Невеста для миллионера

Глава 7

* Эвелина*



Я ждала "кофе после ужина" с замиранием сердца. Марк лично обошел всех претенденток и забрал наши творения во славу хозяина виллы. Каждой из нас объявили, что Александр Великий задерживается, поэтому спускаться в обеденный зал не обязательно. Только если кто-то из невест не хочет трапезничать в личных комнатах.

Мы с Ксюшей решили, что лучше появиться в столовой и разведать обстановку. Подумав, я надела свободные брюки, футболку и спортивные босоножки на липучках. Хотела пощеголять в шортах, да передумала. В моих планах было посетить либо пляж, либо оранжерею, а ночью может быть прохладно, все же Питер – не Майями.

За длинным столом мы ужинали впятером. Нам с Ксюхой составляли компанию еще три претендентки. Бывшая Алекса, кудрявая блондинка Вита, взяла на себя роль звезды. Дочь не последнего человека в нашем городе, завсегдатай местных тусовок и настоящая стерва. Резюме, которое я составила из материалов в Интернете, говорило само за себя. Такая своего не упустит, и руку по плечо откусит. Ее идеально уложенные белокурые локоны разительно отличались от моих стянутых в хвост волос. Эх, нет у меня шансов дожить до следующего этапа…

Второй была пугливая барышня с пепельными волосами, в длинном зеленом платье в пол. Поджимая и без того тонкие губы, она смотрела исподлобья и на нас, и на Виту. Села в отдалении, явно не собираясь ни с кем разговаривать. Ксюша шепнула мне на ухо, что ее зовут Анной.

Последней в нашем междусобойчике оказалась та самая девушка с красными ногтями, одним из которых она в меня бесцеремонно ткнула на вчерашнем ужине. А я его едва не сломала. Лера, если мне память не изменяет. Дамочка пришла последней, но почему-то села поближе к нам с Ксюшей, а не рядом с надменно взирающей с другого конца стола Виолеттой.

– Привет, – бросил "Красный Ноготь", быстро накладывая в тарелку лазанью и поливая ее сырным соусом. Глазам своим не верю, ну хоть кто-то из них не на диете!

– Ненавижу зелень, – усмехнулась девушка, поймав мой удивленный взгляд. – Ксюш, а ты чего такая хмурая? Кстати, поздравляю, захомутать Майкла – невероятная удача!

Антонова поперхнулась, а я с интересом взглянула на рыжую. Ах, да, они же хорошо знакомы. Ксения поделилась, что и она, и Полонская работают в одном и том же модельном агентстве.

– Это божественно, – простонала Лера, запихивая в рот кусочек лазаньи. – Я думала, тут и правда поедать мясо и тесто не принято, пока ты не начала.

Я сдержанно улыбнулась, не обращая внимания на поджавшую губы подругу. Об их отношениях спрошу позже, а сейчас мне нужна информация.

– Я – не показатель, к тому же…

– …тебя все терпеть не могут, – кивнула рыжая, и тут же прижала ладонь ко рту, неискренне добавив: – Прости!

Вот так и узнаешь о себе много нового. Вернее, совсем не нового…

– Учту, – фыркнула я, уткнувшись в тарелку. Разговаривать резко перехотелось.

Но девушка не успокаивалась.

– Мне правда неловко, Эвелина, – уже намного теплее сказала она. – Надеюсь, без обид, тем более мы квиты. – Лера невольно скривилась. – Но ты выглядишь очень странно на этом отборе. Настоящая Золушка.

Ну вот, еще одна. Пытаясь скрыть смех, Ксюша чуть не подавилась любимыми оливками.

Я сощурила глаза:

– Не боишься, что я выиграю? – нагло спросила я. – На правах жанра?

Девушка, широко улыбнувшись, отложила вилку и повернулась ко мне.

– Вряд ли, Алекс тот еще циник, в сказки не верит, – насмешливо поведала она. А затем неожиданно наклонилась над столом и тихо прошептала: – Гром мне нравится, но даже если не стану его дамой сердца, переживу, как и любая из нас. За исключением Виты. – И она скосила глаза на надменную блондинистую "королеву", жующую неизменный листик салата. – Этот отбор будет освещаться в прессе, уверена, я пару контрактов с него поимею. Честно скажи, Оксаночка, тебе жаль, что не участвуешь?

Антонова, до этого невольно подавшаяся к Лере, резко выпрямилась и процедила:

– Нет. Мне достаточно того, что у меня есть.

Лера откинулась на спинку кресла и промокнула губы салфеткой. А затем ехидно произнесла:

– Ну да, так я и поверила! Впрочем, Хранитель не намного хуже Грома, так что… молодец, Ксюха!

Ксения отбросила вилку, да так, что она звякнула о бокал с соком, и поднялась. Сейчас что-то будет…

Но нас, как всегда, прервал Марк. Он за всем следит, что ли?!

– Уважаемые претендентки, через десять минут в гостиной состоится первый этап отбора. Пожалуйста, поторопитесь.

Лерка, Вита и Анна живо побросали недоеденный ужин и упорхнули к себе. Мы с Ксенией тревожно переглянулись.

– Перекрестить тебя хочется, – призналась она. – Нервничаю, как будто сама в отборе участвую. Ты уверена, что не хочешь заменить свое "творчество"?

Я пожала плечами:

– Поздно, Марк его уже забрал. Так что… улыбаемся и ждем. Грома и его молнии…



*Алекс*



Я думал, что первый этап отбора придется переносить на завтра, но мы с Майклом на редкость быстро долетели до виллы, даже почти не стояли в пробках. Пару раз со мной пытался связаться Марк, но я просто сбрасывал вызов – разболелась голова и не хотелось ни с кем разговаривать. На его сообщение "Вы уверены, что мне именно так нужно начать отбор?" я ответил коротким "Да". Мы же давно обговорили, что он проводит невест в бальный зал, посадит в рядок на стулья, и дело с концом. Зачем лишний раз спрашивать? Не узнаю Марка.

Мишка связался с нужными людьми, заявил, что новостей пока нет, и я с облегчением отправился в душ. Когда же это все закончится…

Марк, заглянувший в мою спальню, доложил, что "невесты" ждут меня в гостиной. Воздев глаза к небу, я шумно выдохнул и почти взял себя в руки. Боже, ниспошли мне терпения… Представляю, что эти дурочки напридумывали. Филологи дружно примут яд и утопятся, а потом застрелятся и…

– Алекс!

Я резко остановился, и улыбающийся Майкл быстрым шагом нагнал меня. Придирчиво осмотрев мой глаз, он удовлетворенно крякнул.

– Неплохо-неплохо, или ты пудру использовал?

– Миха, неужели нравится, когда тебя посылают? – невежливо ответил я, направляясь к лестнице.

– Да ладно тебе, – хмыкнул приятель. – Почти незаметно, видимо, крем твоего Дьяволенка помог. Признайся, тебе же интересно узнать, что она приготовила?

Отвечать я не собирался. Как и признаваться в том, что работа Эви меня и правда интересует больше остальных. И почему-то очень не хотелось, чтобы она меня разочаровала.

Когда-то я собирался устраивать в этом зале шикарные приемы, но со временем пересмотрел свои приоритеты. Однако переоборудовать не стал, надеясь, что пригодится.

Пригодилось.

Оклеенное серебристыми обоями помещение с высокими потолками радовало глаз. Белоснежный паркет, множество светильников и бра, обитые парчой кресла – дизайнер подошел к моей просьбе со всей тщательностью. Зал выглядел по-королевски и идеально подходил для первого этапа отбора.

Стеклянные двери, на которых я настоял, не вписывались в интерьер, но зато позволяли увидеть обстановку издалека. Все восемнадцать невест сидели в ряд, перешептываясь друг с другом. Однако стульев было девятнадцать – девушка Майкла, Ксюша, устроилась с правого края рядом с Эвелиной.

– Твоя тоже участвует? – хмыкнул я, обернувшись к приятелю.

– Даже не мечтай! – отрезал Хранитель. – Она в группе поддержки.

Мои брови невольно поползли вверх.

– Серьезно? Ксения будет прыгать с помпонами, крича "Эви, вперед, ты лучшая!"?

Мишка смерил меня многозначительным взглядом, а затем, не выдержав, захохотал.

– Знаешь, я бы не удивился. У нас нейтралитет, мы с Ксюхой не разговариваем об отборе, но, уверяю тебя, эта парочка способна на многое. Не поверишь, что они в школе вытворяли…

Спасибо, что поделился, Хранителев, ты настоящий друг. Можешь не сомневаться – мне уже страшно. И любопытно.

Я шагнул за порог, едва Марк распахнул передо мной стеклянную дверь. Конкурсантки наверняка видели, как я спускаюсь по лестнице, но все равно напряглись, а кое-кто даже вздрогнул.

Окинув быстрым взглядом собравшихся, я отметил, что почти все претендентки сильно нервничали. Одни трогательно сжимали в руках салфетки или бумажные платочки, другие теребили подол платья, третьи закусывали губу, четвертые впивались ногтями в ладони.

И только Эвелина Алексеевна слегка улыбнулась и, кажется, подмигнула. Или мне показалось? Опять свободная футболка, джинсы и кроссовки. Какая жалость, я бы на нее в платье посмотрел… Ножки красивые…

Так, нельзя отвлекаться. Соберись, Громов, у тебя отбор!

– Добрый вечер! – поздоровался я, не отводя взгляда от дерзкой девчонки.

Нет, это совсем никуда не годится!

Марк мягко подтолкнул меня влево, предлагая расположиться напротив застывших в ожидании невест. Кресло с позолотой и парчовой обивкой насыщенного ярко-красного цвета выглядело, как настоящий трон. Я на мгновение застыл, не в силах постигнуть логику Марка. Однако пришлось быстро взять себя в руки и сделать вид, что так и задумано.

Интересно, много ли сюрпризов меня ждет? Где-то в глубине души зашевелилось беспокойство.

Но выбирать в любом случае не приходилось. Я удобно устроился на мягком сиденье, а Хранителев, проигнорировав кресло рядом, завис позади меня и посмеивался. Представляю, что он мне потом выскажет. Ну, Марк, спасибо! Ты бы еще корону предложил!

Однако распорядитель о моем возмущении даже не догадался. Повернувшись ко мне, он поклонился, едва ли не стукнувшись лбом об пол (он в своем уме?!), развернулся к претенденткам и пафосно произнес:

– Первая часть Марлезонского балета… – Марк неестественно хихикнул, а я вытаращил глаза, предвкушая недоброе, – вернее, первое состязание отбора на роль невесты господина Александра Громова объявляется открытым!

Ээээ… Какая муха его укусила?!

После такого приветствия определенно нужен фейерверк!

Черт побери, он устроил фейерверк!!!

Несколько петард врезались в подвесной потолок и вспыхнули, рассыпаясь разноцветными искрами. Тут же раздался дружный оглушительный визг моих невестушек. Появившиеся "вдруг откуда ни возьмись" обнаженные по пояс слуги извивались и размахивали руками, устроив настоящие танцы с бубнами, пардон, с бенгальскими огнями и хлопушками. Да где они их раздобыли в середине июля?!

Но когда в зал вплыли служанки в сарафанах и кокошниках и ушли в пляс под зажигательные звуки "Калинки-Малинки", я просто потерял дар речи. Миха за моей спиной, кажется, и вовсе сложился пополам от хохота.

Конфетти с серпантином стали завершающим этапом этого дурдома на выезде, осыпав разноцветными бумажными кружочками и пружинками всех вокруг.

Я ошарашено смотрел на сие действо, понимая, что явно что-то упустил в планировании этого проклятого отбора!

Пока слуги добивали несчастные хлопушки, а горничные лихо отплясывали, я под шумок слетел с "трона" и вцепился в плечо пребывавшего в ступоре Марка.

– Немедленно объясни мне, что здесь происходит!

Он вздрогнул, с трудом отведя взгляд от творящейся вокруг вакханалии, но обычной невозмутимости не растерял.

– Исполняю ваш приказ, Александр Сергеевич. Организовал все, как вы просили – нужные слова, петарды, бенгальские огни, хлопушки. Простите, не рискнул использовать салют, все же мы в помещении…

Салют?!

Я просил?!

Меня аж затрясло.

– Да когда я такое приказывал?!

Марк похлопал бесцветными ресницами и явно напрягся.

– Вы мне письмо передали… Напечатанное, я удивился, позвонил вам. Но вы не отвечали, а потом прислали сообщение, что все подтверждаете…

Я?! Ах, да… Прислал, мать его!

Но подождите! Письмо передал?! Напечатанное?! Я?!

Повинуясь интуиции, которая просто орала в голос и требовала к себе внимания, я резко обернулся. Ошалевшие невесты испуганно таращились на взрывающиеся петарды и хлопушки, и только Эви, откровенно смеясь, о чем-то шепталась с Ксенией.

Я тут же вспомнил смс-ку от Марка, которую получил днем – только Эви попросила распечатать ответ на мое задание.

Вот, значит, как?! Твоих рук дело, Лазарева?! Ну, держись, Эвелина Алексеевна, я тебя собственноручно придушу! Дай только добраться!



*Эвелина*



Честно говоря, я совсем не ожидала, что мой шутливый сценарий выполнят с такой тщательностью и размахом. Да и вообще выполнят! Неужели Марк даже не поинтересовался у Громова, его ли это распоряжение?! Я ведь ради прикола этот листок подсунула!

Но креативный подход распорядителя не мог не вызвать мое искреннее восхищение. Когда я смеха ради напечатала "служанки в русской народной одежде танцуют под музыку", даже не надеялась, что получится столь феерично! Маркуша, ты – лучший! Массовики-затейники дружно умрут от зависти, если им доведется когда-нибудь лицезреть твое представление!

Кстати, всю феерию с начала и до конца Ксю по моей просьбе сняла на айфон. Правда, она искренне недоумевала, зачем мне видео появления Алекса Грома в пресловутом бальном зале. Я тоже не собиралась оставлять это в веках, однако, спускаясь со второго этажа, наткнулась на слугу, несущего в охапке пиротехнику… И заподозрила, что мой сценарий вполне может войти в историю.

Испугалась? Да вот еще!

Но на всякий случай предложила Ксюше сесть с краю.

Оксана Владимировна искренне жалела, что от смеха у нее тряслись руки, и видеозапись вышла слегка "пьяной". Но это меня ни капли не смущало! Главное, что получилось, и я уверена, весьма неплохо!

Алекс Гром, честь ему и хвала, устраивать разбор полетов не стал и быстро пришел в себя. Вернулся на "трон" сразу после разговора с Марком, хлопнул в ладоши – и слуги замерли, повинуясь жесту хозяина. А затем резво потрусили к выходу, понимая – они сделали что-то не то, и это что-то разозлило Свет Очей Наших.

Однако слова Ненаглядного успели услышать.

– Благодарю за столь эффектное представление, – ехидно произнес Громов. – Надеюсь, никто не пострадал?

Невесты быстро замотали головами, хотя некоторые претендентки судорожно вцепились в подлокотники стульев, поглядывая на потолок, сильно пострадавший от взорвавшихся петард. Нервные какие.

– Отлично. – Повернувшись, Алекс почему-то уставился прямо на меня. Неужели догадался?! Но как?! – А теперь начнем тот самый первый этап отбора, который все так долго ждали.

Не сводя с меня пристального взгляда, он закусил губу и многообещающе ухмыльнулся. Хищно так. Недобро. С предвкушением. У меня сердце забилось с ужасающей скоростью, а затем, мило попрощавшись, ушло в пятки.

Судя по лицу господина Громова, он все отлично понял…

Алекс, Алекс, где здесь кнопка "Выход из игры"?!

Моей личной фее объяснять нюансы никогда не требовалось. И общий расклад разжевывать не обязательно. Она слету догадалась, что пахнет жареным, и деловито поведала, как быстро добежать до поста охраны. Через несколько секунд на мой телефон пришло сообщение с номером самого надежного и быстро приезжающего такси, которое она сама оплатит. Вещи госпожа Антонова обещала прислать ближайшей лошадью.

В конце смс-ки она трогательно пожелала мне удачи и пообещала грудью задержать жениха, если потребуется.

Я едва не прослезилась.

Жаль, конечно, что я так и не искупалась в заливе и не посетила оранжерею, зато подруга клятвенно заверила, что отправила вожделенное видео на мою почту. Буду пересматривать его долгими скучными вечерами, настроение поднимать…

Марк едва заметно мотнул головой, и пара слуг резво поставила перед Алексом небольшой антикварный столик с гнутыми ножками. Распорядитель непонятно откуда выудил толстую папку с кольцами и положил ее перед Громовым. Тот кивнул, и слуги мгновенно испарились, повинуясь воле хмурого хозяина. Марк, прикрыв за ними дверь, тут же застыл рядом с ней, как Цербер.

Дело дрянь…

Интересно, как он отреагирует, если я попытаюсь взять штурмом эту самую дверь с криком "Пааабееерееегисссь!"?

Что-то мне подсказывает, что меня обезвредят еще на подлете к вожделенной свободе. Авадой Кедаврой (1), как пить дать.

М-да… Я перевела затравленный взгляд на окно. Открыто. Первый этаж. Фея заявила, что там не слишком высоко…

– Я же сказала, что тебе кроссовки пригодятся, – напомнила Ксюша, склонившись к моему уху. – Я прикрою.

– Ты настоящий друг! – растроганно шмыгнула я.

– И цветочков в оранжерее нарву на твою могилку, – пообещала Сама Невинность. – Ты красненькие предпочитаешь или синенькие?

Мне досталась очень добрая фея, не правда ли?

– Покусишься на собственность Алекса Великого – и на кладбище лежать будем вместе, – обрадовала я подружку. – Только представь – ветерок обдувает…

– Давай без печальных подробностей!

Она фыркнула, но ее прервал голос нашего любимого миллионера, чтоб его невесты покусали!

– Каждая из вас сегодня утром получила задание для первого этапа отбора. Уверен, ваши творения меня обязательно порадуют.

Я сдержалась с трудом, а вот Оксана Владимировна непроизвольно закашлялась, чем привлекла внимание Александра Ироничного.

– Вы хотите что-то сказать, госпожа Антонова?

– Нет-нет, – замахала руками Ксения. – Просто очень жарко, водички бы…

Слуга быстро метнулся к моей подруге с бокалом воды на подносе, и она выпила его залпом. Даже не подавилась, молодец! Алекс едва заметно улыбнулся, а Майкл за его спиной нахмурился, сцепив пальцы в замок.

– Итак, начнем. – Громов открыл папку, и все невесты затаили дыхание. – Арина Соколова.

Ксюша тут же наклонилась к моему уху и едва слышно прошептала:

– На каждую невесту – два листка. Первый – тот, который она предоставила на конкурс, а второй – с пометками Марка о плагиате… и вообще с пометками. Я подслушала разговор Майкла и Алекса, – довольно закончил мой ценный агент под прикрытием.

Я расплылась в счастливой улыбке, а вот веко начало непроизвольно подрагивать.

– Умница! А теперь представь комментарии Марка на мое творчество. Как думаешь, он там бомбу изобразил? А может, надпись "Не влезай – убьет"? Призвал вступать в движение "Смерть Эвелинам"? Или внес в особый список "Убить в начале войны"?

Не выдержав напряжения, Оксана Владимировна истерически захихикала. А затем решительно отмахнулась и хмуро посмотрела на меня.

– Какая разница, тебя уже вряд ли что-то спасет, юмористка. Помни, Эви, самое главное – окно открыто, и оно справа.

Пффф!

– Ты мне об этом уже двадцать пять раз сказала, Антонова! Я же не слепая!

– Для моей любимой Золушки мне и двадцать шестой напомнить не сложно, – безмятежно ответила Ксю. – А вдруг растеряешься и забудешь, куда выпрыгивать в стрессовой ситуации. Но не переживай, подруга, если что, я тебя подтолкну.

– Спасибо, феечка моя ненаглядная! Ты бесконечно добра!

(1) Авада Кедавра (Avada Kedavra) – убийственное заклинание из цикла книг о Гарри Поттере.



*Алекс*



Читать мои дорогие невестушки определенно не умеют, ну или, по крайней мере, не все. А что остается думать, если первая же претендентка не удержалась от плагиата трогательного стихотворения с одного из литературных сайтов. Мне даже стало жаль эту несчастную девушку, чьи пальцы нервно теребили подол короткого черного платья.

– Сожалею, Арина, но…

Не выдержав, Соколова, обливаясь слезами, выбежала из зала, Марк едва успел дверь перед нею открыть, иначе бы впечаталась носом в стеклянную створку.

Минус одна.

Невестушки заметно напряглись, а я невозмутимо перевернул следующую страницу талмуда, который подготовил для меня распорядитель.

– Анна Виреева.

Худенькая пепельноволосая девушка в строгом брючном костюме упрямо сжала губы и впилась ногтями в ладони. Если память не изменяет, она приходилась младшей дочерью Руслану Вирееву, одному из моих давних партнеров. Кто бы мог подумать, что увижу ее здесь…

Я до боли закусил щеку, пытаясь не рассмеяться, пока читал творение Аннушки:

"Я так люблю тебя, малыш.

Хочу смотреть, когда ты спишь.

Когда ты рядом – мир померкнет,

А я люблю тебя, малыш!"

Етить-колотить, это достойно Пулитцеровской премии! Однако филологам не покажу ни за что, а то вдруг подавятся от смеха. Определенно писала сама, хотя бы это радует. А теперь главное – сохранить серьезное выражение лица, когда буду выносить вердикт. Вдох, выдох, снова вдох… улыбка!

– Спасибо, Анна, я тронут.

Еще семнадцать таких творений – и мне понадобится пластика щеки и тот самый крем от кровоподтеков.

Девушка, пристально следившая за моей мимикой, с шумом выдохнула и расслабилась, а в ее глазах вспыхнул огонек надежды. Я почувствовал себя сволочью, которая мысленно хохочет над творчеством несчастной конкурсантки. Да, Громов, "письма Татьяны" тебе не дождаться, даже не надейся. Но я горжусь собой, все же ни словом, ни взглядом не обидел это хрупкое создание.

А так хотелось.

Ну хоть не плагиат, и на том спасибо.

Следующие шедевры были приблизительно на том же уровне, и обеим моим щекам прилично так досталось. Я с помощью пометок Марка определил еще два плагиата, и уличенные в нем девушки быстро покинули зал, даже не пытаясь возмущаться. Чувствовали за собой вину? Не верили, что мы будем проверять?

Что ж, те, кого я должен был отсеять на первом этапе, сами сделали свой выбор. Тем проще для остальных. Однако если заимствований будет больше – придется исключать всех, кто не выполнил требуемые условия.

Интересно, что приготовила Эвелина Алексеевна… Ладно, и до нее дойдет очередь.

Как ни странно, мне приглянулись стихи моей бывшей пассии – Виолетты. Честно говоря, я был приятно удивлен, даже не подозревал, что у нее имеются способности к сочинительству. Правда, очарование быстро схлынуло, и я начал смотреть на вещи здраво. Наверняка ей кто-то помог, потому что Дементьева всегда была дура дурой, даже без зачатка мозгов. Красивой, не спорю, но почти кукольная внешность частенько компенсировала ей отсутствие всего остального.

Неожиданно понравились четверостишия от Леры – но она тоже кого-то наняла, с нее станется. Та еще стерва, хотя и безобидная, просто очень уж любит деньги. В конце июля ее агентство посетят представители французского модного дома, и Лерочка определенно рассчитывает на рекламу и отличный контракт. Понимаю.

А вот дальше начались сюрпризы.

Наталья Шалова – дочь близкого друга моего отца – определенно отличилась, написав белый стих. Честно скажу – я обалдел и даже как-то растерялся. Кроме восклицательного знака, обведенного кружочком, никаких пометок Марк не оставил. Забавно.

Приди! Открою сердце, будешь ты со мной.

Не навсегда, но я надеюсь

На бесконечность.

Возрадуются звезды, нас венчая.

Правда, она чересчур нервничала, дергая тонкие светлые пряди волос с такой силой, что я даже удивился, как эта худенькая длинноногая блондинка до сих пор не полысела. Но ее творческие потуги оценил. И даже улыбнулся, в разы искреннее, чем всем остальным.

Последним (подозреваю, на закуску) Марк вложил в папку творение Эвелины Алексеевны. Честно признаюсь, я с трудом дождался, пока схлынет поток графомании от большинства невестушек. А вот ее шедевр… Что-то мне говорило о том, что ждет меня именно шедевр, не меньше.

Перелистнул страницу… и просто застыл, вглядываясь в то, что сделала эта… мать ее, Эвелина!

Я что, так страшно выгляжу с закрытыми глазами и фингалом?!

Да когда эта зараза мелкая успела меня сфотографировать?!

Я только по фону догадался, что дело было на кухне. И как я не заметил, что меня запечатлели для потомков?!

Профессионально, Лазарева! Пять баллов!

Убью!

Черт, может, взять ее на работу, такой потенциал репортера а-ля "Скандалы. Интриги. Расследования" пропадает!

Ну уж нет, убить ее будет гораздо приятнее! Задушу собственными руками и закопаю рядом с павшей смертью храбрых репутацией!

А ведь Лазарева вполне могла отдать материалы в прессу…

Выкопаю, найду некромантов, воскрешу и убью снова!

Меня затрясло, поэтому стихи под фотографией я заметил не сразу. А когда прочитал, меня накрыло во второй раз. Клянусь, даже в глазах потемнело!

Подпись под фотографией заставляла сжимать кулаки и призывать кару небесную на голову этой пигалицы:

"Я люблю тебя до смеха!

И фингал мне не помеха!

А уж если двину снова –

Для тебя на все готова!"

И приписка крошечными буковками внизу: "Ради Твоего Величества я согласна снова раздавить себе подобных!"

Я прикрыл глаза…

Надо познать дзен. Дзен, он такой, его определенно надо познать! Много раз и во всех позах!

Знаешь, Лазарева, я не стану тебя убивать. Это будет слишком легким наказанием для такой заразы, как ты!

Я раздраженно захлопнул папку и зловеще улыбнулся. Невестушки невольно вздрогнули, на этот раз все без исключения. Даже по лицу Эвелины пробежала тень.

– Итак, мои дорогие, полагаю, вы уже догадались, что первый этап завершился для вас удачно. Трое выбыли, так как использовали плагиат, который, как я и предупреждал, неприемлем на отборе. Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что необходимо выполнять все условия конкурса.

Оглядев притихших девушек, я невозмутимо продолжил:

– Следующее задание вы получите в ближайшее время. А пока – спокойной ночи. Примите мою искреннюю благодарность за чудесные стихи, которые вы написали для меня.

Претендентки на должность дамы моего сердца облегченно вздохнули и дружно потрусили к выходу, даже не пытаясь использовать свое очарование или хотя бы поговорить со мной. Видимо, слишком перенервничали, совершенствуя свои стихи в попытке не вылететь на первом этапе отбора. Я предусмотрительно встал у двери, одаряя очаровательной улыбкой и добрым словом каждую из оставшихся пятнадцати претенденток. Вернее, тринадцати. Они млели и уходили полностью удовлетворенными.

Через некоторое время в зале остались немного заторможенная Виреева и фея-крестная, которую, если бы не Мишка, я с радостью придушил за компанию с мелкой бестией. Впрочем, сама Лазарева почему-то не торопилась покинуть зал. Отличная интуиция, одобряю.

Только тебе это не поможет, птичка колибри.

Пигалица о чем-то посовещалась с Ксенией, и последняя, мило улыбаясь, прошмыгнула мимо меня к выходу. Я одарил ее многозначительным взглядом, от которого будущая жена моего друга почему-то сразу же сникла. Майкл увязался следом за своей интриганкой, даже не пытаясь вмешаться в мою задумку.

А вот за это, в том числе, я очень ценю тебя, Хранителев!

Эвелина подхватила под руку слегка обалдевшую Анну и вознамерилась покинуть зал вместе с ней.

Напрасно, милая.

Ты попалась.

– А вас, Эвелина Алексеевна, я попрошу остаться.

Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий