Невеста для миллионера

Глава 12

*Эвелина*



И какое же?! Руки и сердца? Да ну, глупость несусветная! Выбрать службу такси и отправиться на все четыре стороны? Вряд ли, слишком долгое предисловие было…

Алекс, не томи! Какое предложение?!

Последний вопрос я с замиранием сердца и озвучила Громову. Вот он, момент истины!

Но Алекс отвечать не спешил. Откинувшись на спинку кресла, он внимательно смотрел на меня. Как пить дать издевается!

– Знаешь, твои работы мне понравились. Не скажу, что они идеальны, но потенциал, безусловно, есть.

Он снова сделал многозначительную паузу, и я едва не застонала: "Ииии?!". Видимо, это отразилось на моем лице, потому что Громов ухмыльнулся.

– Я думаю, ты прекрасно знаешь, что свой холдинг "Ясный взгляд" я назвал в память о давнем увлечении фотографией. На самом деле, в него входят компании, занимающиеся различными видами деятельности, от нефтяного до издательского бизнеса. Но я поддерживаю талантливых фотографов, оплачиваю им командировки в разные уголки мира и даже организовываю международные выставки. Однако до такого уровня тебе еще расти и расти, Эви. В твоем портфолио, которое давно пора обновить, в основном пейзажи и портреты. Неплохо, но этого недостаточно. Поэтому для начала могу предложить тебе должность фотографа в моем информационном агентстве, и если твой талант проявится во всей красе, можно будет подумать и о выставках.

Ооо! Правда?! Проклятая нога! Зато я мысленно запрыгала от радости! Какие выставки, Громов, ты о чем?! Так далеко я никогда не замахивалась! Даже и не подозревала, что ты их устраиваешь! Эх, права моя феечка, о потенциальном работодателе нужно знать все!

– Алекс, а можно я тебя расцелую?! – неожиданно вырвалось у меня. Черт, мысли вслух! Я залилась краской с головы до несчастной травмированной щиколотки.

А этот гад… ой, мой будущий босс, и не думал меня щадить! Потому что заливисто расхохотался.

– Моя дорогая Золушка, ты меня поцелуешь потом. Если захочешь. Я еще не договорил, Эвелина, есть одно условие.

Ну да, какая же бочка меда без ложки дегтя. И что за условие, Алекс?! И тут до меня дошло… Сердце почему-то неприятно кольнуло, но ничего не поделаешь – я не вписываюсь и должна уехать.

– А можно хотя бы утром? – со вздохом спросила я. – Евгений Павлович обещал сегодня вечером снять повязку. Но клянусь, до завтрака я обязательно покину твой отбор.

Громов насмешливо посмотрел на меня, склонив голову набок.

– То есть работа тебе не нужна?

– Не поняла… – я похлопала ресницами. Еще раз подумала и не поняла снова.

А он неожиданно спросил:

– Скажи, Эви, почему ты просто не попыталась показать мне свои фотографии через Хранителева? Учитывая их отношения с твоей подругой.

Что за странный вопрос? Я насупилась.

– Потому что мы не знали, что вы настолько близкие друзья, – буркнула я.

– Какое упущение!

– И потом, ты же не любишь протекции, Алекс Великий! – припечатала я. – Или сведения устарели?

– Нет, до сих пор актуальны, – развеселился он, удовлетворенно хмыкнув. – А теперь ближе к делу. Можешь считать, что твой креативный подход к получению работы потряс меня до глубины души. Я вообще люблю креативных сотрудников. Но только тех, которые умеют отвечать за свои слова, Лазарева. Вписалась в отбор – пройди его до конца.

У меня едва глаза из орбит не вылезли. Громов, ты издеваешься?!

Но вопрос я задать не смогла, просто на какое-то время лишилась дара речи. Однако уверена – недоумение пополам с желанием покрутить пальцем у виска отлично читались на моем лице.

Алекс же откровенно смеялся надо мной. А мне очень хотелось послать его на все четыре стороны. Поманил тортиком, а потом отобрал ложку, связал руки за спиной и заклеил рот пластырем.

– Тебя что-то смущает, милая?

Я откашлялась.

– Ну что ты, дорогой, абсолютно ничего! Но ты заслуживаешь почетное первое место в конкурсе на самое дурацкое требование к соискателю на должность в твоем знаменитом холдинге!

Громов поднял бровь.

– То есть все-таки смущает, – наиграно вздохнул он.

– Это ты меня на "слабо" взять пытаешься? – возмутилась я. – А если не пройду? Ты запросто можешь выкинуть меня с любого этапа! Безо всяких причин!

– Ну-ка, ну-ка, – прищурился Алекс, – напомни мне, выкинул ли я тебя после твоего фотографического кошмара? Между прочим, у меня была веская причина!

Я попыталась сдержать смех.

– Почему кошмара? На той фотографии ты просто пупсик. Вполне миленько получилось.

Громов заскрежетал зубами, но страшно мне почему-то не было.

– О, да, миленько. Очень миленько, Колибри! Однако ты не ответила. Разве я отправил тебя домой?

Тут крыть было нечем.

– Нет, конечно, но…

– Никаких но, Лазарева. У тебя есть выбор – участвовать или… участвовать. Но я готов облегчить тебе задачу. Пройдешь второй этап – получишь должность штатного сотрудника. Пройдешь третий – назначу тебя руководителем отдела. А уж если четвертый, то плюс к должности руководителя я тебе выставку организую вопреки собственным правилам. Но сама уйти ты не сможешь, только если завалишь конкурс.

Ого! Вот это щедрость, Александр Сергеевич! И меня тут же захватил азарт.

– А если дойду до конца? – нагло спросила я.

На секунду его глаза сверкнули зеленым пламенем.

– Тогда лично обсудим твои перспективы, Эвелина Алексеевна, – усмехнулся он. – Итак, ты согласна?

Я кивнула, не раздумывая. Еще бы, такой шанс! Прошла первый этап – пройду и второй, делов-то! Однако решила уточнить:

– Ты подкорректировал игру "Кто хочет стать миллионером"? Все суммы, то есть, достижения несгораемые, как я понимаю?

– Правильно понимаешь, Лазарева. "Звонок другу" у тебя уже имеется, бонусом, так сказать. Но филонить не советую, если замечу – отзову свое предложение.

– Как скажешь, о Повелитель! – прижав руки к груди, поклонилась я. – А позволено ли будет узнать, когда я увижу второе задание?

Громов расплылся в широкой и, как мне показалось, зловещей улыбке.

– Ах, задание… задание… да вот же оно! – И легким движением руки вытащил помятый конверт из заднего кармана брюк. – За доставку можешь не расписываться. Удиви меня, Лазарева, – подмигнул он.

И почему тон его голоса мне не понравился? Я протянула руку, и наши с Алексом пальцы на мгновение встретились. Дыхание отчего-то перехватило, и я резко выдернула конверт их руки Громова. А затем, не прерывая зрительного контакта, начала вскрывать плотную белую бумагу.

– Хорошего вечера, Эви, – хохотнул Алекс, направляясь к выходу. На пороге обернулся и ехидно добавил: – Удачи на втором этапе, Золушка, береги ноги. Кстати, пленка на лице тебе не идет, надеюсь в следующий раз увидеть тебя без нее.

Чтоооо?! Ты заметил?! Мать моя женщина, а отец мужчина! И ты не сбежал, роняя кроссовки?! Удивительно!

Я застыла, провожая Громова обалдевшим взглядом, и только после того, как дверь закрылась, вернулась к прерванному занятию. Вытащив поврежденный листок с заданием из конверта, я пробежала глазами короткий текст. Перечитала второй раз. Третий. Дернула хвост на голове. Застонала. Побилась лбом о костыль, потом о второй. Упала спиной на кровать.

Руки сами потянулись к мобильнику, а пальцы судорожно нажимали кнопки.

Мне как никогда нужна дружеская поддержка! А еще жилетка, в которую можно поплакаться на свою неудавшуюся жизнь.

Фея ответила сразу, будто ждала моего звонка.

– Ну?!

– Антонова, это катастрофа!

Описала ситуацию в двух словах, и Ксю тихо присвистнула. Еще бы, она прекрасно понимала, что это задание я обязательно завалю! В моем случае проще Пушкиным стать!

– Майкл утащил меня на море, романтический полдник, все дела… Я приду, как только смогу, – со вздохом шепнула Оксана Владимировна и отключилась. Ох, испортила я ей свидание… Ксю только и остается, что утешить меня и попрощаться, в этой ситуации даже фея бессильна.

Черт, это же ни в какие ворота не лезет! Злость на Громова достигла небывалых высот. Наверняка он обо всем знал. Гад! То-то его предложения показались мне чересчур щедрыми! Он прекрасно понимал, что со вторым заданием я не справлюсь.

Но как же обидно проигрывать в полушаге от мечты!

Первым пришел Евгений Павлович. Я понуро сидела на постели, врач даже пощупал мой лоб, опасаясь, что у меня температура, такой подавленной я выглядела. А вот моя нога, вернее, ее состояние, ему понравилось, и Женя быстро избавил меня от эластичного бинта.

– Сначала может быть непросто, но попробуйте встать и пройтись.

Я рассеянно кивнула и прошлась, как он и просил, от забора до обеда. Ой, то есть, от кровати до ужина. Тьфу, до окна! Черт, как же хотелось заплакать… Вот так погибают герои в душещипательных фильмах… В полуметре от любви, а в моем случае – работы! А триумф достается силиконовым куколкам…

– Эвелина Алексеевна, как вы? – Евгений Павлович обеспокоенно посмотрел на меня и даже пальцами перед моим лицом пощелкал. Я очнулась.

– Хорошо, просто замечательно! – Я попыталась изобразить улыбку. Нога побаливала, но не сильно. Я даже не хромала. Снова прошлась по комнате. Неприятные ощущения некуда не делись, но движений не стесняли. Думаю, завтра они вообще исчезнут.

– Спасибо, Евгений Павлович, дай вам бог здоровья, – грустно улыбнулась я.

Он нахмурился, пристально изучая мое лицо:

– Не узнаю свою любимую пациентку. Что-то случилось?

Его забота, безусловно, очень приятна. Правда, от нее тоже хотелось плакать. Но достойно ответить я не успела. Нас прервали… прервало вторжение в мою комнату одной очень взбудораженной феечки.

– Эви! Держи хвост пистолетом! – крикнула Антонова с самым воинственным видом. Но тут же стушевалась, заметив Женю.

– Угу, и ногу в сохранности, – пошутил он, поднимаясь. – Если вам понадобится моя помощь – зовите, Эвелина Алексеевна.

Я тяжко вздохнула.

– Спасибо, Евгений Павлович. Я бы попросила ваш телефон, но вряд ли в будущем смогу оплатить ваши услуги.

Он как-то странно посмотрел на меня и закашлялся.

– Мне кажется, вы преувеличиваете свои печали, госпожа Лазарева. Надеюсь, что увижу вас еще не единожды. То есть…

Пришедшая в себя Ксюша захихикала.

– В нейтральной обстановке, вы хотели сказать.

– Именно, – кивнул врач, улыбаясь.

Когда он ушел, Оксана Владимировна сбросила с ног изящные кроссовки на платформе и плюхнулась на кровать рядом со мной.

– Показывай задание, Эви. Уверена, Алекс специально это подстроил.

– Да! – шмыгнула я носом. Стало очень жалко себя любимую. Ну почему именно этот этап – второй?!

Но Ксюша уверенно схватила листок, смяв его в кулачке, и резко заявила:

– Сейчас что-нибудь придумаем, ты наверняка не заметила нюансов!

По мере чтения ее лицо вытягивалось, а когда она дошла до конца, ее глаза стали похожи на блюдца. Печальные такие блюдечки…

– М-да… – протянула Антонова, изучая листок вдоль и поперек. Даже на свет его просмотрела. – М-да… Или не придумаем…

Я снова шмыгнула.

– Спокойно! – не слишком уверенно заявила Оксана Владимировна. – Итак, что мы имеем? – И уткнулась в проклятый листок. – "Вы должны показать, насколько уверенно управляете четырьмя колесами. Змейку, эстакаду и разворот в ограниченном пространстве вы сдать обязаны. Автомобиль для конкурса вам предоставят". Гадство какое!

– Восьмидесятого уровня, – всхлипнула я и уткнулась в колени. – Это прова-а-ал!

Ксю только сочувственно вздохнула и похлопала меня ладонью по плечу.

Стоит ли говорить, что водительских прав у меня не было, а все попытки научиться водить машину проваливались с треском? От меня шарахались даже знакомые обладатели горбатого запорожца! Однажды я все-таки накопила на курс занятий в автошколе. Теория давалась мне легко, а вот практика… Инструктор хватался за голову и желал никогда не видеть меня на дорогах нашей Родины. Спустя несколько дней я изливала душу в компании Ксюшиных друзей, размазывая слезы по щекам, и один из ее поклонников, автогонщик, сжалился. Уверенно заявив, что "Нет плохих водителей, есть плохие инструкторы", он вызвался меня научить, предоставив свою машину. Какое счастье, что пострадал только бампер, а Оксана Владимировна умеет красиво улыбаться и убеждать!

С тех пор я искренне считала, что Эвелина Лазарева и вождение автомобиля находятся в разных вселенных.

– Эви, перестань хандрить, – решительно заявила Ксю, возвращаясь из ванной, где она с кем-то разговаривала. Поглощенная собственными переживаниями, я даже не заметила, что она уходила. – Иди, умойся, Золушка, на ужин пойдем. А вот после ужина… Я договорилась, что нам предоставят машину, будем тренироваться. У нас вся ночь впереди! И потом, три года прошло, вдруг что-то изменилось?

Я всегда знала, что ты оптимистка, Антонова! Оптимистка от безысходности… Веришь, что обязательно станет лучше, потому что хуже уже некуда.

Но тут… Ууу Лучше не станет! Громов собрал на меня досье и специально устроил этот конкурс! "Удиви меня"! Как тебя удивить, Алекс?! Задавить, что ли?!

Я отговаривала свою любимую подругу от безрассудного поступка, но она была непреклонна. Особенно, когда узнала, какие бонусы мне светят после выигранных конкурсов. Это был вопрос ее профессиональной чести!

Интересно, не собирается ли она открывать агентство, главными лозунгами которого станут: "Фея сделает для вас невозможное! Выдаст замуж вашу троюродную бабушку! Посадит сорок розовых кустов, кабачки в подарок! Научит водить машину за ночь! Удача в личной жизни и бизнесе гарантирована! Скидки постоянным клиентам. Торопитесь, время феи не резиновое!".

От мысленного созерцания будущей рекламы меня отвлек голос потенциальной миллионерши:

– Майклу я тоже выскажу свое "фи" в нужное время. Он ведь точно знал и молчал! Знаешь, Эви, ты спрашивала меня, зачем мне это? Так вот! Ты моя подруга, и я тебя люблю! Но есть еще кое-что… Майкл в меня не верит, а мне очень хочется утереть ему нос!

Все, сушите ласты. А заодно тушите свет. Но воду пожалейте, ее сливать не надо. Если фея вышла на тропу войны – спасайся, кто может! До сих пор вспоминаю, как она в седьмом классе… впрочем, об этом лучше не вспоминать. Неужели нашелся смертник, который в нее не верит?!

– У меня нет денег, чтобы заплатить за разбитую машину, – вздохнула я, на всякий случай добавив: – И тебе это сделать не позволю! Даже ради того, чтобы утереть нос Хранителеву. Подари ему пачку носовых платков, дешево и сердито.

Ксения посмотрела на меня снисходительно.

– Я не так плоха, как ты думаешь, и информацию добывать умею. У всех конкурсанток карт-бланш на любые действия, связанные с отбором. Никто не станет предъявлять тебе счет, когда ты машину разобьешь. То есть… – запнулась Ксю, а я ехидно усмехнулась. – Если разобьешь. Так что – улыбаемся и машем!

– Несчастному автомобилю? – хмыкнула я. – Провожаем в последний путь?

Ксю запнулась:

– Ну, если придется… Можем и цветочки на капот принести. Главное, что там подушки безопасности имеются. Солярис обещали. И потом, что за пессимистичные мысли, я в тебя верю!

Японский бог, ну хоть кто-то в меня верит! Или хотя бы любит…

На ужин мы собирались с некоторой опаской. Вернее, с опаской собиралась я, еще неизвестно, как на меня другие конкурсантки отреагируют. Может, пора бронежилет надевать.

Как ни странно, ответ на этот вопрос я получила, когда переступила порог своей комнаты. Потому что едва нос к носу не столкнулась с Витой и ее командой. Тимур отдыхает! За спиной бывшей Алекса стояла не только Лера, с которой мы вроде как нашли общий язык, но и Анна Виреева. Шествие замыкали две незнакомые мне претендентки.

– Поверить не могу, – ядовито начала Виолетта. – Хромоножка собственной персоной! А где же твои костыли, болезная? Или они такая же фикция, как и ты сама? Решила заманить Алекса своей мнимой травмой?! Ничего у тебя не выйдет! Я не позволю!

Она шагнула ко мне и даже угрожающе протянула руки, скривив губы в неприятной улыбке. Я задрала голову – Вита на каблуках была выше меня минимум сантиметров на двадцать.

Я демонстративно шлепнула себя ладонью по лбу и с возгласом "Забыла!" метнулась в комнату. Через мгновение, предъявив костыли страждущим, подняла правый и нацелила его на Виолетту. Ее свита отшатнулась, а бывшая Алекса впечаталась спиной в стену.

– А костылики-то… вот они! – зловещим тоном протянула я, вспоминая детскую страшилку. – Хочешь быть следующей?

Блондинка захлопала глазами, подумала и заверещала на всю ивановскую:

– Помогите, убивают!

Креативно. Я на мгновение опешила, но только на мгновение. Потому что в следующее заголосила с той же интонацией:

– Помогите, завидуют! Костыли отнимают!

С первого этажа по лестнице бегом бежали Марк с тремя крепкими охранниками в темной униформе. Ой, сейчас что-то будет… Вышколенные у Грома слуги, ничего не скажешь.

– Что здесь происходит? – выдохнул запыхавшийся распорядитель, едва переводя дыхание. Он почему-то смотрел только на меня, и от этого было, мягко говоря, неуютно.

Вы бы поберегли себя, Марк Батькович.

– Костыли делим, – деловито сообщила я. – Валерия решила, что ее реквизитом обделяют. Похоже, она планирует повредить ногу, чтобы Алекса завоевать. Никогда не думала, что буду задавать тренд, – с наигранной задумчивостью добавила я.

А теперь – ждем бурю.

– Ничего я не планирую! – взвилась Лерочка. – Ты мне костылем угрожала!

– Еще бы, – ухмыльнулась я. – Из наконечника вылезает ядовитый шип, бонус от производителя. Где-то тут была кнопочка, надо ее нажать и…

– Вот видите! – победно воскликнула блондинка. – Она призналась! Это покушение!

Сарказм? Нет, не слышали…

Марк, душераздирающе вздохнув, закатил глаза, но буквально через мгновение выдал:

– Ужин внизу отменяется. К моему большому сожалению, в зале прорвало фановую трубу. Не волнуйтесь, через десять минут вы получите полное меню приготовленных блюд. Прошу вас, вернитесь в свои комнаты. Александр Сергеевич обязательно во всем разберется. Лично, – с нажимом добавил он.

Фановую трубу?! В столовой? Интересно, где же там Громов прячет свой золотой унитаз?

Девочки недовольно зашипели, но без вопросов разбрелись по комнатам. Похоже, сарказма никто не понял, все приняли слова Марка за чистую монету. Я хотела было поблагодарить его за находчивость, но Ксюша быстро утянула меня в мою же комнату.

Захлопнув за собой дверь, Антонова привалилась к ней спиной. Оксана Владимировна тяжело дышала, хватая ртом воздух.

– Знаешь, Эви, наверное, я должна, как твоя фея-наставница… – И тут же резко переменила тон, а потом расхохоталась. – Да ничего я не должна! Взгляд Дементьевой я никогда не забуду!

Я невольно улыбнулась в ответ и поставила костыли у стены. Надо бы выкупить их у Алекса по дешевке. Все-таки уже не новенькие. Какое грозное оружие, оказывается, да и каблуки забывать не стоит.

Ужин нам принесли минут через пять, и мы с Ксю спокойно насладились трапезой. Я безумно радовалась, что нервы мне никто трепать не собирается.

Но едва я потянулась за соком, Антонова резко поднялась.

– Бросай бокал, идем рулить. Нас никому не победить!

От неожиданности я выпустила хрупкое стекло из рук, и оно со звоном упало на столик. Какое счастье, что не разбилось, и даже никого не зацепило. Разве что сладкая жидкость выплеснулась на белоснежную скатерть.

– Ты уверена? – с сомнением спросила я. Похоже, вариант "Ксюша передумала" в природе не существует. – И потом, где мы будем тренироваться?

Но Ксю только отмахнулась.

– Территория, принадлежащая Громову, большая до неприличия, – поведала она. – И вот однажды захотелось Алексу Великому обустроить поле для картинга… Машинки завезти еще не успели, обозначить дорожки тоже. Зато асфальт, как говорят, там отменный.

Нокаут. Я вздохнула.

– Надеюсь, нервы Алекса не хуже…

Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий