Невеста для миллионера

Глава 5

* Эвелина*



Как оказалось, от бассейна до кухни рукой подать. Я не дошла до вожделенной двери буквально несколько метров. Какого дьявола меня занесло туда, где решил в одиночестве покорять глубины бассейна мой "потенциальный жених"? В полумраке хозяина виллы я даже не заметила! Надеюсь, он хотя бы не топился? А вдруг мой удар вернул к жизни господина Громова? Неплохо бы. Он бы всю жизнь был мне благодарен.

Правда, рассчитывать на это не стоило. Я определенно доставила проблем главе "Ясного взгляда".

Права Ксюша – я притягиваю к себе разнообразные неприятности.

Кухня оказалась поистине огромной – даже вся моя квартира проигрывала ее площади. Раза в два. Стол из белоснежного мрамора посередине, искусно сделанная подсветка на потолке, серебристые шкафчики, три внушительных холодильника. Стиль хай-тек. Никогда ничего не имела против этого стиля, даже наоборот. Но вот уюта он не добавлял, и я мысленно сравнила кухню с операционной.

– Присаживайся, – предложила я, и мы устроились на двух высоких табуретах у стола. – Не шевелись и закрой глаза.

Алекс послушался, а я, недолго думая, вытащила крошечный фотоаппарат-мыльницу. Конечно, профессиональные фотографы не считают подобную безделушку чем-то серьезным, способным сделать качественные снимки, но сейчас у меня была другая цель. Как хорошо, что вспышка выключена, и получилось почти бесшумно. На всякий случай я ногой повозила табурет по полу, заглушая возможные звуки. Не запечатлеть фингал Алекса Великого я просто не могла.

Убрав фотоаппарат, я выдавила крем на подушечку указательного пальца и быстро размазала белую субстанцию по лицу Громова. Прикасаться к его коже было на удивление приятно, а близость обнаженной груди с блестевшими на ней капельками воды волновала и почему-то начинала меня напрягать. Веко Алекса подрагивало, когда я сильно нажимала на травмированную кожу. Тыкать в его глаз перехотелось. Может, зря?

– Ну вот, до свадьбы заживет, – вымученно улыбнулась я, убирая тюбик в коробочку. А в следующее мгновение резко подняла голову, когда до меня дошло, что я сказала.

Громов широко улыбнулся, понимая, что моя фраза прозвучала двусмысленно.

– Надеюсь, все же раньше, – усмехнулся он. – Правда, учитывая отбор…

Я недоуменно пожала плечами, включив воду в раковине и смывая крем:

– Не хочешь ли ты сказать, что женишься через три дня? Это максимум, сколько может продержаться твой синяк.

– Нет, конечно, но ты привела меня в абсолютно нетоварный вид. Две невесты уехали после мышей с клопами, еще парочка сбежит, узнав, какой я драчун. Не рассказывать же им про твой хук пяткой?

Я скрестила руки на груди и милостиво разрешила:

– Можешь рассказать, я не против. Тогда сбегут еще пять.

Брови Громова поползли вверх:

– Однако у тебя нечестные методы борьбы, Эви-воительница!

– В любви, как и на войне, все средства хороши, не так ли?

– В любви?

Что-то меня не туда занесло. Алекс это прекрасно понял, смерив меня насмешливым взглядом. Что он хотел им сказать, чего ждал от меня? Отвернувшись, я пожала плечами и бросила за спину:

– Кофе будешь, Алекс-страдалец?

– Не откажусь.

С кофемашиной я справилась на удивление быстро, видимо, от злости, которая, несмотря на все законы химии и физики, поселилась в моем сердце. На что злилась, я и сама не понимала. Просто сидящий передо мной мужчина раздражал до ярких звездочек в глазах. Я понимала, что для этого чувства нет никакого рационального объяснения, поэтому злилась еще больше.

Нарочито осторожно поставила две чашки на стол, даже нашла сахарницу и вазочку с печеньем. Подумав, выудила из холодильника молочник. Кто знает, что любит свет очей наших Александр.

Бухнув в чашечку ложку сахара, я размешала кофе и выпила его почти залпом. "Жених" удивленно следил за моими действиями, но молчал, и это раздражало еще сильнее.

Он поднес чашку к губам, не сводя с меня красивых насмешливых глаз.

– Предлагаешь последовать твоему примеру? Ты случайно ничего в кофе не подмешала, дорогая невеста?

– Конечно, подмешала, – с готовностью ответила я. – Пока будешь маяться с отравлением, я всем расскажу, что ты алкоголик со стажем, ушедший в очередной запой. Как думаешь, сколько еще невест сбежит?

Алекс подавился глотком кофе, и я услужливо похлопала его по спине.

– Однако ты коварна, Эвелина, – откашлявшись, заявил Громов. – Неужели так хочется за меня замуж?

Запнулась, но не растерялась. Прижав ладошки к груди, с пафосом произнесла:

– Безумно! Просто мечта всей моей жизни!

На этот раз Алекс расхохотался в голос.

– Именно поэтому ты не знала, как я выгляжу?

Меня не так просто смутить, как тебе кажется, Громов!

– Внешность в человеке – не главное, а вот душа…

– Или его деньги? – быстро спросил Алекс.

Этого следовало ожидать. Что еще он мог подумать о такой, как я?

Настроение резко испортилось. Не отрицаю, деньги Алекса Грома меня тоже очень интересуют. Правда, в качестве зарплаты, которую я намеревалась честно отработать.

Оправдываться не имело смысла. Как и отвечать. Но все же…

– Бинго! Главный приз – вы угадали эту мелодию с двух нот! Нашли самую алчную претендентку вашего отбора!

Но Алекс почему-то смутился.

– Эви…

– Повторюсь – мне очень жаль, что нанесла вам травму, Александр Сергеевич. Надеюсь, что загладила свою вину, и вы на меня больше не сердитесь, – ледяным тоном заявила я.

Мужчина смерил меня ленивым взглядом и закусил губу.

– Разве мы не перешли на "ты"? Мне кажется, после таких интимных услу… манипуляций выкать немного нелепо?

Я прищурилась. Сарказм просто рвался наружу, и я ничего не могла с ним поделать. После вчерашнего ужина я уже мысленно похоронила свою будущую работу в "Ясном взгляде", а после происшествия в бассейне даже могильную плиту положила. Осталось только цветочки посадить и оградкой обнести.

Зачем все эти разговоры? Не стоило забывать о главном.

Я. Не. Вписываюсь.

– Не думала, что вы считаете лечение интимом. Даже боюсь спросить, как вы переносите врачебную помощь от Евгения Павловича. Уколы пониже спины, например.

Я это сказала?! Боже, я это сказала!

Рука Громова вздрогнула, и он едва не разлил содержимое чашки, из которой на этот раз не успел отпить.

– Вы забываетесь, Эвелина Алексеевна, – грозно заявил он, шваркнув чашкой о блюдце. Хрупкий фарфор треснул, и темно-коричневая жидкость выплеснулась на стол и растеклась по белоснежной салфетке.

Ну вот, обиделся. Нежный какой.

– Простите великодушно. Зато теперь мы снова общаемся на "вы". Это не так сложно, как вы думали, не правда ли? Кстати, если в первые сутки вам потребуется тональный крем или пудра, то, к сожалению, ничем помочь не могу – забыла их дома. – Я развела руками, пытаясь вложить в свой взгляд вселенскую скорбь. – Но уверена – другие претендентки с удовольствием поделятся с вами обширными запасами. И даже подберут подходящий вашей коже тон.

Гром дернулся, и я едва не сверзилась с табурета – мне показалось, что сейчас эти большие ладони с длинными красивыми пальцами сомкнутся на моей шее.

Меня спасло провидение, не иначе. На пороге кухни появился повар в белоснежной униформе и высоком колпаке. Он удивленно замер, уставившись на наш далеко не дружный дуэт.

– Доброе утро, – приветливо улыбнулась я и спрыгнула на пол. А затем придвинула Алексу коробочку и прошептала ему на ухо: – Можно наносить крем до пяти раз в день. Мне очень жаль, ваше величес… Александр Сергеевич.

И быстро потрусила к двери. Пришлось обходить повара, все еще пребывающего в ступоре.

– Мне тоже, госпожа Лазарева, – вслед донеслось ядовитое. – Удачи на первом этапе.

Я лучезарно улыбнулась, развернувшись на пороге, и едва вписалась в косяк.

– Будете болеть за меня?

Хотела подмигнуть, но решила, что за стеклами очков Громов моих кривляний просто не заметит.

Алекс не смог сдержать широкой зловещей ухмылки. Вкупе с наливающимся фингалом выглядело весьма пугающе. У меня сердце буквально в пятки ушло.

– Несомненно. Таких экземпляров в моей коллекции еще не было.

И не будет!

Я решила не отвечать и гордо покинула кухню. Надеюсь, хотя бы искупаться в заливе успею, прежде чем меня отсюда выгонят. Если, конечно, Алекс Гром уже не вызывает мне такси…



*Алекс*



Я прикладывал лед к глазу и мрачно смотрел на веселившегося Миху. Он выудил из меня все подробности утреннего происшествия и теперь искренне ржал. Захотелось разукрасить и его глаз, просто ради справедливости.

– Я ее уже обожаю, – заявил Майкл, предварительно отпрыгнув от меня в угол. – Ну прелесть что за девочка! Может, тебе на ней жениться?

– У тебя есть пять секунд, чтобы прийти в себя. – И я демонстративно вытянул вперед сжатые в кулак пальцы.

Миха отпрыгнул еще дальше.

– Понял, не дурак. Был бы дурак – не понял бы. – И почти мгновенно стал серьезным. – Как ты поедешь в таком виде?

Я поморщился.

– Как есть. В конце концов, это всего лишь деловая встреча, к тому же все давно оговорено. А ты меня подстрахуешь.

Михаил кивнул.

– Само собой. А твой отец точно готов переехать в Москву?

Я пожал плечами:

– Он мечтает об этом. После смерти мамы Петербург его не радует. Впрочем, вообще ничего…

Меня прервал негромкий стук в дверь. Отняв лед от лица, я предложил посетителю войти.

– Ваша машина, Александр Сергеевич. – Легкий поклон от Марка, и я отложил пакет со льдом. Вряд ли уже стану краше. А вот крем от дерзкой девчонки предварительно положил в барсетку – пожалуй, намажу по дороге.

Пока мы шли по коридору, я невольно задержал шаг у комнаты вредной пигалицы. Фигура у нее ничего, даже ножки длинные, несмотря на мелкий рост. Жаль, мало успел разглядеть. За дверью было тихо, не иначе спать легла, зараза. Я тебе еще припомню, Лазарева, и пятку, и все остальное.

– Задания разложили?

– Само собой, – расплылся в улыбке Миха. Что-то он в последнее время слишком много улыбается, аж раздражает. – Будет им с утра сюрприз.

Интересно, как выкрутится эта странная девочка? Зачем она приехала на виллу и приняла участие в отборе, я уже знал, но смущало то, что она не сделала ни единой попытки достигнуть своей цели. Вернее, сделала все, чтобы ее не достигнуть. Не стоит сбрасывать ее со счетов? Или наоборот?



*Эвелина*



– Эвелина Алексеевна, будете обедать?

Вчерашняя горничная после стука и моего рассеянного "войдите" показалась на пороге комнаты. Но я не обратила на нее ровным счетом никакого внимания. Уже трижды перечитала напечатанное послание от господина Громова, чтоб его черти взяли!

– На две персоны, пожалуйста.

Я подняла голову – в моей комнате появилась Ксюша в голубом воздушном платье, открывающем загорелые коленки и часть шикарной груди. Все же не зря подруга пошла в манекенщицы.

Вид Оксана Владимировна имела недовольный, и я обреченно вздохнула.

– Как скажете.

Когда горничная скрылась за дверью, меня едва не оглушил цокот каблуков дражайшей подруги. Он звучал, как набат, как смертный приговор моей несчастной персоне. Подойдя к креслу, Ксения буквально плюхнулась в него. Даже платье помять не побоялась? Нехороший признак.

– Рассказывай, моя дорогая, – зловеще начала она.

Я скрестила ноги, усаживаясь по-турецки на постели, и приготовилась к долгой отповеди.

– О чем? – с интересом спросила я.

И подруга не выдержала.

– О том, что ты вчера натворила!!! Ты правда не знала, как выглядит Алекс Гром?!

– Не-а, – беспечно ответила я. – Совсем забыла посмотреть фото этой замечательной персоны. А вот с его ранними фотоработами ознакомилась, они сделаны очень профессионально…

– Эви, ты дура! – припечатала Ксюша, и я аж подпрыгнула. – Как можно было не узнать того, к кому ты на работу собираешься устраиваться?!

Я пожала плечами.

– Дык не секретаршей же… И потом, я уже не собираюсь, меня все равно не возьмут. Кстати, а чего ты так спокойно у меня сидишь, разве мы не делаем вид, что незнакомы?

Она обреченно застонала.

– Делали, пока ты к себе повышенное внимание не привлекла. Майкл о тебе сразу всю информацию поднял. Он знает, что мои родители до сих пор живут в одном доме с твоей мачехой. Пришлось сознаваться, что мы с Эвелиной Лазаревой ходили в одну школу и даже один класс.

Я хмыкнула.

– О том, что десять лет сидели за одной партой, ты хотя бы умолчала?

– А смысл? – вздохнула Ксения. – Они оба – и Майкл, и Алекс – уже знают, что ты фотограф и ищешь работу. Никто бы не заинтересовался твоей персоной, если бы ты не лезла на рожон!

Поток ее возмущений прервала горничная, вкатившая в комнату столик, заставленный тарелками. Быстро сервировав наш обед, она пожелала приятного аппетита и удалилась. Я сползла с кровати и устроилась напротив Ксюши. Как же есть хочется, завтрак-то я пропустила.

– Успокойся, наш план "мы друг друга не знаем" был изначально обречен на провал, – примирительно заявила я. – Такой человек, как Алекс Гром, наверняка полное досье собрал на всех своих "невест". Правда, очень странно, что он подобный клич на своей странице кинул. Не спрашивала у Майкла, почему?

Ксюша задумчиво ковыряла в тарелке, и ее красивое лицо нахмурилось.

– Спрашивала, но он сразу сказал, что это не мое дело. Мы едва не поссорились.

Так вот почему она чересчур нервная с утра! Я похлопала ладонью по плечу подруги и искренне сказала:

– Мне бы не хотелось, чтобы вы ругались из-за меня. Найдите для этого повод посерьезнее.

Она фыркнула:

– Не из-за тебя. Мне тоже интересно, зачем Гром такое замутил! Но Майкл сразу расставил все точки над i – мол, от него я ничего не добьюсь. А я не хочу, чтобы между нами оставались какие-то секреты! Иначе как я смогу ему доверять?

В ее словах был резон, но и Майкла можно понять.

– Знаешь, ты тоже не сказала ему всей правды, даже меня из друзей удалила. Мол, я не я и Эви не моя.

Ксения снова фыркнула, а я задумчиво покрутила вилку в пальцах.

– Значит, Александр Великий знает, зачем я записалась на его отбор?

Вот же гад! И зачем спрашивал о деньгах? Поиздеваться захотел? Получается, напрасно я все утро корила себя за несдержанный язык, господину Громову тоже палец в рот не клади.

Подруга бросила недоеденный обед и потянулась за соком. Сколько же можно себя диетой истязать? У меня от блюд местного повара оргазм желудка случился, а она нос воротит.

Эх, надо было выразить утром этому замечательному человеку свои восторги по поводу его несомненного таланта. Так Громов помешал… чтоб ему.

– Подозревает, – нехотя ответила Ксюша. – Но ты ведешь себя так странно, что они оба в недоумении. Даже Майкл спросил, что тобою движет. Но я гордо ответила, что это не его дело!

Ууу… обиженная Ксюша – вредная Ксюша. А они с Майклом, похоже, стоят друг друга.

– Молодец! – искренне восхитилась я. – Когда свадьба?

– Пффф, я еще подумаю!

Ага, как же, подумаешь ты, вон глаза так и горят, несмотря на обиду. Но я правда чувствовала свою вину. Зря новоиспеченные влюбленные ругаются из-за нас с Алексом. Стоп! О чем это я? Нет никаких "нас"!

Ксюша подняла на меня задумчивый взгляд голубых глаз и спросила:

– Что ты теперь будешь делать? Вернешься домой?

– Пффф! – в свою очередь фыркнула я. – С какой стати? Мне здесь нравится, еда восхитительная, залив я еще не видела, плюс я вычитала в Интернете, что на вилле Алекса одна из самых огромных оранжерей, лишь ненамного уступающих Ботаническому саду. Я хочу это видеть! Более того, сфотографировать, нужно расширять портфолио и искать работу…

Вернувшись в свою комнату, я не спала несколько часов, прислушиваясь, не подъехало ли такси. Палку в общении с Алексом я перегнула однозначно, сама не знаю, что на меня находит в его присутствии. Однако до моих ушей донесся только звук отъезжающего автомобиля – похоже, Алекс, как и обещал, уехал на деловую встречу. Я сильно удивилась, что меня никто не собирается выставлять с виллы немедленно, и воспряла духом.

Правда, ненадолго.

Ксения промокнула губы салфеткой и откинулась на спинку кресла.

– Да уж, работа в "Ясном взгляде" тебе вряд ли светит.

– Угу, особенно, когда я этот самый взгляд слегка подпортила его хозяину…

– Что ты сделала?!

Пришлось со вздохом пересказывать утреннее приключение в бассейне и на кухне. Ксения внимала мне с ужасом, смешно закатывая идеально подкрашенные глаза, а потом не выдержала и расхохоталась.

– Знаешь, что, Эви, ты… ты бесподобна! Тебя он точно не забудет! По сравнению с Витой ты просто чудо!

– Чудовище, ты хотела сказать, – вздохнула я, бросив невольный взгляд в зеркало. Совсем забыла причесаться с утра… Надо исправляться, Ксения права. – Вита – это же та блондинка с кудряшками?

– Именно, – кивнула Ксюша. – Мечтает вернуть Сашку… эм, то есть, Алекса. Пойдет на все, – многозначительно добавила она.

Я усмехнулась:

– Стеклянную крошку в туфли, в моем случае в кроссовки, кожура банана на выходе из комнаты?

Оксана Владимировна тяжело вздохнула.

– Это самое легкое, что тебя ждет, Эви Прекрасная.

– Боюсь-боюсь, – хихикнула я. – Тем более ее дражайший жених мне нужен, как пекинесу пятый тапочек, но с отбора я пока не хочу уходить. Терять-то мне все равно нечего, останусь, пока не выгонят. Правда, шансов у меня немного…

Я шагнула к кровати и подхватила оставленный на покрывале листок.

– Вернее, шансов совсем нет.

Ксюша подалась вперед:

– Майкл говорил, что сегодня состоится первый этап отбора. Уже и задание прислали? Дай посмотреть.

Я протянула ей листок и с тоской выглянула в окно, отдернув противную розовую занавеску. Яркие блики солнечных лучей, весело подмигивая, играли на ласковых волнах, словно приглашая ощутить их прохладу. Если утром искупаться мне так и не удалось, может, хотя бы сейчас получится? А то, боюсь, вечером меня выпрут отсюда, как не справившуюся с заданием. А ведь я еще в оранжерею собиралась!

– М-да… – протянула "фея", пробежав глазами текст. – М-дааааа…

Я усмехнулась:

– Посадить сорок розовых кустов намного легче, не правда ли?

– Угу, как и познать самое себя. Но нет ничего невозможного для людей с высшим образованием.

Острячка.

– Я не Пушкин, – напомнила я.

– Ну так и я – не Лермонтов! И что? Лапки сложишь на такой ерунде? А это всего лишь первое задание!

Оптимистичная фея – это именно то, что мне нужно! Еще бы волшебную палочку использовала – цены бы ей не было!

– Дай сюда, – невежливо заявила я, выхватывая изрядно помятую бумагу из рук подруги. – Но ведь он издевается, согласись? – И с чувством продекламировала: – "Задание первое. Напишите, почему вы хотите замуж за Александра Громова. Креатив приветствуется. Маленькая подсказка – Александр очень любит стихи в свою честь". Как это понимать? Да он самовлюбленный извращенец!

Ксюша хихикнула:

– Он миллионер, причем вряд ли рублевый, имеет право на маленькие слабости. Давай сочиним, делов-то. Неужели ты в юности стихов не писала? Мне кажется, я помню зелененькую тетрадку с…

Вот только не надо вспоминать ошибки юности!

– Ошибаешься, Эрато мне на руку наступила!

– И на мозг, – вздохнула подруга. – Впрочем, эта муза и мне талантов не отсыпала. Ну что ж, будем заимствовать у классиков и добавим немного своего.

Угу, чтобы они в гробу перевернулись. Но отчего бы и не попробовать, да простит меня Александр Сергеевич, который не Громов.

– "Я к вам пишу, чего же боле?" – мрачно начала я.

– "Любооооовь! Зачем ты мучаешь меня?" – пропела фея дурным голосом.

– "И по долинам, и по взгорьям"…

– "Ты убегаешь, не любя".

– Теряя лабутены… Ой, я в персонажах запуталась, да?

Мы переглянулись с Ксюшей, и от нашего хохота едва стекла не вылетели. Это уже нервное. Что уж говорить, в литературе мы обе не сильны. Едва-едва на четверку вытянули, и то благодаря доброте Варвары Степановны, пожилой учительницы русского языка и литературы, которая терпела нашу бесталанную парочку много лет. Жалела нас…

Смахнув с ресниц выступившие слезы, мы с феей дружно вздохнули и пригорюнились.

– Может, в Интернете поискать?

Заманчиво, но этот вариант не подходит. Я покачала головой:

– Зря мы бедных классиков мучили. Ты же видела, в самом конце мелкими буквами черным по белому написано, что "Подлинность вашего творчества будет проверена с помощью гугла и яндекса". Со всех сторон обложили…

Но Ксения сдаваться не собиралась. Она задумчиво покачала туфелькой на пальцах ног.

– Знаешь, у меня, помнится, поклонник был, стихи писал. Давай я его попрошу, пусть сотворит оду твоему Алексу. Четверостиший десять. Всех за пояс заткнешь.

Чудесное и очень великодушное предложение, от которого я со вздохом была вынуждена отказаться.

– Во-первых, Гром не мой. Во-вторых, этот поэт может счесть твою просьбу авансом, и снова постарается тебя завоевать. А вдруг Майкл узнает? Ты и так уже подставилась из-за меня.

Я не зря опасалась. К сожалению или к счастью, поклонники Ксюши даже после расставания со своим идеалом питали к ней слабость, и во что это могло вылиться – страшно представить.

Подруга согласно кивнула, и мы снова погрустнели. Молчание затягивалось, каждая из нас перебирала варианты, но ни одного подходящего в голову не приходило. А особенно пугало то, что в задании была еще одна приписка – "После оглашения результатов первого этапа отбора виллу покинут три претендентки". Увы, у меня были все шансы попасть в их число.

Я в сотый раз перечитывала это дурацкое задание, когда меня вдруг осенило! Сорвавшись с кровати, я бросилась к своему чемодану и достала ноутбук. Вставив вилку в розетку, я нетерпеливо подпрыгивала рядом. Ну же, включайся быстрее!

– Ты чего? – захлопала ресницами обалдевшая Ксюша.

– Сейчас увидишь!

Открыв нужную программу, я присоединила "мыльницу" к ноуту и загрузила изображения. А затем накарябала под фото первые пришедшие в голову строчки.

Ксюша заглянула мне через плечо и издала какой-то странный булькающий звук, перешедший в хохот. Я довольно улыбнулась, наблюдая ее реакцию.

– Эви, Алекс тебя убьет! Ну, как минимум, выкинет из отбора!

Ничего нового. Я уже второй день этого жду, устала бояться.

– Больше вариантов все равно нет. Он просил креатив? Он его получит! И даже стихи! Единственная проблема – мне нужно распечатать мой шедевр. Как думаешь, на вилле есть принтер для печати фото?

– Должен быть, – все еще смеясь, ответила Ксения. – Не забывай, чем владеет Алекс. Можно обратиться к Марку – это местный распорядитель, наверняка поможет. Кстати, не меняй свой наряд вечером, кроссовки вполне подойдут. Скорее всего, тебе придется быстро бегать, Эви Прекрасная. М-да, ну и Золушка мне досталась…

Фея у меня, допустим, тоже не эталон, но я промолчала. Мы стоим друг друга!

Ну, держись, Алекс Гром! Сам напросился…

Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий