Метка смерти

Книга: Метка смерти
Назад: Глава 65
Дальше: Глава 67

Глава 66

– Младенцы в розарии… – повторила Вандергаст и посмотрела Сабине в глаза. – Какой сейчас год?
– Тысяча девятьсот восьмидесятый, – солгала Сабина. – Руководство Glostermed направило меня в ваш отдел… – Сабина сделала паузу, чтобы понаблюдать за реакцией женщины. Вандергаст, полная ожидания, смотрела на нее. – Каковы последние результаты ваших исследований на младенцах? Уже есть какой-то прогресс?
Глаза Вандергаст загорелись гордостью.
– Впервые – с чрезвычайно малым количеством энергии в киловольтах и коротким временным интервалом в миллисекундах – нам удался отличный рентгеновский снимок. – Неожиданно ее речь стала логичной и отчетливой, она без затруднений подбирала слова.
Все-таки странная болезнь Альцгеймер. Хотя нервные клетки в мозге отмирали, иногда бывали моменты, когда давно прошедшие события проступали в памяти так ясно, словно имели место всего несколько часов назад.
– Тогда я вас поздравляю. – Так как было непонятно, сколь долго продлится этот редкий момент, Сабина хотела продолжить разговор без перерывов. – Что означает Hell Seven?
– Hell Sieben, – повторила Вандергаст, правда по-немецки и с другой интонацией – не как английское слово, означающее Ад, а намного мягче.
Сабина повторила с ее интонацией.
– Что означает Hell7?
– Это… – Вандергаст нахмурила лоб. – Вы не знаете?
Краем глаза Сабина заметила, как заведующая снова хотела вмешаться и прервать разговор, но Марк остановил ее мягким движением.
– Hell7 – это контрастное вещество седьмой серии опытов в рамках экспериментов со световым полем, – пояснила Вандергаст как нечто само собой разумеющееся.
Теперь нахмурилась Сабина.
– И эта серия опытов была успешной?
Вандергаст кивнула:
– Рентгеновские снимки стали светлее, изображение идеально резким.
Тут Сабина поняла значение Hell7. Это было химическое осветляющее контрастное вещество для получения более качественных рентгеновских снимков при низкой дозе радиации в греях. И в то время как Möerweck & Derwald улучшал рентгеновские аппараты, Glostermed продавал бы для них медикаменты.
– Почему мы не выпускаем Hell7 на рынок? – спросила Сабина. – Давайте как можно скорее его запатентуем, – предложила она.
Тут взгляд Вандергаст изменился и снова стал испуганным.
– Вы еще не знаете?
– Нет… – ответила Сабина. – А в чем дело? Я пока не дочитала ваш последний отчет.
– Контрастное вещество имеет побочные эффекты.
– Что… случилось с младенцами? – спросила Сабина.
Вандергаст глубоко вздохнула.
– Hell7 – отличный препарат, который обеспечивает точные результаты, мы уже хотели выпустить средство на рынок под названием Vivi-Paxin, – но младенцы потом умерли.
У Сабины резко пересохло во рту.
– От чего?
– Контрастное вещество абсолютно безвредное, но в комбинации с рентгеновскими лучами вызывает полиорганную недостаточность и в течение нескольких дней приводит к смерти.
Теперь мы разрешили эту загадку.
– К смерти… – повторила Вандергаст, тяжело дыша. Это воспоминание оказалось для нее слишком тяжелым.
– Я должна это прекратить! – наконец вмешалась заведующая.
Проклятье! Сабина заскрипела зубами. Все шло так гладко.
В этот момент в телезал вошел пожилой мужчина с оспинами – в белом халате и с наушниками. Он проигнорировал их и целенаправленно зашагал к кулеру, из которого налил себе в стакан горячей воды.
Марк недовольно посмотрел в его сторону, и заведующая направилась к мужчине, чтобы объяснить, что помещение вообще-то уже закрыто. Но тот, казалось, не слышал – разорвал упаковку, с бесконечным спокойствием несколько раз опустил в стакан пакетик чая, добавил сахар и перемешал.
Пока заведующая говорила с мужчиной, Марк кивнул Сабине, чтобы она продолжала.
– Фрау профессор… – прошептала она, а внутри у нее все сжалось. Против воли она представила себе, как в рамках опытов на младенцах месяцами испытывали различные химические вещества. И как в итоге эти бедные малыши один за другим умерли.
Ее охватил ужас. Рука этой женщины, которую она только что держала и мягко поглаживала, оказалась лапой демона. Но Сабине был нужен ответ еще на один, последний вопрос.
Откуда привозили других младенцев, которые были не из монастыря?
Но Вандергаст – очевидно, смущенная паузой – с каждой секундой все подозрительнее смотрела на Сабину, словно начинала догадываться, что находится вовсе не в 1980 году. Поэтому Сабина сформулировала вопрос скорее косвенно.
– Нам нельзя прекращать исследования. Нам нужно больше… – Сабина понизила голос, – подопытного материала. У вас есть идеи на этот счет?
– Я уже много раз пыталась объяснить это руководству. – Взгляд Вандергаст просветлел, словно она наконец-то увидела в Сабине союзницу. – Родильных домов в Загребе, Бухаресте и Варне недостаточно. Доктор Хирш тоже так считает. Мы знаем одного детского врача в Марокко. Оттуда мы могли бы получать остальных пробандов, которые нам необходимы, чтобы улучшить Hell7.
Загреб, Бухарест и Варна. Доктор Хирш действовал не только в Браунау. От этой мысли Сабине совсем поплохело, ее ладони взмокли.
Она заметила, как Марк положил руку ей на плечо. О’кей, теперь довольно, казалось, говорил этот жест.
Сабина кивнула. Да, она достаточно узнала.
Марк протянул ей телефон. Он записал весь разговор, и запись все еще шла. Из-за душевного состояния Вандергаст суд не признает пленку, но, по крайней мере, она поможет добраться до еще живых закулисных деятелей Glostermed, которые участвовали в поставках «материала для исследований».
Сабина взяла мобильный. Тут ей пришел в голову еще один вопрос. Она подняла телефон.
– Сколько всего… пробандов… вы использовали для ваших исследований?
– Прочитайте отчеты.
Сабина сомневалась, что они еще существовали.
– Сколько?
В этот момент к ним подошла управляющая. Мужчина в наушниках наконец-то покинул телезал со своим чаем и теперь беседовал с охранником снаружи.
– Сколько? – не сдавалась Сабина.
– Пятьдесят в этом году.
Только пятьдесят? А что с остальными? Их было минимум семьдесят четыре. Но тут Сабина осознала, что Вандергаст говорила только про этот год.
– А до этого?
Вандергаст задумалась.
– Должно быть… несколько сотен… о… – ее взгляд изменился, – я должна закрыть окно в кабинете.
Сабину охватил неописуемый холод.
Несколько сотен!
Вандергаст повернула голову.
– Вы моя дочь?
– К счастью, нет. – Сабина поднялась. У нее были ватные ноги, на лбу выступил холодный пот. Несколько сотен! Дрожащими пальцами она остановила запись.
– Мы закончили, – сказала она управляющей, затем повернулась к Марку. – Пожалуйста, поедем скорее обратно в Висбаден, – прошептала она, потому что не могла гарантировать, что не свернет шею этому монстру рядом с ней в первый же удобный момент.
Тут Сабина почувствовала резкий запах мочи. Она посмотрела вниз на Вандергаст. Подушка съехала у нее с колен. А на штанах Вандергаст расходилось мокрое пятно, и уже закапало на пол.
Еще и это!
– Позаботьтесь о ней, пожалуйста, – попросила Сабина управляющую. – Личная охрана остается.
Но, откровенно говоря, в душе она надеялась, что с этой женщиной все же что-то случится, прежде чем ее сожрет рак.
Назад: Глава 65
Дальше: Глава 67
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий