Невеста для миллионера

Глава 16

*Эвелина*



Торт я есть не стала. Не люблю сладкое, а это монументальное нечто уже искренне ненавижу. Хотя бы потому, что оно лишило меня возможности потанцевать с Алексом. Хотя почему я по этому поводу так переживаю?!

Злосчастный вечер как-то быстро сдулся, но я была только рада этому. Невестушки злобно переглядывались друг с другом, особенно доставалось тем, кому Громов уделял больше всего внимания. На меня никто даже не взглянул, будто я была пустым местом.

Но все предпочли сбежать поскорее, чтобы открыть пресловутые конверты с заданием.

Оно и к лучшему.

– Неужели ты пойдешь в оранжерею? – фыркала Оксана, прыгая за мной по ступенькам. От пытающегося ее обнять Майкла она благополучно увернулась и отправила его куда подальше. Пообщаться с женихом всея невест, например.

Я пожала плечами.

– Разве у меня есть выбор? Мечта сбылась, работа в "Ясном взгляде" – моя! Я именно этого и хотела, ты же помнишь?

Ксю поджала губы и нахмурилась.

– Тогда объясни, почему меня это так бесит?

Не выдержав, я захихикала.

– А можно я воздержусь от обидных предположений?

– Да, сделай милость!

Сделав глубокий реверанс, я резво помчалась в свою комнату, пока Антонова меня не прибила. Хорошо бы поспать пару часиков, прежде чем предстану пред безразличные очи его высочества… величества… Громова. Да чтоб он своим тортиком подавился!

Правда, Оксана Владимировна и не думала отставать. Содержимое конверта ее интересовало никак не меньше, чем меня.

– Открывай быстрее, и я спать пойду, – зевнула она. – Что он там опять придумал? Полет в космос? Прыжок с парашютом? Станцевать голой на Дворцовой площади?

Я едва конверт из рук не выронила.

– Ты, главное, Майклу свои предположения не озвучивай, а то Алекс с удовольствием наймет тебя массовиком-затейником. Сразу предупреждаю, Антонова, обнажаться буду только вместе с тобой. Дуэтом!

Феечка вытаращила на меня глаза. Причем совершенно искренне.

– А ты на это согласна?!

Я заскрипела зубами.

– Конечно! Смертельный номер! Золушка и Фея, танец с саблями. Все зрители дружно погибают после просмотра этого кошмара. Приди, Авада, мать ее, Кедавра!

Ксюша непроизвольно захихикала.

– Назовем наш номер "Ужас, летящий на крыльях ночи". Можно еще клич в Интернете кинуть, ведьм на шабаш позвать, как раз полнолуние завтра. Заодно и Дворцовую площадь подметем.

– Антонова, ты в своем уме?!

– Конечно, нет, я же с тобой дружу!

Я прикрыла глаза, а Оксана резво вырвала из моих пальцев конверт и быстро вытащила листок.

– Все, молчи и слушай, несчастная! – подняв руку, она растопырила ладонь, изображая посыл темной магии всем желающим и не очень. И тут же сдулась. – И почему так скромненько? И даже четвертый этап?! Да ладно! Предлагаю подарить ему дохлую крысу! Этого он точно никогда не забудет!

Что она несет?! Я пыталась отобрать у нее листок с заданием, но Антонова с ним расставаться не собиралась. Смеясь, она отпихивала мои руки и зачитывала напечатанное на бледно-голубой бумаге:

– "Завтра каждая из невест должна будет показать, насколько хорошо она плавает. Ваша цель – одна из ближайших скал. Две самые медленные участницы покинут отбор".

Я не смогла сдержать облегченного вздоха.

– Тут мне нечего бояться, ты же знаешь. Плаваю я хорошо, совсем чуть-чуть не дотянула до кандидата в мастера спорта. Как думаешь, должность руководителя отдела у меня уже в кармане?

Антонова хмуро посмотрела на меня.

– На твоем месте, моя дорогая Лазарева, я бы не была столь уверена в победе. От Громова всего можно ожидать. Вдруг он пираний выпустит в Финский залив? Или водолазов, которые вас топить начнут? Или…

Я открыла рот от удивления:

– Ксю, тебе определенно нужно либо книги ужасов писать, либо агентство по экстремальным развлечениям организовать. Только Алексу это не предлагай!

Феечка радостно оскалилась, сжав несчастную бумагу в руке.

– Не переживай, я тебя в фотографы найму. Запечатлеешь перекошенные физиономии клиентов, будем за удаление снимков деньги брать.

Ээээ…

– Знаешь, дорогая, хороший юрист и тем более адвокат в вашей семье – весьма кстати!

– Все продумано! – захихикала Оксана Владимировна. – Да расслабься ты, шучу. Сама нервничаю от фантазии твоего "жениха".

Я едва не запрыгала от нетерпения, протягивая руку:

– Что там?! Ну что?!

Но Ксю не позволила завладеть моим законным листком.

– "Четвертое задание. Вы должны сделать подарок Алексу Грому. Любой недорогой предмет. Чем оригинальнее будет подарок, тем лучше. Четвертый этап состоится послезавтра после обеда, на пляже у моря. Тем же вечером запланирован пятый, заключительный этап отбора – бал. Желаю всем удачи!".

Как-то неуютно мне стало после того, как Оксана озвучила план моих дальнейших мучений.

– И что ему дарить? – упавшим голосом поинтересовалась я. – Что вообще можно подарить человеку, у которого все есть?

Ксю удивленно подняла брови, а потом выразительно повертела пальцем у виска.

– Поверь, любая другая уже побежала гардероб перетряхивать или платье на бал заказывать, а ты о подарке думаешь, – покачала она головой. – Хотя правильно размышляешь, вас много, и выделиться будет непросто. Тащи каблуки и костыли, давно пора начать тренироваться! А насчет подарка – есть у меня одна мысль…

Доверившись любимой феечке, я даже слегка повеселела, выбросив из головы воспоминания о неприятном ужине.

Сонливость Антоновой как ветром сдуло. Она резво сбегала в свою комнату и приволокла самые неудобные туфли на вопиюще огромной шпильке. Я пятилась от феи в попытке воззвать к ее разуму, но она была непреклонна. Уверяла, что после этих туфель на любых других каблуках я буду порхать, как бабочка. Правда, из школьного курса я помнила, что гусеница – тоже бабочка в какой-то там стадии, поэтому даже если всего лишь поползу на коленках, не смогу обвинить Ксю во вранье. "Вон она ползет, бабочка моя подопечная", – умилительно произнесет Антонова, утирая слезу. Зараза крылатая!

Но сопротивляться было бессмысленно, и я смирилась со своей печальной участью. И это к лучшему, а то еще получу шпилькой в глаз от размахивающей руками феи, вон как она недовольна моей несговорчивостью.

Осторожно сунула ноги в туфли, и тут же, покачнувшись и раскинув руки, едва не впечаталась носом в пол. Оксана Владимировна невозмутимо поймала меня, будто всю жизнь этим занималась, и ткнула костылями в мои подмышки.

– Урок первый и самый главный. Координация. Распредели вес тела по стопе, держи спину прямо. Будешь упираться только на носок – станешь похожа на старуху Шапокляк. Или вопросительный знак. Плечи назад, грудь вперед, пошла! Походкой от бедра!

В этот раз пол стал мне еще ближе, я буквально сроднилась с ним. Антонова удержала меня в паре миллиметров от паркета.

– Ты меня с ума сведешь, Эви!

Я застонала, едва меня привели в вертикальное положение и больно ткнули костылями.

– Ты сама сказала – пошла! – возмутилась я.

Фея хлопнула ладонью по лбу, причем по моему! И громко выругалась.

– Простите великодушно, будущее величество, я должна была сказать – поковыляла. Исправляюсь. Поковыляла, Лазарева, живо!

Ууу, ведьма!

Экзекуция злобной феи продолжалась около часа. Зато я не меньше десятка раз продумала убийство любимой подруги во всех подробностях. И даже прикинула, куда труп спрятать.

В какой-то момент фея неожиданно крикнула:

– Эвелина! Костыли отбросила, быстро!

Я от неожиданности подчинилась и едва не упала, с трудом удержавшись на высоченных шпильках. Но все же сумела сохранить равновесие. И даже шагнула к Антоновой в попытке ее придушить.

А эта зараза сделала совсем невероятное – воспользовавшись беспомощностью "Золушки", поймала мои руки и связала их за спиной поясом от моего же халата! Пока я хватала ртом воздух, Ксю вытащила из ящика трюмо фотоаппарат-мыльницу, резво запихнула его в тканевую косметичку, пробормотав что-то о "лучшем сцеплении с волосами", и водрузила ее мне на голову.

– В твоих интересах держать равновесие, Эвелиночка. Топай, Лазарева, до двери и обратно, – довольно заявила она.

Сказать, что я потеряла дар речи – это ничего не сказать!

– Я тебя убью, Антонова, и любой суд меня оправдает!

– Ага, – осклабилась она. – Только сначала спасибо от тебя дождусь. Ну чего стоишь, Золушка, уже половина двенадцатого, тебе в оранжерею скоро, а ты еще туфли не освоила. Грудь вперед… Пошла!

Через пятнадцать минут Ксю все же добилась желаемого результата. Ценный груз я ни разу не уронила, и моя походка фею-извращенку вполне устроила. Но едва с меня сняли косметичку и развязали пояс от халата, я сбросила туфли и толкнула Оксану Владимировну на кровать. Она со смехом отбивалась, вытянув руки перед собой.

– Да за что, Лазарева? – хихикала она. – Ты же непробиваемая, тебя только шок-методами и можно чему-то научить. Самой-то не стыдно – на квадах ты звезда, а на каблуках ходить не умеешь! Да ты мне спасибо сказать должна!

Я заскрежетала зубами, хотя хватку ослабила.

– Ссспасссибо, Ксюшенька, вовек не забуду твоей доброты!

– Так-то лучше. – Антонова резко села, сбросила мои руки и поправила прическу. – Жду от тебя благодарностей, ну хотя бы после бала. Что за Золушки пошли, сами не учатся, надеются на готовенькое, да еще и феям угрожают!

Она слезла с кровати и помахала мне ручкой.

– Десять минуть до двенадцати. Фотоаппарат не забудь, штатный сотрудник "Ясного взгляда". А то твоя новоиспеченная работа превратится в тыкву!

В оранжерею я бежала бегом, спотыкаясь едва ли не на каждой ступеньке. Ноги гудели после тренировок, и даже кроссовки не спасали положение.

Фотоаппарат я предусмотрительно повесила на шею и придерживала его рукой. О том, где находится оранжерея, я выяснила у Ксю, и теперь пыталась не забыть, сколько раз повернуть налево и направо.

Да уж, слету это святилище и не найдешь. Похоже, Громов не стремился показывать его своим гостям. Хотя информация о чудесной оранжерее давно просочилась в Интернет. Впрочем, не исключено, что гостям было просто не интересно. Для них куда как приятнее шикарный сервис и уютный пляж. Который я, правда, до сих пор не видела!

Нужный коридор закончился глухой, от пола до потолка, деревянной дверью. Я постояла пару минут, собираясь с силами. Где-то вдалеке часы пробили полночь. Пора! Иначе меня обвинят в опоздании.

И я решительно схватилась за вычурную ручку, потянув ее на себя.

На удивление, дверь открылась легко, без скрипа, и я… попала в рай! Приятные запахи окутали меня с ног до головы, а я шла по узкой дорожке и не могла поверить в то, что вижу. Огромные лианы, экзотические деревья и цветы, источающие тонкий аромат. Маленькие фонтанчики с журчащей водой. Огромные разноцветные бабочки, порхающие вокруг. Одна из них сразу села на мое плечо, и я даже остановилась, боясь пошевелиться. А потом заслушалась пением птиц, которых, впрочем, не видела…

Я не ошиблась, это и правда можно назвать раем!

– Эвелина Алексеевна, ты долго собираешься там стоять?

Я споткнулась на ровном месте, и бабочка испуганно вспорхнула с плеча. Громов, ты… Ладно, Эви, помни главный постулат. Пункт первый. Начальник всегда прав. Пункт второй – если начальник не прав, смотри пункт первый. Но не забывай – закопать босса ты всегда успеешь!

Назад: Глава 15
Дальше: Глава 17
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий