, мужчины не вызывали у неё бурю восторга, даже работники элитных служб эскорта. Да, конечно, они умели доставить удовольствие. Тут Ольга мысленно усмехнулась. Только с появлением Сергея она поняла, что такое настоящее удовольствие. Секс с ним напоминал пожар, взрыв, полностью отключал мозг, оголяя все чувства, и дарил невероятное, потрясающее наслаждение. Все Ольгины любовницы и любовники подернулись серой дымкой, и теперь даже при воспоминании о самых лучших из них у неё не возникало эмоций. В том числе и последние проводы Ани не вызвали у неё тех былых чувств. И хотя Аня очень старалась сделать ей приятно, Ольге все равно пришлось местамиизображать удовольствие, чтобы не обидеть свою теперь уже бывшую любовницу.
А это его чувство просто невероятной уверенности в себе. Она видела, он не играл, он действительно считал себя обязанным быть первым в постели, в диалоге, жарко отстаивать своё мнение и при этом совсем её не бояться. Да, он относился к ней, к главе сильного клана, с уважением, но покорностью и смирением там и не пахло. Относился к ней с большой нежностью, любовью, она чувствовала его искреннее восхищение ею. Но при всем при этом, в нём сквозила какая-то покровительственная снисходительность, присущая обычно сильному по отношению к слабому. «Это я-то слабая?» - усмехнулась про себя Ольга.
А как он сегодня ей подыграл с этими Рудовыми. Услышав их фамилию, она порадовалась, что её служба так оперативно сработала и предоставила данные на новое пополнение клана Шереметьевых. В списках гостей их не было, видно, Владислава пригласила их лично, а то бы она подготовилась к диалогу получше. Но тогда она, мгновенно прокачав ситуацию, решила, что лучшего момента спровоцировать Шереметьевых на действия не будет. И сходу объявила Рудовым, что их смерть уже рядом. Было бы интересно посмотреть на реакцию Шереметьевых. Не прикрыть новый род они не могли, это слишком ударило бы по их репутации. Но и выделять значительные силы не стали бы, чтобы не оголять основные свои производства и родовые земли.
А тут Сергей - раз, и разыграл такую классную партию, что теперь Шереметьевы будут облиты помоями, пусть и без доказательств. Но простые слухи тоже могут хорошо подмочить репутацию, а клан Гордеевых получит новый род: во-первых, обязанный ей, Ольге, за её понимание и благородство, а во-вторых, у клана появится линейка собственных легких МПД. Ну и Шереметьевы все равно должны будут прореагировать, не могут они оставить это просто так, особенно, когда об их грязной игре пойдут разговоры. Ведь что лучше всего пресекает такие слухи? Правильно! Нужно уничтожить источник. А значит, ход они сделают первыми. При этой мысли Ольга не смогла сдержать кровожадную улыбку.
Ольга повернула голову и посмотрела на Сергея, левой рукой он держал руль, а правая лежала на подлокотнике и пальцами слегка касалась ручки переключения скоростей. Он вел машину уверенно, явно обладая большим опытом. Это - её мужчина, её загадка, её тайна. Отдать такого мужчину Еве? Не смешите! Вот она может уступить свой будущий трон другой? Нет! Её Сергей - это тоже трон, её трон, рядом с ним она свернет горы, она чувствовала это. И он не врал ей, когда говорил, что на нем нет грехов. Ещё с четырнадцати в ней проснулся этот дар - определять ложь. И мать стала брать её на переговоры и различные деловые встречи. Уже в шестнадцать она стала активно помогать матери в управлении кланом, поэтому после её гибели смогла достаточно уверенно подобрать бразды правления и выдержать первый самый сложный год. И вот впереди её первый вооруженный конфликт. Она снова посмотрела на Сергея и вздохнула. Чтобы Сергей больше не сомневался в ней, свадьбу нужно устроить как можно скорее, но только после войны с Шереметьевыми. А ещё после свадьбы он сможет открыться ей полностью, рассказать, откуда он прибыл и где родился.
Еще раз вздохнула и решительно накрыла своей ладонью его руку, лежащую на рычаге переключения передач. Он мельком взглянул на неё и, повернув ладонь вверх, крепко пожал её пальчики. Бросая на неё быстрые взгляды и не забывая про дорогу, спросил:
- Всё хорошо? Больше не злишься?
- Да. Извини меня за то, что накричала. Нужно как можно быстрее провести обряд венчания, чтобы ты ни секунды во мне не сомневался, - ответила она.
- Я и не сомневался, просто вечер выдался весьма сложным для меня, слишком много высокородных женщин для одного дня. А их отношение ко мне, как к твоей дорогой игрушке, меня изрядно напрягало, - немного грустным тоном сказал он.
- Ты не игрушка, и я старалась донести эту мысль до каждой, - жестким тоном ответила она. - Да ты и сам очень хорошо демонстрировал это окружающим. Ты молодец, определенно произвел впечатление. И не просто моего мальчика, а делового партнера, - воодушевленно проговорила Оля. - А ещё ты мне очень здорово помог с родом Рудовых. - И быстро пересказала Сергею плюсы, которые она смогла получить от этого экспромта на двоих.
- Хм… Я рад, что действительно смог помочь тебе, - ответил он. - Правда, сначала переживал, что мог спутать тебе карты, - задумчиво проговорил Сергей. - А по минусам в моём поведении есть что сказать? - с любопытством спросил он.
Оля улыбнулась и отрицательно покачала головой.
- Ты вел себя практически безупречно для главы рода или клана, - сказала она ему. - Для меня-то такое поведение привычно, а вот для остальных выглядело очень необычно. Ты точно сумел произвести впечатление и заинтересовать многих, - ещё шире улыбнулась она.
- Ну и отлично, - сказал Сергей, останавливая машину у парадного входа в поместье.
«Как мы быстро доехали» - подумала Ольга. Выйдя из машины и взявшись за руки, поднялись по крыльцу в дом. «Для отличного завершения вечера не хватает последнего завершающего штриха», - подумала она, прижимаясь теснее к Сергею. Искоса глянула на него и предвкушающее улыбнулась. Сергей её улыбку заметил и ответил такой же, ускоряя шаг. По лестнице, ведущей на второй этаж, оба буквально взлетели, торопясь дойти до спальни и немедленно приступить к реализации своих желаний.

 

ЭПИЛОГ

 

Я проснулся среди ночи, резко, словно по будильнику открыл глаза и замер на кровати, пытаясь понять, что меня встревожило. Наш с Ольгой вечер традиционно закончился любовной битвой полов и, как это обычно бывало, не выявил однозначного победителя. Оля безмятежно посапывала у меня на плече, закинув на грудь руку и забросив на живот ногу. «По - тихому не свалишь», - усмехнулся я про себя. Вновь попытался сосредоточиться на ощущениях, чтобы понять причину внезапной бессонницы. Вот оно! Что-то в районе солнечного сплетения. Что-то горячее и пульсирующее. Я попытался медленно приподняться с кровати, чтобы не потревожить Олю. Ага, как бы не так. Моя чуткая девушка тут же схватила меня за предплечье и полусонным, слегка хрипловатым голосом спросила:
- М - м - м - м… Серёж, ты куда?
- Всё хорошо, солнце, спи. Я… - и тут я замолк. Так как увидел на противоположной стене, что японский меч, подаренный двести лет назад одним японским кланом Ольгиной сколько-то там раз прабабке за помощь, испускал неяркое такое свечение с красным оттенком.
- Оль, - шепотом позвал я свою княгиню. - А катана всегда светится или только по праздникам?
Сначала несколько секунд стояла тишина, я уже решил, что Ольга снова заснула, но вот она все же шевельнулась, чуть приподняла голову и сказала:
- Повтори. Что ты сказал?
- Ну… - неуверенно начал я. - Мне чудится или действительно катана светится? - все-такиозвучил я свой кажущийся бред.
Ольга медленно, ни говоря ни слова, приподнялась, слезла с кровати, неторопливо подошла к стене и взялаоружие в руки. А потом, резко выхватив катану из ножен и направив остриём в моё сторону, напряженным голосом спросила:
- Что ты видишь?
Я же, распахнув рот, смотрел на японский меч, лезвие которого в полутемной комнате, горело ровным багровым светом. В голове возник образ лазерного меча из фильма «Звездные войны» - катана светилась почти так же ярко, разве что не гудела, как мечи из фильма.
- Лезвие горит багровым, - неуверенно и хрипло произнес я. - Или я брежу? - спросил я уже совсем тихо.
Ольга, секунду постояв в такой позе, красиво крутанула меч вокруг кисти правой руки, тем самым создав в полутьме светящийся круг, и с первого раза, несмотря на полумрак и тусклый лунный свет, красиво вогнала его обратно в ножны. Не вешая оружие обратно на стену, подошла ко мне, присела на кровать и, положив свою ладонь мне в район солнечного сплетения, по-прежнему напряженным тоном спросила:
- Что чувствуешь здесь?
- Что-то горячее, и оно пульсирует, - нервно ответил ей. - Оль, не молчи, скажи, что со мной?
Ольга, приняв задумчивый вид, удивленно протянула:
- У тебя то, что называется инициацией, происходит она у одаренных девочек в возрасте от пяти до десяти лет.
- Но я же не девочка, - эмоционально выкрикнул я в принципе не требующую доказательств истину.
- Сереж, то, что я сейчас скажу, ты должен запомнить и никогда не забывать, - жестким и непререкаемым тоном проговорила Ольга. - Мы, конечно, начнем твое обучение по работе с пробудившимся источником, но никогда и ни при каких обстоятельствах ты не должен будешь демонстрировать свои умения. Я могу прикрыть или отстоять пусть и необычного, но все же просто мужчину, а вот за одаренного мужчину на меня ополчатся все кланы разом, и, как минимум, с требованием поделиться, таким генофондом. Да уж, удивил ты меня, Серёжа. Я-то думала, что удивляться больше и нечему, а тут такое…
Последнюю фразу Ольга произнесла уже слегка растеряно. И чуть помолчав, напряженным голосом спросила меня:
- Ты вот можешь предугадать возможный уровень силы наших детей?
Я, по-прежнему находясь в ошарашенном состоянии, только головой покачал и растерянным голосом протянул:
- Не - е - ет…
- Вот и я не могу, - задумчиво произнесла Ольга. - Дар всегда передается от одаренной матери, и её дочь обязательно становится одаренной, но вот по уровню силы ребенок может как превзойти, так и остановиться на уровне матери. Иногда даже может быть слабее. Вот я, например, Валькирия, ты одаренный, а значит, есть большие шансы, что обе наши дочери смогут достигнуть моего ранга, - воодушевленно закончила Оля.
- А чего это ты только дочерей считаешь? - ворчливо спросил я. - Может, я еще двух сыновей хочу.
Ольга рассмеялась, и в полутьме блеснули её белые зубки. Потом, успокоившись, грустно проговорила:
- Я конечно готова родить от тебя и четверых и пятерых, но уже на третьего ребенка я могу только надееться. Ты, возможно, и не в курсе, но одаренная может выносить на сто процентов только одного ребенка, зачать и выносить второго уже сложнее, и не всегда получается с первой попытки, а третий - совсем большая редкость. У женщин без дара, двое детей норма, но третий тоже не у всех. Поэтому на второго и уж тем более третьего, я надеюсь только потому, что у тебя очень хорошая и чистая ДНК.
Я недоверчиво хмыкнул, потом протянул руки и повалил Ольгу на кровать рядом с собой. При этом Ольга выпустила меч из рук, и он с грохотом повалился на пол. Приподнявшись над ней на локте, другой рукой провел по её роскошному телу, слегка касаясь чудесных изгибов и выпуклостей, и задумчиво спросил:
- Скажи, а хорошие, чистые гены, дающие стопроцентную гарантию беременности, сколько могут стоить на этом рынке?
«Зачем я спросил», - подумаете вы? Да вот появилась у меня уверенность в том, высшие силы, что закинули меня в этот мир и дали уже столько неожиданных бонусов, ну никак не могли пропустить именно этот момент. Да и возникло у меня подозрение, что в низкой рождаемости и способности к зачатию, помимо источника у одаренных, виноваты низкого качества сперматозоиды местных мачо.
- Дорого. Я не возьмусь сейчас сходу выдать цену на такой продукт, - тем временем ответила Ольга. - Ты так уверен в своих силах? - игриво спросила она.
- Ну, не попробуем, не узнаем, - поддержал тон я. - Когда уже начнем? Мне надоело работать вхолостую, - с наездом спросил я Ольгу, проведя рукой между её ног.
Ольга в ответ рассмеялась, потом тяжело вздохнула и задумчиво произнесла:
- Ну, снять защиту могу хоть завтра, но свадьбу хотела провести после разборок с Шереметьевыми.
- А что, беременеть обязательно только после свадьбы, или ты боишься, что конфликт может сильно затянуться? - спросил я. Немного подумал и добавил ещё вопрос: - Если во время беременности нельзя пользоваться своей силой, то тогда ладно, давай подождём окончания разборок. Мне совсем не хочется, чтобы ты пострадала, не сумев воспользоваться своим даром из - за боязни навредить ребенку. - Последние слова я произнес нежно и, наклонившись, поцеловал свою прекрасную и смертельно опасную богиню. «Богиня сплошных контрастов», - улыбнулся я про себя.
Предавшись этому увлекательному занятию и все же сумев спустя какое-то время оторваться друг от друга, с трудом притормозив на подходе к следующей фазе, Ольга сказала слегка возбужденным и нетерпеливым, - поцелуй и мои ласки не прошли даром, - тоном:
- Нет. В первую беременность нет никаких ограничений. Можно пользоваться источником, сколько и как хочешь. Во вторую - там уже да, куча ограничений. А с Шереметьевыми, думаю, разберемся месяца за два. Если они закусят удила, то в течение года я точно поставлю их на колени, - закончила она жестко.
- Ни хрена себе, - вырвалось у меня, - целый год войны всего лишь между кланами, даже не странами.
- Это еще быстро, - усмехнулась Ольга. - Последняя крупная межклановая война на уничтожение длилась пять лет. Тогда Абдуловы и Рязанцевы практически уничтожили друг друга. А слуги и союзные рода Рязанцевых добивали остатки правящего рода Абдуловых, мстя за смерть своей главы, еще два года. Кстати, после таких войн кланы чаще всего распадаются, а выжившие рода либо получают статус свободных, либо, если слишком ослабли в предыдущей войне, переходят в другой клан. При условии, что их примут, конечно.
Я удивленно присвистнул, ошарашенный такой информацией, и опасливо спросил:
- А с Шереметьевыми точно все пройдет по легкому сценарию?
- Не переживай, - снова усмехнулась Ольга. И уверенно проговорила: - Чтобы Шереметьевым устроить мне войну на уничтожение, им нужна помощь минимум ещё двух таких же по силе кланов. Это против меня одной. Но у меня-то тоже есть союзники, и Вяземские лишь одни из них, просто самые лучшие, которые совершенно точно не останутся в стороне, если я запрошу помощи. Скорее всего, они достали какой-то артефакт, способный как-то помешать мне или, как они думают, даже уничтожить меня.
- А такие артефакты есть? Они действительно могут уничтожить тебя? - спросил я тревожно.
- Не волнуйся, - сказала Ольга, проведя рукой по моей щеке. - Я не собираюсь подставляться или в ввязываться в авантюры, как в Китае.
Мы немного помолчали, думая каждый о своём, а потом я вспомнил о главной заповеди господа: «плодитесь и размножайтесь»
- Так что мы решим, Ваша Светлость, по делу о наследнице престола Великого Княжества Гордеевых? - иронично спросил я, одновременно лаская главу этого княжества.
Великая Княгиня Гордеева, потянувшись всем телом, резко обхватила меня руками за шею и притянула к себе.
- Защиту сниму завтра, а ты поработай еще раз вхолостую, - жарко прошептала она мне в ухо.
Последней моей осознанной мыслью стало, что теперь я могу попробовать сесть за штурвал шагающих роботов. Уж больно запала эта техника мне в душу. Минимального ранга «Гамма», дающего такое право, я должен достигнуть чего бы мне это ни стоило.

 

КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ

 

В зависимости от того когда читаете, доброго Вам утра, дня или ночи. Ах да, я пришел с миром, а значит ещё и мира вам всем. Буду рад если оценка моего произведения будет выражена в финансовом виде.

 

Для тех кто желает автору выпить яду или убиться об стенку, не забудьте выслать деньги на яд, строительство стены и на все остальное, что вы мне посоветуете. Но честно признаюсь, что моя смерть будет отложена и цикл все равно будет сначала дописан. Вторая книга уже в продаже.

 

Виза ROSBANK 4405 0321 7882 3098
webmoney рубли R717 718 954 847
Yandex 410014540318489

 

Всем заранее, большое спасибо.
Назад: Глава 8
На главную: Предисловие
Показать оглавление

Комментариев: 1

Оставить комментарий

  1. Annoteolf
    kamagra price thailand