Невеста для миллионера

Глава 4

*Эвелина*



Ужин проходил в милой, правда, немного зловещей обстановке. Все девятнадцать невест, как по моей команде, давились листиками салата либо нарезкой из овощей, и только я наслаждалась сочным мясом. Уже мысленно смирилась с провалом и решила, что на этом жизнь не заканчивается. Хоть поесть напоследок по-королевски…

Ксюша лениво гоняла оливку по тарелке и с завистью смотрела, как я уплетаю кулинарные изыски местного повара. Кстати, господин Громов не отставал, тоже отдавая предпочтение мясу, а не траве. Впрочем, немудрено, с такими-то мышцами только белок и лопать.

– Положить вам еще? – тихо спросил официант в темной ливрее, едва моя тарелка опустела. Я демонстративно облизала вилку, чтобы добить окружающих, и широко улыбнулась.

– Да, пожалуйста. И передайте мою искреннюю благодарность повару.

– Обязательно, – одними уголками губ улыбнулся официант, снова наполняя мою тарелку. Злобные взгляды худеющих невест радовали глаз. Неужели им никто не говорил, что от мяса не толстеют?

– У вас чудесный аппетит, Эвелина, – неожиданно раздался голос Александра Великого, и кусок застрял у меня в горле. Едва не подавившись, я сделала большой глоток из бокала с соком и с возмущением уставилась на хозяина банкета, сидевшего во главе длинного стола.

– Надеюсь, это не намек на то, что я вас объедаю? – непроизвольно вырвалось у меня. Боже, что я несу… Это исключительно от неожиданности!

Его брови поползли вверх, хотя глаза откровенно смеялись.

– Да что вы, и в мыслях не было. Я всегда готов накормить… всех страждущих.

Сирых и убогих, это ты хотел сказать?

– Вы очень добры, Александр Сергеевич, всегда всем помогаете. А дорожку уже заасфальтировали?

Алекс откинул салфетку и сцепил пальцы в замок. Кажется, я перегнула палку… Неужели господина Громова так легко вывести из себя?

– Занимаюсь этим, Эвелина Алексеевна. Хотите поучаствовать?

Точно перегнула. Но остановиться уже не могла.

– Да что вы, сажать меня на каток – только дорожки портить.

Остальные невесты непонимающе слушали нашу перепалку, вертя головами туда-сюда. Ксения замерла, ее возлюбленный тоже.

Алекс закусил губу.

– Я так и думал, что вы только требовать умеете.

Ха! Ты меня плохо знаешь.

– Поверьте, не только. Но никогда не участвую в том, в чем не разбираюсь. Впрочем, хорошо, что вы прислушались к моим рекомендациям. Всегда рада быть полезной.

Ксюша поставила локти на стол и уткнулась в ладони, всем своим видом выражая искреннее отчаяние. Неужели так проняло? Раскроет же нас! Другие невесты тихо переговаривались между собой.

– Ваши рекомендации бесценны для меня, – невозмутимо заявил Алекс. – Как и ваш аппетит. Рад, что вы наконец-то остались довольны, Эвелина Алексеевна. На всякий случай предупреждаю, что по ночам кухня не запирается, и вы можете ею воспользоваться. Вдруг проголодаетесь или захотите кого-нибудь накормить.

Эм… это намек на… на что? Надеюсь, не на то, что пища мне нужна даже ночью?!

Ладно, я готова экспроприировать экспроприаторов, особенно, если они, вернее, он сам это предлагает. И поставить кое-кого на место.

– Обязательно воспользуюсь вашим щедрым предложением, Александр Сергеевич. Кошек и собак я, правда, здесь не видела, а вот мышку… Поймаю и накормлю, не сомневайтесь.

И тут одна из невест, сидящих рядом, взвизгнула:

– Какую еще мышку?!

Я едва не оглохла от ее крика. Демонстративно прижав ладони к ушам, я потрясла головой, а затем вежливо пояснила:

– Маленькую, серенькую. Она тоже голодная…

Меня сегодня однозначно кто-то укусил, возможно, та самая гипотетическая мышь. Удивительно, но мой потенциальный "жених" вызывал у меня глухое раздражение одним своим существованием.

– На вилле есть мыши?! – Встревоженные голоса раздавались отовсюду. Спутник Антоновой, видимо, тот самый Майкл, облокотился о стол и спрятался за сцепленными в замок руками. Кажется, я довела его до истерики.

Я надеялась, что господин Громов возмутится, а он откинулся на спинку стула и ехидно поддержал мою фантазию:

– Пробегают иногда. Я активный член общества защиты животных, у меня рука не поднимается их уничтожить. Радуйтесь, мои дорогие, все же мыши – не клопы.

Невесты снова зашумели, а Ксюша дернула себя за локон. Ой, это очень плохой признак. Ксения Владимировна никогда, даже под страхом смертной казни, не трогает свои наращенные волосы. Я ее точно добила. А злая фея – опасная фея.

Пора сматываться.

– Не стесняйтесь, и с клопами я готова вам помочь, Александр Сергеевич, только скажите, – поднимаясь, предложила я. – Опыт, сами понимаете, не пропьешь. – И уставилась прямо на Громова.

Алекс тоже поднялся, не сводя с меня изумрудных глаз, обещавших все кары небесные.

– Не смею вас напрягать, Эвелина Алексеевна. Даже учитывая ваш бесценный опыт, о котором вы так неосторожно упомянули.

Ну что ж, господин Громов, этот раунд окончился ничьей, а вы выкрутились с честью. Зато моя работа точно плакала горючими слезами. Придушите меня, чтобы не мучилась.

Я растянула губы в улыбке, наверняка жуткой. Помирать, так с музыкой.

– Благодарю за ужин, Александр Велик… Сергеевич. Если вы позволите, я покину вас, день был тяжелый. К тому же нужно подготовиться к первому этапу отбора.

Вот так, не в бровь, а в глаз.

Громов едва заметно скривился, а затем кивнул.

– Приятно было познакомиться, Эвелина Алексеевна, передавайте привет мышкам, если вам удастся поймать хотя бы одну и нанести ей добро. Кстати, рекомендую рокфор, мой повар подпишет его для вас. А то вдруг ошибетесь, когда полки холодильника инспектировать будете.

Юмор? Нет, не слышали. Издевательство в чистом виде! Как же он меня бесит…

– Хвостатые будут в восторге! – Я сложила ладони и прижала их к груди, всем своим видом выражая неуемную радость. – Правда, не уверена, что они едят плесень, но доверюсь вашим рекомендациям. Судя по всему, вы намного больше знаете о питании мышей, нежели я. Наверняка и с клопами знакомы не понаслышке. Все-таки активный член, – выделив последнее слово, я сделала многозначительную паузу, – общества защиты животных.

Вас когда-нибудь убивали взглядом? Мысленно расчленяли, сдирали кожу живьем? Поверьте, ничего приятного!

Гордо расправив плечи, я выплыла из обеденного зала и пулей взлетела на второй этаж. Упав лицом в подушку, я мысленно надавала себе тумаков. Ну что на меня нашло?! И как теперь участвовать в этом дурацком отборе?!



*Алекс*



После ужина мы уединились с Мишкой в моей любимой гостиной, которую в последнее время использовали, как тайный штаб. Боевые действия уже начались, требовался мозговой штурм.

– Гром, тебя сделали! – заржал Майкл, едва мы переступили порог. Отправив в рот канапе с подноса, любезно оставленного на столике в углу, партнер отхлебнул из бокала мартини.

– Заткнись, Миха, – невежливо одернул я. Слова друга бесили до невозможности. А как вспомнить, что началось после ухода этой пигалицы… Но казнить я предпочитаю сам. Изощренно и с фантазией.

Майкл судорожно сглотнул и опустил локти на стол.

– Ты что-то задумал, Алекс?

Понятное дело, он спрашивал не об этом досадном инциденте. Я устало потер переносицу и помотал головой.

– Не нравится мне это… Ты видел, что остальные сидели, как воды в рот набрав? Кстати, после вести о мышах и возможных клопах две невестушки сбежали. Марк занимается их отъездом.

Марк всегда выглядел невозмутимо. Всегда. Мне кажется, выражение его лица ни разу не изменилось за те десять лет, пока он у меня работал. Главный распорядитель моего загородного дома и один из немногих людей, которым я мог доверять.

Мишка весело рассмеялся.

– Нервные какие. Ну что ж, круг сужается. Зато Вита с тебя глаз не сводила. Думаю, ее не только мыши с клопами не остановят, но даже метеорит, если ему суждено упасть на твой дом. С кишащими на его поверхности жуткими монстрами.

– Типун тебе на язык, – резко ответил я. Хотя мысленно напрягся, и не только я.

Майкл демонстративно пожал плечами.

– Я просто говорю то, что вижу, не этого ли ты хотел?

Черт, а он прав. Выходка этой девчонки вывела меня из себя. И откуда только это чучело свалилось на мою голову?

– Хорошо, наблюдай дальше.

О делах никогда забывать нельзя. И уж тем более не стоит поддаваться эмоциям. Я и сам не понял, как сегодня утром эта растрепанная барышня смогла вызвать мое раздражение. Старею, что ли…

– Поедешь завтра со мной? В два часа я встречаюсь с отцом. Он переезжает в Москву, будет возглавлять столичный филиал.

Мишка обреченно кивнул, а я тут же вспомнил о том, что у друга вроде как любовь цветет пышным цветом. Похоже, "наблюдай" было лишним, сейчас Майкл вряд ли сможет думать о работе. Конечно, начальнику собственной юридической службы и по совместительству доверенному лицу я многое мог простить. Правда, недолго.

– Давай, колись, как далеко зашли ваши отношения с Ксенией. Что она сказала?

Мишка раздраженно пожал плечами и неожиданно выпалил:

– То же, что и ты. Нужно узнать друг друга получше, разделять и властвовать… То есть, любить и уважать.

Надо же… а эта фотомоделька не так глупа, как можно было бы подумать. Или Михе все же повезло? Обычно любовницы вцеплялись в Хранителя мертвой хваткой, а эта еще предлагает присмотреться? Либо слишком умная, либо наивная идиотка. Ну и последний вариант, в который я верю меньше всего, потому что все бабы одинаковые. Она и правда влюбилась.

– Отличный подход! – усмехнулся я. – Мне определенно нравится твоя будущая невеста.

Майкл злобно взглянул на меня:

– Только попробуй.

Он ревнует даже без повода? Однако.

– Полагаешь, мне оставшихся восемнадцати недостаточно? Вернее, семнадцати, не учитывать же эту пигалицу!

Лучший друг глубоко вздохнул, успокаиваясь. Вот так посмотришь на него – и передумаешь влюбляться. Нехило так его чувство приложило.

– Я бы сказал, даже перебор. Правда, на ужине все вели себя, как рыбы сушеные, обильно политые сахарным сиропом. Кроме этой… Эвелины Алексеевны, – хохотнул он. – Мне понравилось, как она Витку осадила. Да и Лерке чуть ноготь не сломала.

Я рассеянно кивнул. Самому себе было неприятно признаваться, что эта пигалица вызвала мой неподдельный интерес.

– Узнал про нее что-нибудь?

Хранитель расплылся в довольной улыбке. Постучав пальцами по столу, он откинулся на спинку кресла и заявил:

– Да, и ты сильно удивишься, Алекс.



* Эвелина*



Уснула я быстро. Очень-очень быстро, и так крепко, что не слышала звонков моей дражайшей феи. Уже мысленно представляла, как она плюется огнем и швыряет мне в голову хрустальные туфельки. С металлическими набойками.

На дисплее высветились целых десять пропущенных. Ксюха меня однозначно убьет.

Цифры перескочили, и я отметила, что сейчас половина пятого утра. Солнце вовсю светило сквозь узкую полоску между портьерами. Белые ночи…

Спать не хотелось совершенно. А вот пить – очень даже. Графин с водой я опустошила еще вчера, и никто его не обновил. Вот тебе и прислуга… И хоть я к ней еще не привыкла, но шляться по чужому дому в поисках водички было как-то неправильно. Однако, помнится, хозяин этого самого дома дал мне карт-бланш в отношении кухни. Рокфор мне, конечно, без надобности, а вот чаю я бы выпила.

Раздвинула противные розовые занавески, впуская в комнату солнечный свет. День обещал быть не только теплым, но даже жарким. Может, искупаться? Ксюша говорила, что вилла расположена на берегу залива, значит, есть шанс, что я смогу поплавать. На дворе начало июля, а я еще ни разу не поплескалась в открытых водоемах.

Быстро облачившись в купальник, шорты и майку, я стянула волосы в пучок, надела очки и цапнула полотенце из ванной комнаты. Надеюсь, горничная не подумает, что я его украла?

Мое внимание привлекла анаграмма в углу пушистого белого прямоугольника. "AG". Я закатила глаза. "Алекс Гром Палас Резорт"? Или "Элит парк хотел энд спа"? Н-да… Мой дорогой несостоявшийся жених, с манией величия определенно надо что-то делать.

Я спустилась на первый этаж, пытаясь найти кухню и вожделенную воду. Во рту пересохло так, что пустыня Сахара нервно курила в сторонке. Но вот беда, вилла была огромной, а общий план мне никто и не подумал предложить. Как и компас. Так что я абсолютно не знала, где искать пресловутую кухню. Впервые в жизни порадовалась своей квартирке. Всего два метра коридора, хочешь – попадешь на кухню размером с кладовку, хочешь – в совмещенный санузел в два раза меньше. Какая экономия времени и нервов!

Отчаявшись, я толкнула едва ли не первую попавшуюся дверь… и очутилась в сказке!

Помещение напоминало грот: темные шершавые стены, изогнутые настолько, что казалось, будто я угодила в тайную пещеру какого-нибудь дракона. Подсветка, умело скрытая внутри сводчатого потолка, рождала блики в легких волнах огромного овального бассейна, напоминавшего подземное озеро. Приглушенный голубоватый свет рождал настоящее волшебство и желание к нему прикоснуться. Все было идеально, не хватало только сталактитов со сталагмитами, но это я уже придираюсь.

Я тут же позабыла о том, что меня мучает жажда. Руки в мгновение ока стянули шорты, майку и очки, сгрузили у стены сумку и полотенце, и я, радостно взвизгнув, разбежалась и плюхнулась едва ли не в середину бассейна.

Вода оказалась на редкость теплой, и даже привычный хлор не жег глаза. Блаженство!

Но не успела я даже выплыть, как почувствовала легкое прикосновение к правой лодыжке. Кажется, ее даже схватили и слегка сжали. Чтооо?! Лягнув левой пяткой, я попала… куда-то попала, и вынырнула из воды, подскочив едва ли не на метр. Перед глазами все расплывалось, но я сдержала крик, в два гребка достигнув бортика и подтянувшись на руках. Попахав коленкой шершавый пол, я бросилась к оставленным вещам, нацепила очки и выставила перед собой полотенце, словно оно могло меня защитить.

Сердце стучало о ребра, как сумасшедшее, и я с трудом стояла на ногах. Что это было?! Змея?! Какой-то жуткий монстр?! Воображение рождало немыслимые картины, одна другой кошмарнее.

И кошмар удался. Вернее, состоялся… Такого отборного мата, вернее, непереводимой игры слов с использованием местных идиоматических выражений, я давно не слышала. Хоть записывай для расширения кругозора. Хозяин виллы вообще и бассейна в частности, со стоном вынырнув на поверхность, ни капли не стеснялся. То есть матерился, как сапожник. Правда, увидел обалдевшую меня, и поток ругательств резко прекратился.

– У вас отличный удар… пяткой. – Сдернув с головы очки для плавания, Алекс покрутил их в руках. – Вы умудрились сломать пластик, Эвелина Алексеевна. Я должен рассматривать это как попытку убийства?

И снова застонал, приложив ладонь к лицу.

Ноги подкосились, и я опустилась на каменный пол, продолжая сжимать полотенце.

– А зачем вы меня за ногу схватили?! Я думала, что наткнулась на водяного монстра, вроде лох-несского чудовища, – вырвалось у меня. Язык прикусить не успела. Кажется, ударилась я не коленкой, а чем-то повыше шеи…

Алекс Гром проигнорировал мой вопрос, зато удивленно уставился на меня единственным здоровым глазом.

– А что, похож?

Какое искреннее удивление! Нет, что вы, вы просто чудовище, Александр Сергеевич. Но вслух этого, разумеется, не сказала.

– Обстановка соответствует, – выдавила я. – Не знаю, кто декорировал ваш бассейн, но передайте мою искреннюю благодарность за реалистичность образов.

Громов усмехнулся, отшвырнув очки на бортик, и снова закрыл пострадавший глаз.

– Обязательно передам. Стас будет в восторге.

А мне неожиданно стало очень стыдно. В конце концов, я нарушила уединение хозяина виллы, без разрешения плюхнувшись в его бассейн. Может, он от неожиданности меня за ногу схватил?

– Очень больно? Простите, я не хотела…

Поморщившись, Алекс отнял руку от лица и проморгался.

– Глаз жить будет… я надеюсь. Правда, у меня сегодня деловая встреча, смутно себе представляю, как я приду на нее с фингалом, госпожа Лазарева.

Да уж, нехорошо получилось… И тут мне пришла в голову здравая мысль. Я мгновенно подскочила, чувствуя себя обязанной помочь.

– У меня есть отличный крем с экстрактом пиявок, любые синяки убирает с легкостью!

Алекс на мгновение замер, а затем ехидно заявил:

– Поверьте, не стоило давить себе подобных, чтобы добыть этот важный эликсир.

– Чтооо???

Громов подплыл к бортику и, подтянувшись на руках, уселся на него, снова прижав ладонью левый глаз.

– Будем считать, что тебе послышалось. Неси свой крем, Эвелина. Как тебя мама называет? Лина?

Я набрала в легкие воздуха, чтобы выдать гневную тираду, но Алекс отмахнулся свободной рукой.

– После столь близкого знакомства с твоей пяткой смешно тебе выкать. Да и вообще, ты же вроде как моя предполагаемая невеста, – усмехнулся Громов. – Невеста на всю голову… – обреченно добавил он.

Это было обидно. Но справедливо, что уж скрывать. Но вот пассаж о маме был определенно лишним.

Я обернулась огромным полотенцем и покрепче закрепила его на груди.

– Никак. Моя мама умерла в родах. Друзья зовут меня Эви, но не думаю, что ты можешь войти в их круг.

Громов отнял ладонь от лица, и я увидела, как заплывает его глаз. Ой… перестаралась. Надо лечить, и чем скорее, тем лучше.

– Тогда зачем ты записалась на отбор, Эви Безбашенная?

Боюсь, это уже не имеет никакого значения. Не иначе бес попутал! Или мартини в обществе Ксюши было лишним. Работа в "Ясном взгляде", кажется, теперь мне не очень-то и нужна… Да и не светит. Однако, как он меня назвал?!

Отвечать я не стала. Подхватила свои вещи и решительно направилась к двери, на ходу бросив:

– Сейчас вернусь, Алекс Подбитый.

За спиной послышался странный звук, будто кто-то подавился.

Через пару минут я очутилась в своей комнате, скинула мокрый купальник, переоделась и быстро откопала в сумке обещанный крем. Волосы распутывала пальцами, нетерпеливо подпрыгивая на одной ноге. Стянула непослушные пряди в высокий пучок на затылке и тяжело вздохнула. В зеркало даже смотреть побоялась, еще приснится. Правда, выходя из комнаты, потянулась к сумке, выудив из нее еще кое-что, и спрятала в карман шортов. Снова захотелось похулиганить.

Когда я вернулась в помещение с бассейном, заметила, что Алекс тоже успел переодеться. На его бедрах болтались свободные брюки, но он снова не надел футболку. Ему жарко, или это стиль такой – ходить с обнаженным торсом?

Отвлекает. И бесит.

– Крем. – Я помахала упаковкой, указывая на скамеечку возле стены, и решительно заявила: – Устраивайся поудобнее, буду тебя лечить. – А затем ехидно добавила: – Если не боишься.

Гром смерил меня взглядом, полным скепсиса, а затем неожиданно подхватил под локоть.

– Дрожу от страха, Эвелина Алексеевна. Давай ты исполнишь свой долг на кухне, моя дорогая возможная невеста. Очень хочется кофе. К тому же здесь темно, и снова получить в глаз, пусть даже пальцем, пусть даже из чувства милосердия – это последнее, о чем я мечтаю.

Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий