Метка смерти

Книга: Метка смерти
Назад: Глава 37
Дальше: Глава 39

Глава 38

Старая лесная часовня снаружи напоминала милый охотничий домик – одноэтажный, с остроконечной черепичной крышей, оконными ставнями, цветочными ящиками и наружным камином. Дом стоял на поляне, с которой можно было видеть монастырь и смотреть прямо вниз в долину Бруггталь.
Запыхавшись, Сабина и Тина добежали до крыльца с пристроенной крытой террасой и скамьей-качелями. Рядом с домом стоял старый красный «опель-кадет» с номерами BR, что, видимо, означало Браунау.
Сабина потянулась к кобуре, чтобы вытащить свой «глок», но попала рукой в пустоту. Проклятье! Она никогда не брала служебное оружие за границу. Вместо этого она достала телефон и визитную карточку начальника полиции ЛКА Линца, который привез их сюда и все еще ждал с коллегами перед входом в монастырь.
Пока Сабина разговаривала по телефону, Тина осмотрела автомобиль. Видимо, он принадлежал той сиделке, которая должна была отвезти настоятельницу в город на вокзал, чтобы отправиться в Линц на поезде. Понятно, что этого не произошло и визит в больницу был отменен.
А сиделка наверняка была уже четыре дня как мертва.
– Я объясню вам это позже. – Сабина предупредила все вопросы. – Вызовите машину скорой помощи и поднимитесь с вашими людьми к лесной часовне.
– Где это?
– Подъедьте на машине к обгоревшей части здания с обратной стороны. Там есть тропа, которая ведет к часовне. Пусть патер Михаэль Хасс покажет вам дорогу. – Она окончила разговор.
Тем временем Тина оставила машину и уже поднялась на террасу. Сабина последовала за ней.
– На заднем сиденье лежит чемодан, – прошептала Тина. – Очевидно, они как раз собирались уезжать. – Она нажала на дверную ручку.
Дверь открылась. Сабина схватила грабли для удаления сорняков, торчавшие в одном из цветочных горшков, затем они вошли в дом и быстро проверили одну за другой все комнаты. Бывшая часовня была обставлена как квартира и только снаружи напоминала молитвенный дом. В комнатах стоял запах дерева и затхлости.
Трупного запаха нет!
Сабина опустила руку с граблями.
– В доме нет ни подвала, ни чердака. Где обе женщины?
– Смотри. – Тина махнула ей, подзывая к себе.
На стене висели черно-белые фотографии в рамках. На одной была изображена высокая худая женщина в черной монашеской одежде в окружении других монахинь. Если это Констанс Феличитас, то в юности она была очень красивая, с иссиня-черными волосами, густыми бровями, полными губами и выразительными темными глазами. Правда, половина лица была перекошена.
Тина указала на другой снимок:
– Посмотри. Насколько больной нужно быть, чтобы повесить такую фотографию на стену?
Сабина уставилась на черно-белый снимок парника. Пожар еще не разрушил его. Перед неповрежденным зданием, держась за руки, стояли женщины в черных монашеских одеждах.
– Смотри, здесь и Магдалена, наша монашка. – Тина указала на женщину лет двадцати пяти.
Шлюхи Сатаны.
Ни одна из них не улыбалась.
Фотография выглядела безобидной, но если знать подоплеку, то волосы дыбом вставали.
Парник в полном цвету.
– Полиция появится здесь в любой момент, – торопила Сабина. – Может, мы что-нибудь найдем.
При более внимательном осмотре дома они обнаружили заднюю дверь, которая тоже оказалась незаперта. За домом располагался узкий, вытянутый сад с деревянными шпалерами, на которых разрослись розы. Розарий. В воздухе жужжали пчелы, пахло цветами и влажной землей. К дощатой стене дома была прислонена лопата, на полотне которой остались крошки земли. Сабина не обратила бы на инструмент особого внимания, если бы не заметила на металле что-то, похожее на засохшую кровь. Словно кому-то проломили этим череп.
От обратной стороны дома между розами в лес уходила узкая тропинка, по которой нельзя было проехать на машине.
– Посмотри сюда! – Тина уже бежала по тропинке к лесу.
Там что-то лежало на земле в тени деревьев.
Сабина бросилась вслед за ней. И уже почувствовала сладковатый запах разложившегося тела. Мухи разлетелись в разные стороны, когда Тина и Сабина подошли ближе.
Труп – определенно женский, в черной монашеской одежде – выглядел так, словно пролежал здесь уже несколько недель. Но в этой местности и при такой погоде первое впечатление могло быть ошибочным. В конце концов, тело было беззащитно не только перед воздействием погоды, но и перед муравьями, птицами, ежами и лисами.
– Полагаю, это сиделка. – Тина отвернулась. У женщины был однозначно проломлен череп. – Но почему она лежит здесь, а не у дома? С такой раной она бы не смогла сюда добраться. А если бы смогла, то поползла бы к машине, а не в сторону леса.
Сабина помотала головой.
– Все было иначе. Сиделка и тот, кто это с ней сделал, шли из леса. – Сабина разглядывала тропу, которая исчезала между деревьями, и неожиданно увидела сцену перед глазами. – Сиделку толкали вперед и поторапливали, она сопротивлялась и в какой-то момент споткнулась, похититель ударил ее лопатой по голове, бросил труп лежать здесь и приставил инструмент обратно к дощатой стене.
– Но почему? – спросила Тина, но Сабина подняла руку, и она замолчала.
– Убийца заставил ее закопать что-то в лесу или вырыть яму. Она была приближенной настоятельницы, поэтому должна была копать. Возможно дажеяму для своей настоятельницы. – Сабина подняла глаза. – Женщина должна быть где-то в лесу.
– Ты сказала убийца заставил, а не заставила. – Тина обратила внимание на такую деталь.
Верно! Почему-то у нее в голове не укладывалась мысль, что все эти убийства совершила Магдалена Энгельман, какой бы циничной та ни казалась.
Синяя мигалка вывела ее из задумчивости. Полицейские, которые привезли их сюда, подъехали на обеих патрульных машинах к дому.
– Останься у трупа, – предложила Сабина. – Они должны все оцепить – обычная процедура.
– А ты?
Сабина все еще держала в руке грабли для удаления сорняков.
– Я пройду вверх по тропе. Уверена, что настоятельница где-то здесь поблизости.
Сабина побежала. Как только она оказалась в лесу, стало холоднее. Хотя она отошла уже на столько метров и была в окружении мха, грибов и хвойных деревьев, в носу у нее по-прежнему стоял трупный запах – который еще долгое время будет ее преследовать. Все дело только в психике!
Сабина искала слева и справа от тропы – следы, обломленные ветки, выкопанную свежую землю.
Ничего!
В конце концов она остановилась, тяжело дыша.
– Феличитас? – крикнула она, затаила дыхание и прислушалась.
Нет ответа!
Это был безнадежный поиск. Им потребуется большое количество учеников полицейской академии и собак-ищеек, чтобы прочесать этот лес.
Выключите же наконец эту мигалку!
Она прошла дальше в лес и снова выкрикнула имя настоятельницы. Опять ничего! Только шум ветра в ветвях и чириканье птиц.
– Феличитас? – еще раз позвала она.
Снова затаила дыхание, прислушалась и уже собралась бежать дальше, как услышала глухой металлический звук. Словно кто-то стучал монетой о трубу.
– Эй? – крикнула Сабина.
Стук раздавался где-то поблизости. Она огляделась. Посмотрела между деревьями, затем снова под ноги. В нескольких метрах перед ней у тропы земля выглядела свежевскопанной. Сверху лежала лишь одна ветка. Подойдя ближе, Сабина увидела четыре маленьких деревянных креста. А посередине из земли торчала металлическая труба.
Какого черта?..
Она торопливо вытащила телефон и позвонила Тине.
– Быстрее! – крикнула она, не дав Тине сказать ни слова. – Триста метров по тропе. Возьми с собой кого-то из коллег и лопату!
Тяжело дыша, Сабина дошла до места и опустилась на колени рядом с крестами. Бряцанье однозначно доносилось из трубы диаметром в два пальца. Она наклонилась к отверстию.
– Констанс Феличитас? – крикнула она. – Если да, то стукните два раза.
В ответ постучали два раза.
Отлично!
– Поберегите свои силы. Я из полиции. Я вытащу вас оттуда. – Она сделала на телефон фотографию для коллег из отдела криминалистической экспертизы. Затем смахнула рукой в сторону деревянные кресты и начала копать граблями.
К счастью, яма была не глубокая. Через несколько сантиметров Сабина уже наткнулась на деревянные доски, которые очистила от земли граблями и руками. Ящик имел форму гроба, из его верхнего конца торчала труба.
Наконец она услышала за спиной шаги и голоса. Тина пришла в сопровождении полицейского, который держал в руке складную лопату. Сабине не пришлось много объяснять, так как коллега уже догадался, в чем дело, и принялся копать.
Спустя несколько минут они вместе освободили крышку гроба.
– Скорая помощь в пути? – тяжело дыша, спросила Сабина.
Полицейский кивнул. Он уже собирался вырвать металлическую трубу из крышки, но Сабина его остановила. Она вспомнила рассказ Снейдера о бамбуковых ростках.
– Возможно, труба напрямую соединена со ртом.
Полицейский в ужасе взглянул на нее.
– Вы серьезно?
– Она права, – сказала Тина. – Давайте попытаемся осторожно поднять крышку гроба.
Пока мужчина вставлял лопату ребром между гробом и крышкой, используя черенок в качестве рычага, чтобы вскрыть доски, Сабина нагнулась к отверстию трубы.
– Вы можете говорить?
– Да, – слабо донеслось изнутри.
– Вы ранены?
– Да.
Сабина запнулась.
– Врач уже на пути сюда, – наконец сказала она. – Мы можем вытащить трубу, не поранив вас?
– Да.
– И снять крышку?
Молчание!
Наконец раздалось тихое «да».
Сабина кивнула полицейскому. Тина помогла ему, и вместе они постепенно вскрыли крышку.
Спустя еще пять минут они достали трубу и разобрали доски крышки, так что смогли увидеть человека внутри гроба. Это была та самая женщина с фотографии. Настоятельница. Сабина узнала ее по парализованной половине лица. Но на этом все сходство заканчивалось. Когда Сабина и Тина убрали последнюю доску у нее над головой, они в ужасе отпрянули.
Сабина потеряла дар речи. Она услышала, как у нее за спиной застонал и закашлялся полицейский. Руки женщины были связаны. Жуки, червяки, муравьи и улитки, которые заползли внутрь через трубу, разъели части ее тела. Ее лицо выглядело жутко. Но страшнее всего было то место, где раньше находились глаза.
Просто чудо, что женщина выжила, проведя четыре дня в этом гробу без воды и еды.
Несмотря на отвращение, Сабина нагнулась к ней и взяла за руку. Пальцы женщины были тонкими и холодными как лед.
– Моя фамилия Немез. Врач уже в пути.
Женщина едва заметно ответила на рукопожатие. Ее рот открылся и закрылся. Дыхание было тяжелым.
Тем временем Тина освободила ее лицо от ползающих по нему насекомых.
– Вы знаете, кто с вами это сделал? – спросила Сабина.
– Да… и я также знаю… почему… – простонала настоятельница, – должна претерпеть такую же судьбу.
– Кто это сказал?
– Она хотела знать, где дети… – прошептала женщина.
Она? Какие дети? – чуть было не закричала Сабина. Но постаралась говорить спокойным голосом:
– Что с детьми? Где они? И кто это она?
– Земля сочная, удобрение хорошее… растения прекрасно растут… на этой почве… много десятилетий великолепно цветут.
– Что? – воскликнула Сабина и подняла глаза. Эта женщина сумасшедшая?
– В розарии… – с облегчением прошептала настоятельница, словно только и ждала этого момента. – Значит вот какое… это чувство… – Затем ее дыхание остановилось.
– Нет! – закричала Сабина и проверила пульс у нее на шее.
Пульса не было!
– Нет, черт возьми! – Она положила одну ладонь на другую и начала делать массаж сердца. Через несколько секунд услышала, как в истощенном теле хрустнули и сломались ребра.
Отсчитав тридцать надавливаний, Сабина пересилила себя, нагнулась и сделала женщине искусственное дыхание. Затем снова продолжила массаж сердца.
Через какое-то время Тина положила руку ей на плечо.
– Хватит, – тихо сказала она.
Изможденная, Сабина поникла и вытерла пот со лба. Ее пальцы пахли лесной землей и смертью.
Тина еще раз проверила пульс и покачала головой.
– Проклятье! – Сабина сжала руку в кулак. – Эта чертова монашка все так продумала, что мы всегда опаздываем.
– Успокойся, – сказала Тина. – Акушерка в Берне еще жива.
– Да, но она в коме, от нее нам мало толку!
Полицейский в шоке посмотрел на Сабину, очевидно не зная, что на это сказать.
Неожиданно глаза у Тины округлились.
– Я знаю, где дети!
– Что? Какие дети? – Сабина в замешательстве посмотрела на нее.
Тина указала на четыре деревянных креста, которые лежали на куче земли.
– Они торчали здесь в земле, правильно?
Сабина кивнула.
– Возможно, это не единственное послание татуировки. Мотивы с крестом и гробом указывают на кладбище, так? Вспомни, что сказала настоятельница.
– В розарии? – повторила Сабина последние слова женщины.
– Именно! За лесной часовней расположен этот сад с дикими розами. Там нужно копать. – Она схватила складную лопату полицейского и побежала прочь.
Назад: Глава 37
Дальше: Глава 39
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий