Невеста для миллионера

Глава 21

*Алекс*



Оставив восхищенную Пигалицу в ее кабинете, я шел по коридору, улыбаясь и насвистывая какую-то старую мелодию. И только когда встретился с обалдевшим взглядом секретарши на ресепшен, до меня дошло, что это "Марш Мендельсона". Кхм… надо же… Коротко кивнув ей, я направился к лифту.

Конечно, назначать Эви начальником отдела было очень и очень рискованно, но я в ней почему-то не сомневался. Уж чего-чего, а энтузиазма Колибри не занимать. В любом случае, ближайший месяц покажет. Функции ее отдела давно с успехом выполнял другой, так что я ничего не терял. А вот приобрести мог немало.

Зал для переговоров занимал большую часть пятнадцатого этажа. Я поморщился, вспоминая, ради чего устраивал совещание. Все было давно оговорено, документы просмотрены, но подписать один из самых важных договоров по сделке года я должен был сегодня. Майкл изучил его вдоль и поперек, утверждая, что с ним все в порядке. Служба безопасности и юридическая служба не нашли никаких зацепок. Все прозрачно.

Вот только Хранителев с утра заявил, что присутствовать на совещании не сможет – его младшая сестра загремела в больницу. Мелкая оторва вечно попадала в неприятности, из которых ее вытаскивал старший брат. Майкл подорвался ночью, и, что удивительно, Антонова поехала вместе с ним. Точно поженятся…

Я со скучающим видом расположился в кресле во главе длинного стола. Честно говоря, хотелось закончить побыстрее – после обеда назначен четвертый этап отбора. Интересно, что Лазарева приготовила…

Начальники отделов и филиалов появлялись один за другим, и мне пришлось подняться, чтобы пожать каждому руку. Я улыбнулся, увидев входящего в зал переговоров отца.

Он выглядел лучше, чем в нашу последнюю встречу. Даже морщинок на его лице стало меньше, а напряженная складка между бровей разгладилась. Надеюсь, это не ботокс? Хотя не удивлюсь, если так и есть, он вполне мог найти себе молодую любовницу. Очередную…

Мы обнялись и отошли в сторону, пока сотрудники рассаживались по местам.

– Когда улетаешь? – спросил я.

– Во вторник. Собирался завтра, но публикации в прессе заставили поменять решение. – Он лукаво посмотрел на меня. – Очень хочется взглянуть на свою будущую невестку.

Я нетерпеливо отмахнулся:

– Невеста – это еще не жена.

– То есть ты не собираешься жениться? – удивленно спросил отец.

Почему-то вспомнились мягкие губы Колибри и то, как она дрожала в моих руках, вцепившись в меня, как в самое дорогое, что у нее есть. Встряхнув головой, попытался избавиться от воспоминаний, но они никак не хотели уходить. Перед глазами стояло ее раскрасневшееся лицо.

– Если соберусь жениться – ты узнаешь об этом первым, – заверил я его.

– И помни, что я хочу внуков, – тихо засмеялся он, и в его взгляде отразилась грусть. – Ты совсем вырос…

Ну, вырос-то я давно, только хочу ли связать себя узами брака? Черт, Пигалица, ты совсем не вовремя вспомнилась! У меня совещание через пять минут, а я почему-то пялюсь в стену, глупо улыбаясь при этом.

Разговор с отцом пришлось прервать. В комнате для переговоров собрались все главы филиалов, начальники ключевых отделов и направлений холдинга "Ясный взгляд". Все, чье мнение мне было интересно. К тому же, в качестве высоких гостей прибыли два представителя той стороны, с которой мы собирались заключить контракт. Трое деловых мужчин средних лет в сопровождении переводчика. Я перебросился с ними парой фраз на английском и вернулся в свое кресло.

Перед каждым из нас лежала папка с договором, который требовалось изучить уже в сотый раз. Хотя сегодня это простая формальность.

Я откашлялся.

– Приветствую всех. Думаю, каждый из вас знает, ради чего мы сегодня собрались. Ознакомьтесь с договором, который, я уверен, выведет "Ясный взгляд" на международный уровень.

Скорее бы все это закончилось… Желание забрать Эви и вернуться на виллу стало просто нестерпимым.

Сотрудники зашелестели бумагами, хотя большинство из них выучили их наизусть.

Отец, сидевший по правую руку от меня, пристально изучал первый лист:

– А юристы проверяли?

– Само собой, – кивнул я. – Заключение юридического отдела каждый из вас может увидеть в конце.

Отец нахмурился:

– У тебя есть сотрудники, владеющие международным правом?

Я улыбнулся:

– Майкл, то есть, Михаил Васильевич, имеет степень магистра по международному праву. Как и оба его заместителя.

Последние, встрепенувшись, подняли головы от бумаг и дружно закивали. Практически близнецы-братья.

Да когда же все это закончится…

Вопросы отца были понятны, он никогда не интересовался делами моей компании, полностью окунувшись в собственные. Но сейчас ему предстоит возглавить филиал в Москве, а этот контракт повлияет на всю деятельность "Ясного взгляда". Правда, я не уверен, что Громов-старший долго будет им заниматься. Когда закончится аудит, я верну ему личный бизнес. Хотя он и намного меньше моего, но свое – это свое.

Я дождался, пока каждый захлопнет папку с договором и кивнет. Сам я небрежно пролистал опостылевшие страницы – голова болела от чтения многострадального опуса. Хранителев весь мозг вынес с этим контрактом.

Взяв ручку, чтобы поставить подпись, я услышал, как завибрировал айфон, лежащий на столе. На экране высветилось "Колибри". Ее номер я давно внес в список контактов, но не знал, что у Эви есть мой. Хотя не слишком удивился, ведь она дружит с Оксаной…

Щелкнул по сообщению и в недоумении прочитал "Алекс Великий, немедленно посмотри фотографии, это важно! Юристы врут!". На снимках не слишком высокого качества легко угадывался контракт, который лежал передо мной на столе. Что за черт?! Повинуясь словам Эви и неожиданно встрепенувшемуся шестому чувству, я перелистнул страницы. На первый взгляд ничего странного… Стоп! "Alamaria Industries" совсем не то, что "Alamania Industries", контракт с которой мы изучили от и до. Я полистал договор и задержал взгляд на странице с реквизитами. Фирма была зарегистрирована на Каймановых островах. Оффшор…

Вот это да!

А так бы подмахнул и не заметил! Ведь договор изучался вдоль и поперек не одну неделю!

Грубо, очень грубо, но почти сработало! Гениально!

Мой телефон завибрировал второй раз. Майкл. Я подхватил айфон со стола, извинился: "Будущая невеста", и под недоуменные взгляды присутствующих быстро покинул кабинет. Хранитель был бы в шоке от моего ответа.

Но сейчас меня больше интересовало, что скажет мой лучший друг. И друг ли?..

– Да? – отрешенно спросил я.

– Сашка, не подписывай контракт, слышишь?! – крикнул Хранителев. – А если подписал – порви его!

– Почему? – выдавил я, прислонившись к стене. Хотя уже приблизительно знал, что он скажет.

– Лилька не может найти телефон – либо посеяла, либо его украли. Я ставлю на последнее. Нашел сестренку на квартире одного из ее приятелей, не слишком трезвую, но абсолютно здоровую. Она не писала это сообщение, понимаешь?! Меня не просто так убрали с твоего совещания! Не вздумай ставить свою подпись!

Надо же, до чего они додумались. Но я безумно рад, что Майкл в этом не замешан.

– Не волнуйся, я не подпишу. Но, справедливости ради, Эви успела первой.

– Что?!

Я коротко обрисовал ему ситуацию, и Майкл присвистнул.

– Сегодня утром пришло еще одно письмо. Не стал тебя беспокоить – знал, что ты заберешь Эви, и она не пострадает. На этот раз стерва угрожала не только тебе, но и фавориткам отбора. И опять концов не найти. Отправление письма из Уругвая тебе же ни о чем не говорит? То-то и оно. А в свете последних событий я не уверен, что барышня мечтает получить твою руку и сердце, Алекс.

Слова были произнесены. Наконец-то! А то я думал, что схожу с ума и тащу за собой окружающих. Хранитель озвучил именно то, о чем я подозревал с самого начала.

– Я тоже. А теперь слушай меня внимательно…



*Эвелина*



Ксюша позвонила сама, когда я расчесывала волосы, сидя на кровати и прожигая взглядом телефон. Вот теперь я понимала Антонову. Представляю, как она злилась, когда не могла до меня дозвониться.

– Эви, мы вернулись. Я в душ и через полчаса буду у тебя, жди.

Да я и так жду, уже извелась вся!

Быстро натянула на себя привычные шорты с футболкой и пожалела, что не попросила Владимира остановиться у какого-нибудь торгового центра. Нестерпимо захотелось новое платье!

Ксю оказалась очень пунктуальной феечкой – ввалилась в мою комнату ровно через двадцать девять минут. Да-да, я следила за секундами на телефоне.

– Золушка, ну ты даешь! – выдохнула она, плюхаясь на мою кровать и раскидывая руки.

– Вот только не надо гнусных инсинуаций – я пока никому не давала! – усмехнулась я.

Антонова резко открыла глаза и приподнялась на локтях, заинтересованно посмотрев на меня:

– "Пока"? Однако, Эвелиночка, не пугай свою фею!

И нервно расхохоталась. Зараза!

Но Ксюша продолжила без перехода, она явно была не настроена сдерживаться.

– Устала до чертиков! Всю пятую точку отсидела, несмотря на то, что в машине Майкла кресла удобные. Его сестра – малолетняя идиотка! Даже если телефон у нее украли, то это от безалаберности, и ни от чего больше! Да я в ее возрасте вовсю на кастинги ходила и деньги зарабатывала! И ты тоже без дела не сидела!

Не припомню, чтобы видела подругу настолько раздраженной. Правда, улыбнулась, слушая Ксюшино ворчание. Как будто ей было не двадцать три, а много, много больше. Смутно вспомнила упомянутую вскользь сестру Хранителева – кажется, она только что закончила школу и поступила в институт. Пять лет – не такая большая разница…

Но Оксана Владимировна считала иначе, продолжая костерить, на чем свет стоит, будущую родственницу.

– Телефон посеяла! Майкла заставила подорваться в другой город! Да ей космы повыдергивать – и то мало!

Ууу, как все серьезно, оказывается. Фея зла – фея будет мстить. Очень сочувствую этой несчастной девочке, попавшей под горячую руку моей крылатой покровительницы. Хотя, стоит признать, довести Антонову до такого состояния практически невозможно. Что же там случилось?

Пораскинув мозгами, я поняла, что у меня слишком мало информации. Я все равно ничего не понимала. Робко кашлянула, дожидаясь, пока моя личная волшебница немного успокоится, и поинтересовалась: а что, собственно, произошло?

Ее слова заставили мои брови прочно обосноваться на лбу. То, что рассказала подруга, не укладывалось у меня в голове. Очевидно, что Лилю Хранителеву подставили, однако смогли бы они это сделать, если она отличалась примерным поведением? Впрочем, за что было винить будущую первокурсницу? У нее своя жизнь… Кто же знал, что заговор в "Ясном взгляде" доберется и до нее?

Зато в подробностях узнала, от чего или от кого я спасла Алекса, отправив ему эти несчастные фотографии. Правда, Майкл тоже успел вовремя, но мне было приятно, что именно я задержала подписание контракта. Из слов Ксюши я поняла, что сотрудничество предполагалось масштабное, с выходом холдинга на международный уровень по всем направлениям. Мощную рекламную поддержку обеспечивала вторая сторона. Замена названия и реквизитов компании в договоре могло больно ударить по бизнесу Алекса. Не до разорения, но весьма существенно. Хотя последствий не мог предугадать никто.

Вот это да! А если бы я не залезла в шкаф и не услышала информацию, которая не предназначалась для моих ушей? Успел бы Хранителев?

– Не факт, – мрачно ответила Ксюша, а я с ужасом поняла, что думаю вслух. – В афере были замешаны оба заместителя Майкла. Резво забрали бы контракт и отвлекли Громова. Поверить не могу, что ты ему такой подарок сделала!

Я кашлянула.

– Кстати, о подарках…

Но Оксана только отмахнулась.

– Подожди, ты не рассказала, как лифты пережила. Или пешком поднималась?

Уверена, Антонова может разговорить любого, и в первую очередь – меня. Сама не знаю, как я выложила все, что случилось в лифте и кабинете. Или исповедь Золушки перед Феей – это само собой разумеющееся?

Ксюшино лицо осветила нереально счастливая улыбка.

– Да ладно! Эви, ты крута! Хотя, нет, я круче! Если завяжу с модельным бизнесом, открою брачное агентство. Так и назову "Фея", зачем выдумывать? А когда вы поженитесь, потребую фото счастливой пары, и в качестве портфолио поставлю на главной странице личного сайта. – Она довольно потерла ручки и лукаво посмотрела на меня. – Ты же не против?

Я прикрыла глаза рукой и громко застонала.

– Ксю, он меня не выберет! Должность начальника отдела – это максимум из того, на что я могу рассчитывать!

Антонова прищурилась:

– А хочется большего, правда?

Вот зараза! Но я захлопнула рот и скрестила руки на груди. Признания она от меня не дождется!

– Работа меня вполне устраивает, Оксана Владимировна. Даже более чем.

Феечка подскочила, уперла руки в боки и решительно сдула челку со лба.

– Вот только не надо портить статистику будущего бизнеса, Эвелина Алексеевна. Я сказала, что поженитесь, значит, поженитесь! – И даже ногой топнула. – Я подготовилась, не сомневайся!

Я тяжело вздохнула, втайне надеясь на то, что ее план удастся. Но признаться в этом не готова даже самой себе.

– И что же ты придумала для четвертого этапа? – обреченно спросила я. В голову Ксю могло прийти все, что угодно. Но ведь в задании было указано, что подарок должен быть недорогим.

– Чем проще – тем лучше, – припечатала Антонова. – Зная наших куриц, могу с уверенностью заявить – они постараются выбиться из рамок "недорого". А мы в пику им не будем. Если уж на то пошло, твои фотографии – самый лучший подарок Громову. Если после этого он посмеет снять тебя с очередного этапа, я сама ему глаза выцарапаю.

Александр Великий, в твоих интересах этого не делать! У Ксю очень длинные и острые ноготки!

– Но предъявить те самые фотографии на конкурс ты не можешь. Сначала я хотела кое-что другое использовать, но в свете последних событий поступим иначе. Будем поражать не дороговизной, а индивидуальностью, и намекать на то, что память короткой быть не должна. Я уже купила небесный фонарик и даже написала на нем "Алексу Грому от фотографа Эвелины Лазаревой". И хлопушку купила – с конфетти в виде монеток. Пусть не забывает о том, кто спас его бизнес!

Ксюшины находки мне понравились, тем более фея на них не слишком потратилась. Зато впечатляли, пусть и казались простыми, как пять копеек.

Правда, я не была уверена, что Алекс оценит юмор, с другой стороны, намек более чем прозрачный. Вроде и не подарила ничего, но в то же время напомнила о себе.

Но эйфория уступила место беспокойству и какому-то неприятному, грызущему изнутри чувству.

Покопавшись в душе, я поняла, что меня смущает.

– Знаешь, Ксюш, я все-таки ему бескорыстно помогала… А вдруг он решит, что это было сделано ради конкурса? И превратно расценит мои намеки с фонариком и хлопушкой?

Антонова в изумлении похлопала длиннющими ресницами, а затем посмотрела на меня, как на форменную идиотку. Вернее, неведому зверюшку. Поняла, что я говорю вполне серьезно, закатила глаза, а затем постучала пальцем по лбу.

– Все с тобой ясно, Эви. Влюбленность детектед. Определена, то есть. Лазарева, тебе нужна перезагрузка и усиленная защита незатронутых "химией" участков мозга.

Это не фея, не верьте! Это демон в юбке!

– Можно подумать, у тебя с Майклом не так было! – возмутилась я.

Оксана разлеглась на моей кровати и подперла голову рукой, смерив меня ехидным взглядом.

– Конечно, так. Я же не зря считаю себя экспертом, способным открыть брачное агентство. Кстати, спасибо, что подтвердила мои предположения. А то я не была уверена.

Я застонала и бросила взгляд на подушку, лежащую в изголовье, но Ксю меня опередила, схватив ее за уголок. И засмеялась:

– Я буду сопротивляться, Золушка! Помни – за нападение на фею положен штраф!

Ну вот как на нее можно злиться?

После обеда, организованного заботливой горничной, мы с Ксю покинули мою комнату. Оказывается, красочный пакетик с подарками Антонова принесла с собой и оставила у двери. А я даже не заметила…

Что ж, меня ждет четвертый этап. Сердце против воли замирало… Почему-то совсем не хотелось проигрывать. На слова феи я старалась не обращать внимания. Не влюблена я в Громова, что за глупости! Он, конечно, умный, красивый, ироничный, заботливый, идеальный… Так, стоп! Не буду я об этом думать!

И не идеальный он!

Пока мы спускались по ступенькам, я озвучила подруге робкую просьбу, на которую решалась все утро:

– Можешь одолжить мне денег?

Оксана удивленно повернулась ко мне, и в ее взгляде застыло удивление.

– Что я слышу! Эвелина Лазарева попросила в долг! Земля, нет, вся Солнечная система перевернулась! – Она патетически закатила глаза, но спустя мгновение с интересом спросила: – А для чего?

Я невольно смутилась от ее возгласа. Признаться в том, на что я планирую потратить займ, было невероятно сложно, но и молчать не имело смысла.

– Завтра бал. Хочу купить себе платье… Ну и прическу сделать…

Оксана замерла с поднятой ногой, словно не веря в то, что услышала. А затем ехидно улыбнулась.

– Эви, ты прелесть! Похоже, только ты не знаешь, что Алекс распорядился каждой из оставшихся невест оплатить визит в салон красоты перед пятым этапом. А платье я тебе подарю, и отказы не принимаются! Фея я или где?! И туфли тоже подарю! Да, так уж и быть, можешь не сажать сорок розовых кустов. – Она подумала. – Достаточно пяти фоток для инстаграм. У тебя всегда удачные получаются.

Я на мгновение опешила, а потом расхохоталась.

– Сорок розовых кустов – требование мачехи, а не феи. Сказки нужно лучше знать! А еще брачное агентство открываешь!

Если у меня была надежда на то, что эти слова заденут Ксюшу, то я определенно просчиталась. Потому что Антонова и не думала смущаться.

– Не люблю я сказки, хотя и предпочитаю претворять их в жизнь, – подмигнула она.

Непробиваемая! Ладно, зайдем с другой стороны.

– Тебе не кажется, что ты продешевила, феечка? – ехидно спросила я. – Всего лишь фотки…

– Не-а, – перебив меня, отмахнулась Ксения, – я и без них обойдусь, но ты ничего не возьмешь просто так. Шевелись давай, опаздываем! Зажигалка есть?

Я поперхнулась. Откуда? И зачем?

– Небесный фонарик поджигать, – пояснила Ксюша, поворачиваясь к одному из слуг. Тот быстро выдал ей зажигалку, и довольная фея потянула меня дальше.

На пляж мы заявились последними. Остальные десять участниц, включая невозмутимую Дементьеву, лениво прохаживались вдоль кромки воды. Каблуки невест глубоко вязли в песке, но, кажется, их это ни капли не смущало.

Все верно, выкинут одни лабутены – купят новые…

Но я напрочь забыла о брендовой обуви, в недоумении уставившись на довольную Виолетту, которая облачилась в платье, выгодно подчеркивающее ее соблазнительные изгибы. Значит, главную фаворитку не исключили. Несмотря на то, что она не доплыла! Да, я ее спасла, но она же все равно не выполнила условия отбора!

Сердце неприятно кольнуло… Если Алекс махнул рукой даже на такое, и тем паче хочет жениться на своей бывшей, мог бы закончить отбор на третьем этапе!

Раздражение росло с каждой минутой. Я отошла подальше от остальных участниц и присела на песок, сжимая в руках Ксюшин пакетик. Впрочем, остальные участницы тоже не с пустыми руками пришли. И что-то мне подсказывало, что подарки будут сногсшибательными.

Не то, что мой.

Господин всея отбора появился на пляже с опозданием в полчаса. Невестушки уже начали тихо возмущаться, жалуясь на то, что от палящего солнца у них потек макияж. Еще бы, как соблазнять миллионера слипшимися ресницами? Эй, хлопнем… Эй, хлопнем… Еще разик, еще-е-е раз…

Я краем глаза заметила Алекса, даже не успевшего переодеться после встречи, но не подала и виду. Медленно ковыряла подвернувшейся палочкой ямку, в которую собиралась закопать подарок Антоновой.

– Добрый день! – бодро начал Громов. – Прошу простить за опоздание, дела миллионерские, знаете ли… Кхм… Начинаем четвертый этап отбора на звание моей невесты. Все помнят о том, что должны презентовать мне подарок? Подчеркиваю – недорогой. Это обязательное условие.

Невестушки зашушукались, беспомощно поглядывая на коробки в своих руках. А я воспряла духом. Мой подарок дешевле некуда! Между прочим, если я пройду четвертый этап, мне личная выставка полагается. До сих пор Гром держал слово, надеюсь, и этот раз не станет исключением.

Я решительно поднялась, отряхивая налипший на шорты песок. Грудь вперед, фонарик в небо, хлопушку в Алекса!

По жеребьевке, о которой Громов упомянул вскользь, мне снова выпало последнее место. Я заподозрила "жениха" в издевательстве и подлоге. Потому что он заставил меня смотреть на тонны безумно дорогих вещей, которыми одарили его невесты. Часы от Картье, очередной айфон, картина какого-то популярного художника, выглядевшая, на мой взгляд, жуткой мазней. Апофеозом стало яйцо от Фаберже, подаренное Виреевой. Надеюсь, это была копия, потому что стоимость оригинала просто не укладывалась у меня в голове. Я с грустью обернулась к вилле и мысленно уже собирала вещи. Не видать мне выставки, как своих ушей.

Я украдкой посмотрела на Алекса и увидела его замешательство. Он явно не ожидал столь дорогих подарков. В его взгляде читалось искреннее недоумение "Если вы считаете это недорогим, то зачем вам я?!".

Когда десятая коробочка оказалась на низком столике у ног Громова, он поднял взгляд на меня. Кажется, в нем промелькнула надежда. Ой, зря… У меня же совсем простенько! Куда мне до Картье!

– Лазарева Эвелина, – провозгласил невозмутимый Марк, делая пометку в папке-планшете. Ну что ж, пора…

Я вытащила из упаковки небесный фонарик и встряхнула мятый бумажный купол. Его ярко-красный цвет меня слегка удивил – Ксю могла выбрать что-то попроще, а то намек какой-то неправильный… Но главное – написанные слова.

О том, насколько неправильным оказался намек, я поняла, когда подожгла пластинку с четырех сторон. То-то он мне неровным показался…

А полезшие на лоб глаза Алекса Грома говорили сами за себя!

Пока на квадратике разгоралось пламя, у меня в голове крутилась мысль – бросить чертов фонарик на песок и затоптать ногами! Знаешь, что, феечка моя ненаглядная, не ожидала от тебя такой подставы! Но пока я раздумывала, ветер выхватил небесный фонарик из моих рук, и он взмыл в небеса, как назло, повернувшись боком с надписью прямо к Алексу.

Даже не представляю, о чем он подумал, увидев над собой огромное красное сердце, пронзенное стелой, с надписью "Вместо тысячи слов…".

Нет, я прекрасно понимаю, о чем он подумал!

Я убью тебя, Антонова!

Немного ошарашенный взгляд Алекса постепенно менялся на ироничный, ехидный, довольный и… Все, я пас, не стану разбираться в оттенках его эмоций!

– Спасибо, Эвелина Алексеевна, не ожидал, – хмыкнул он, не сводя с меня странного взгляда.

Еще бы! Но это не конец! Сейчас как закидаю тебя конфетти с монетками – глядишь, дойдет!

И я решительно вытащила огромную хлопушку из пакета, который небрежно отбросила в сторону. Нацелилась на Алекса, и в ту же секунду услышала над ухом протяжный полустон-полушепот Ксюши:

– Эви, я пакетики перепутала! Не надо!

Но она не успела. Я дернула за веревочку, и раздался громкий оглушающий хлопок. Невесты с визгом бросились врассыпную, а я зажмурилась от ужаса. Через пару секунд, показавшихся мне вечностью, осторожно приоткрыла один глаз, и меня захлестнула удушающая волна. Алекс оказался с ног до головы опутан серпантином с пошлыми красными сердечками. Мне даже показалось, что бумажные полоски – вовсе не бумажные, потому что они приклеились к его костюму намертво. Как и сердечки.

Наш потенциальный жених потерял дар речи. В его лицо я боялась даже смотреть.

Картина Репина "Приплыли", всю ночь гребли, а лодку отвязать забыли. При этом картина называется не так, Репин не имеет к ней отношения, зато реакцию Алекса предугадать не берется никто…

Как и конечную точку моего маршрута – сбежать, куда глаза глядят. Ах, да, не забыть самое главное. Прибить фею!

Назад: Глава 20
Дальше: Глава 22
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий