Невеста для миллионера

Глава 25

*Алекс*



Я постоянно обновлял страницу, ожидая ответа от одного очень важного человека. Удочку закинул туда, куда не следовало, и сам с трудом верил, какую рыбку пытаюсь вытащить. Нет, я ни капли не жалел о своей "рыбалке", хотя и было до омерзения противно.

А еще я очень боялся получить правдивый ответ…

– Есть! – Майкл откинулся в кресле и заложил руки за голову. Он сидел за своим ноутбуком, забрав у меня часть работы. – Прокофьев написал, что эти фотографии были сделаны на другом фотоаппарате.

– Кто бы сомневался, – фыркнул я. – Мог бы и не спрашивать.

Прокофьев – наш общий друг еще со школы, сейчас работал в организации, которую вслух называть не принято. Даже профессионал не способен отличить фотографии, сделанные на идентичных моделях фотоаппарата – выходные данные будут одинаковые. А вот супер-профессионал, коим являлся Димка…

– Лишнее доказательство тебе не помешает, – улыбнулся Хранителев.

Да кому они нужны, эти доказательства? Я и так прекрасно знал, что Эви в этом не замешана. Даже вспоминать не хочу ту дурную сцену в собственной спальне, которая далась мне с огромным трудом. Но защитить Колибри было необходимо, пусть даже таким способом. И запереть тоже, а то натворит дел.

– Нашли "прослушку" в твоей спальне, – добавил Майкл, переговорив с кем-то по телефону. – Ты был прав. Но камер нет.

Отлично, надеюсь, эта парочка удовлетворилась нашим разговором? И расслабилась. До сих пор не могу смириться с собственными подозрениями. Где-то в глубине души я желал ошибиться, хотя уже давно перестал верить в сказки. Кроме одной.

– Ребята записи просматривают из комнаты Эвелины. На быструю перемотку пустили.

Скорее бы. В свое время мы с Мишкой, никому не сказав, поставили скрытые видеокамеры в комнатах всех "невест". Да, незаконно, но подвергать опасности не хотелось ни одну. Каюсь – на Эви было забавно смотреть, даже когда она просто спала… Не представляю, как я перед ней извиняться буду.

Я бесконечно обновлял эту чертову страницу. Ну же…

– Нашли! Нашли того, кто добавил фото в Эвин фотоаппарат! – крикнул Мишка, и я поднял на него глаза. Мы сидели за столом в библиотеке и пытались разобраться в паутине интриг, которая оплела мою жизнь, а я даже не заметил. – Вернее, ту.

– Лера?

– Она, – кивнул Хранителев.

Я почему-то даже не удивился. Вернее, понятно, почему… Как же все бесит!

– Но зачем она отравила Виту? Полонская совсем не глупа, наверняка первой заметила мой интерес к Эви, и прекрасно знала, что к Дементьевой я не вернусь.

Майкл тяжело вздохнул.

– А это не она сделала, Алекс. Кое-кто из невест мечтал выйти за тебя замуж до такой степени, что пошел на преступление. Вернее, пошла. Есть и второй отчет, ребята видео с яхты по кадрам разобрали.

– И кто же?! – почти крикнул я.

– Спокойствие, – нервно ответил Хранителев. – Хотя какое уж тут спокойствие… Анна Виреева. Нашли ее дневники. "Ты мое наваждение, Алекс".

Дьявол! Будь проклят этот идиотский отбор! С Русланом Виреевым, своим давним партнером, я поговорю. Пусть сам решает, что делать с младшей дочерью. Свою вину я тоже не снимаю…

Но сейчас было важно не это, и Майкл быстро замял неприятную тему. Зато вернулся к другой.

– Полонскую задержали. Она рыдает и готова покаяться во всех своих грехах. Утверждает, что ее заставили, но я, если честно, не верю. Слишком хорошо знаю Леру… – Он откашлялся. – Понимаешь, кого она обвиняет?

Майкл замолчал, не дождавшись от меня ответа. Но в то же время, наверняка догадался, что я не хочу это обсуждать. Сегодня рушились идеально выстроенные стены моего мнимого благополучия.

– Алекс! – присвистнул лучший друг. Да что там еще?! – На почту пришло аудиторское заключение по наследству твоей матери. Удивительно, но они не стали дожидаться понедельника.

Поднявшись на негнущихся ногах и обойдя стол, я вгляделся в открытый текстовый документ. Строчки плясали перед глазами, и мне пришлось вцепиться в спинку кресла. А я все-таки надеялся, что Лера врет… И даже когда разговаривал с Эви, не был уверен, что он зашел так далеко.

– Трындец подкрался незаметно, – пробормотал Хранителев, а я услышал звук входящего письма. И сразу еще одного. А затем телефонный звонок.

Быстро вернулся за свой ноутбук и открыл первое письмо. Не зря я так долго ждал. Фотографии были не слишком четкими, но на них легко угадывались двое. Лера и мой отец. Почему я даже не удивился?

На звонок я ответил с замиранием сердца, ожидая услышать еще какую-нибудь гадость. Утро субботы изобиловало ими, но я все равно не мог поверить. Слишком больно…

– Александр Сергеевич, доброе утро. – Голос начальника службы безопасности, обычно твердый и резкий, заметно подрагивал. – Я отправил вам письмо, внутри скан. Посмотрите, пожалуйста… Будьте уверены, что этот нотариус потеряет свою лицензию. Он должен был уведомить вас еще несколько месяцев назад, но запамятовал. Сволочь. Наши ребята с ним до сих пор работают, возможно, дело вовсе не в забывчивости.

Я так сильно сжал айфон, что едва не сломал его. Сообщение открывал с замиранием сердца, но даже не предполагал, что там прочитаю…

Через пару секунд я подскочил и сбросил со стола ноутбук. Он издал жалобный прощальный писк, прежде чем разлететься на части. Очень хотелось еще и телефон в стену запустить, но отчаянный голос Хранителева меня остановил.

– Сашка! Звонил охранник, Эви и Ксюха сбежали с виллы. Твой отец тоже уехал, а камеры на выезде из коттеджного поселка засекли несколько машин перед трассой. – Майкл сжал кулаки. – Если они что-нибудь ей сделали, я его собственноручно придушу!

Значит, не поверил. Неудивительно, в то, что я наговорил Пигалице, могла поверить только она сама. Обычно за предательство я по стенке размазываю, невзирая на лица, игнорируя пол и даже возраст. А тут…

Происходящее напоминало какой-то сюр. Почему я узнаю обо всем только сейчас, а не накануне?!

– Как давно они покинули виллу? – ровно спросил я, хотя внутри все клокотало.

– Около получаса назад. Камеры в комнате Эви не контролировали – ребята просматривали события предыдущих дней. Охранник – идиот, позвонил, только когда заметил веревку, спускающуюся по внешней стороне забора. А мог бы и раньше, ведь Лазарева пыталась прорваться, да и Ксюха спокойно вышла за ворота. Надо было и ей выход запретить! – И друг грязно выругался.

Ну, Пигалица, ты, как всегда, смогла меня удивить.

Полчаса… Мы не успеем их догнать. Решение я принял в ту же секунду. Нажал пару кнопок на телефоне и, игнорируя приветствие соседа по дачному поселку, четко произнес:

– Артем, мне нужна твоя помощь.



*Эвелина*



– О чем вы хотите поговорить? – спокойно спросила я, когда скорость снизилась до ста двадцати. Страшно почему-то не было, видимо, события сегодняшнего утра окончательно выбили меня из колеи и лишили чувства самосохранения. – И кто вы такой, позвольте узнать?

– Это отец Алекса, – шепнула мне на ухо фея.

Ого! Вот это пердимонокль! Странные дела творятся в Громовском королевстве.

– Спасибо, Оксана Владимировна, – усмехнулся этот неприятный человек. – Чем же ты его так зацепила, девочка, что он даже в моих словах усомнился?

– Понятия не имею, о чем вы говорите, – буркнула я, обхватывая себя руками. Меня знобило.

– Да и не важно, – отмахнулся Сергей Валентинович. – Ждать, к сожалению, я больше не могу, не сегодня-завтра аудиторское заключение попадет на стол Александру, плюс нотариус слетел с крючка…

Вот о чем он вещает с таким умным видом?! И зачем нас похитили?!

Собственно, последний вопрос я и озвучила Громову-старшему. Он противно усмехнулся.

– Посидишь в укромном месте пару дней, пока Сашка свою фирму на меня не перепишет. И мою вернет. Хотя, что там возвращать… А он на это пойдет, теперь даже не сомневаюсь. Он умеет держать хорошую мину при плохой игре, а вот плохую при хорошей…

У меня сейчас мозг взорвется!

– Да с чего вы взяли, что он что-то будет на вас переписывать, тем более ради меня? И зачем вы так поступаете? Это же ваш сын!

Взгляд Сергея Валентиновича стал злым и колючим.

– Этот ублюдок мне не сын, Эвелина Алексеевна. Вера, моя жена – та еще стерва, как оказалось. От другого понесла. Не ожидал от этой бледной моли ничего подобного. Но хоть после смерти удивила. Знал бы – давно забрал у нее бизнес, и плевать на последствия. А Саша раскрутился на мои деньги, по крайней мере, первый взнос дала ему мать, то есть, я! Значит, и "Ясный взгляд" принадлежит мне! Не получилось с оффшором – не беда, получится сейчас.

Я не ошиблась. Именно Сергей Валентинович пытался организовать подмену контракта в "Ясном взгляде". Именно его голос я слышала, сидя в шкафу. Но причина… та еще причина… Поверить не могу…

Справа от меня отчетливо икнула Ксюша. Если честно, очень хотелось к ней присоединиться. И поднять челюсть с пола.

Зато Громов-старший довольно улыбнулся, поймав мой ошарашенный взгляд.

– Повезло, что вы обе попались. Хранителев тоже в стороне не останется, все отдаст. Правда, Ксюшенька? А я сразу же покину страну. Будут сговорчивыми – получат вас обратно. Если же нет… тоже получат, но по частям.

Фея икнула снова, и я на пару с ней. Мне это точно не снится?!

Но с какой стати Алексу отдавать все ради меня, если… Так история с фотографиями была подставой от Сергея Валентиновича?! А Великий усомнился?

Кажется, я сказала это вслух…

– Конечно, усомнился, Алекс не дурак. Но все равно неплохо получилось, правда, Колибри? – подмигнул он. – Прозвище-то какое… Удивительно, что он в тебе нашел. Рядом с ним намного красивее девушки водились.

Я фыркнула и отвернулась. Громов-старший неожиданно замолчал, но вовсе не потому, что я не желала разговаривать. Прямо над нами нарастал странный гул, и Сергей Валентинович с опаской заозирался по сторонам. Дорога была пустынна; автомобиль приближался к перекрестку, на первый взгляд ничего необычного. Но гул становился сильнее, и главный похититель прижался лицом к лобовому стеклу в попытке рассмотреть небо.

Его громкая ругань совпала с голосом то ли из рупора, то ли еще какого-то непонятного динамика:

– Золушка, на пол! Быстро!

Что?!

Водитель резко дал по тормозам, и только руки охранников не позволили нам с Антоновой впечататься в передние сидения. Правда, едва машина остановилась, мужчины в масках распахнули двери и дали деру. Я ухватила фею за локоть, и мы плюхнулись на пол, как и нам и приказали. Я с ужасом вглядывалась в лобовое стекло и не могла поверить в то, что видела. Недавно танк вспоминала, Лазарева? Ерунда какая! Вертолет, перегородивший дорогу "нашему" автомобилю, намного круче!

Святые лабутены! Так вот какой гул мы слышали! Лопасти вертолета все еще работали, но из него уже выпрыгивали Алекс, Майкл и еще несколько, по виду очень крепких, мужчин в камуфляже. Осторожно подняв голову, я обалдела от увиденного. Включив мигалки и сирены, к перекрестку на всех парах мчались спецавтомобили. Признала я, правда, только карету "Скорой помощи". Про назначение остальных и думать боялась. Громов всю элиту спецслужб задействовал?!

Я старалась не растягивать губы в улыбке, учтивая трагичность момента. Ну хотя бы не светиться, как новогодняя елка, я могу? Нет? Ну и ладно.

Правда, было очень обидно, что "мыльница" запрятана в рюкзаке. Упустить такие кадры!

У Громова-старшего просто не было шансов. Он сначала оторопел, а когда попытался дотянуться до нас, его оглушил даже не крик, а звук трубы иерихонской. Сергей Валентинович с ужасом отшатнулся, оставляя всяческие попытки сделать из нас заложниц. Еще бы, не зря мы с Антоновой в школе хор посещали! Ультразвук у неразлучной парочки всегда неплохо получался. Собственно, именно за это наш дуэт с позором и выгнали, да еще и тройки по музыке влепили. Из вредности. Кто же знал, что умение громко кричать когда-то пригодится?

Сильные руки обхватили меня и вытащили из узкого пространства между сидениями. Я надеялась, что объятья, в которые я попала, принадлежат Алексу, но увы… Один из "камуфляжных" спросил, все ли у меня в порядке, и ко мне тут же подбежал один из врачей скорой помощи. Меня усадили на вдруг откуда ни возьмись появившуюся каталку, начали замерять давление и спрашивать, что болит. Ксюшу пристроили рядом, и Хранителев не отходил от нее ни на шаг. Я с завистью смотрела на них и тайно вздыхала.

Но, стоит признать, Алекс был очень сильно занят. Двое омоновцев оттаскивали его от Громова-старшего. Они что-то кричали, кажется, обвиняли друг друга во всех смертных грехах, и припоминали все, что можно и нельзя. Подъехавшая полиция быстро надела на Сергея Валентиновича наручники и настоятельно рекомендовала Громову-младшему последовать за ними.

Именно тогда Алекс оглянулся. Вперил в меня долгий пристальный взгляд, что-то прошептал одними губами, но я не смогла разобрать, что именно. Изо всех сил старалась сдержать слезы… Кажется, это был тот самый откат, про который обычно вещают психологи.

Мы с феей отделались легким испугом – я всего лишь ободрала локоть, а Оксана растянула связки на ноге. Неудачно я стащила ее на пол, неизменные каблуки подвели. Я искренне повинилась, но Ксю заявила, что я дура, крепко стиснула меня в объятьях и с чувством поцеловала.

В полицию нас забирать не стали, взяли показания на месте, предупредив, что на днях пригласят в отделение. Фея и ее прекрасный принц предложили отвезти меня на виллу, но я наотрез отказалась. Хочу домой, и точка. Майкл понятливо кивнул и даже не стал спорить. Ну вот, если даже он не настаивает…

Мозг отказывался работать, а в мыслях царила пустота. Едва я оказалась дома, на автомате позвонила близнецам, выслушала их восторженные отзывы о новом детском спортивном центре, где занятия проходят бесплатно, что-то промычала в ответ и поняла – больше не могу. Выдернула из розетки домашний телефон и, как была, прямо в одежде плюхнулась на кровать и отключилась.

Назад: Глава 24
Дальше: Глава 26
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий