Невеста для миллионера

Глава 22

*Эвелина*



– Это было… весьма эффектно, Эвелина Алексеевна, – выдавил Алекс, безуспешно пытаясь избавиться от бумажных полосок. Или не бумажных? Потому что отодрать их было весьма и весьма проблематично.

Какому идиоту пришло в голову запихнуть в хлопушку скотч?!

Хотя насчет скотча я наверняка погорячилась, но серпантин точно оказался бракованный, с клеем и прочими неприятностями. Для меня.

Остальные невесты бросились помогать потерянному жениху, и совместными усилиями содержимое хлопушки посыпалось на песок. Одежда Алекса Негодующего оказалась безнадежно испорчена. Белесые полосы на темной ткани не радовали никого, в том числе и меня.

Я с ужасом представила, сколько стоит костюм босса, и, закусив губу, мысленно застонала. Минимум три месяца на голодном пайке я вряд ли выдержу.

Интересно, а начальникам отделов можно приходить к главному боссу и тырить печеньки из его вазочки?

Впрочем, кто же меня на работе оставит после такого?!

Я оглянулась на феечку – но она довольно резво, учитывая традиционные каблуки, сбежала в объятия своего жениха, который с трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться. Смешно ему…

Надо отдать должное Громову – он пришел в себя очень быстро. Я мысленно успела только бабушкину квартиру заложить, а о продаже почки всего лишь размышляла.

Все это время Алекс не отводил от меня глаз. Проценты прикидывает?

– Пять баллов, госпожа Лазарева, – наконец, выдавил он. – С плюсом. Даже если бы я удалял кого-то с этого этапа, вы были бы последней. Очень оригинально, не поспоришь.

Что он сказал?!

Остальные невесты недовольно зашептались, но Громов сдернул с плеча последнюю полоску серпантина и торжественно произнес:

– Дорогие участницы! Сердечно благодарю за ваши подарки, правда, большинство из них я буду вынужден вернуть. Слишком дорогие. Но я оценил задумку каждой, поэтому после четвертого этапа отбора никого не буду удалять.

Ого, даже так? Неожиданно… Он собирается возвращать чужие подарки… Впрочем, какая разница, мне и возвращать-то нечего – фонарик улетел, а серпантин пал смертью храбрых.

Громов меж тем продолжил:

– Жду вас в одиннадцать вечера на балу, который станет пятым и последним этапом моего отбора. Свою невесту я выберу завтра. Желаю удачи каждой из вас. Поразите меня, – подмигнул он.

А затем почему-то бросил взгляд в мою сторону. Я тебя недостаточно поразила? Хочешь еще? Да легко!

Интересно, если на бал заявлюсь в джинсах и кроссовках, этого хватит, чтобы удивить Алекса Грома?

Хотя вряд ли, он меня во всем этом уже не единожды видел…

Вся беда в том, что я не хочу идти в джинсах. И тем более в кроссовках. Я прикинула – сейчас около двух часов пополудни, до одиннадцати еще вагон времени. Успею съездить в какой-нибудь магазин и выбрать наряд.

Потому что определенно боюсь того, что может предложить мне фея!

Улыбнувшись, Алекс учтиво кивнул участницам и увлек Майкла по дорожке к дому. Невесты затрусили следом за ним, бросая на меня недовольные взгляды. Еще бы, по словам Громова, я – фаворитка четвертого этапа.

Так! Стоп! Я прошла четвертый этап?! Мне положена индивидуальная выставка?!

С ума сойти…

Через несколько минут на пляже остались только я и неловко переминающаяся с каблука на каблук Ксюшенька.

– Все ведь закончилось хорошо? – робко спросила она.

Я подняла обрывок липкого серпантина с надорванным красным сердечком и повертела его в руке.

– Ну, как тебе сказать… Ты меня чуть до инфаркта не довела!

– Не довела же, – легко отмахнулась фея. – Зато мой, то есть, твой подарок был самым оригинальным. Слышала, что сказал Алекс?

– А что он подумал, когда небесный фонарик увидел?! Тебе не кажется, что это выглядело, как признание в любви?!

Оксана Владимировна отступила на пару шагов.

– Вот видишь, я тебя выручила, не стоит благодарностей.

– Антонова!!!

Она резво отпрыгнула еще дальше.

– А это неправда разве?

– Я тебя убью, фея моя ненаглядная! – искренне пообещала я, комкая несчастное сердечко.

– Это не по канону, – хихикнула Ксюша. – Золушка не должна угрожать своей фее. И недальновидно, Лазарева, я тебе еще туфли не подарила.

– Я уже очень сильно опасаюсь принимать от тебя подарки!

– Ну и зря, они тебе точно понравятся. Не волнуйся, на этот раз я ничего не перепутаю. Зато лицо Алекса после твоей хлопушки я никогда не забуду, даже фото сделала. Хочешь посмотреть?

– Конечно, хочу! – воодушевилась я.

Ну как на нее можно долго злиться?

– Для кого эти милые дары предназначались? – поинтересовалась я, пока мы дружно шлепали в сторону виллы.

– Для Майкла, конечно, – фыркнула фея. – Я когда тебе покупала, решила и его порадовать. Кто же знал, что хлопушка окажется бракованной… Наверное, надо поблагодарить Алекса, что принял удар на себя.

Вряд ли Громов поверит в случайность. Но все равно надеюсь, что воспримет, как шутку, вроде моего "Я люблю тебя до смеха!". Хотя, учитывая утренние поцелуи и его потемневший взгляд, я понимала, что надежды вряд ли оправдаются.

А еще Алекс Гром завтра официально выберет свою невесту. Кажется, я уже знаю, кого именно. Не зря же он Виолетту не выгнал… Сердце неприятно кольнуло, а потом заныло так, что я испугалась.

Я попыталась взять себя в руки. Помни, Лазарева, ты достигла всего, чего хотела, и даже больше. Рассчитывала на работу штатного фотографа в "Ясном взгляде", а получила должность начальника отдела и персональную выставку фотографий в будущем. А вВедь об этом не могла даже и мечтать!

Почему же я совсем не чувствую себя счастливой?

Через полчаса я уже сидела в машине, которую предоставил Майкл для своей девушки. Мы выезжали последними – все участницы отбора разъехались, буквально роняя туфли. Каждой хотелось поскорее окунуться в спа-процедуры, посетить косметолога, парикмахера и еще бог знает кого.

Особого энтузиазма я не испытывала. Мною завладела апатия, не поддающаяся никакому логическому объяснению. Слова Алекса о завтрашнем дне обжигали сильнее ядовитого питерского солнца. Я старалась думать о своем чудесном кабинете, высокой зарплате, будущей выставке, но мысли все равно возвращались к выбору Громова. Представила его женатым на Дементьевой, и поняла, что от вожделенной работы, скорее всего, придется отказаться. Ради душевного равновесия.

Ксюша, как могла, пыталась меня развеселить, уверяя, что никого, кроме меня, Алекс не выберет, но я только отмахивалась. Глупости…

Зато когда мы добрались до города и попали в спа-салон, у меня из головы выветрилось абсолютно все. Вместе с чувством самосохранения. Потому что я только в страшном сне могла согласиться на такое!

Моя личная фея подтолкнула меня к улыбчивому администратору и произнесла фразу, от которой стало как-то не по себе: "Преображение по полной программе. Нужно за пять часов сделать из Золушки принцессу. Все счета оплачены".

Мамочки…

Администратор улыбнулся еще шире, и его взгляд стал плотоядным. Многообещающим таким…

Мамочки еще раз!

Антонова даже не попыталась меня подбодрить, махнула ручкой и ушла, по ее словам, обновить маникюр. А для меня началось такое…

Массаж, депиляция всего, что можно и не нужно, маникюр с педикюром и какие-то обертывания. Лицом занялись с удвоенным рвением – корректировали брови, завивали ресницы, накладывали маски, а затем мыли голову какими-то пахучими шампунями и втирали… даже боюсь подумать, что именно.

Интересно, я узнаю себя после всех манипуляций? В зеркало посмотреться мне почему-то не дали. Но зато соорудили на голове нечто и нанесли макияж.

В парикмахерскую заглянула Ксюша. Ее волосы были уложены в высокую прическу и украшены стразами.

– Эви, мы опаздываем! – начала она, и тут ее глаза полезли на лоб. – Ох ты ж, ежики-колючки…

Я дернулась из рук парикмахера, который разбрызгивал над моей головой лак, и только чудом не получила ядовитой струей в накрашенный глаз.

– Что?! Совсем плохо, да?!

Антонова замерла на пороге с телефоном в руке. Ее ступор затянулся, я даже начала переживать за любимую подругу. Наконец, откашлявшись, она выдавила:

– Ну что ты, все хорошо. Поехали быстрее, полтора часа до начала бала!

В зеркало мне опять посмотреть не удалось. Я нацепила очки, и мы едва ли не бегом вылетели из спа-салона, провожаемые радостными улыбками и пожеланиями видеть нас снова. Еще бы, даже не представляю, во сколько Громову все это обошлось…

Мы попали в такую пробку, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Ну как же, вечер пятницы, погода отличная, поэтому все горожане ринулись на дачу. Ксю нервничала и беспрестанно кому-то звонила, а я сидела в оцепенении, пытаясь прийти в себя. Мои попытки посмотреть хотя бы в зеркало заднего вида успехом не увенчались – для этого пришлось бы подвинуть фею, а она была очень и очень зла. Поэтому я просто прикрыла глаза, надеясь, что мы все же не опоздаем.

Машина въехала на виллу без пятнадцати одиннадцать. Антонова выволокла меня с заднего сидения и резво поскакала вперед, несмотря на каблуки. Давно стемнело, и вряд ли кто-то мог нас увидеть, но Оксана все равно оглядывалась по сторонам. Повезло – мы так никого и не встретили, не считая парочки слуг.

Преодолев расстояние до моей комнаты за считанные минуты, мы ввалились в нее, и Ксю бросилась к шкафу. Интересно, что она ожидала там найти?

В меня полетела сначала одна бумажная коробка, затем вторая, поменьше. Я с трудом поймала обе, а фея сдула выбившийся из прически локон и решительно заявила:

– Одевайся! Там белье и чулки.

Не успела я удивиться, как Оксана пояснила:

– Я попросила твою горничную принести все необходимое из моей комнаты. Вернее, не из моей, а из нашей с Майклом. Ты же не хочешь на него наткнуться?

Я замотала головой и резво сбросила с себя одежду. После всех процедур мне не отдали футболку, в которой я приехала, а заставили надеть какую-то рубашку на пуговицах. Мол, чтобы при переодевании я не повредила прическу. Фея все предусмотрела…

Сама она переодевалась со скоростью света. Пока я возилась с чулками, она уже натягивала на себя переливающееся ярко-голубое платье чуть выше колена. Я порадовалась: Ксю отошла от своего любимого канона – юбок, больше похожих на пояс.

Но радовалась я, как оказалось, преждевременно. Фея решительно подошла ко мне и сунула в руки плечики с болтающимся на нем ярко-красным платьем. Я сглотнула. Ни разу не позволяла себе таких расцветок. А уж когда натянула легкий шелк с жесткой сеткой подъюбника, поняла, что это для меня слишком! Я даже сверху свои ноги вижу едва ли не полностью! Правда, сзади икры холодил все тот же шелк, но…

Не слушая робких возражений, Антонова решительно застегнула молнию на моем платье и поцокала языком.

– Туфли, Золушка, – напомнила она, вытаскивая из коробки сногсшибательную пару обуви. Если что – сногсшибательная – это не фигура речи! Изящные лодочки имели платформу в два пальца толщиной и каблуки сантиметров двенадцать, а то и тринадцать… Казалось, они были сделаны из настоящего перламутра, который отражал малейший лучик света и буквально ослеплял. Не обувь, а оружие массового поражения!

Хрустальные туфельки… Но ослепить ими необходимо только одного…

– Я упаду, – потерянно заявила я, а ступни уже сами потянулись к этому произведению искусства.

– Не упадешь, – отмахнулась фея. – Зря я, что ли, тебя учила?! Но с непривычки можешь устать, так что танцуй не больше часа, Золушка. Как раз до двенадцати.

Ксюша хихикнула, но мне было не до смеха. Я сунула ноги в лодочки и поняла, что они будто созданы для меня. Размер, ширина… нигде не жало, не натирало, и мне было даже комфортнее, чем в кроссовках. Идеально!

Вот только двигаться в них все равно не могу. Сама не знаю, то ли боюсь, то ли не умею…

– А это что?

Фея шагнула к кровати и подхватила с покрывала какую-то коробочку, перетянутую красной ленточкой. Получив мое согласие (я все еще не рисковала и шага сделать), Антонова сдернула подарочную обертку и недоуменно уставилась на содержимое.

– Ну что там? – нетерпеливо спросила я, придерживаясь за столик у зеркала.

Оксана подошла ближе и сунула коробочку мне под нос.

– Кажется, линзы…

Что?!

Ксю без слов отдала упаковку, и я с удивлением увидела название лучшего бренда одноразовых линз, а так же свои диоптрии, написанные сбоку.

– Ну, знаешь, феечка, могла бы и не притворяться! Спасибо тебе! Хотя удивлена, откуда ты знаешь нужные параметры, чтобы сделать заказ.

Ксю ошарашено покачала головой.

– Эви, это не я… Я бы не рискнула – твой размер одежды и обуви я знаю, но диоптрии – точно нет.

А кто тогда?! К врачу я уже два года не обращалась. Очки меня вполне устраивали, а на линзы денег не хватало. Я и пользовалась ими только однажды – папа расщедрился и сделал подарок на выпускной. Я тогда упаковку вместо месяца растянула на целых два…

Разве что… Но этого не может быть!

– Вот Золушке и "глазки" подоспели, – сбросив оцепенение, радостно заявила Ксю, сунула мне в руки влажную салфетку и приказала: – Осталось пять минут! Быстро сняла очки, надела линзы и отправила свое тело на бал!

Я машинально последовала ее совету. Поморгала, понимая, что теперь всегда буду выделять часть зарплаты на это чудо чудное и диво дивное. А когда-нибудь обязательно накоплю на операцию!

– Повернись к зеркалу, Золушка, – посоветовала фея. – И посмотри на себя, наконец.

Выполнить пожелание Ксюши оказалось невероятно сложно. На негнущихся ногах я сделала шаг вперед и оперлась на подзеркальник. Собравшись с духом, я распахнула ресницы, уставившись в свое отражение. А через мгновение отшатнулась, не веря глазам своим. На меня смотрела испуганная незнакомка, настоящая красавица! Идеально уложенные в высокую прическу волосы цвета молочного шоколада, две завитые прядки, обрамляющие лицо с обеих сторон, удивленно приподнятые брови, густые ресницы и идеально очерченные пухлые губы. Платье и правда оказалось коротким; ткань прикрывала ноги всего лишь до середины бедра, но только спереди. Зато ниже спины спускалось красивой волной до самых туфелек. Плечи были оголены, однако лиф сидел, как влитой.

Не к чему даже придраться…

Я зажмурилась. Нет, это не я! Это не могу быть я!

Еще бы, такие изменения случаются не каждый день. Как я теперь жить-то буду? "Здравствуйте, меня зовут Эвелина Лазарева, неужели не помните? Как не узнали? А у меня паспорт есть! Да, согласна, не похожа…". На моменте "Лазареву забрали в полицию за использование чужих документов" я очнулась и прекратила мысленный поток глупостей.

– Ты, Эвелиночка, ты, – хихикнула Антонова. Она прочитала мои мысли, или я говорила вслух?! – Все, убегаю, Майкл прислал двадцать пять сообщений, надо его успокоить. Встретимся внизу. У тебя две минуты!

А? Что?! Две?! Я не смогу!

Ксюша, услышав мои то ли слова, то ли мысли, резко остановилась на пороге.

– Ты помнишь, что я говорила тебе в восьмом классе, Лазарева? В девятом… и даже одиннадцатом? А ты меня не слушала.

– Что?!

В моем лексиконе, похоже, не осталось других слов. А мысли и вовсе разбежались, как тараканы.

Фея снисходительно улыбнулась и напомнила:

– Ты никогда не будешь идеальной для других, однако вполне можешь стать идеальной для самой себя. Совершенствоваться можно и нужно, Эви. Но исключительно потому, что это необходимо тебе. Не другим, Золушка. Тебе.



*Алекс*



На виллу я вернулся незадолго до одиннадцати и, зашвырнув костюм, куда придется, сразу отправился в душ. Мечтал смыть с себя грязь и предательство сегодняшнего дня. Честно скажу, очень хотелось одного – убивать. Отрабатывая свои промахи, служба безопасности перетряхнула всю фирму, допросила каждого сотрудника, включая уборщиц. Голов полетело немало, а обоих заместителей Хранителева и вовсе взяли под стражу. Но злиться можно было только на себя – не досмотрел, позволив предателям глубоко пустить корни в "Ясном взгляде".

Черт, да я чуть фирму не потерял!

Но на два вопроса ответа я так и не получил. Первый: кто за всем этим стоит? Подвергнутые допросу подозреваемые сами не знали имени заказчика. Оплату они получали через Интернет, как и задания. Проверка адресов и даже банковского счета, с которого отправлялись гонорары, ничего не дала. Все тот же оффшор. Ну и второй: не связана ли с событиями в "Ясном взгляде" та самая идиотка, которая несколько недель заваливает письмами мой почтовый ящик. "Ты все равно будешь мой!", "Жить без тебя не могу!", "Никому не отдам!". При этом она не делала никаких шагов и попыток сблизиться. Но зато с упорством комментировала в письмах любой мой пост в социальных сетях, показывая, что следит за мной почти круглосуточно. Служба безопасности сбилась с ног, задействовав все возможные рычаги, но напасть на след этой сумасшедшей так и не могла. Письма отправлялись либо из других стран, либо через множество прокси-серверов, и только однажды удалось засечь, что барышня находится в моем городе.

Честно говоря, ее послания так надоели, что неожиданно в голову пришла сумасшедшая мысль – устроить этот несчастный отбор невест и вывести дамочку из тени. Кто же знал, что все так обернется…

По сути, я ничем не рисковал. В конце отбора можно было выбрать любую в качестве невесты, да хоть ту же Лерку Полонскую – ей реклама и контракты с лучшими модными домами, а мне гарантированное избавление от посягательств на мою свободу. А липовую помолвку можно и разорвать через пару лет.

Когда дамочка начала благодарить в письмах за "чудесный вечер", мы с Майклом решили, что задумка удалась, и психованная прорвалась-таки на виллу. Без ложной скромности, я организовал отличную защиту для всех невест. Для каждой и круглосуточно. Тем более в самом начале опасности никакой не было, да и потом она начала неявно угрожать исключительно мне. Я старался никого не выделять на отборе, но, видимо, этого оказалось недостаточно, учитывая отравление Дементьевой…

Но я совсем упустил из виду одно обстоятельство. Служба безопасности так и не смогла найти отправительницу писем. Слишком хорошо она умела скрываться, владея такими возможностями веб-маскировки, которые и лучшим хакерам не снились. Раньше я не замечал подвоха, однако должен был насторожиться – истеричные крики о любви до гроба мало вязались с тем, как дамочка заметала следы. А в свете последних событий начинаю сомневаться, что она вообще участвует в отборе и желает получить мою руку и сердце. Даже в ее поле уже сомневаюсь… Если она как-то связана с попыткой захвата "Ясного взгляда", то интересная ситуация вырисовывается…

Однако она неплохо осведомлена обо всем, что происходит в моей жизни и даже на вилле. Поэтому вопросов, скорее всего, не два, а один: кто же водит меня за нос?

Последнее, о чем я мечтал – это присутствовать на балу, который сам же и организовал. Пора заканчивать этот фарс под кодовым названием "Отбор невест для Алекса Грома". В свое время мы с Майклом решили, что это неплохой способ не только узнать личность прилипчивой барышни, но и развлечься, устроив себе давно заслуженный отпуск. Но все пошло не так, как мы планировали…

Да, что-то явно не вписывалось в мой, пусть и легкомысленный, но весьма продуманный план. Например, появление на отборе обладательницы насмешливых карих глаз и острого язычка…

Мысли об Эви определенно улучшили мое настроение. Интересно, наденет она линзы или нет? И не заявится ли на бал в драных джинсах? Мне, в общем-то, было глубоко фиолетово, в чем она заявится, главное, чтобы пришла. Да хоть в рубище, хоть голышом! Хм… Вспомнил, как выглядела Пигалица в купальнике, застонал и включил холодную воду на максимум. Черт, даже ее очки целоваться совсем не мешали. Интересно, как она отнесется к тому, что я договорился об операции у лучшего глазного хирурга нашего города уже в следующем месяце? Если откажется – скручу и привезу насильно.

О чем ты думаешь, Громов… По тебе Уголовный кодекс плачет.

Я не удивился, когда увидел в своей гостиной развалившегося в кресле Майкла. Он терзал телефон, пытаясь до кого-то дозвониться.

– Принц, ты опаздываешь на бал, – фыркнул он, наблюдая за тем, как я поправляю бабочку перед зеркалом. Честно говоря, очень хотелось выпить. Справедливости ради, именно за этим я в гостиную и заглянул. Не стал отказывать себе в удовольствии и плеснул в бокал виски. Хранителев, судя по всему, оказался здесь с той же целью.

– Да что я там забыл, – отмахнулся я, глотая огненную жидкость.

– Новости есть? – напрягся Мишка.

– Нет, – нахмурился я. – Зря мы с тобой затеяли эти маски-шоу. Ладно, я затеял.

– Я с себя ответственности не снимаю, – вздохнул Майкл и сжал бокал в руке до побелевших костяшек пальцев. – Заместители мои… Прости, не досмотрел. Приму любое твое решение.

Я отмахнулся. Пустое. Оба виноваты, но фирма-то моя. Не стоило пускать все на самотек.

– Кого выберешь? – вдруг спросил Майкл. – Ты вроде завтра обещал определиться с невестой.

Хороший вопрос… Вернее, никаких вопросов, и в голове сразу нарисовался четкий ответ. Это пугало.

– Может, никого? – усмехнулся я.

– Да ладно. – Майкл поднялся и плеснул себе очередную порцию виски. – И отпустишь ее на все четыре стороны?

– Ни за что.

Мишка засмеялся, а мне искренне захотелось ему врезать. Просто для профилактики, и желательно с ноги. Любит он выводить меня из себя.

Хранителев неожиданно бросил взгляд в окно, а затем подошел ближе и уставился куда-то вниз.

– Ты бы скорее определялся, Александр Сергеевич. Кажется, одна из твоих "невест" сбегает, не дождавшись окончания бала и объявления результатов.

Сейчас заплачу от горя и начну рвать на себе волосы. Хранителев, стареешь. Разучился даже иронизировать.

– Какое счастье! Да пусть они все катятся к чертям собачьим. Хоть оптом, хоть по отдельности. Достали – сил нет.

Майкл как-то странно посмотрел на меня.

– Ну хоть прощальным взглядом проводи беглянку. Бумажным платочком помаши. Все же девочка наверняка старалась.

Ладно. Провожу, так уж и быть. Надеюсь, это Виолетта? Хотя вряд ли… Счет из ее спа-салона был самым впечатляющим. Ну что ж, она заслужила прощальный подарок.

Я приблизился к Майклу и отодвинул в сторону жалюзи. Прямо под окнами заметил хрупкую девичью фигурку в ярко-красном платье, которая медленно шла к воротам. Мгновение – и она застыла на верхней ступеньке лестницы, не решаясь сделать следующий шаг. Неуверенно покачивалась на высоких каблуках, словно раздумывая, стоит ли двигаться дальше. Сильный ветер трепал идеально уложенную прическу, но она не обращала на это никакого внимания. А вот платье ей приходилось придерживать, чтобы подол не взметнулся вверх. С высоты второго этажа я отлично видел длинные ноги, красивую грудь и даже тонкие ключицы. Словно почувствовав, что за ней наблюдают, девушка обернулась.

О, черт!

Бокал с недопитым виски, со звоном ударившись о стену, разлетелся на мелкие осколки.

Хранителев, я обязательно припомню тебе громогласный хохот, прилетевший мне в спину!

Назад: Глава 21
Дальше: Глава 23
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий