Время вышло. Современная русская антиутопия

Александр Пелевин
Планета жирных котов

1
В середине XXI века на Земле воцарилась ужасная тирания.
Никто не знал, кто они. Никто не видел их истинной сущности. Они выглядели как обычные люди, но все понимали, что это лишь одно из бесчисленных обличий, которое они могут принимать. Они появились совершенно внезапно и за несколько месяцев получили власть над прессой всего мира, над армиями всех стран, над всеми правительствами. Ни одно решение на планете не принималось без их ведома. Они контролировали все аспекты жизни. Они придумывали невероятные по своей жестокости законы, ограничивающие все возможные права человека. Тотальная диктатура задушила свободный мир. Любого, кто смел поднять голову и заявить о своих правах, они сажали в тюрьму – и затем тот бесследно исчезал, будто его никогда и не было.
Земля превратилась в огромный концлагерь.
Но однажды родился человек, которому суждено было всё изменить.
К сожалению, затем он вырос, устроился на работу менеджером по продажам, в тридцать лет женился на бывшей однокласснице, растолстел, завёл детей, а потом умер от инфаркта в пятьдесят лет, так и не узнав о своём предназначении, потому что ему никто никогда не рассказывал о нём.
Поэтому наше повествование будет совсем о других людях.
2
Однажды в квартире господина Шляпмана раздался дверной звонок. Ранним утром он как раз допивал чашку горячего кофе и собирался откусить от пышного эклера, купленного им вчера в лавке напротив дома. Дверной звонок не дал ему это сделать. Нахмурившись и накинув голубой халат в розовый цветочек, господин Шляпман подошёл к двери с эклером в руке. Он посмотрел бы в глазок, чтобы узнать, кто стоит снаружи, но, к сожалению, глазки были запрещены. Поэтому он просто приложил ухо к замочной скважине и, деликатно кашлянув, спросил:
– Кто там?
– Господин Шляпман? – раздался из-за двери приглушённый голос.
– Да.
– Доброе утро. Это доставка пиццы. – После этих слов снаружи послышались тихие и сдавленные смешки.
– Но я не заказывал пиццу, – недоверчиво ответил господин Шляпман.
– Хм. А у нас тут написано, что заказывали. Вот. Шляпман Венедикт Эдуардович, улица Испепеляющей Ненависти, дом 2145.
– Да, меня действительно так зовут. Но я не заказывал пиццу.
– Не может быть. Вы уверены? – Голос за дверью, казалось, зазвучал расстроенно.
– Точно. Никакой пиццы.
За дверью воцарилось молчание. Кажется, там тихо перешёптывались. Затем голос вновь зазвучал:
– На самом деле вы правы. Тут нет никакой пиццы. Я сантехник. У вас протекают трубы.
– У меня не протекают трубы. – Господин Шляпман начинал сердиться.
– Нет, протекают, – настойчиво возразил голос.
– Не протекают.
– Протекают.
Страшная догадка вдруг озарила господина Шляпмана: за ним пришли. Он знал, что однажды это случится.
– Я всё понял! – вскрикнул он. – Я не открою вам дверь. Думаете, я не догадался, кто вы? Думаете, я такой дурак, да? Я не дамся вам просто так! Выкусите! Вы ведь тайная полиция секретного отдела, да? Ха-ха, я вас раскусил! Негодяи!
За дверью, похоже, смутились.
– Нет, что вы, – заговорили после недолгой паузы. – Мы вовсе не тайная полиция секретного отдела. Мы… эээ, я водопроводчик.
Господин Шляпман молчал.
– Ладно, – сдался голос. – Откройте нам, пожалуйста. У нас тут вкусная пицца. Вы ведь хотите пиццу? Сочная, вкусная пицца. Очень вкусная.
– Нет.
– Очень вкусная пицца.
– Убирайтесь к чёрту.
За дверью немного помолчали, а затем вновь заговорили.
– Ладно. На самом деле мы не водопроводчики. То есть я не водопроводчик. И не разносчик пиццы. Но также смею вас заверить, что я вовсе не из тайной полиции секретного отдела! Я… эээ, я пожарник.
– Что?
– Пожарник. У вас дом горит.
– У меня не горит дом.
– Нет, горит.
Господин Шляпман обернулся и в ужасе увидел, что у него на кухне горят шторы.
– Это вы подожгли! – закричал он.
– Неправда.
Господин Шляпман был в панике.
– Слушайте, откройте нам дверь. Мы действительно не из тайной полиции.
– Точно? – недоверчиво переспросил господин Шляпман.
– Точно-точно, – ответил голос.
– Скажите «честное слово».
– Честное слово.
– Ладно, – облегчённо выдохнул господин Шляпман и открыл дверь.
В квартиру ворвались десять человек в обтягивающей серебристой форме, в металлических масках и с автоматами.
– Лечь на пол, не двигаться!
Они уложили господина Шляпмана на пол, заломили руки за спину и надели на него наручники. Один из них ловким движением руки вырвал у Шляпмана недоеденный эклер, брезгливо осмотрел его со всех сторон и положил в маленький полиэтиленовый пакетик.
– Попался. Грязный поедатель эклеров, – презрительно сказал он сквозь зубы.
Несчастный господин Шляпман прекрасно знал, что эклеры были запрещены, но так и не смог воспротивиться своему губительному желанию.
3
В тот день никто не заметил, что господин Шляпман не пришёл на работу. А работал он заведующим отделом рекламы в одной из многочисленных государственных контор, занимающихся производством питательной биомассы, из которой по ужасной прихоти неизвестных пришельцев, захвативших мир, производилась вся пища на Земле. Даже эклеры. И пицца. Само собой, поскольку из этой питательной биомассы производилась вся еда, в рекламе она не нуждалась, а потому в соответствующем отделе работал один лишь господин Шляпман, который целыми днями ничего не делал.
И тут настало время познакомиться с главным героем нашего повествования.
Работал он менеджером по продажам. Звали его Александр Енотов. На работу он устроился всего лишь пару дней назад – сразу после того, как предыдущий менеджер по продажам скоропостижно скончался от инфаркта.
Был Александр высок, светловолос и строен, с волевым подбородком, и было ему тридцать лет.
Однажды к Енотову пришёл на приём странный человек, одетый в костюм огромного гриба с блестящей коричневой шляпкой; прямо под ней находилась круглая прорезь, из которой выглядывало хитрое лицо, обсыпанное белой пудрой под цвет ножки. Снизу предательски торчали начищенные чёрные ботинки. Человек странно сверкал глазами в разные стороны и хитро улыбался. Он уселся напротив Енотова и улыбнулся ему ещё шире, чем раньше, но вместе с тем как-то натянуто и неестественно.
– Здравствуйте, – сказал он.
Енотов по привычке улыбнулся незнакомцу и ответил:
– Здравствуйте. Могу чем-то помочь вам?
– Да. – Человек в костюме гриба явно нервничал. – Дело в том, что я представляю расу разумных грибов из созвездия Большого Пса.
– Да, по последним научным данным, в созвездии Большого Пса действительно обитает раса разумных грибов, – ни капли не смущаясь, ответил Енотов, вспомнив недавние новости об открытии новой планетарной системы. – Чем я могу быть обязан такому визиту?
Человек в костюме гриба заговорщицки наклонился и прошептал:
– Это дело чрезвычайной важности.
– В чём же оно заключается?
– Грибы из созвездия Большого Пса хотят, чтобы вы кое-что сделали для них.
– Что же именно?
– Это слишком опасно! Нас могут услышать! – закричал человек в костюме гриба.
Все пятьдесят сотрудников офиса подозрительно покосились на него.
– Кхм, – продолжил гость шёпотом. – Простите, я иногда бываю слишком взбудоражен. Это очень важно. Никто не должен знать о нашем разговоре.
Енотов окинул взглядом офис: пятьдесят человек не спускали с них глаз и заинтересованно следили за диалогом.
– Да, конечно, – ответил он.
– Встретимся ровно через 42 минуты на крыше здания 80-этажного небоскрёба, что находится недалеко от перекрёстка улицы Бесконечной Боли и проспекта Просвещённых.
С этими словами он встал и, зачем-то пригибаясь, выбежал из офиса.
А Енотов откинулся на спинку кресла и глубоко задумался. Кажется, впереди его ожидали интересные события.
Вся жизнь Александра была невероятно скучной.
Тридцать лет он прожил, даже не покидая пределов города, в котором родился. Казалось, менеджером по продажам он работал всегда. Он ни разу не пускался в безумные авантюры, никогда не пытался изменить свою жизнь и даже не бегал в детстве босиком по лужам. Ах, с каким удовольствием он бы сбросил сейчас оковы этой скучной реальности, сел на быстрого коня и ускакал в закат в поисках приключений! К сожалению, сбрасывать оковы скучной жизни, садиться на быстрых коней и уходить в закат в поисках приключений было запрещено. Поэтому Енотов тяжело вздохнул и сел дописывать утренний отчёт.
«Но подождите, – подумал вдруг он. – Тварь я дрожащая или право имею? Неужели я не могу хоть как-то разнообразить свою жизнь? Неужели я не имею права поднять голову и заявить о том, что я могу жить полной жизнью? К тому же у меня обед».
С этими мыслями он встал, гордо поднял голову, накинул на плечи плащ и вышел из офиса.
4
Спустившись с 55-го этажа небоскрёба и выйдя в вестибюль, Енотов достал из кармана плаща смешную розовую шапочку с огромным оранжевым помпоном, поспешно надел её на голову и вышел на улицу. Дело в том, что злые пришельцы установили закон, обязывающий всех жителей планеты носить смешные шапочки. По улицам городов, зловеще жужжа, пролетали беспилотники, жёстко следившие за соблюдением этого и многих других законов, – и если чья-то шапочка оказывалась недостаточно смешной, этого человека ожидал долгий и неприятный разговор с тайной полицией в отделе контроля за смешными шапочками. Те же, кто выходил на улицу без смешных шапочек, исчезали в тёмных подвалах спецслужб, и больше их никто никогда не видел.
На улице было прохладно и пасмурно. По тротуару ходили грустные прохожие в смешных шапочках. Над ними, жужжа и сверкая красными лампочками, пролетали дроны с логотипом тайной полиции. На перекрёстке стоял, постукивая пальцами по кобуре с пистолетом, патрульный в серебристой форме: лицо его, как и у других, скрывалось под металлической маской.
Небоскрёбы здесь достигали сотни этажей, между некоторыми из них перекинулись мосты. Хмурое небо перерезали многочисленные линии надземного метро, которые то спускались, то резко поднимались, то причудливо изгибались наподобие американских горок.
Гигантская Тёмная Цитадель возвышалась над городом, исчезая в туманно-пасмурном небе. На ней сияла огромная лиловая сфера, она призрачно светилась сквозь белёсый туман. Цитадель была видна из любой точки города; здесь, ближе к центру, она казалась особенно огромной.
На стенах висели бесчисленные плакаты, призывающие к безоговорочному повиновению. Внимание Енотова привлёк совсем недавно наклеенный плакат, который говорил о том, что нужно делать в случае ядерного взрыва.

 

Действия при ядерном взрыве:
1. Постарайтесь не паниковать.
2. По возможности успокойте окружающих.
3. Покиньте помещение, в котором находитесь.
4. Встаньте у стены и сделайте себе руками заячьи ушки.
5. Готово! Теперь на стене останется смешной силуэт.

 

Енотов нахмурился и направился к перекрёстку улицы Бесконечной Боли и проспекта Просвещённых, о котором говорил человек в костюме гриба. Сам он работал на улице Превозмогания. До нужного перекрёстка отсюда было всего десять минут ходьбы.
Перейдя дорогу, Александр увидел, как несколько патрульных прижали к стене несчастного человека в смешной шапочке с плюшевыми лосиными рогами. У человека было длинное вытянутое лицо с крайне унылым выражением: он чем-то напоминал известного композитора Игоря Стравинского. До Енотова долетел обрывок его разговора с патрульными.
– Господи, за что? Я не сделал ничего плохого!
– Быть похожим на Стравинского запрещено. Вы пойдёте с нами.
– Но я не похож на Стравинского!
– Все похожие на Стравинского так говорят.
– Но у меня есть смешная шапочка!
– Это не избавляет вас от ответственности. Пройдёмте, или мы будем вынуждены применить силу.
Енотов тяжело вздохнул и пошёл дальше.
Не раз он задумывался об ужасах тирании, охватившей планету. Не раз закипало в нём яростное негодование при виде очередной несправедливости. Но что он мог поделать? Казалось, так было всегда и конца этому не будет.
Дойдя наконец до нужного небоскрёба, он вошёл внутрь, поднялся на лифте на 80-й этаж и вышел на крышу. Перед ним открылся огромный и мрачный город. Едкий грязно-оранжевый дым валил из труб заводов, производящих питательную биомассу и синтетический порошок для 3D-печати. Огромные агитационные дирижабли с гигантскими плакатами медленно и величественно проплывали в пасмурном небе, внушая ужас и благоговение. Быстрые сверхзвуковые самолёты проносились высоко над головой. Из-за горизонта устремлялись ввысь сияющие ракеты, которые доставляли космонавтов на Луну и Марс. В грязно-сером небе не сияло ни единого просвета, лишь лиловая сфера Цитадели зловеще просвечивала сквозь туман.
Енотов сделал очень мрачное лицо и закурил. Ветер развевал полы его плаща, и ему казалось, будто вскоре в этом мире произойдут грандиозные перемены.
Сзади раздался деликатный кашель. Енотов обернулся: перед ним стоял человек в костюме гриба.
– Снова добрый день, – сказал незнакомец. – Я рад, что вы пришли.
– Давайте перейдём к делу. Что вам от меня нужно? – спросил Енотов.
Человек в костюме гриба захихикал, его глаза заблестели.
– Дело в том, – вкрадчиво прошептал он, – что расе разумных грибов из созвездия Большого Пса нужны ваши услуги.
– Почему именно мои?
– Древнее пророчество! – закричал вдруг человек, закатив глаза; шляпка гриба задрожала.
– Эй, успокойтесь!
– Кхм. Извините. Так вот, древнее пророчество, которое составили наши жрецы Культа Божественной Грибницы, говорит о том, что менеджер по работе с клиентами вашей компании призван изменить этот мир.
– Правда?
– Да. Единственная загвоздка в том, что на вашу должность должен был быть назначен другой человек. Но, к сожалению, так случилось, что он умер. Поэтому вся надежда на вас.
– Вот как.
Приятное чувство сопричастности чему-то великому охватило Енотова. Вот они, приключения, подумал он. Ветер продолжал развевать полы его плаща. Он затянулся сигаретой, сделал ещё более мрачное лицо и спросил:
– Но что же я должен сделать?
– Древнее пророчество! – снова закричал человек в костюме гриба, закатив глаза. – Чёрт. Простите. Так вот, древнее пророчество говорит о том, что вы должны…
Он подошёл к Енотову ближе, наклонился к его уху и зловеще прошептал:
– Убить господина Грейсмана.
На лице Енотова возникло выражение вселенского ужаса.
5
Господин Грейсман возглавлял гигантскую корпорацию, в которую входила та небольшая контора, где работал Енотов. Молодой миллиардер – красивый, стройный и с безупречным вкусом, любимец женщин, завсегдатай светских мероприятий.
Но мало кто знал о его весьма необычных пристрастиях.
В тот самый день, когда произошла роковая встреча Енотова с человеком в костюме гриба, господин Грейсман развлекался с очередной непорочной красавицей, попавшей под действие его коварного обаяния. Это происходило в секретной Синей Комнате, которая была надёжно скрыта от посторонних глаз. Но уборщица господина Грейсмана, пожилая дама, которую звали Аделаида Адольфовна, регулярно прикладывала ухо к стене и отслеживала всё происходящее в комнате.
На своём веку она услышала много ужасных вещей. Но тот диалог, который прозвучал в этот раз, и вовсе поверг её в состояние шока.
– Доброе утро, милая Настенька. Ты отлично выглядишь.
– Ах! Правда?
– Да. Сейчас я хочу заняться с тобой сексом.
– Ох!
– Да. Но перед этим я собираюсь ударить тебя по щеке.
– Оу!
Раздался приглушённый шлепок.
– Перестань кусать губы. А теперь я хочу поцеловать тебя.
– Ах!
Раздалось отвратительное причмокивание.
– А теперь я сниму с себя правый носок.
– Подожди.
– Что-то не так?
– Зачем ты постоянно говоришь мне о том, что собираешься сделать?
– Мне так нравится. Я говорил тебе, что у меня необычные вкусы.
– Ах!
– А сейчас я кину этот носок тебе в лицо.
– Ч-что?
Снова раздался странный шлепок.
– А сейчас я надену маску слона с огромными ушами и длинным хоботом.
– Но…
– Смотри, Анастейша, я надел маску слона с огромными ушами и длинным хоботом. Теперь я похож на человека в сером костюме с головой слона.
– Что…
– А ты будешь моим карликовым бегемотиком. Ты знаешь о карликовых бегемотах? Это травоядное млекопитающее из семейства бегемотовых. Они были открыты немецким зоологом Шомбургком в 1911 году. Встань на четвереньки, ходи кругами по комнате и делай вид, что щиплешь траву.
– Ээ…
– Молодец. Ты хорошо учишься. А сейчас я буду трубить. Потому что я слоник.
– Ох.
– Смотри. Я слоник. Туруруруру-ту-ту-ту-туруруруру. Почему ты перестала ползать на четвереньках? Ползай. Жуй травку. Ты бегемотик.
– Ладно. Я бегемотик.
– Я не просто слоник. Я космический слоник-джедай. Смотри, у меня в руке световой меч. На самом деле это лазерная указка, но ты должна верить, что это световой меч. Защищайся!
Раздалось странное жужжание.
– Ах да, ты не можешь защищаться. Ты же бегемотик. Теперь ты бегемотик-ситх. Но у тебя нет светового меча. Используй силу.
– Но…
– Я отрубил тебе ногу! Ха-ха! Но тебе удалось убежать. Ты коварный и ловкий бегемотик! Залезай в эту огромную коробку из-под стиральной машины. Это будет твой космический корабль, на котором ты попытаешься скрыться от меня, истекая кровью.
– Слушай, может быть…
– Залезай. Вот так. Молодец, бегемотик. Теперь убегай от меня в этой коробке по комнате. А я сяду на пылесос и буду бегать за тобой. Вот так. Я преследую тебя на межгалактическом крейсере. А ты напевай имперский марш. Я буду трубить в ответ. Потому что я слоник.
– Моя внутренняя богиня…
– Делай, что говорят, тупая баба. Я предупреждал, что у меня необычные вкусы. Эй, бегемотик-ситх, тебе не скрыться от расплаты! Слоник-джедай настигнет тебя! Смотри, впереди астероидный пояс! Ту-ру-ру-ру!
Аделаида Адольфовна не стала дослушивать. Она поморщилась, сплюнула и пошла дальше подметать пол.
Через десять минут господин Грейсман вышел из Синей Комнаты. У него было довольное лицо и слегка растрёпанные волосы. Увидев Аделаиду Адольфовну, он поприветствовал её широкой белозубой улыбкой, достал из кармана расчёску и принялся приглаживать волосы.
– Доброе утро, Аделаида Адольфовна, – сказал он. – Всё в порядке?
– Да-да, конечно. – Та продолжала подметать пол как ни в чём не бывало.
– Ну и славно.
Господин Грейсман направился по коридору в свой кабинет, по пути достав из кармана телефон и набрав чей-то номер.
– Да, – заговорил он в трубку. – Нет. Поставки должны быть выполнены немедленно. Что значит «не хватает»? Добавьте. В конце концов, это ваша работа.
Продолжая разговаривать, он вошёл в кабинет и закрыл за собой дверь.
6
– Господина Грейсмана? – не веря своим ушам, переспросил Енотов.
– Да, – ответил человек в костюме гриба.
– Но… но я не хочу убивать господина Грейсмана.
– То есть? – недоверчиво переспросил незнакомец.
– Я не хочу убивать его. Убивать людей нехорошо.
– Чёрт, – с досадой в голосе проговорил человек в костюме гриба.
Они стояли друг напротив друга и неловко молчали.
– Ладно, тогда я пойду, – сказал наконец незнакомец и повернулся назад.
– Стойте! – крикнул ему вслед Енотов. – Хотя бы расскажите, зачем вы предложили мне это?
Человек в костюме гриба словно ожидал этого вопроса. Он повернулся к Енотову, снова приблизился к нему и тихо заговорил:
– Наверняка вы не раз задумывались об ужасах тирании, охватившей планету. Не раз закипало в вас яростное негодование при виде очередной несправедливости. Но что вы могли поделать? Казалось, так было всегда и не будет этому конца, не правда ли?
– Определённо, в ваших словах есть доля правды.
– Господин Грейсман причастен к этой тирании. Он далеко не последнее звено в их… – При слове «их» человек в костюме гриба закатил глаза и посмотрел на небо. – В их иерархии. Он владеет огромной корпорацией, в которую входит также и ваша компания. Но при этом он также владеет секретным заводом, на котором производится…
Человек в костюме гриба глубоко вздохнул, видимо решаясь сказать что-то очень важное, но так и не решился.
– В общем, просто поверьте: там действительно происходит нечто ужасное. Помимо этого, господин Грейсман владеет секретными документами, которые проливают свет на истинную природу тирании. Завладев этими документами, мы сможем узнать, откуда они… – При слове «они» человек в костюме гриба вновь посмотрел на небо. – Откуда они пришли и что им от нас надо. И это будет только начало. Мы сможем покончить с диктатурой!
– Но почему я? – недоумевал Енотов.
– Потому что так написано в древнем пророчестве! – уставшим и негодующим тоном ответил человек в костюме гриба.
– А. Ну… тогда ладно. Как мне это сделать?
Из прорези для лица в костюме гриба вдруг появилась рука – по всей видимости, незнакомец попросту забыл предусмотреть в конструкции костюма прорези для рук. В руке был сложенный пополам листок бумаги, сильно помятый и пожелтевший.
– Вот, возьмите, – сказал он. – Это карта Серого Замка, в котором живёт господин Грейсман. Вам надо знать несколько вещей о нём. Пробраться туда очень трудно. Дело в том, что замок охраняет личная гвардия Грейсмана, состоящая целиком из преданных ему женщин. Это очень опасные женщины. Они готовы выполнить любой его приказ. Им по 30–40 лет, они хорошо вооружены и отлично натренированы. Они ничего не боятся и способны выносить любую боль, поэтому не вздумайте вступать с ними в открытое противостояние. А ещё в каждой из них живёт внутренняя богиня. И поверьте на слово, лучше бы вам не знать, что это такое.
Енотов развернул карту замка и нахмурился.
– Вот, – продолжил объяснять незнакомец. – Красными точками я пометил посты наблюдения. Пунктиром обозначены маршруты охраны. Крестики – это видеокамеры. Вам предстоит незамеченным пробраться в кабинет Грейсмана. Это очень сложно. Но вы будете действовать не один: мы подготовили всё заранее, и не хватало только вашего согласия. Есть человек, который поможет вам.
– Кто же это?
– Это… кхм, это немного странный человек, но он в курсе событий и своё дело знает. Ему можно доверять. Зовут его Альфред Шванцланге, на обратной стороне этой бумажки записан его адрес. Я свяжусь с ним: он будет вас ждать. Приходите к нему вечером и обо всем договоритесь. И ещё…
– Да?
– Если вы передумаете и проболтаетесь об этом полиции, наши грибы-шаманы превратят вас в голубя.
В это время неподалёку на крыше небоскрёба стоял, глядя в горизонт, очень толстый, серый и грязный голубь. Время от времени он лениво перетаптывался с ноги на ногу и нервно ходил из стороны в сторону, кивая при этом головой.
«Забавная у нас жизнь, – думал голубь. – Мы смотрим в небо, изучаем далёкие звёзды и галактики, придумываем всякие смешные идеи наподобие квантовой теории гравитации – всё это для того, чтобы доказать себе, будто бы мы в силах осознать вечность. Но мы не в силах осознать даже миллиардную долю правды! Там, где уже нет времени и пространства, вся наша планета, вся наша цивилизация, каких бы высот она ни достигла, не сравнится даже со звёздной пылью. Мы просто ничто для вечности, но вместе с тем – её часть. Разве не захватывает дух от этого? Ах да, я же тупой голубь. Курлык».
Подумав так, он взмахнул крыльями и полетел вниз в поисках хлебных крошек.
– О боже, – сказал Енотов.
– А теперь – всего доброго. – Человек в костюме гриба откланялся и направился к лестнице.
Енотов вздохнул, положил листок бумаги в карман плаща, вновь сделал суровое лицо – на этот раз ещё более суровое, чем раньше, – и посмотрел на горизонт.
Он приготовился к великим свершениям.
Ветер развевал полы его плаща.
7
Альфред Шванцланге был немного странным человеком. Для начала, он не родился немцем: назвали его так родители, неравнодушные к немецкой философии. Вторая его странность проистекает из первой и требует дополнительного пояснения. Дело в том, что господин Шванцланге был невероятно уродлив и обладал очень длинным носом весьма неприличной формы. Родители его, особенно тяготеющие к философии Фридриха Ницше, при рождении сына пришли в ужас и, решив, что слабым нет места среди людей, выгнали его прямо на четвереньках в лес, дав с собой в дорогу лишь несколько бутербродов и томик Ницше.
Долго он блуждал, но однажды его подобрали члены затерянной в лесу коммуны глухонемых неоязычников. Они и вырастили его: когда Альфреду исполнилось двадцать лет, он вновь отправился в город, где с тех пор и жил в небольшой комнатке на самой окраине. О своих родителях он более ничего никогда не слышал.
Но из-за весьма необычных обстоятельств рождения и взросления он мог говорить исключительно цитатами из Фридриха Ницше.
Именно поэтому он был немного странным человеком.
В день встречи с Енотовым у Альфреда вдруг зазвонил телефон. Подняв трубку, он тут же услышал жизнерадостный женский голос:
– Добрый день. Я Мария, компания «Бизнескредитфинансбанкстрах». Есть ли у вас минутка поговорить?
– Прочь от меня, блаженный час! С тобой пришло ко мне блаженство против воли! Готовый к своему самому глубокому страданию, стою я здесь: не вовремя пришёл ты!
– Эммм… Дело в том, что мы запустили новый кредитный продукт. Скажите, вы пользовались когда-нибудь нашими услугами?
– Я не хочу этого неба лишних людей! Нет, не надо мне их, этих спутанных небесною сетью зверей! Пусть подальше останется от меня Бог, который, прихрамывая, идёт благословлять то, чего он не соединял!
– Эмм, хмм… То есть вам не интересны наши услуги?
– Я расстаюсь с тобою, ибо время прошло. От зари до зари осенила меня новая истина. Ни пастухом, ни могильщиком не должен я быть. Никогда больше не буду я говорить к народу: последний раз говорил я к мёртвому.
– Простите. Всего доброго.
– Все вещи крещены у родника вечности и по ту сторону добра и зла; а добро и зло суть только бегущие тени, влажная скорбь и ползущие облака.
В телефоне послышались короткие гудки.
Альфред Шванцланге положил трубку, почесал свой огромный нос и задумчиво уставился в окно.
Внезапно в дверь позвонили. Господин Шванцланге открыл дверь и увидел стоящего на пороге Енотова – с суровым лицом, выражение которого тот так и не изменил с предыдущей сцены, в смешной шапочке с помпоном и в длинном плаще, который, впрочем, уже не развевался, поскольку на лестничной площадке не было ветра.
– Добрый день, – сверкая глазами, поздоровался Енотов. – Я к вам по делу. Вы знаете о нём.
Шванцланге догадливо улыбнулся.
– Свет низошёл на меня: мне нужны спутники, и притом живые, не мёртвые спутники и не трупы, которые ношу я с собою, куда я хочу! – сказал он, жестом приглашая Енотова пройти в квартиру.
Енотов оказался в небольшой тесной комнате, тускло освещённой настольной лампой. В окне был виден мрачный пейзаж городских окраин. На стене висел портрет Грейсмана, на котором можно было разглядеть чёрные дырки с сильно обгоревшими краями. Енотов достал из кармана карту и молча показал её Шванцланге, стараясь при этом не смотреть на его огромный нос. Тот, увидев карту, заулыбался и закивал головой; нос его при этом покачивался.
– Ваше убийство, судьи, должно быть жалостью, а не мщением. И, убивая, блюдите, чтобы сами вы оправдывали жизнь! – произнёс он.
– Человек в костюме гриба обещал, что вы поможете мне проникнуть в замок.
– Ты сказал истину, Заратустра, – ответил Шванцланге. – Я не верю больше в себя самого, с тех пор как стремлюсь я вверх, и никто уже не верит в меня, – но как же случилось это?
Шванцланге поманил Енотова пальцем к шкафу и открыл его: там висел чёрный латексный женский костюм с логотипом корпорации Грейсмана на левой груди.
– Вы хотите, чтобы я переоделся в женский костюм, притворился очередной женщиной из гвардии Грейсмана и таким образом пробрался в его замок? – догадался Енотов.
– Да, Заратустра, ты говоришь истину, – вновь ответил Шванцланге. – Своей гибели желал я, стремясь в высоту, и ты та молния, которой я ждал!
С этими словами он выдвинул небольшой ящик и достал из него чёрную латексную маску, закрывающую верхнюю часть лица, косметический набор, две силиконовые груди, длинноволосый парик, широкий солдатский ремень с висящей на ней плёткой и жёлтую резиновую утку.
Увидев, каким недоумевающим взглядом Енотов уставился на все эти вещи, Шванцланге заулыбался.
– Ты идёшь к женщинам? Не забудь плётку! – пояснил он.
– Это я понимаю. Но зачем утка?
– Такое мщение измышляет мой избыток; такое коварство рождается из моего одиночества, – ответил он, после чего поднёс утку к своему лицу и показал, что в клюве её расположено чёрное отверстие, а на груди находится маленькая жёлтая кнопочка. Внезапно он направил утку на портрет Грейсмана, висевший на стене, и нажал на кнопочку. Раздалось быстрое и резкое жужжание: ослепительный бело-голубой луч вырвался из глаз утки и ударил по портрету, оставив на нём ещё одну обожжённую дырку.
– И тут испугался он, ибо солнечный луч упал с неба на лицо ему, – пояснил Шванцланге.
Затем он открыл шкафчик письменного стола и вручил Енотову несколько документов. Это были приглашение на курсы повышения квалификации у Грейсмана и удостоверение личности охранницы.
Теперь план убийства был понятен. Переодеться в латексный костюм, притвориться женщиной, пробраться в Серый Замок, пронести с собой жёлтую резиновую утку, стреляющую лазерными лучами, и прикончить Грейсмана в его кабинете.
Всё просто.
Енотов упаковал всё необходимое в чёрный чемодан, распрощался с Альфредом Шванцланге и вышел из квартиры.
– Пусть в вашей любви будет храбрость! Своею любовью должны вы наступать на того, кто внушает вам страх, – сказал напоследок Шванцланге, закрывая дверь.
Енотов надвинул на брови смешную шапочку и зашагал вниз по лестнице.
8
Вернувшись домой, Енотов сразу же поставил чёрный чемодан возле кровати, сел на диван и включил телевизор, дабы слегка отвлечься от тревожных и мрачных мыслей, которые роились в нём, подобно пчелиному улью.
По единственному каналу показывали очередной концерт бардовской песни. Сильно заросший человек в сером свитере сидел на стуле перед многотысячной публикой, играл на гитаре и пел.
Здесь стоит заметить, что в этом ужасном мире, дрожащем под железной пятой тоталитарной диктатуры, в последнее время появилось слишком много бардов. Все другие музыкальные жанры, кроме торжественных военных маршей и бардовской песни, были запрещены. Бардам оказывалась значительная поддержка на государственном уровне: регулярно проводились конкурсы среди исполнителей и грандиозные фестивали, бардовские песни звучали по радио и телевидению. Не было ни дня, чтобы в каком-то из городов не прошёл очередной концерт.
С каждым днём бардов было всё больше и больше. Некоторые из них становились известными на весь мир, но уже буквально через неделю о них забывали, и всеобщими кумирами становились другие барды. На самом деле между ними не было никакой разницы. Все они выглядели совершенно одинаково: прожжённый сигаретой серый свитер, грязные волосы, перемотанные синей изолентой очки, неаккуратная борода и сильно потёртые джинсы. Казалось, их клонируют; впрочем, чертами лица и цветом волос они всё-таки различались.
В репертуар бардов входил строго ограниченный набор из десяти мелодий, которые они могли исполнять. Все остальные мелодии были запрещены для исполнения под гитару. Тексты же их песен представляли собой маловразумительный набор слов. Чем менее связным был текст, тем лучше считалась песня.
Виноградная кость, апельсин, некролог, голубятня,
Сигареты и кофе, арбуз, недоваренный суп,
Абажур, голубой небосвод, мёртвый клоун в канаве,
Пылесос, препарат, теология, Гегель и слон,

– пел бард в телевизоре, глядя в пустоту с отрешённым лицом.
Зрители аплодировали.
Закончив петь, бард ещё несколько секунд глядел перед собой стеклянными глазами и невразумительно мычал. В это время на сцену выбежал радостный ведущий в чёрном смокинге.
– Только что перед нами выступил очередной финалист конкурса бардовской песни «Золотой кролик» Михаил Разумихин. Вся публика очарована его талантом! Он настолько оторван от реальности, что даже не понимает, что его песня закончилась! Михаил. – Он обратился к барду и потрогал его за плечо. – Ваша песня закончилась.
Бард оживился, закивал головой, встал и ушёл со сцены, шатаясь и чуть не врезавшись по пути в другого барда, который такой же неровной походкой направлялся к микрофону. Едва не споткнувшись о провод, второй бард остановился возле стула и уставился на него ошарашенным взглядом, видимо не совсем понимая, как на него садиться.
– О, у нас новый претендент на победу в финале! – радостно вскричал ведущий. – Перед вами очередной финалист конкурса «Золотой кролик» Борис Потеряев. Поприветствуем его!
Жестами он показал барду, как правильно садиться на стул. Потеряев уселся перед микрофоном и стал внимательно изучать его: кажется, он не совсем представлял себе, что это вообще такое. Он постучал по нему ногтем, затем лизнул, а затем взял микрофон в руку, ударил им себя по голове и засмеялся. Видимо, ему понравилось, потому что затем он ещё несколько раз ударил себя микрофоном по голове, смеясь и радуясь.
Ведущий отобрал микрофон, поставил его на стойку и дал барду в руки гитару. Тот сразу же радостно закивал, взял первые аккорды и начал петь.
Изгиб спинного мозга, патологоанатом,
Гора Килиманджаро и газовый гигант,
Печатная машинка, электрогенератор,
Сантехника, молекула, взбесившийся лосось.

Когда песня закончилась, публика разразилась громкими аплодисментами. Бард смотрел перед собой стеклянными глазами; по его подбородку стекала слюна.
– О господи, это было просто невероятно! – радостно заговорил ведущий. – Это был Борис Потеряев, финалист конкурса «Золотой кролик». Кажется, у него есть все шансы на победу. Посмотрите, как ревут трибуны! Послушайте эти аплодисменты! Какой же выбор сделает жюри?
Бард снова попытался взять микрофон и ударить себя им по голове, но ему не дали этого сделать: ведущий аккуратно отобрал у него микрофон и помог подняться со стула, а затем Потеряева увели со сцены два охранника в чёрных костюмах. Бард непонимающе оглядывался по сторонам, смеялся и нечленораздельно мычал.
Енотов с негодованием выключил телевизор.
«Что же с нами стало? – подумал он. – Ничего, скоро я положу этому конец».
С этими мыслями он лёг спать. Завтра ему нужно было выйти на работу пораньше, чтобы успеть написать утренний отчёт. А вечером, закончив работу, он намеревался направиться в Серый Замок и привести в исполнение свой замысел.
Енотов поставил будильник на семь утра и уснул.
Внезапно проснувшись среди ночи, он вдруг вспомнил, что завтра концерт, а у него нет серого свитера. «Чёрт, чёрт, – подумал он. – Как я мог забыть об этом?»
«Так, стоп, – подумал он затем. – Какой к чёрту свитер, какой концерт? Я же не бард. Ха. Приснится же такое». С этими мыслями он снова закрыл глаза, но ему не спалось. Он думал о своей работе. Ему вспомнился один его коллега, господин Шляпман, которого почему-то уже давно не было видно в офисе. За несколько дней до своего исчезновения Шляпман рассказал занимательную историю, которую, в свою очередь, поведал ему его дед. Тот работал на заводе – было это давным-давно, ещё до тирании, в самом начале XXI века, – и однажды слесарь по имени Михаил вышел на работу пьяным. Начальник цеха сильно ругал его за это и рассказал поучительную историю о том, как давным-давно, лет сорок назад, его принимали в комсомольцы, а он пришёл нетрезвым, в итоге его отругали и никуда не приняли. Он с горя пошёл домой и уснул.
И снилось ему, будто он уехал жить в Америку на Брайтон-Бич, и будто зовут его Исаак Моисеевич, и у него родился сын, которого он решил назвать Майкл, и, когда Майкл пошёл в школу, он подружился с негром по имени Джордж. Джордж постоянно рассказывал ему про Африку, а среди его историй была и такая: как-то раз по пустыне шёл караван бедуинов, и было так жарко, что даже верблюды уже валились с ног, как вдруг перед путниками предстал оазис.
С трудом добравшись до оазиса, бедуины увидели, что под пальмой у колодца сидит странный человек с седой бородой и чёрными-чёрными глазами. И он говорит им: «Я дам вам напиться воды. Но сначала я расскажу вам историю. Дело происходило давным-давно, в очень древние времена. Один отважный герой, живший в давно разрушенном городе к югу отсюда, однажды шёл по пустыне и вдруг наткнулся на ужасного монстра с огромным количеством глаз и ртов.
Монстр попытался схватить его своими омерзительными щупальцами и съесть, но герой обнажил меч и стал сражаться. Сражались они три дня и три ночи, и никто не мог победить. И в конце концов герой всё-таки победил монстра и вонзил меч в его грудь. Умирая, монстр прохрипел: "Перед тем как я умру, я хотел бы рассказать тебе историю о том, как я превратился в это чудовище. Давным-давно, когда на Земле ещё не было суши, а был лишь бесконечный океан, мы жили в хрустальном подводном дворце. До нас не доходил свет солнца, и мы думали, будто нет в мире ничего, кроме бесконечной темноты. Нас были тысячи, а может, миллионы, и мы были одним целым. Мы общались друг с другом на расстоянии, не используя слов. А ещё мы никогда не спали. Так мы жили миллионы лет. И вдруг однажды, плавая по океану, я заплыл чуть выше, чем обычно, а потом ещё выше, и ещё. Вдруг я увидел водную поверхность и яркое солнце. А впереди была земля.
Я никогда не видел земли. Мне было ужасно интересно, что же это такое. В то время там ещё не было травы и деревьев, а были лишь голые скалы и пылающие вулканы. Я подплыл к берегу, вылез на него и понял, что не могу двигаться. Это было ужасно. Осознав всю свою беспомощность, я вдруг заснул и увидел странный сон, будто я – сгусток светящейся материи, плывущий в бесконечной черноте космоса. И будто нет во Вселенной ничего, кроме меня, и я являюсь началом и концом всего, и я сам бог, и я есть всё сущее. А потом просыпаюсь и думаю: чёрт, завтра концерт, а у меня нет серого свитера"».
Так, стоп. Какой ещё серый свитер? Какой концерт? Проклятые барды.
Енотов посмотрел на часы: было уже без пяти минут семь. Возле кровати стоял чёрный чемодан. Тяжело вздохнув, он понял, что выспаться ему не суждено. «Дурацкие сны», – подумал он и снова закрыл глаза в ожидании звонка будильника, но заснуть уже не смог. Тогда он, лениво потягиваясь и протирая глаза, сел на кровати, нащупал ногами тапочки, встал и пошёл на кухню варить кофе.
9
Но мало кто знал, что в это время к Земле с огромной скоростью летела гигантская Планета Жирных Котов, названная так вовсе не потому, что на ней живут жирные коты, а потому, что она ПРИНАДЛЕЖАЛА жирным котам – подлинным хозяевам этого сегмента Галактики. Именно они, толстенькие пришельцы из чёрных глубин бесконечного космоса, установили диктатуру на Земле и других обитаемых планетах; именно они, узнав о миссии Енотова, решили, что их власть под угрозой. И расправиться с нашей планетой они решили самым радикальным способом, направив в сторону Земли огромную блуждающую планету.
Эта история завершилась тем, что Планета Жирных Котов врезалась в Землю и в одно мгновение уничтожила всё живое на ней как раз в тот момент, когда Енотов пошёл варить кофе.
И никто не успел ничего сделать, никто не выжил; в ослепительном взрыве разнеслись по бескрайнему космосу осколки нашей планеты вместе со всеми нашими надеждами на лучшее, чувствами, мыслями, русской литературой, рэпом, феминизмом третьей волны, военно-историческими реконструкторами, новыми критиками, геями, сталинистами, патриотами, последним альбомом Дэвида Боуи, пыльным столбом света в окне на закате, вечерним прибоем у Финского залива, драными обоями в бабушкиной квартире, дырявым жетончиком нижегородского метро, спорами о русском или украинском борще, шавермой у Джамала на Думской, карликом-содомитом из цирка для душевнобольных, горьким глотком тёплого пива из бутылки на скамейке в Мытищах, и самими Мытищами, и дождичком в четверг, и раком на горе, и последним сообщением в «Телеграме» от твоей бывшей, и самой твоей бывшей, и твоей бывшей жизнью, и твоей несбывшейся жизнью, птицами, рыбами, снами, слонами, оленями, небесами, вот и привет, вот и приехали, всем добрый вечер.
Показать оглавление

Комментариев: 3

Оставить комментарий

  1. Georgevob
    17-летняя дочь Хайди Клум снялась в прозрачном платье для обложки журнала: Личности: Ценности 17-летняя дочь Хайди Клум снялась в прозрачном платье для обложки журнала: Личности: Ценности «ИНТЕКО»: в проекте «Врубеля, 4» завершены работы нулевого цикла «ИНТЕКО»: в проекте «Врубеля, 4» завершены работы нулевого цикла
  2. Georgevob
    Холдинг AAG принял участие в создании нового общественного пространства – набережной на Охте Холдинг AAG принял участие в создании нового общественного пространства – набережной на Охте МКБ предоставит Sminex 17 млрд руб. для строительства дома «Лаврушинский» МКБ предоставит Sminex 17 млрд руб. для строительства дома «Лаврушинский»
  3. lbrazzersfd
    brazzers русское порно порно redtube xnxx минет porn brazzers эротика brazzers порно видео порно фильмы порно секс видео brazzers порно порно фильмы порно порно порно смотреть порно xvideos порно фото порно порно секс видео brazzers порнуха порнуха pornhub brazzers порно анал brazzers пизда секс эротика русское порно видео brazzers brazzers brazzers порно порно видео xxx секс порно порно видео инцест секс порно 365 порно 365 порно чат секс голые spankbang русское порно видео порно порно видео brazzers brazzers youporn порно порно фильмы порно xvideos brazzers секс чат секс xhamster brazzers порно brazzers эротика сиськи chaturbate секс фото анал порно 365 русское порно онлайн