Метка смерти

Книга: Метка смерти
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13

Глава 12

Техник, который записывал допрос, вскочил и с растерянным видом уставился на Снейдера.
– Мне кажется, вы…
– Что? Зашел слишком далеко? Я только начал, – признался Снейдер. – Оставьте нас ненадолго одних, – приказал он.
Сабина никак не прокомментировала случившееся. Она ждала, пока коллега выйдет из комнаты.
– Было умно так закончить разговор? – спросила она.
Снейдер на это ничего не ответил.
– Откуда вы знали, что это цитата из Шекспира? – продолжила Сабина.
– А для вас она прозвучала, как цитата из Библии? – ответил Снейдер.
– Нет.
– Вот именно. Тогда это могут быть только Шекспир, Гете или Шиллер. И у меня не возникло ощущения, что она предпочитает немецкую литературу.
– Вы просто угадали?! – удивленно констатировала Сабина.
И на этот раз ответа не последовало.
– Она неправильно прочитала «Отче наш», – заметил он.
– Не обязательно неправильно, но, по крайней мере, по-другому. Она сказала: выведи нас из искушения.
– Не только это, – пробормотал Снейдер. – Она изменила еще одно место.
Еще одно? Она этого даже не заметила.
– Какое?
– Она сказала не избавь нас от лукавого, а избавь нас от лукавых.
Сабина порылась в памяти. Действительно!
– И как вы это объясните?
– Она говорит не о лукавом в общем, а персонализирует его. В ее глазах лукавые – определенная группа людей, против которых она хочет что-то предпринять.
– Семь человек, если быть точными.
Снейдер кивнул.
– Думаю, мы достаточно выяснили. Пришло время действовать.
Через пять минут Снейдер стоял в смотровой комнате для допросов перед группой мужчин и женщин в униформе, которые отвечали не только за внутреннюю безопасность, но и за людей, находящихся под стражей в главном здании БКА.
Снейдер кивком указал на стеклянную стену.
– Вы видите Магдалену Энгельман, бывшую сестру монастыря урсулинок, шестидесяти пяти лет. Ее подозревают в убийстве мужчины, и предположительно она убьет еще шестерых… – Снейдер сделал паузу, – если мы ее не остановим.
Коллеги посмотрели сначала на арестованную, потом на Снейдера. Сабина держалась чуть поодаль и наблюдала за сценой.
– По этой причине мы будем действовать не так, как обычно. Могу заверить вас, что наши методы одобрены высшим руководством БКА. Но если кто-то чувствует себя при этом неуютно, может сейчас уйти. Это не будет иметь нежелательных последствий для вашей карьеры в БКА. Если же решите остаться, вы должны идти до конца, пути назад нет. Вы поняли?
Все кивнули.
– Круг посвященных будет оставаться максимально узким, а то, что мы выясним, официально не должно нигде всплыть, – продолжал Снейдер. – Кто-нибудь хочет отказаться?
Все остались стоять.
Сабина с облегчением выдохнула. Она сама выбрала этих коллег и надеялась, что никто из них не испугается.
– Хорошо. Другого я от вас не ожидал. – На лице Снейдера промелькнуло подобие улыбки, затем он снова посерьезнел. – В ближайшие шесть дней Магдалена Энгельман останется под стражей в этой комнате, без передачи судье и официального оформления в СИЗО. Никакой информации для прессы. Адвокат ей также не будет предоставлен, потому что, пока эта женщина находится у нас в здании, у нее нет никаких прав.
Некоторые коллеги хмыкнули, но никто не возразил.
– Эта женщина находится в комнате уже более двадцати четырех часов и лишь пару раз отлучалась в туалет. Я хочу, чтобы вы ее раздели и отправили в душ. При этом мне важно следующее: у нее две татуировки на запястье и предплечье, что необычно для монахини в ее возрасте. Полагаю, это подсказки. Обследуйте ее тело на наличие других татуировок. Я хочу получить отличные фотографии. Кроме того, на эти снимки должен взглянуть специалист по татуировкам. Я хочу узнать о них все. Какая это техника, кто их сделал и, прежде всего, когда это произошло.
Некоторые коллеги стали проявлять беспокойство, но Сабина боялась, что Снейдер еще далеко не закончил свои разъяснения.
– Кроме того, мне нужен отчет о полном медицинском обследовании этой женщины, включая заключение гинеколога.
По комнате снова пробежал ропот. Одна коллега в ужасе уставилась на Снейдера.
– Против воли женщины? Как в Гуантанамо?
– Если хотите, можете убедить монашку. Мне все равно, как вы это устроите, главное – сделайте!
– Наверняка нам придется ее к этому принудить.
Снейдер не ответил.
– Самое позднее завтра утром я хочу видеть отчеты у меня на столе.
Через полчаса Сабина и Тина сидели у Снейдера в кабинете. В воздухе висела привычная смесь ароматов ванильного чая и марихуаны.
– Если пресса узнает, как мы действуем, журналисты нас четвертуют, – сказала Тина.
Выражение лица Снейдера оставалось суровым.
– Если умрут еще шестеро, они и так это сделают – так что будем переживать, когда наступит время.
– Вы смогли рассмотреть вторую татуировку? – спросила Сабина, чтобы сменить тему.
Снейдер взял карандаш и лист бумаги и набросал две головы, сросшиеся затылками. Во всяком случае, локоны плавно переходили друг в друга. Оба лица смотрели в противоположные стороны. Пожилой мужчина с бородой и юноша.
– Янус? – предположила Тина.
– Один из старейших богов древнеримской мифологии, – подтвердил Снейдер. – Двуликий бог начала и конца.
– Как это связано с другой татуировкой в виде черной розы? – спросила Сабина.
Снейдер пожал плечами.
– Мы узнаем это, когда коллеги закончат обследование монашки.
Тина указала на эскиз.
– А с этим что?
– Не могу себе представить, чтобы сестра ордена урсулинок, выросшая в католической вере и живущая по Евангелиям, сильно интересовалась мифологией, – ответил Снейдер. – Это не вяжется, на мой вгляд.
– Что тогда?
– Думаю, наша монашка имела в виду нечто другое: Янус – имя преступника. По крайней мере, под этим именем он числится в актах БКА.
Сабина и Тина с удивлением посмотрели на Снейдера.
– В 70-х годах он был тягачом и привозил женщин с восточных направлений в Германию. Под предлогом кастинга для фотомоделей. Подсаживал их на героин, затем принуждал к проституции и снабжал ими бордели. Наркотики, торговля людьми, проституция – все шло рука об руку. Это был огромный бизнес.
– И где именно это происходило?
– Вот решающий вопрос. В Южной Германии, а точнее – в Баварии. Его резиденция была прямо на австрийской границе…
– …Недалеко от Браунау, – предположила Сабина.
Снейдер кивнул.
– Место и время, Бавария и 70-е годы, совпадают, – резюмировала Тина. – Янус того же возраста, что и Вальтер Граймс?
Снейдер кивнул.
– Выясните, жив ли он, и если да, то где сейчас проживает. Он может стать следующей жертвой.
– Если это правда, то вот причина, почему Магдалена Энгельман потребовала вас, – она знала, что вы помните Януса и его махинации.
– Возможно. В любом случае, кажется, она хочет отвести мне ключевую роль в этом деле. – Похоже, Снейдер совсем не чувствовал себя польщенным. – Но сначала посмотрим, прав ли я.
Он поднялся, поправил воротник рубашки и запонки.
– Если да, то я полагаю, наш путь лежит в Баварию. – Он взглянул на наручные часы, Swatch в цветах нидерландского флага. – Сейчас начало двенадцатого. Встретимся через три часа на вертолетной площадке академии. К тому времени возьмите акты Януса из архива и свяжитесь с ним. А мне еще нужно уладить кое-какие личные дела.
Назад: Глава 11
Дальше: Глава 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий