Невеста для миллионера

Глава 13

*Эвелина*



До будущего картодрома мы добрались за несколько минут – неприметная дверь в конце длинного коридора привела нас прямо туда. Я даже не подозревала, что за особняком Алекса скрываются такие обширные владения! Мои окна выходили совсем в другую сторону.

Солнце палило нещадно, но уже клонилось к горизонту, поэтому я нехотя нацепила солнечные очки, предложенные Ксюшей. Она уверяла, что антибликовые намного лучше. Ну да, если бы они еще водить научили!

Автомобиль, припаркованный у самой кромки огромной прямоугольной площадки, порадовал нас чисто вымытыми боками. Они сверкали на солнце и явно зазывали – иди сюда, иди… Банальный черный цвет делал машину элегантнее. Лично мне она показалась очень дорогой, или это я в машинах не разбираюсь?

Фонари были установлены через каждые десять метров по периметру площадки и работали исправно. При ярком солнце это было особенно актуально. Я сразу увидела впереди эстакаду, а левее – конусы, которые должна объехать, чтобы сдать "змейку".

Я нерешительно открыла дверь, и на меня, как обычно, нахлынул страх пополам с ужасом.

– Ногу левую спрячь, – посоветовала фея, плюхаясь на переднее пассажирское сиденье. – Она тебе не понадобится. Тут коробка-автомат, и… черт, что это?!

Что?! Вот только не надо меня пугать!

Но Ксюша была вне себя от возмущения.

– Они сказали – Солярис! Уже несколько лет эта модель с "автоматом" выпускается! Тебе бы даже травмированная нога не понадобилась, а тут…

Я пожала плечами и обреченно вздохнула. Судьба. Впрочем, какая разница, автомат или механика, вряд ли мне хоть что-нибудь поможет.

– Я им все выскажу! – продолжала шипеть фея. – Я об "автомате" договаривалась! Если это Алекс или Майкл подстроили – я их лично убью! Проткну волшебной палочкой!

Ого! Я бы на месте Громова и Хранителева озаботилась видом на жительство в другой стране. Так, на всякий случай. Даже если не виноваты.

– Ладно, тебе это не помешает! – уверенно заявила Антонова, захлопывая дверь и пристегиваясь. – Еще и лучше, после механики ничего не страшно! Помнишь, чему тебя учили? Левая нога на сцеплении, правая на газ-тормоз. Садись, поехали!

Ксюша иногда такая смешная. И самонадеянная. Я, конечно, могу выполнить то, что она сказала, но вот Гагарин из меня, как из слона балерина!

Через два часа солнце наконец-то скрылось за горизонтом, и я стащила с носа очки. Вот теперь свет фонарей на площадке был весьма кстати.

Машина сдвинулась с места целых четыре раза. Последняя попытка привела к тому, что бампер едва не застрял в кустах, огораживающих площадку. Вернее, он все-таки застрял, зато движение задним ходом у меня вполне сносно получилось.

– Это невыносимо, – простонала Ксюша, уткнувшись лбом в переднюю панель. – Ты не пройдешь этот конкурс!

Я мрачно смотрела на нее, и где-то в глубине души закипала злость. В первую очередь на саму себя. И я решительно нажала на педаль сцепления и переключила скорость.



*Алекс*



Это был самый выматывающий вечер за последние несколько месяцев. Майкл потребовал, чтобы мы с ним присутствовали на подписании важного контракта – один из моих западных партнеров уезжал из страны завтра утром. В итоге на виллу мы вернулись ближе к ночи.

– Ужин, – коротко приказал Марку, едва тот вырос передо мной. Распорядитель не сказал ни слова, только коротко кивнул и исчез. Идеальный служащий…

Я упал на диван, и единственным моим желанием было отключиться. Майкл будто прочитал мои мысли.

– Надо спать идти, – зевнул он. Хранителев с комфортом устроился в одном из кресел и вытянул ноги. – Тем более ты завтра из себя гаишника изображать будешь. Жаль, что их ждет только площадка, а не город, – хмыкнул он.

Вдалеке раздался противный звук, будто кто-то серьезно издевался над сцеплением в машине.

Я зловеще улыбнулся.

– Некоторым и этого достаточно. И я точно знаю, кто ее не сдаст.

Майкл лениво поднял бровь:

– Ты хочешь избавиться от Лазаревой? Пообещал плюшки и решил обломать?

Я усмехнулся:

– Ты же знаешь, что это не так. Очень надеюсь на ее сообразительность. В задании же не сказано, что она должна обязательно воспользоваться машиной. Всего лишь предложение.

Мишка покрутил в пальцах бокал с соком.

– Эвелина в первую очередь об автомобиле подумает. – И, помолчав, добавил: – Я бы на ее месте подумал.

– Но ты же не участвуешь в отборе, – засмеялся я.

– Очень смешно, – буркнул Хранителев. – А если она не догадается? Ты же ей столько всего предложил… Выгонишь и все?

Я снисходительно посмотрел на лучшего друга.

– Верю в ее творческое начало. Однако если совсем провалится, да, буду удалять с конкурса. Но…

Нас прервал негромкий стук в дверь – наконец-то принесли ужин. Пока служанка раскладывала приборы, Марк следил за тем, чтобы все было сделано идеально.

Да что за ужасный звук! Теперь кто-то над тормозами измывается. Узнаю, кто именно – уволю к чертям. Я раздраженно открыл дверь и вышел в коридор. Прямо напротив гостиной располагался выход на балкон. Я настаивал, чтобы он появился в проекте – с него очень удобно просматривать всю территорию позади виллы. А прямо под балконом начиналась площадка для картинга, на которой завтра будут сдавать экзамен мои "невесты". На ней покалеченной блохой метался какой-то автомобиль, угрожая снести все вокруг. Конусы разлетались идеальным веером от столкновения с бампером сумасшедшего автомобиля. По периметру картодрома кто-то бегал и кричал, размахивая руками. Что за?..

– Сашка! – вылетел из гостиной взбудораженный Майкл. – Ксю тренирует Эви!!! А та сейчас протаранит твой дом!

Так быстро я еще никогда не бегал. Даже в тот незабываемый день, когда стал победителем городской олимпиады по легкой атлетике. Майкл едва поспевал за мной, пока я буквально кубарем скатился по лестнице и вылетел на пресловутый картодром.

Картина, представшая передо мной, напугала даже сильнее, нежели вид с балкона. Автомобиль продолжал носиться, теперь уже по периметру площадки, пугая повадившихся на территорию виллы чаек. Они исступленно махали крыльями и надрывно кричали. Какофония разнообразных звуков на мгновение ввела меня в ступор, но я быстро взял себя в руки. Хотя этот кадр из фильма ужасов я запомню надолго.

Но не успел я и рта раскрыть, как безумная машина в мгновение ока устремилась к эстакаде, пролетела по ней и продолжила сбивать оставшиеся конусы.

– Наверху затормозить надо было! – крикнул кто-то справа, и в машущей руками фигурке я признал Ксению. Ей только помпонов в руках не хватало! "Эви, давай, Эви, вперед!" – Так, теперь сбавь скорость, пора отрабатывать змейку! Да не тарань ты конусы, я задолбалась их обратно ставить!

Что там пора?! Разве что отобрать у безрассудной пигалицы педали вместе с машиной!

Так, напомните мне вычеркнуть эту сумасшедшую фею из списка гостей на следующий праздник! Я оглянулся на Мишку – кажется, он подумал о том же самом, несмотря на большую любовь к будущей жене.

– Первая скорость! Она в левом верхнем углу! – Что?! Даже такие подсказки требуются?! Боже, дай мне сил!!! – Медленно пошла… тьфу, поехала… медленно, Лазарева!

Я впал в ступор на краю площадки и не понимал, почему заворожено смотрю на действия самой нелепой конкурсантки на этом идиотском отборе. Она, наконец-то, послушалась, сбросила скорость и даже объехала один из уцелевших конусов.

– Ура, ты справилась! – продолжала прыгать Антонова, а Майкл за моей спиной обреченно застонал. – Теперь вторая. Да не скорость, а… АААА!

На этот раз я решил, что пора вмешаться, причем самым радикальным способом. Машина неслась прямо на меня и угрожала не только протаранить дом, но и лишить жизни горемычного водителя. Вернее, водительницу. Подушка безопасности тоже может серьезно ранить…

Клянусь, я не знаю, что мной двигало. Совсем не знаю! Но я почему-то дождался, когда автомобиль приблизится, и запрыгнул на капот, пытаясь что-нибудь ухватиться. Не иначе дурной боевик вспомнил! Лазарева меня с ума сведет!

Отчаянный визг тормозов и громкий крик Колибри даже порадовали отчасти. Она хотя бы знает, где находится нужная педаль. Прогресс!

Автомобиль резко остановился, но я уже успел зацепиться, пошире раскинув руки, поэтому без особого труда удержался на скользком капоте. Главное – все живы и относительно здоровы, только об этом и следует думать. А не о всяких глупостях!

Перевел взгляд на испуганное лицо Лазаревой и понял, что явно погорячился с выводами. Мы так и смотрели с Эвелиной друг на друга – она из салона Соляриса, судорожно вжимаясь в сиденье, как нахохлившийся воробушек, и я, впечатавшийся носом в лобовое стекло. Да-да, кто бы спорил, я же красавец, глаз не отвести. Особенно сейчас.

Затрудняюсь ответить, какая сила не давала разорвать зрительный контакт с вредной пигалицей, однако почему-то совсем не хотелось отворачиваться от испуганной девочки. И от ее темно-карих глаз, потемневших до черноты.

Наконец Эвелина сбросила оцепенение, медленно опустив стекло на водительской двери, и я услышал ее насмешливый голос:

– Глотнул фанты – остановил машину? Как-то мелко, Александр Сергеевич, ты не находишь?

Я на мгновение опешил, но всего лишь на мгновение. Она решила продолжить игру? Что ж, у тебя будет много сюрпризов, Колибри.

– Конечно, всегда мечтал покататься на машине, за рулем которой Эвелина Лазарева. Тебе случайно прозвище «Шумахер» не давали?

Она расплылась в широкой и, надо признать, красивой улыбке.

– Прозвища, Александр Великий, только ты мне даешь.

– Разве? – ухмыльнулся я и увидел раздраженный взгляд Эви, устремленный через мое плечо. Не отрывая рук от лобового стекла, обернулся.

Застывшая на краю площадки Ксения, наконец-то, отмерла и спряталась за Майкла. Тот поднял руки в примиряющем жесте, словно пытаясь защитить будущую невесту от гнева подруги. От созерцания этой картины меня оторвал ехидный вопрос:

– Если так мечтал, то почему на капоте, а не на пассажирском сиденье? Тебе же наверняка неудобно. Куда тебя подвезти, Алекс Гром?

Я медленно обернулся. И не выдержал:

– Боюсь, Эвелина Алексеевна, с тобой рядом так же небезопасно, как и на капоте. И максимум, куда я позволю себя подвезти, так это в гараж.

Она поджала губы, но затем ее глаза хитро блеснули.

– И что ты забыл в гараже? Ладно-ладно, согласна. Но зачет «автоматом»!

Ну и наглость, Лазарева! Кто тебя учил так торговаться?!

За спиной раздался смешок, к счастью, не Мишкин, иначе бы мой главный юрист по шее получил.

– Мы, пожалуй, пойдем, – заявила «фея», беря под руку Хранителева. – На всякий случай – я помню, что оставляла подругу в целости и сохранности с тобой наедине, Алекс. Это я для полиции репетирую, если что.

Я разжал пальцы и уселся на капоте лицом к нахалке.

– Не забудь упомянуть о вождении без прав, Оксаночка. И потенциальную угрозу для окружающих.

Антонова демонстративно осмотрелась, даже присела на корточки и заглянула под машину.

– Нет здесь никаких окружающих, Сашенька, не выдумывай. Ты сам принял решение самоубийственно броситься на капот. Всегда говорила, что голливудские боевики до добра не доводят.

Вот ведь… язва! И Золушка ей под стать.

Майкл, сволочь, развел руками и позволил себя утащить. Еще друг называется.

Я спрыгнул на асфальт и посмотрел на вцепившуюся в руль испуганную девушку. Кажется, до нее только сейчас дошло, что она тут творила. Разбросанные по всему картодрому конусы, поцарапанный бампер и едва не сбитый я. Ну и невольно прозвучавшая из моих уст угроза.

Ну и что мне с тобой делать, Лазарева?

– Выходи из машины, – строго потребовал я, подавляя вздох. Какого черта я во все это ввязываюсь?



*Эвелина*



Ну вот и все… А у меня только-только начало получаться! Даже обидно стало. Хотя вряд ли я бы даже к утру научилась. Ксюше до инструктора далеко, а я действовала на чистой и незамутненной злости. С таким багажом эмоций за руль садиться нельзя.

Понуро вылезла из машины, и Громов, смерив меня долгим пристальным взглядом, занял мое место и захлопнул дверь.

Ну вот и…

– Долго стоять будешь? – крикнул он в открытое окно. – Садись с другой стороны.

Я замотала головой.

– Сама дойду.

– Садись, Лазарева, – вздохнул Громов, и я почему-то не стала спорить, плюхнулась рядом с ним и пристегнула ремень безопасности.

В глазах Алекса блеснули веселые искорки.

– Ну хоть это помнишь, уже прогресс. Итак, выжимаешь сцепление и включаешь первую передачу…

Кажется, он не смог бы произнести ничего более удивительного.

– Что?..

Он повернул голову и насмешливо спросил?

– Ты второй этап пройти хочешь?

– Конечно, хочу! Но… – я подозрительно взглянула на него, – ты что, меня учить собираешься?!

Алекс закатил глаза, и машина тронулась с места.

– Если будешь задавать вопросы только по вождению, а лучше впитывать информацию и использовать ее на практике, то да.

Ух ты! Да ладно!!!

Не знаю, сколько прошло времени, а Громов все показывал, учил и объяснял. Стоило признать, что получалось у него в разы лучше и понятнее, нежели у инструктора в автошколе. Правда, иногда я отключалась – было приятно слушать его голос, терпеливо объясняющий нюансы вождения, смотреть, как сильные руки уверенно держат руль… Так, Лазарева, соберись!

Ой, это не я сказала…

– Теперь поменяемся местами, посмотрим, что ты усвоила.

Эх, а я с удовольствием продолжала бы ездить по картодрому на пассажирском сиденье, давясь слюной от зависти. У меня никогда не получится так хорошо, как у Алекса.

Ничего удивительного, что машина заглохла при первой же попытке. И при второй. И третьей… Алекс застонал.

Вообще-то трогаться с места я все-таки хоть немного, но умею. Но кое-кто меня почему-то смущает. Особенно когда сидит рядом.

– Ладно, последний способ, – решительно заявил Громов, как-то странно покосившись на меня. – Выходи из машины.

Я послушно вылезла в очередной раз, и Алекс снова уселся на водительском сиденье. А затем сделал нечто странное – до упора отодвинул кресло назад, откинулся на спинку и расставил ноги в стороны. И похлопал по оставшемуся кусочку кожаной обивки перед собой.

– Садись, Лазарева.

У меня глаза на лоб полезли. Я даже шаг назад сделала.

– Зачем?

– Говорю же, последний способ, чтобы привить тебе правильные реакции, Эвелина Алексеевна.

Он издевается?!

– Правильные реакции на что?! – Я снова попятилась.

– Не на что, а для чего, – хмыкнул он. – Для вождения автомобиля, разумеется. А ты о чем подумала?

Я уперла руки в боки:

– И правда, о чем я могла подумать, когда мужчина предлагает усесться у него между ног? Конечно, исключительно об успешной сдаче экзамена в ГИБДД! До такого ни один инспектор не додумался! Способ патентовать будешь?

Громов лениво заложил руки за голову.

– Мы его на тебе опробуем, – усмехнулся он, – если получится – запатентую. И успокойся, ты не первая, меня так отец в детстве учил, когда я до педалей не дотягивался. Ну, если ты смущаешься, то…

Во мне немедленно взыграл дух противоречия. И как у Алекса получается его так часто пробуждать?!

– Вот еще! – Вздернув подбородок, протиснулась в салон и плюхнулась предложенный кусочек сиденья. Алекс громко охнул, а я ехидно добавила: – Я вам ничего не отдавила, господин инспектор?

Алекс заливисто расхохотался.

– Тебя легко провести, нечувствительная ты моя. Ладно, шутки в сторону, Лазарева, спать хочется, уже три часа ночи. Левую руку на руль, правую на рычаг, ноги на педали, ошибешься – буду толкать тебя с нужной стороны. Поехали!

Сидеть было не слишком удобно, но зато почему-то появилась уверенность в себе. Либо уверенность в том, что Алекс точно не забудет пихнуть меня внутренней стороной бедра. И, как ни странно, это помогло. Правда, сначала я путала передачи, поэтому Громов уверенно накрыл своей ладонью мою. По телу сразу побежали мурашки, и я вздрогнула.

На дороге сосредоточиться было непросто, но сильные волевые движения и короткие приказы все-таки сделали свое дело. Я так обрадовалась, пусть маленьким, но все же успехам, что даже не сразу поняла – мою руку больше никто не держит и в бедра не толкает.

– Неплохо, Лазарева, – фыркнул Алекс мне в макушку. – Можно переходить к змейке.

Для этого пришлось сначала вылезти из машины и поставить разбросанные конусы, как надо. К сожалению, обратно на водительское сиденье Алекс не вернулся. Стоп. Я сказала – к сожалению?! Это не я!

Зато я поняла свою ошибку. Придвинула сиденье так, что практически упиралась животом в руль. Возможно, это смотрелось комично, зато мне стало намного удобнее. А когда Алекс уселся рядом и положил левую руку на подголовник моего сиденья – я окончательно успокоилась.

В результате конусы получилось правильно объехать раза с третьего, а разворот в ограниченном пространстве выполнить аж с первого. Алекс даже присвистнул от удивления. На эстакаде возникла заминка, но Громов снова положил руку на мою, и машина даже не заглохла. С четвертого раза.

Мы скатились с возвышения, и я затормозила, а затем на негнущихся ногах вылезла из машины, чтобы размяться. Алекс хлопнул дверцей вслед за мной.

– Молодец, Лазарева, хвалю. Теперь я знаю, чем заняться, если когда-нибудь разорюсь, – усмехнулся он.

– Да, инструктор из тебя хоть куда, – улыбнулась я. – Спасибо, Алекс. Честно говоря – не ожидала.

– Я сам не ожидал, – тихо ответил Громов и резко замолчал. Это признание явно не предназначалось для моих ушей.

Но я все равно была ему благодарна.

– Пойдем спать, – предложил мой уже вполне возможный работодатель, и я кивнула. Пусть и прозвучало это двусмысленно, но я ни о чем таком не подумала. Алекс уже откровенно зевал, а вот я чувствовала небывалый прилив сил. Но спорить и не собиралась.

– Спасибо еще раз, и…

Тихий шорох прервал меня на полуслове. Я краем глаза заметила движение за спиной, и только затем испуганно обернулась. Машина неожиданно покатилась вперед, поблескивая стеклами, в которых отражались лучи восходящего солнца…

– Лазарева, ручник! – заорал Алекс, хватая меня в охапку и отпрыгивая в сторону. Удержаться на ногах у него не получилось, и мы с криком полетели в кусты. Я вопила испуганно, а Громов, не стесняясь, матерился. Стремясь обезопасить меня, он падал спиной, крепко прижимая меня к своей груди. Тонкие ветки не выдержали нашего веса, и через секунду мы оказались на земле. Листочки медленно осыпали наш невольный дуэт, хороня под собой мою надежду получить работу в «Ясном взгляде».

Автомобиль затормозил в паре метров от нас, ткнувшись бампером в живую изгородь.

– Прости, – пискнула я, увидев перед собой зеленые глаза, метавшие сердитые молнии.

– Ты неисправима, Эвелина, – застонал Громов, при этом и не думая отталкивать меня. Кажется, наоборот, его объятья стали еще крепче.

– Я знаю, – вздохнула я, и глаза почему-то защипало. – И безнадежна.

В горле пересохло, и я облизала губы, а потом закусила нижнюю, стараясь не разрыдаться. На завтрашнем, то есть, уже сегодняшнем, втором и самом главном этапе отбора я точно что-нибудь забуду. Невозможно научиться водить машину за ночь, даже с таким замечательным инструктором, как Алекс.

Громов сглотнул, убрал с моего лба прядь выбившихся из прически волос, и его лицо неожиданно оказалось совсем рядом с моим. Настолько рядом, что следующую фразу он практически шепнул мне в губы:

– Зачем ты вообще за руль автомобиля села, Эвелина Недогадливая?

О чем это он?!

Мыслить здраво у меня не получалось, близость Алекса выбила из головы последнюю разумную мысль. На этот раз сглотнула уже я, старясь унять быстро забившееся сердце. Тем более сердце Алекса стучало еще быстрее, я грудью это почувствовала.

– Я…

– Эви, он там живой?

Раздавшийся над нами голос моей обожаемой подруги показался мне самым противным звуком на земле. Я резко вырвалась из объятий Громова и попятилась, чтобы выбраться из кустов.

Алекс разочарованно вздохнул, а затем ядовито произнес:

– А ты не иначе пришла помочь спрятать труп, Оксана Владимировна?

Я окончательно выбралась на асфальт и, поднявшись, отряхнула джинсы от налипшей земли и веточек. При этом не сводила глаз с Алекса, впрочем, как и он с меня, хотя вопрос адресовался Антоновой.

– Очень смешно, – упрекнул невесту Хранителев и подал руку Алексу, помогая ему встать. – Мы пришли удостовериться, что все живы. Вы так кричали…

– Странно, что остальные не проснулись, – буркнул Громов. – Или мы вас отвлекли от чего-то важного? Могли бы и не прерываться.

Ксюша поперхнулась от возмущения, а мне стало очень обидно. И правда, почему им не подойти попозже или не подходить вообще? Хотя, может, и к лучшему, что мы с Алексом не успели зайти слишком далеко…

Назад: Глава 12
Дальше: Глава 14
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий