Метка смерти

Книга: Метка смерти
Назад: Глава 68
Дальше: Глава 70

Глава 69

Удостоверившись, что личная охрана профессора Вандергаст будет на месте по крайней мере до утра, Сабина и Марк покинули интернат для престарелых. На вокзале Ганновера они зашли в забегаловку с суши, которая была открыта и после полуночи.
Так как Сабина все еще была жутко взволнована разговором с Вандергаст, она заказала себе жасминовый чай, чтобы успокоить нервы. Но уже знала, что не сможет сегодня сомкнуть глаз. Погруженная в свои мысли, она листала газеты, которые лежали на стойке и крупными заголовками сообщали об убийстве министра в Вене и теракте на Боденском озере. К тому же по телевизору шли новости. Полиция блуждает в потемках. Сабина раздраженно отодвинула бульварные газеты в сторону. Следующий ночной экспресс будет только в три ночи, и они прибудут во Франкфурт около шести утра.
За пятнадцать минут до отправления поезд уже стоял на платформе, и они вошли в вагон. По предложению Марка они взяли билеты в первый класс. Резервировать места в это время не было необходимости. Поезд на две трети был свободен.
Вагон-ресторан был неисправен и закрыт. Плевать! Сабина все равно хотела немного поспать.
Пока поезд выезжал с вокзала, Марк перевел свое кресло в почти горизонтальное положение, вытащил наушники из сумки для ноутбука и устроился поудобнее со своей подушкой под шею.
Сабина уставилась в темноту за окном, наблюдала, как мимо проносились дома и уличные фонари. В приглушенном свете купе она видела в стекле и свое отражение, которое время от времени дрожало и расплывалось.
В том же вагоне сидело еще несколько человек – женщина с двумя большими чемоданами, которая постоянно поглядывала на наплечную кобуру Сабины; молодой человек с рюкзаком, который положил ноги на противоположное сиденье и пытался спать; мужчина средних лет с рыжеватыми волосами, читавший крупноформатную французскую газету, и пожилая дама, раскладывающая на своем столике пасьянс.
Ночные путешественники.
На дисплее Сабина заметила, что поезд, едва покинув Ганновер, ускорился до 233 километров в час. Через полчаса они будут уже в Гёттингене – их следующая остановка.
Сабина коснулась ногой Марка, и он снял наушники.
– Что ты слушаешь? – спросила она его.
– «Ловушку» – радиодетектив из 60-х годов.
– Такое старье?
– С голосами Дитмар Шёнхер и Зигфрида Ловитца, под них я хорошо засыпаю. – Он протянул ей один наушник. – Хочешь попробовать?
– Спасибо. – Она помотала головой.
– Но у тебя ведь тоже есть аудиокниги в машине?
– Да, но не детективы, они у меня и так каждый день, – ответила она. – Мне нужно что-то воодушевляющее и оптимистичное – Хорнби, Спаркс или Яуд, – тогда мне кажется, что мир снова в порядке.
– Говорят, они супер, но я не очень люблю комедию. – Он скривился. Затем его тон снова посерьезнел. – Хочешь поговорить об этом деле?
– Нет. Может, позже. Спи спокойно. – Она виновато пожала плечами, потому что потревожила его.
– Если что, разбуди меня. – Марк снова надел наушники, устроился на сиденье и закрыл глаза.
Какое-то время она рассматривала Марка, его резковатые черты, длинные ресницы, затем снова уставилась в окно. Да, ей действительно нужно было с кем-то поговорить. Но не с Марком, ему она не хотела открываться. По крайней мере, что касалось этого дела. У него не было братьев или сестер и собственных детей, поэтому она сомневалась, что он поймет ее предосудительные мысли относительно Вандергаст.
Как можно было так бессердечно и расчетливо экспериментировать с живыми младенцами? Она даже не хотела представлять, где и как маленьких крикунов держали месяцами. Они научились ползать? Какими были их первые слова? Против воли эти жуткие мысли постоянно лезли Сабине в голову. Ей хотелось просто задушить эту старую женщину шнуром от шторы.
Успокойся!
Ее руки дрожали. Грит Майбах сделала единственно правильное – попыталась избавить мир от этих выродков.
Ей нужно было с кем-то поговорить. Со своей сестрой. И чтобы им никто не мешал.
Поезд остановился в Гёттингене, потом в Касселе – на станциях почти никто не зашел и не вышел, – и они снова тронулись в путь. Сабина взглянула на Марка, который безмятежно спал в наушниках, а затем покинула свое место.
В конце поезда находился вагон-ресторан. Дверь была заперта, на табличке было написано «Не работает». Внутри было темно. Только иногда через окна проникал свет фонарей, мимо которых они проезжали, и освещал пустые столы, стулья и стойку.
Сабина вытащила отмычку из набора и вставила ее в дверной замок. Через несколько секунд тот был вскрыт. Она вошла в вагон-ресторан, закрыла за собой дверь и села на барный стул у стойки. Тишина и темнота действовали на нее успокаивающе. Были слышны только стук колес по рельсам и дребезжание ящика с минеральной водой, который стоял на кухонной стойке.
Сабина уставилась на свой телефон. В конце концов отправила своей сестре эсэмэс.
«Ты не спишь?»
Через две минуты пришел ответ.
«Ты с ума сошла? Сейчас четыре утра. Что случилось? Тебя ранили?»
Сабина улыбнулась – в первый раз за долгое время – и почувствовала, что разговор с Моникой пойдет ей на пользу. Она набрала номер сестры, которая ответила сонным голосом после первого же гудка.
Они разговаривали полчаса, хотя говорила, в основном, Сабина, а Моника внимательно слушала. Несмотря на запрет разглашать информацию о текущих расследованиях, Сабина рассказала, какие преступления совершали и допускали Вальтер Граймс, акушерка и настоятельница в урсулинском монастыре. О том, чем занимался министр Хирш и что в итоге Фреда Ромбуш и профессор Вандергаст делали с младенцами.
– И все это ты выяснила за семь дней? – спросила Моника, когда Сабина закончила свой длинный монолог.
– Дети монахини, – сказала Сабина, не называя имен обоих, – многое для нас подготовили.
– Одна эта предварительная работа чего стоит! – пробормотала Моника.
И необходимое для нее время!
И тут Сабину охватило странное чувство. Здесь что-то не так! Если не принимать во внимание монахиню – все это вообще реально организовать вдвоем?
Тут она услышала звук входящего звонка по второй линии.
– Слушай, мне нужно заканчивать, – сказала Сабина. Возможно, это было что-то важное. – Спасибо, что поговорила со мной.
– О, хорошо, тогда я смогу еще часик…
Сабина уже положила трубку и взглянула на дисплей. Звонок был от Тины. В такое время?
– Алло? – удивленно ответила она.
– Ты еще не спишь? Какое совпадение, – тоже удивилась Тина.
– Где ты? – спросила Сабина.
– Скорая помощь еще вечером отвезла меня в Висбаден. Я накачана обезболивающими, как аптека, и не могу заснуть.
– Я…
– Слушай! – перебила ее Тина. – Я хотела позвонить Снейдеру, но сначала он не ответил, а теперь у него занято.
– Что случилось? – спросила Сабина.
– В бюро я еще раз проверила в системе все документы по делу и увидела, что мы получили мейл из университетской клиники Берна. Вивиана Кронер, акушерка, недавно пришла в сознание.
– Врачи смогли стабилизировать ее шейный отдел позвоночника?
– Что? Это сейчас не важно! – возбужденно воскликнула Тина. – Она рассказала дежурной медсестре, что в ту ночь, когда монахиня родила близнецов, на свет появился еще и третий ребенок. Та, другая мать, молодая послушница, тоже пережила пожар в парнике, но покончила с собой на следующее утро. Повесилась в колокольне.
– Ты это проверила?
– Да, это правда. Вскрытия не было. Вероятно, чувство вины стало причиной самоубийства.
С содроганием Сабина уже догадывалась, что это могло означать.
Время на подготовку!
– В любом случае тогда были спасены трое детей, – торопливо проговорила Тина. – Ты понимаешь, что это значит?
Да, она понимала.
Они срочно должны были связаться со Снейдером!
Назад: Глава 68
Дальше: Глава 70
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий