Невеста для миллионера

Глава 26

*Эвелина*



Проснулась я затемно – часы на тумбочке показывали три часа ночи. Что ж, этого следовало ожидать – на стресс я всегда реагирую желанием придавить подушку и отдаться Морфею. Но, щелкнув по пульту телевизора, испытала настоящий шок. Уже утро понедельника?! Я проспала около полутора суток?! Знаешь, Лазарева, это рекорд даже для тебя.

Включила ноутбук и увидела кучу сообщений от Ксюши. Она писала, что теперь временно не выездная из-за травмы, призывала кару небесную на мою голову, советовала восстановить сим-карту, потому что наши телефоны не нашли – их явно выбросили по дороге, и требовала ей позвонить. С сомнением взглянув на циферблат, я решила отложить звонок до утра.

Тело от избыточного сна ломило так, что для разминки требовался либо поход в спортзал, либо генеральная уборка. За неимением денег я выбрала последнее. Вытерев пот со лба где-то в девять утра, я поняла, что на свою новую работу безнадежно опоздала. Да и не уверена, что кое-кто держит место ради меня. Алекс не объявлялся уже второй день, так что дорогу в "Ясный взгляд" можно навсегда забыть. Спасибо, что спас, что, так или иначе, изменил мою жизнь, но, в конце концов, это господина Громова ни к чему не обязывает.

На ноющее от тоски сердце внимания обращать не буду! Запечатаю всеми возможными заклинаниями и возьму себя в руки! Даже если оно разорвется на куски…

В начале одиннадцатого я выползла из душа, натянула длинную футболку, высушила волосы и вставила уже полюбившиеся линзы. Из зеркала на меня даже сейчас смотрела незнакомка – почему-то улыбающаяся девушка с румянцем на щеках, очень ухоженная и привлекательная. Есть плюс в этом дурацком отборе, однозначно есть!

Плюхнувшись на кровать, я решила, что самое время звонить Антоновой. Надо попросить ее забрать с виллы мои вещи – все же гардероб у меня скудный, а лето еще не закончилось. Носить нечего! Хотя я дала себе зарок – как только получу первую зарплату, так сразу поменяю имидж. Накуплю побольше платьев и юбок. Да, и туфлю неплохо бы вернуть, вдруг Ксю нашла вторую…

Стук в стекло заставил меня удивленно приподняться. Я, конечно, живу на первом этаже, но окна выходят во двор, а перед ними благополучно растут многовековые деревья. Ко мне никто никогда не ломился с фразами "Девушка, откройте дверь, я забыл ключи" или "Ты точно не хочешь выпить?".

Окно было приоткрыто, и липкий страх мгновенно пробежал по позвоночнику. С другой стороны, чего бояться, это всего лишь стук, а не попытка влезть в окно.

Как я ошибалась! Едва подошла ближе, как рама распахнулась, и в комнату ворвались шарики. Нет, не так. ШАРИКИ! Их было настолько много, что они мгновенно заполнили все пространство комнаты и грозились выпихнуть меня на тот самый подоконник. Нет, даже не десятки – сотни! И все одинаковые – ярко-красные сердечки с какими-то надписями.

Мамочки!

От неожиданности я плюхнулась на пол и прижала руки ко рту.

– Не ушиблась? – встревожено спросил Громов, влезая на подоконник и сжимая в кулаке веревочку одного из шариков. – Не думал, что у тебя настолько маленькая квартира.

Мне это точно не снится?! Боже, ущипните меня!

Но я горжусь собой – ни словом, ни взглядом не показала своих эмоций. Скептически посмотрела на захватчика и ледяным тоном произнесла:

– Поздравляю, Александр Сергеевич, ты практически выгнал меня из дома.

Алекс весело ухмыльнулся:

– Правда? Это мне на руку, Лазарева. – И, перебросив ноги через подоконник, спрыгнул на пол. Он не спешил поднимать меня, зато сам устроился рядом, сев по-турецки.

– Выспалась, Колибри?

Я поджала губы.

– А тебе, собственно, какое дело? – возмутилась я, отбиваясь от надоедливых шариков, пытавшихся сесть мне на голову.

– Есть причина, – улыбнулся Алекс Несносный. – Если девушка выспалась – это половина успеха. А вот как сотруднице тебе незачет, уже полтора часа как новый начальник отдела должен приступить к работе. Еще два с половиной – и можно засчитывать прогул. И не стыдно тебе, Эвелина Алексеевна, пользоваться расположением своего босса?

Он сейчас всерьез это сказал?!

И даже закушенная щека – обе щеки, чтобы сдержать неуместную улыбку – совсем не повод расслабляться!

– Неужели я все еще работаю в "Ясном взгляде", Александр Сергеевич? – как можно более холодно спросила я. – Кажется, во время нашего последнего разговора ты мне ясно дал понять, что…

– Прости меня, Эви, – перебил Громов. – Теперь и сам понимаю, что это не имело никакого смысла. Раньше легко заводил интрижки на вечер, да хоть на каждый вечер, а то и ночь… – Он замолчал. – Но с чувствами играть не умею, хотя ты все равно поверила.

– Ты о чем?!

Ладно, я лукавила. Многое я поняла сама, а недостающую информацию мне выдала Антонова в сообщениях. Но все равно хотелось услышать признание лично.

Алекс тяжело вздохнул. Было видно, что вскрываю еще не зажившие раны, но я должна знать все. Чтобы больше никогда к этому не возвращаться.

– Когда приехал отец вместе с Лерой и наговорил на тебя, я ни на секунду им не поверил. Возможно, должен был, но – нет. К тому же аудиторы прислали мне сообщение еще в пятницу, что есть кое-какие проблемы, да и появление Леры было, мягко говоря, неожиданным. Отец… – он запнулся, – Сергей просчитывал ситуацию, но и я тоже. Он большой любитель брать в любовницы молоденьких девочек и дурить им мозги.

Громов замолчал, а я не была готова встревать со своими репликами. А язвить тем более неуместно.

– Но вывести их на чистую воду было необходимо. Я подозревал, что на вилле не только Полонская орудует, но кто-то еще. Возможно, целая шайка. Очень неприятно понимать, что твой дом – совсем не твоя крепость.

Алекс устремил взгляд куда-то поверх моего плеча.

– Увы, некоторых слуг придется не только уволить. Как и нескольких сотрудников "Ясного взгляда".

Я все еще молчала – что тут скажешь, если любимый выворачивает душу наизнанку?

– Знаешь, хотел обезопасить тебя. Сделать вид, что я им поверил. Было любопытно, что они предпримут дальше, но ты, сбежав, как всегда, разрушила все мои планы, – фыркнул он.

Я насупилась.

– Извиняться не буду. Мне было очень неприятно!

– Знаю, – вздохнул Алекс Взяв в плен мою ладошку, он погладил подушечкой большого мой безымянный палец. – Зря я это затеял. Надо было тебя запереть не в твоей комнате, а, например, в собственной ванной.

– Алекс!!!

– Что? – расхохотался он. – Было бы больше пользы. А лучше привязать к себе…

Сердце уже давно выпрыгивало из груди, но я смогла задать еще один вопрос:

– Ты правда не его сын?

Громов-младший заметно помрачнел.

– Оказалось – правда. Мама оставила письмо-признание у нотариуса – с объяснением, почему она завещала все мне и обделила мужа. Я должен был получить его задолго до вступления в наследство – на днях как раз истекали полгода. Но Сергей как-то узнал о нем и угрожал нотариусу. Тот поместил письмо в специальную ячейку, но раньше сказать побоялся. Только в субботу утром решился – видимо, дрожать устал.

Ох, ничего себе!

– Но это еще не самое страшное, – глухо сказал Громов, вытягивая ноги. – Он создал виртуальную девочку-сталкершу, которая несколько месяцев выносила мне мозг своими сообщениями. Причем засечь, откуда они отправляются, было практически невозможно. Мои близкие, а потом и общественность, должны были поверить, что меня преследует фанатка. Вряд ли кто-нибудь удивился бы, если мой труп нашли в реке или на заброшенном складе. А у меня единственный наследник – это отец.

Я раньше еще чему-то удивлялась?! Да боже мой! Я просто понятия не имела, что такое бывает!

Громов прикрыл глаза.

– Леру он легко перетянул на свою сторону – у него большой опыт по части соблазнения молоденьких девиц, – грустно усмехнулся Алекс. – Сергей и маме изменял, и даже у Хранителева девушку увел. Но Громов-старший не ожидал, что вместо того, чтобы бросить все силы на поимку сталкерши, или же просто игнорировать угрозы, я устрою отбор невест. Безопасность для каждой я обеспечил – камеры в комнате, наблюдение… ну почти спецслужб, – признался он.

У меня глаза на лоб полезли.

– Ты хочешь сказать, что я все это время находилась под контролем… Алекс, я же почти голая из душа выбегала!

Он сложил руки в умоляющем жесте.

– Клянусь, Пигалица, все давно стерто! Единственный экземпляр – у меня.

– Что?!

Громов отодвинулся подальше и выставил ладони перед собой.

– Эви, все для пользы дела!

Я убью тебя, Алекс Великий! Нет, сначала поцелую! А потом все равно убью!

Но, избавившись от эмоций через пару секунд, я уловила главное. И не могла в это главное поверить.

– Ты хочешь сказать, что задумал отбор не потому, что решил найти себе невесту?!

– Нет, конечно, разве я похож на идиота? – возмутился Громов, но тут же смягчился. – Нет у меня никаких невест, Лазарева, и никогда не было. Но вполне может появиться одна-единственная… Если примет это кольцо. Знаешь, Эви, из меня вряд ли получится идеальный муж. Но он будет верным – это я обещаю. Выходи за меня, а?

Он пихнул мне в руки шарик, который так и не выпустил из рук. И теперь я догадалась, почему. На конце веревочки было привязано золотое колечко с неприлично огромным бриллиантом. А я наконец-то прочитала надпись на шарике… на всех шариках. "Вместо тысячи слов…".

– Плагиат! – припечатала я, хотя сердце в груди буквально перевернулось. Я так сильно сжала в кулаке пресловутое кольцо, что вырвать его было практически невозможно. Только вместе с пальцами.

– Ну и что? У тебя совесть есть, Лазарева? – простонал Громов. – Я знаю, что нет, но хоть бы взаймы у кого-нибудь попросила! Я два дня спал в машине рядом с полицейским участком. В деятельности отца такое обнаружили, что далеко уйти было невозможно, вскрывались все новые и новые подробности. А ты даже сим-карту не восстановила! Пигалица вредная.

– Как ты меня назвал?! – возмутилась я, стараясь не расхохотаться. – Да ты… да ты…

– А будешь возмущаться, предупреждаю – у меня еще много шариков по ту сторону окна имеется. Если их, конечно, еще не полопали местные дети.

Вспомнив своих соседей, я вздохнула – они вполне могут. Но мне и тех, что обитают в моей комнате – достаточно!

Но шантаж вселением в мою квартиру шариков – это слишком!

– А вдруг эти полопаю я?

Алекс притворно вздохнул.

– Золушка не должна быть такой вредной. А ты, между прочим, до сих пор кольцо не примерила.

Вот это наглость! Уровень – "Миллионер". Обожаю тебя, Громов!

– Между прочим, я не сказала "да", Алекс Гром, – не удержалась я.

– А кто тебе "нет" сказать-то позволит? – удивился он, и в следующую секунду легко освободил украшение от веревочки и ловко надел его на мой палец. – Ну вот и все, а ты боялась.

– Алекс!

– Так уж и быть, сегодня можешь не приходить на работу. Засчитаю местную командировку в связи с производственной необходимостью.

Пока я изумленно открывала рот, Алекс ловко закинул меня на плечо и направился к двери, уверенно отпихивая заполонившие комнату шарики. У меня дыхание перехватило, когда я неприлично свесилась головой вниз.

– Вилла соскучилась по тебе, Колибри.

Пока я раздумывала, побить его кулачками по спине или уже перестать выпендриваться, Громов хрипло добавил:

– Нет, до виллы не дотерплю. Надеюсь, у тебя кровать мягкая. Впрочем, какая разница.

Алекс резко поставил меня на ноги, и мне пришлось опереться рукой о стену, чтобы не упасть. Он резко сдернул с меня футболку, и я взвизгнула. А любимый неожиданно отступил, жадно оглядывая меня с ног до головы, словно пытаясь запомнить каждый изгиб моего тела.

– Чтобы не отходить от традиций. – Расталкивая шарики, он шагнул к окну и забрал с подоконника туфельку, ту самую, которую я потеряла, пока бежала от него по коридору. Стыдно сказать, но ее близняшку я поставила на тумбочку рядом с кроватью. Как напоминание…

– А вот и пара хрустальных туфелек. Наденешь, Золушка? – Голос Алекса заметно дрогнул. Темный взгляд гипнотизировал и сводил с ума одновременно. – Люблю тебя, Эви…

Сердце упало куда-то вниз, и я срывающимся голосом прошептала:

– Не могу отказать, когда просит самый замечательный на свете принц. Любимый и единственный…

Назад: Глава 25
Дальше: ЭПИЛОГ
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий