Невеста для миллионера

Глава 6

*Эвелина*



Марк, невозмутимый мужчина лет пятидесяти, с гладко зачесанными назад волосами и ничего не выражающими бледно-серыми глазами, выслушал мою сбивчивую речь и махнул рукой, предлагая следовать за собой. Я пошлепала за ним по коридору, стараясь не отставать. Где-то впереди я заметила мечущихся между комнатами остальных невест с обглоданными ручками и карандашами. Шедевры сочиняют, не иначе. Неужели совместное творчество практикуют? Мы же все вроде как соперницы.

Наконец, Марк остановился перед массивной деревянной дверью и вежливо распахнул ее, предлагая войти. Я сделала шаг – и ахнула. Огромное помещение в два этажа высотой было заставлено полками со всевозможными книгами. Российская государственная библиотека отдыхает! Хотя мои способности к сочинительству умерли в зародыше, читать я любила. И всегда восхищалась талантом и воображением героев пера и клавиатуры. У моего отца имелась обширная библиотека, от которой, к сожалению, его вторая жена благополучно избавилась…

– Чудесно! – выдохнула я, осторожно прикасаясь к шершавым, потрепанным временем корешкам. Марк за моей спиной довольно крякнул.

– Вы сказали, что желаете воспользоваться принтером для печати фотографий.

– Ах, да. – И тут же вспомнила причину, по которой посетила местный храм литературы. Вожделенный прибор я нашла на антикварном столике в углу, и он никак не вписывался в старинный интерьер. Я продолжала беззастенчиво оглядываться по сторонам, и только покашливание Марка вернуло меня к действительности.

Пока я печатала, распорядитель безмолвным истуканом застыл у стены, выбрав такую позицию, чтобы ни на сантиметр не выпускать меня из виду. Неприятно… Сложив фотографии в папку, я сунула ее подмышку и направилась к двери.

Взявшись за ручку, я неожиданно подалась к Марку и не удержалась от короткого, но емкого:

– Бу!

Мужчина вздрогнул, но уже в следующее мгновение маска невозмутимости вернулась на его лицо. Однако прокомментировать мою выходку он не успел.

– Не переживайте, серебра тут все равно нет. Ведь нет же?

Истукан моргнул. Потом моргнул еще раз.

– Серебра? – удивленно спросил он.

Я с готовностью кивнула.

– Традиция провожать гостей прижилась с давних времен. Ну, знаете, замок большой, мало ли ушлый визитер столовое серебро умыкнет по дороге. Этак никаких вилок не напасешься.

По губам мужчины скользнула едва заметная извиняющая улыбка, однако нужные слова так и не прозвучали.

– Я могу быть еще чем-нибудь полезен?

– Конечно, – ответила я, прижимая папку к груди. – Можно ли взять книгу для чтения на сон грядущий? Вы не волнуйтесь, я все верну в целости и сохранности. Оформите мне читательский билет, если надо, я кровью распишусь.

Меня смерили таким многообещающим взглядом, что захотелось закопаться на пару метров под землю. Но я и бровью не повела. Подумаешь, еще один желающий придушить меня на месте.

– В этом нет необходимости, – выдавил невозмутимый Марк. – Выбирайте. Может быть, вам помочь? Какой жанр вы предпочитаете? Или какое-то конкретное произведение?

Я закусила щеку, чтобы сохранить серьезный вид.

– Карл Маркс, "Капитал", – не моргнув глазом, ответила я. – Пришлось ехать на отбор, не успела дочитать, а книгу дома забыла. На самом интересном месте остановилась.

Кажется, главный распорядитель громовской виллы уже перестал чему-либо удивляться. Нацепив на лицо непроницаемую маску, он уверенно прошел вглубь библиотеки и, почти не глядя, вытащил нужный фолиант. Уважаю!

– Не поделитесь, что именно показалось вам интересным? – неожиданно спросил Марк. Надо же, неужели я пробила его броню?

– "Тайна первоначального накопления", – оттарабанила я, забирая из рук мужчины увесистый том. В глазах Марка промелькнуло удивление пополам с уважением. Я мысленно усмехнулась и добавила: – Люблю детективы, знаете ли.

Марк поперхнулся, а потом, кажется, икнул. Я лучезарно улыбнулась и, перехватив поудобнее книгу и папку с фотографиями, помахала ручкой.

– Благодарю за помощь, вы очень добры!

И сбежала из библиотеки, пока распорядитель не очухался. Уже мысленно представляла доклад Александру Великому и потирала ручки в предвкушении. А ведь мою "работу" еще необходимо оформить, как следует. Черт, совсем не успеваю на море!



*Алекс*



Ирина вскочила при нашем появлении и растянула силиконовые губы в улыбке, явив миру тридцать два идеально отбеленных зуба. Сегодня юбка моей секретарши даже трусы прикрывала, прогресс, однако. Угроза увольнения сработала, не иначе.

– Кофе, – бросил я, проходя мимо. – А Сергею Валентиновичу зеленый чай.

– Я помню, Александр Сергеевич, я всегда все помню.

Я тоже, Ирочка. Незапланированный стриптиз в моем кабинете особенно. Всегда терпеть не мог романы на работе. Мне хватило истории отца и его секретарши, слезы матери после этой неприглядной истории вонзились, как нож в сердце.

Бегло мазнул взглядом по замершей в восхищении помощнице и мысленно усмехнулся. Меня всегда интересовало, лопнут у нее губы, если тыкнуть в них зубочисткой? Целовать этот продукт современных технологий желания не возникало, хотя активность Ирочки и ее потуги затащить меня в постель зашкаливали.

Отец поднялся при моем появлении, и мы дежурно обнялись. Наши отношения вряд ли можно назвать близкими, но мы всегда понимали друг друга. Смерть матери несколько месяцев назад подкосила папу, не говоря уже о ее завещании. Родители давно оформили фиктивный развод: у отца были недруги с начала девяностых, и чтобы обезопасить активы, он переписал все на "бывшую" жену. А она, вопреки договоренностям, оставила все единственному сыну, то есть мне.

Честно говоря, это решение поразило не только отца. В активах семьи я не был заинтересован, меня вполне устраивал собственный бизнес. Я собирался провести аудит в свалившемся на голову наследстве и вернуть все отцу. Правда, аудит затягивался, да и папа не горел желанием вставать у руля. После смерти матери он осунулся, и я всерьез беспокоился о его здоровье. Ну хоть в Москву переехать согласился. Мне там и правда нужен управляющий, а отец развеется, а потом передам ему его же бизнес, и дело с концом.

– Что с твоим глазом? – Громов-старший удивленно разглядывал мою физиономию.

Я недовольно поморщился.

– Нелепая случайность, – отмахнулся я, быстро переводя разговор на другое. – Ты уверен, что готов на переезд?

– А у меня есть варианты?

Сердце неприятно кольнуло. Он сомневается во мне?

– Ты же знаешь, когда закончится аудит, который потребовали мои юристы, я верну тебе все.

– Я знаю, – улыбнулся отец. Морщинки вокруг его глаз напоминали паутину. Насколько я помню, еще полгода назад их не было. А ведь отец всегда выглядел моложаво, занимался спортом и вполне мог конкурировать со мной. – Я согласен переехать в Москву, чтобы не вспоминать… Твое предложение возглавить филиал хотя бы не позволит зачахнуть, или, того хуже, спиться.

Я отмахнулся.

– Не придумывай, ты же дашь мне сто очков вперед.

– А то! – засмеялся он. – В теннисе ты всегда мне проигрываешь.

Не всегда, конечно, но мне не трудно согласиться. Здоровье отца, вопреки его заявлению, беспокоило, и очень сильно. Может, кого-то нанять в Москве, чтобы приглядывал за ним?

– Давайте быстро подпишем документы, – влез Майкл, едва ли не подталкивая нас к столу переговоров. Мы с отцом недовольно покосились на него. Я знал, что мой друг весьма прохладно, мягко говоря, относится к моему родителю. Но Мишка всегда извинялся и честно признавал – вряд ли что-то изменится. Впрочем, его тоже можно понять.

Когда все формальности были улажены, отец откинулся в кожаном кресле, и, потягивая чай мелкими глоточками, неожиданно спросил:

– Зачем ты затеял этот отбор?

Ох, я очень надеялся, что отец не успеет узнать о моей авантюре до своего отъезда в столицу нашей Родины. По телефону обсуждать такие моменты в разы проще.

– Понимаешь…

В следующее мгновение зазвенела разбившаяся посуда – это Майкл уронил на пол блюдечко. В кабинете немедленно появилась Ирина, увидела масштабы катастрофы и быстро метнулась обратно за щеткой и совком.

Я вздохнул. Намек понят, мой упрямый глава юридической службы.

Ладно, в общем-то, каяться я не собирался.

– Скучно было, а барышни так наседают, оптом, не мог сдержать свое чувство юмора. – И метнул взгляд на невозмутимого Миху. Тот помешивал кофе в чашке на новом блюдечке и молчал.

Отец покачал головой.

– Оно не доведет тебя до добра. Не думаю, что ты выберешь из соискательниц ту, которая тебе действительно подходит. Но отдых за городом – это хорошо, в последнее время на нас с тобой навалилось слишком много обязанностей, и отпуск тебе не помешает. Отвлечешься от работы…

Отец замолчал, погружаясь в невеселые мысли, но когда я решился его подбодрить, он неожиданно заговорил:

– Знаешь, чтобы влюбиться в твою мать, мне не понадобился отбор. Она была рядовым сотрудником отдела продаж, но если бы не ее настойчивость, я вряд ли обратил на нее внимание. Слишком был увлечен работой.

Отец редко рассказывал об их с мамой отношениях, особенно в присутствии посторонних. Тем ценнее были подобные признания.

Впрочем, об их знакомстве мама рассказывала не единожды.

– Сейчас другой темп жизни, Сергей Валентинович, – неожиданно влез Мишка. – Знакомства по Интернету, отбор среди желающих…

Отец ядовито ухмыльнулся, сжимая в руках чашку с чаем.

– Это ты так свою интрижку оправдываешь? – хмыкнул он, и Миха дернулся, сжимая кулаки. – Надеюсь, мой сын сделает правильный выбор, к тому же внуков хочу понянчить. Жаль, Вере это не удалось… – Отец отбросил салфетку, которую теребил в руке, и резко поднялся. – Пойду собираться.

Я поднялся следом.

– Аудит продлится еще неделю, максимум две. Я тебе позвоню и пришлю документы курьером.

Отец отрывисто кивнул:

– Найди управляющего на питерский филиал, я пока не планирую сюда возвращаться.

– Конечно.

Мы тепло обнялись, и Громов-старший, сдержанно попрощавшись, покинул мой кабинет. Майкл задумчиво мешал ложечкой в чашке с давно остывшим кофе.

– Может, успокоишься уже? – зло спросил я. – Если твоя бывшая когда-то предпочла моего отца, это не повод устраивать истерику. Значит, она тебя не стоила.

Это абсолютная правда. Лиза, веселая солнечная девочка, вроде как души не чаявшая в Мишке, живо переметнулась к моему отцу, едва тот овдовел. Папа не знал об отношениях, которые связывали Лизоньку и моего друга, и принял интерес девушки за чистую монету. Все случилось чересчур быстро и не слишком красиво. Буквально через пару недель отец устал от новоиспеченной подружки, а вот Миха не мог простить, но что важнее – забыть ее измену. На мой взгляд – зря, если девушка выбирает деньги, то грош ей цена.

Приятель вздрогнул и со вздохом произнес:

– Не в этом дело, Алекс. Я не смогу тебе объяснить…

Я раздраженно поднялся, махом допив из чашки остывший кофе.

– Потому что нечего объяснять, Майкл. Угомонись, Лиза и ногтя твоего не стоила. А сейчас у тебя Ксения есть.

Мишка примирительно кивнул и поднялся. Он явно не желал развивать тему, вспоминая о чем-то своем.

– Ладно, наверное, ты прав. Поедем, посмотрим, что придумали твои невестушки. Кстати, твой глаз выглядит в разы лучше. Неужели Эвелинин крем помог?

Я пожал плечами:

– Не знаю, возможно. В любом случае, откладывать первый этап отбора я не хочу.

Миха, укладывая документы в папку, неожиданно весело фыркнул. Это мне совсем не понравилось.

– Выгонишь ее? – со смехом спросил Хранитель.

Я загадочно улыбнулся, вернее, оскалился. Выгнать такое развлечение? Да ни за что!

– Посмотрим, что она выкинет на этот раз. Боюсь, ничего хорошего меня не ждет. Даже не знаю, чем обезопаситься – чесноком от светских вампирш или мазью от ушибов, нанесенных бедной сироткой. Эвелина… Имя-то какое…

Майкл, задорно подмигнув, блеснул знанием этимологии:

– Я погуглил, ее имя происходит то ли от Евы, то ли от дьявола. Держись, Алекс, уверен, что этот отбор ты запомнишь на всю свою жизнь.

Назад: Глава 5
Дальше: Глава 7
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий