Метка смерти

Книга: Метка смерти
Назад: Глава 54
Дальше: Глава 56

Глава 55

Снейдер опустился в удобное кресло, положил ноги на журнальный столик, вытер пот со лба и достал из кармана пиджака набор акупунктурных игл и сигаретную пачку.
На счете семьдесят Кржистоф прикратил отжиматься, прыгнул на корточки и затем сел на диван.
– Что мы тут делаем?
Снейдер открыл набор, достал три иглы и вколол их себе в тыльную сторону ладони.
– Мы ждем Фреду Ромбуш.
– Я думал, у нее сьют над нами, – заметила Сабина.
– Да – официально, но у персонала на ресепшен есть распоряжение проводить ее в этот номер, где мы ее ожидаем.
– А это умный план? – засомневалась Тина. – В расследование вовлечено столько опытных людей, а нам в голову не пришло ничего получше?
Снейдер молчал.
Кржистоф немного подумал.
– Я только что высчитал, что нам троим, – он указал на Хоровитца, Снейдера и себя, – вместе почти сто девяносто лет.
– Невероятно, – пробормотал Хоровитц, проехал от балкона к мини-бару, заглянул в холодильник, открыл упаковку кефира и налил себе в стакан. – И как это знание нам поможет?
– Он хочет этим сказать, что мы старые хрычи, – с закрытыми глазами пробурчал Снейдер, крутя свои иглы.
– Черт, если бы я сейчас мог подняться из инвалидного кресла, то придушил бы его.
– Если бы у меня не раскалывалась голова, я бы сам это сделал.
Кржистоф ухмыльнулся, Хоровитц глотнул кефира, а Снейдер сунул себе в рот косячок. После первой затяжки он громко застонал и запрокинул голову.
Сабина тоже подошла к балкону и посмотрела вниз, а Тина тем временем открыла банку пепси и вылила ее в стакан со льдом.
– Еще кто-нибудь хочет пить?
– Чашку ванильного чая… – простонал Снейдер.
Тина порылась в ящике с чаем, действительно нашла один пакетик и включила чайник. Пока вода булькала, она оглядела сьют и сказала:
– Я знаю один анекдот. Встречаются нидерландец, поляк и швейцарец…
– Это длинный анекдот? – перебил ее Кржистоф скучающим тоном.
«Она идет», – внезапно услышала Сабина голос Марка в наушнике. Она быстро посмотрела вниз с балкона в сторону входа, где на ветру колыхались международные флаги. Там стоял черный автомобиль. Багажник был открыт, и швейцар уже достал оттуда два чемодана.
– Фреда Ромбуш идет, – громко сообщила остальным Сабина.
Снейдер приподнялся в кресле.
– Так рано? – Он еще раз затянулся, потом погасил сигарету в уже пустой миске – «смартис» Кржистоф только что доел.
Они подождали десять минут, затем услышали, как на шестом этаже звякнул лифт.
По коридору приближался пронзительный скрип чемоданных колес. Электронный замок их сьюта зажужжал, и коридорный открыл дверь.
В номер вошла хрупкая дама в черном деловом костюме, темной блузке, с ниткой жемчуга на широком декольте и солнечными очками в крашеных дымчатых волосах.
Сабина никогда бы не подумала, что этой женщине семьдесят шесть лет. Похоже, работа в медицинской отрасли помогала сохранять молодость. Или дело в фитнес-центре, солярии, обезжиренном питании, паре пластических операций и хорошем портном?
Фреда Ромбуш в замешательстве остановилась и озадаченно огляделась по сторонам.
– Видимо, это какая-то ошибка. Кто эти люди? – В следующий момент она поморщила нос. – К тому же здесь пахнет, как в опиумном логове.
– Марихуана, – уточнил Снейдер и направился к ней. – И это не ошибка. У дамы на ресепшен указание – направить вас в этот номер.
– Но он занят. Где мой сьют?
– Ваш официальный сьют находится этажом выше прямо над нами. Но вы в него не пойдете.
– Это какая-то глупая шутка? Кто вы все?
Снейдер показал ей свое удостоверение.
– Мартен С. Снейдер, криминалист-аналитик, специалист по случаям похищения людей и судебный психолог, БКА Висбадена.
– Меня это все не интересует, – повысла голос она, даже не взглянув на удостоверение. – Я немедленно хочу в мой сьют!
– Крик усиливает ваш голос, но не аргументы, – на удивление спокойно произнес Снейдер. Потом махнул коридорному, тот поставил оба чемодана в номер и исчез.
– Присядьте сначала, – предложил ей Снейдер. – Хотите джин-тоник, мартини или виски?
– Двойной виски со льдом было бы неплохо для начала, – фыркнула Ромбуш.
– Кржистоф! – Снейдер щелкнул пальцами.
Кржистоф поднялся, открыл бар и смешал напиток. Затем Снейдер подошел к Хоровитцу, который протянул ему папку. Снейдер открыл ее и положил на стол перед Фредой Ромбуш большую грянцевую фотографию.
– Это Вальтер Граймс… по крайней мере, то, что осталось от его лица после кислоты.
Ромбуш поморщилась.
– Я его не знаю.
– Я так и думаю, – возразил Снейдер. – Для вашей информации: в Бруггтале он приводил через черный ход мужчин-клиентов в интернат урсулинского монастыря.
Лицо Ромбуш окаменело.
Сейчас ей станет ясно, о чем идет речь, – подумала Сабина, но продолжала тихо стоять поодаль и наблюдать за женщиной.
– А именно – клиентуру известного Януса. Это Янус – кровь вокруг рта от бамбуковых ростков, которые перфорировали его легкие, – мимоходом заметил Снейдер и положил на стол второе фото. – Акушерка помогала ученицам монастыря при родах. Это она… по крайней мере, то, что осталось от ее лица. – Он бросил на стол третий снимок.
Ромбуш по-прежнему ничего не говорила.
– Я полагаю, вы не были лично знакомы и с Констанс Феличитас, настоятельницей монастыря. Это она… у нее отсутствуют глаза и части лица. – Он кинул следующее фото на стол. – Но министра Ульриха Хирша вы наверняка знаете. Вот так он выглядел, после того как выпущенная в упор пуля разнесла ему затылок. – Снейдер бросил на стол последнюю фотографию. Все снимки лежали в ряд, как обвинительные акты.
Ромбуш демонстративно смотрела в сторону.
– Взгляните на это! – Снейдер постучал по фотографиям.
Ромбуш шумно втянула воздух ртом.
– Почему вы заставляете меня смотреть на эти ужасные фотографии?
– Я вас умоляю, – произнес Снейдер абсолютно спокойным голосом. – От того, кто в ответе за смерть более семидесяти младенцев, – которые подверглись воздействию химических веществ, ренгтеновскому излучению, а затем были свалены в яму и закопаны, – я ожидаю чуть меньше смущения, более крепкого желудка и бескомпромиссности. Поэтому приберегите ваши возгласы «О, что это за ужасные фотографии» для прокурора.
– Вы хотите меня арестовать?
– Нет. – Снейдер сел за стол напротив нее и развел руки. – Сначала я хочу спасти вам жизнь. Я и мои коллеги… – он сделал вращательное движение в воздухе, – приложим все усилия, чтобы вы пережили следующие два дня.
Кржистоф подошел к ним и поставил на стол стакан виски со льдом для фрау Ромбуш и чашку чая для Снейдера.
Снейдер тут же сделал глоток и удивленно приподнял одну бровь.
– У них тут чертовски хороший ванильный чай.
Ромбуш проигнорировала виски. Она сухо сглотнула, сначала раздраженно посмотрела на акупунктурные иглы, которые все еще торчали в кисти Снейдера, затем снова взглянула на фотографии.
– Кто это сделал?
– Мы пока не знаем. – Снейдер сделал еще один глоток и отставил чашку. – Но мы полагаем, что вы практически со стопроцентной вероятностью будете следующей жертвой нашего убийцы. Уже пять дней подряд он уничтожает одного за другим. И этот след ведет напрямую к вам. – Он начертил в воздухе воображаемую линию.
Ромбуш молчала.
Снейдер наклонился вперед и понизил голос. Его тон стал серьезным.
– Я сейчас задам вам несколько вопросов, и если у меня появится впечатление, что вы надо мной издеваетесь, пытаетесь меня обмануть или разыгрываете из себя наивную дурочку… – он сделал паузу, – тогда мы с коллегами уйдем и предоставим вас вашей судьбе.
Она улыбнулась ему.
– Вы не посмеете!
Снейдер улыбнулся в ответ.
– Еще как! И уютно сидя завтра утром в своем кабинете в Висбадене – с яйцом на завтрак, чашкой чая и сигаретой, – я открою газету и прочитаю, когда и как вы умерли сегодня вечером. А мне и моему шефу будет на это наплевать. Вы поняли?
Женщина сглотнула, затем медленно кивнула.
– Отлично. Какими исследованиями занимался Möerweck & Derwald в 70-х годах?
Ромбуш глубоко вдохнула, ее грудь поднялась и опустилась несколько раз, прежде чем последовал ответ:
– Вы знаете, что Möerweck & Derwald с десятками бизнес-направлений сегодня в разы крупнее, чем тогда. И одних только адвокатов в юридическом департаменте по всему миру у них столько, сколько у вас сотрудников в БКА?
– Знаем, – перебил ее Снейдер. – Как насчет 70-х годов?
– Это был исключительно медико-технический концерн, который производил в первую очередь рентгеновские аппараты. С 1971-го по 1980-й наш отдел проводил эксперименты в сфере радиационных исследований. Обширное поле деятельности, многие компании этим тогда занимались. МРТ изобрели в 1973-м, УЗИ – только в 1980-м. В то время еще не умели делать снимки с использованием магнитных полей без побочных эффектов.
– Как именно проходили исследования? – спросил Снейдер.
Глянцевые фотографии лежали перед Фредой Ромбуш, как страшная угроза. Она снова уставилась на них, потом зажмурилась, словно хотела выбросить эти картинки из головы.
– Перед действительностью можно закрыть глаза, – заметил Снейдер. – А перед воспоминаниями нет, верно?
Она ничего не ответила.
– Как именно проходили исследования? – повторил он.
Наконец Ромбуш подняла взгляд.
– Сначала наши исследования провалились. Нам не удалось обнаружить диапазон энергии рентгеновских лучей, который был бы не опасен для человеческого организма. Потому что его не существует. Поэтому мы пошли другим путем. Мы искали метод, чтобы при низкой дозе облучения получить более качественное и четкое рентгеновское изображение.
– Каким методом? – не отставал Снейдер.
Она не ответила.
– Какой метод?
Теперь и ее голос стал громче:
– Я руководила отделом развития технологического концерна, который производил рентгеновские аппараты. Я не химик и не биолог. Я знаю только одно: чем моложе ткани и клеточные культуры, тем быстрее они растут и более чувствительны к излучению.
– Конкретизируйте: детские ткани! – потребовал Снейдер.
– Мы работали с пуповиной. – Она подняла руки. – Тогда это было легально! Так мы быстрее добились результатов, что ускорило исследование и продвинуло нас вперед.
– И с младенцами!
– Об этом я ничего не знаю, – быстро ответила она и пожала плечами. – Это вы должны спросить бывших ответственных из Glostermed, а не меня!
По позе Ромбуш Сабина поняла, что та закрывается и больше не будет участвовать в допросе, какая бы угроза ее жизни ни существовала.
– Glostermed, фармацевтический концерн, который производит медикаменты? – уточнила Сабина.
Ромбуш кивнула.
– Möerweck & Derwald разрабатывал рентгеновские аппараты, Glostermed – соответствующий медикамент и контрастное вещество для них. Они занимались биологическими и химическими исследованиями.
Фармацевтическая промышленность!
Снейдер поднял глаза и оглядел присутствующих.
– Значит, Glostermed.
Он кивнул Тине и Хоровитцу, которые тут же достали свои телефоны и начали звонить.
Затем Снейдер снова посмотрел на Ромбуш.
– Хотя вы и не заслужили, чтобы мы спасали вашу задницу, все равно это сделаем. Знаете почему?
Она помотала головой.
– Потому что я хочу посмотреть на выражение вашего лица, когда вы окажетесь на скамье подсудимых. Хорошо, – вздохнул он и поднялся. – Время пришло.
– Можно мне теперь в мой сьют? – спросила Ромбуш.
Снейдер помотал головой.
– Вы останетесь здесь. Вас подменят человеком из БКА, который на вас похож.
– А мой доклад?
– Отменен.
– Что? Вы не можете этого сделать! – воскликнула Ромбуш и тоже вскочила с места.
– Для нас нет ничего невозможного, – отрезал Снейдер.
Ромбуш снова уставилась на иглы в его кистях.
– Вы сумасшедший!
– Возможно, – признался Снейдер. – Чем ближе ты к сумасшествию, тем лучше понимаешь действительность. Вы должны знать это лучше всех присутствующих здесь. – Он развернулся и направился к шкафу. – Кржистоф, отведи ее в соседнюю комнату и следи, чтобы помалкивала и не сбежала!
– Вы ненормальный! Это превышение власти. Я засужу вас, отберу все до последних трусов, – бросила она Снейдеру, когда Кржистоф схватил ее за руку и потащил за собой.
Снейдер проигнорировал комментарий.
– Не забудьте свой виски, – лишь сказал он.
Затем дверь захлопнулась, и Сабина слышала, как Ромбуш шумела в соседней комнате, пока не раздался звук пощечины.
Снейдер вытащил иглы из кистей, убрал их в футляр и раздвинул вешалки.
– Бармен для меня, – сказал он, – горничная для вас. – Он бросил Сабине униформу, состоящую из двух частей. – Должен быть ваш размер.
Сабина поймала одежду. Ты серьезно?
– Я должна это надеть?
Снейдер кивнул, достал из шкафа еще и туфли на каблуках, протянул ей. – С этого момента мы занимаемся фальшивой Фредой Ромбуш этажом выше. Снимите кобуру. Вы получите также сервировочный столик-тележку и сможете спрятать там ваше служебное оружие под сырным колпаком.
Тина с улыбкой отвела телефон от уха:
– «Глок» под колпак.
Да, поулыбайся мне еще! Сабина засопела. Почему Снейдер не выбрал Тину для этой работы?
– И повяжите эту красивую штучку на шею, чтобы не было видно синяков от удушения, – добавил Снейдер.
Вздохнув, она направилась в ванную, скинула кроссовки, разделась и натянула короткую узкую юбку, туфли, блузку с белыми рюшами и повязала вокруг шеи декоративную черную ленту.
Когда она вышла из ванной, Снейдер с восторгом оглядел ее.
– Идеально. Значит, я правильно оценил ваш размер. И умоляю, не делайте такое лицо.
– Если бы я умела делать лица!
– Смешно, Немез. Возьмите себя в руки, это расследование под прикрытием!
– Я понятия не имею, как следует вести себя в роли горничной, – запротестовала Сабина.
– Правильное поведение – это умение отказаться от лишнего, – таинственно произнес Снейдер.
– Это еще что значит?
– Все, начиная с речи и заканчивая декольте. – Он подошел к ней и хотел расстегнуть две верхние пуговицы ее блузки, но Сабина рефлекторно ударила его по руке.
– Извините… но никаких домогательств! – предупредила она.
– Господи боже мой! Расстегните, пожалуйста, хотя бы верхнюю пуговицу.
Сабина сделала, как он сказал, и посмотрела на себя в зеркало над баром.
– Но так я выгляжу слишком наивно.
– По-настоящему умная женщина скрывает свой ум.
– Хотите этим сказать, что для женщины красота важнее интеллекта? – возмутилась Сабина. – Вот от вас я такого не ожидала.
– Немез! – Снейдер прищурился. – Это важно, потому что мужчины видят быстрее, чем думают. Между прочим, вы выглядите потрясающе.
Да кого это интересует
В дверь постучали, и в следующий момент в комнату вошел коридорный, который катил перед собой сервировочный столик с сырным колпаком, кофейником и сэндвичами.
– Я должен передать вам, что доктор Фреда Ромбуш только что заехала в сьют номер 705.
– Отлично. – Снейдер снял пиджак и кобуру с пистолетом. Затем повязал черную бабочку и надел жилетку в золотую полоску, закатал рукава белой рубашки и сверху натянул черные держатели для рукавов. Форма бармена шла Снейдеру.
– Вы круто выглядите, – заметила Тина.
Уголки губ Снейдера дернулись.
– Смотрите не привыкайте.
Тем временем Сабина достала пистолет из кобуры, проверила магазин и положила оружие под сырный колпак.
– Мы можем идти? – спросил Снейдер.
«Еще минутку», – раздался голос Марка в ухе Сабины.
По реакции Снейдера Сабина заметила, что он тоже это услышал.
– Что? – воскликнул он и поправил наушник.
«Я все слышал. Верните Сабину обратно живой и здоровой».
– Если вы меня так об этом просите…
«Это не просьба, – перебил его Марк, – а условие».
На этот раз Сабина не смогла сдержать улыбку.
Назад: Глава 54
Дальше: Глава 56
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий