Правь, Британия!

Книга: Правь, Британия!
Назад: 9
Дальше: 11

10

Они стояли бок о бок, уставившись в землю. Джо не выпускал ее руку. Должно быть, наконечник стрелы пронзил какую-то важную область, потому что правый глаз капрала частично вылез из орбиты – ужасное зрелище, – а вытекшая кровь уже запеклась. Они хранили молчание. Эмма пыталась вспомнить, когда звонила Миртл. В половине четвертого или в четыре? Капрал Вэгг, покинув ферму, направлялся сюда. Может быть, он сначала прогулялся по полю, потом, наверное, вышел по тропинке с фермы на шоссе и снова срезал путь полем. Он был в увольнении. Время не поджимало.
Эмма оторвала глаза от трупа и посмотрела на Джо. Она чувствовала странное спокойствие.
– Он шел к нашему дому, – сказала она. – Хотел извиниться за драку перед Терри.
– Откуда ты знаешь?
– Миртл рассказала. Это она звонила. Я никому не говорила, думала, что это ни к чему. Когда капрал так и не появился, я решила, что он передумал. Это казалось не столь уж важным.
– Могла бы рассказать мне. Я бы вышел его встретить. Может, тогда бы не произошло вот это.
– Ты прав, об этом я и не подумала. – Сначала Эмма ничего не почувствовала. Теперь ее начал охватывать ужас.
Уже стемнело, но когда дождь кончился, видимость улучшилась. Сияли огни военного корабля, стоящего на якоре, и теперь он не казался таким далеким. На другом берегу бухты светились яркие огни Мевагисси, всегда видимые в ясные вечера. Сверкнул луч маяка, погас, затем появился вновь.
– Если он не вернется в лагерь, его отсутствие заметят, – сказал Джо.
– Да.
– Кто-нибудь из его дружков мог знать, куда он направлялся. Он мог сказать им, что хочет зайти на ферму к Миртл. – Джо наклонился и аккуратно, очень бережно обхватил стрелу и попросил вытащить ее, но она не вынималась. – Не могу сдвинуть ее с места, – шепнул он, – очень глубоко вошла.
– Боже, – произнесла Эмма, – что нам теперь делать?
Вечер все прояснялся, огни военного корабля, казалось, становились все ярче. С первым проблеском утра распаханное поле ляжет перед пилотом вертолета, как развернутая карта.
– Нужно убрать его отсюда, – сказал Джо, – и вообще от трупа избавиться. Можно вырыть в кустах яму, там, где разбросан хворост. – Он посмотрел на Эмму. Джо выглядел усталым и изможденным.
– Нет, – ответила Эмма. – Бесполезно. Узнав о его исчезновении, они отправятся на розыски и приведут собак. Они проследят его до этого места, а потом и до кустов, как бы глубоко ты его ни закопал.
– Может быть, и так… Не знаю, – сказал Джо и в отчаянии добавил: – Придется кому-нибудь рассказать. Нужен разумный совет. Может, позвонить доктору Саммерсу?
– Нет, Джо… Нельзя. Сколько он сделал сегодня для Терри: все устроил, принял вину на себя. Кроме того, как он может помочь с… с этим?
Мало времени… Мад уже удивляется, куда это она ушла, где Джо. И впереди еще проблема. Что делать с Энди? Энди должен стать их основной заботой.
– Джо, – прошептала она, – как это случилось? Могло быть такое, что он выстрелил наугад и попал в капрала случайно?
Джо покачал головой.
– Нет, – мрачно ответил он, – Энди слишком хорошо стреляет. Без всякого сомнения, он сделал это сознательно. По-моему, он вышел к поленнице, наверно, чтобы поупражняться, и заметил, что через поле идет капрал Вэгг, прицелился – и все.
– Боже, – прошептала Эмма. – О, Боже…
Ей казалось, что события сегодняшнего вечера, как и вчерашнего и всех предшествующих дней, были предопределены. Они начались с панического выстрела, сделанного неизвестным морским пехотинцем, испугавшимся Спрая. С этого фатального момента мир, окружающий их, безопасный, удобный, превратился в угрозу всем мальчишкам: Терри, Энди, даже Джо; оказавшись беззащитными, они получили любовь и заботу, а теперь снова почувствовали, как вокруг них сжимается кольцо мрачных теней. И Мад, при всей своей власти над ними, не смогла помочь. Она поощряла фантазию, развивала их воображение – и это, для Энди уж точно, оказалось ошибкой. Как может ребенок отличить правду от лжи, реальность от выдумки, когда она с малолетства питала его созданными ею образами, фантомами из загримированного мира? Разыгрываемое ею завораживающее кукольное представление довело Терри до бравады и ложной доблести, а Энди до убийства.
– Это Мад виновата, – сказала Эмма. – Нельзя винить Энди.
Джо бросил на нее гневный взгляд:
– Она даже не знает об этом, с какой стати ее винить?
Эмма развела руками, и, делая этот непроизвольный жест, поняла, что точно так же делает ее бабушка, когда пытается что-нибудь втолковать, – даже поза точно такая: ноги чуть расставлены, подбородок выдвинут вперед; похоже, что и она попалась в сеть – или в смертельную ловушку, – из которой уже не вырваться. Ей, по крайней мере, а мальчишкам?
– Она так нас воспитала, – сказала Эмма, – меня, тебя, всех нас. Теперь мы начинаем за это расплачиваться, сначала Терри, потом Энди.
Гнев в глазах Джо сменился жалостью, затем отвращением:
– Есть такая поговорка, ведь правда, насчет того, что нельзя платить черной неблагодарностью. Никто не думал, что ты скажешь такое. Страшную мы сделали находку, и она потрясла нас обоих, тебя в особенности, я тебя не виню, но сваливать вину на нее…
Он еще раз наклонился и, взяв тело капрала за ноги, оттащил его со вспаханного поля в заросшую ежевикой канаву под каменной оградой. Непокрытая голова капрала подскакивала при движении, стрела, торчавшая между глаз, дергалась взад-вперед, и Эмма смотрела, загипнотизированная, думая, что когда-то это было человеком – дышащим, улыбающимся. Вчера вечером он обнимал Миртл и занимался с ней любовью на пляже Полдри. Тошнота подступила к горлу, Эмму вырвало, и она вдруг почувствовала, что не испытывает больше ни злости, ни страха. Мы боимся живых, а не мертвых, тело, лежащее в канаве, – ничто, шелуха, как бы мы над ним ни надругались, ему это уже не важно – огонь погас.
– Я знаю, что делать, – сказала Эмма. – Придется сказать мистеру Трембату. Если морские пехотинцы придут завтра на ферму и начнут задавать вопросы, он все равно будет впутан в это дело из-за Миртл. Но она не должна знать, что произошло и что капрал Вэгг мертв. На допросе Миртл мгновенно все выложит.
Джо на секунду-другую задумался, потом кивнул:
– У него есть «лендровер». Для начала мы можем погрузить тело в машину. Может быть, завалить навозом. А потом окончательно решим, что предпринять. Думаю, ты права. – Он взглянул на дом. – Который час?
Эмма посмотрела на часы.
– Ровно шесть.
– Пойду на ферму, – сказал Джо. – Они сейчас садятся пить чай, уже подоили. Я вызову мистера Трембата, скажу, например, что случайная овца отбилась от стада или что-нибудь такое. Потом приведу его сюда. А ты лучше прокрадись домой, а если Мадам спросит, где я, расскажи ей эту же историю с овцой.
Он тут же унесся вдоль живой ограды, что шла по границе Треванала. Эмма смотрела ему вслед, пока он не скрылся из вида, и, переведя взгляд на труп в канаве, попыталась представить, что бы она чувствовала, если бы перед ней лежал не малознакомый капрал Вэгг, а Джо или Терри. Человек не страдает, пока судьба его самого не ударит, или страдает, но при этом приучает себя терпеть – вот почему врачи умеют сохранять спокойствие и медсестры тоже; но если бы они не приучали себя, то не выдержали бы. Потому и Мад держится храбро в напряженных ситуациях и выглядит молодцом – она играет роль, обучена быть кем-то другим, и скрытую ее сердцевину не затронуть. Войдя в дом, Эмма столкнулась с Колином и Беном, направлявшимся из библиотеки мыться и ужинать.
– Привет, – сказал Колин. – Ты где была?
– Подышала воздухом. Чем заняты Энди и Сэм, не знаешь?
– По-моему, они в игровой комнате. По крайней мере, Сэм там был. Он сел писать письмо Терри в больницу, чтобы подбодрить его. Иду, иду. Дотти!
Колин тяжко вздохнул, как будто нетерпение пожилых взрослых – это обуза, смиренно несомая им всю жизнь, пожал плечами, закатил глаза к небу и, как девяностолетний старик, двинулся вслед за Беном на кухню. Хорошо хотя бы, что он ничего не знает, ведь он ни за что не смог бы сохранить это в тайне, подумала Эмма. Она вошла в библиотеку. Бабушка смотрела новости.
– И зачем он только носит этот отвратительный пятнистый галстук! – воскликнула она. – Хоть бы кто-нибудь сказал ему, что такой галстук не подходит к его цвету волос. Опять рассказывают о взрывах, так я и знала. Выключи телевизор, Эмми. Не могу больше. – Она откинулась на спинку кресла и сняла очки. Затем посмотрела на Эмму: – Что-нибудь случилось, милая?
– Нет… – Голос ее выдает. Неубедительный.
– Случилось. Тебе опять плохо?
– Нет, что ты. Устала немного.
Джо скоро будет на ферме. А что делать, если мистер Трембат уехал в Полдри и дверь откроет Миртл?
– Все-таки что-то случилось, – проговорила Мад, откинувшись в кресле. – Эмма, в чем дело?
Ну, что ж.
– Случилось ужасное, – сказала Эмма. – Мы с Джо только что нашли труп на поле у каменной ограды. Это тело капрала Вэгга. Он убит – стрела вошла между глаз. Стрела осталась там, так же как и тело. Джо отправился на ферму, чтобы позвать мистера Трембата.
Эмма почувствовала дрожь во всем теле, но голос ее звучал твердо. То, что она высказалась, помогло ей избавиться от напряжения. Мад выглядела озадаченной. Выражение лица будто у глуховатого человека, который толком не расслышал. На сей раз это не наигранно, по-настоящему.
– Капрал Вэгг? – повторила она. – Тот военный, что жил в конюшне, когда они все там квартировались? Ты хочешь сказать, что он мертв?
– Да, – ответила Эмма. На этот раз она говорила медленнее. – Он лежит на поле мертвый, убитый одной из стрел, что ты дала Энди.
На этот раз до Мад дошло. Недоумение сменилось удивлением, удивление пониманием. Но не ужасом. Вот что ужасно.
– Значит, это сделал Энди, – сказала Мад. – Очень неосторожно с его стороны не забрать стрелу. И почему он не пришел ко мне и не рассказал?
Эмма взглянула на бабушку, ушам своим не веря. Может, потрясения плохо на нее подействовали? Или старость свое берет?
– Мад, капрал убит, убит ребенком, которому еще нет двенадцати лет. Ты понимаешь, что это означает?
Мад нетерпеливо развела руками:
– Конечно, понимаю. За кого ты меня принимаешь? Не надо мелодрам. Мы не должны терять хладнокровия, Джо, слава Богу, не растерялся. С его стороны было весьма разумно пойти на ферму и разыскать Джека Трембата.
– Вообще говоря, – сказала Эмма, – это была моя идея.
– Вот и хорошо. Жалко, что нет Бевила, он бы что-нибудь придумал. Он и бродяжка. Если Джеку Трембату понадобится дополнительная помощь, а это вполне возможно, мы всегда можем обратиться к Таффи. Не так-то просто избавиться от тела. – Она поднялась из кресла и заходила взад-вперед по комнате. – Сбросить его с утеса, будто бы он свалился сам, нельзя из-за раны от стрелы – выстрел между глаз, так ты сказала? Ужасно выглядит, да?
Эмма не ответила. Она все смотрела на бабушку.
– Эм, дорогая… – Ласковая ладонь на голове, тепло в голосе полны любви и сочувствия, но почему-то нет настоящей близости. – Может, выпьешь чего-нибудь крепкого? Есть бренди – в шкафчике в столовой. Может, и я выпью, но не сейчас, попозже.
Эмма машинально прошла в столовую и налила в бокал неразбавленного бренди. Вкус отвратительный. Ей ужасно не понравился. Тем не менее бренди помогло, прибавило сил. Эмма вернулась в библиотеку.
– Что теперь? – спросила она.
– Иди позови Энди. Малыши должны уже быть в ванной.
Кроме силы бренди добавило и храбрости. Если мы начнем расспрашивать Энди, не испугается ли он, не заплачет ли, возможно, будет открещиваться от случившегося? Вероятно, будет лучше, если они будут молчать, если все – она, Джо, Мад – притворятся, что ничего не знают, и наутро, когда трупа уже не будет, Энди может подумать, что ему весь этот кошмар привиделся, что это был дурной сон. Они не готовы к такой ситуации. Ни она, ни бабушка. Может быть, лучше все-таки сообщить доктору?
– Мад, разговаривай с ним очень осторожно. Знаю, он не такой ранимый, как Сэм, но, с другой стороны, он, может быть, без ума напуган, боится, что все раскроется. Вдруг он решит убежать, вдруг…
– Да, поспеши же, моя хорошая. Самое главное – не упустить время.
Эмма подошла к спальне средних, но войти не осмелилась, не доверяя себе.
– Энди? – позвала она.
– Да?
– Подойди в библиотеку, пожалуйста. Иди один, без Сэма. Мад хочет с тобой поговорить.
Она трусливо не стала дожидаться его появления. Вернувшись в библиотеку, Эмма села на диван и притворилась, что читает программу радиопередач. Когда Энди вошел в комнату, она украдкой подняла на него глаза. Он выглядел как обычно. Разве что волосы растрепаны.
– Дорогой, – сказала Мад, – ты страшно напугал бедняжку Эмму. Она вышла подышать воздухом на смотровую площадку и увидела на поле мертвого капрала Вэгга с одной из твоих стрел в голове. Она пришла ко мне, и я вынуждена была дать ей бренди.
– А меня зачем звали? – спросил он.
Энди повернулся к Эмме, которая стояла, вся похолодев от ужаса.
– Ах, Эмма, прости меня, но я не хотел, чтобы ты это видела. Я ждал, когда Джо вернется в игровую комнату, и хотел рассказать все ему.
Эмма ничего не ответила. В бокале оставалось еще немного бренди. Она взяла его и допила.
– Почему ты не пришел ко мне и не рассказал? – спросила Мад.
– Да я не мог, – объяснил Энди. – Здесь только что проходили Колин с Беном, и я не хотел, чтобы они узнали. Я не смог найти Джо и рассказал все Сэму. Мы попробовали вытащить стрелу, но она крепко застряла. Я попал с одного выстрела, должно быть, его сразу убило, потому что он не дышал.
– Понятно, – сказала Мад. Она помедлила, затем спросила: – Как это произошло? Ты целился в него?
– Конечно, да, – ответил Энди. – Я прятался за дровами у смотровой площадки, а он шел по полю. Я узнал его. Это был капрал Вэгг. Солдат, который подрался с Терри; и я догадался, что он идет искать Терри, не зная, что тот в больнице. Так что, подумал я, приготовлю ему встречу, прицелился и попал. Он даже не вскрикнул, просто свалился.
– Хм, – произнесла Мад. Она принялась чуть слышно насвистывать. – Беда в том, – продолжила она через некоторое время, – что морские пехотинцы обнаружат пропажу и могут прийти искать его, зная, что он у нас бывал.
– Да, – сказал Энди, – мы с Сэмом думали над этим. Мы спрятали лук и стрелы в моем укрытии у трубы, так что оружие им не найти. Труп нельзя оставлять, вот в чем трудность.
– Знаю, – согласилась Мад. – Что ж, Эмма обговорила это с Джо, и он отправился на ферму за мистером Трембатом. Ему можно доверять. Они что-нибудь придумают.
– Вот это здорово, – облегченно вздохнул Энди. – Я за это сильно волновался. Ведь когда у мистера Трембата умирает овца, он роет яму и хоронит ее. Я видел, как он это делает. То же самое он может сделать с капралом.
– Возможно, – сказала Мад. – Подождем, что он скажет. В любом случае, младшие об этом знать не должны и Дотти, конечно, тоже.
– Конечно.
– Скажи и Сэму, чтобы он молчал… Как он отреагировал, когда ты рассказал об этом?
– Сэм? Он сказал, что это отличный выстрел, жалко только, что нельзя добраться до того солдата, который застрелил Спрая, вот тогда будет по-настоящему справедливо.
– Ага… Ну что ж, дорогой, утром я расскажу тебе, что придумают Джо и мистер Трембат. Кстати, звонил доктор Саммерс, сказал, что с Терри все в порядке и он прекрасно устроился в больнице.
– Отлично. Бедняга Терри, он будет скучать там, вдали от всего. Но все равно он отомщен. Спокойной ночи, Мадам, спокойной ночи, Эмма.
Энди ушел. Наступила тишина. Внучка посмотрела на бабушку.
– Неужели ты не понимаешь, – медленно произнесла Эмма, – что он даже не догадывается, что совершил преступление?
Мад взяла бокал Эммы, увидела, что он пуст, и поставила на место.
– Понимаю, – ответила она, – и если ты думаешь, что сейчас подходящее время втолковывать ему это, то ты плохо знаешь Энди. – Она поднялась из кресла, подошла к электрическому обогревателю и выключила его. – Если ребенком ты оказался единственным оставшимся в живых после авиакатастрофы, тебя нашли невредимым под телом отца, то это серьезная травма. Однажды ты ответишь на удар. К несчастью для капрала, такая возможность представилась сегодня.
– Но, Мад… – Эмма тоже поднялась на ноги – совет, очевидно, окончен. – Ты хочешь сказать, что Энди так или иначе кого-нибудь убил бы, что он – ну, психопат какой-то?
Бабушка сочувственно посмотрела на нее.
– Конечно нет, дорогая. Энди – совершенно обычный ребенок, но с глубокой раной, которую нелегко залечить. В обычных условиях он мухи не обидит. Но не забывай, что настали необычные времена. Он смотрел на этого солдата как на врага, оккупанта, который пытался избить Терри. Если быть до конца откровенной, то я согласна с его точкой зрения.
Она прошла в холл, затем в прихожую и принялась надевать сапоги.
– Ты куда? – спросила Эмма.
– Узнать, что решили Джо с мистером Трембатом. Хочешь, пойдем то мной.
Вместе они дошли до смотровой площадки. Темный силуэт «лендровера» виднелся чуть поодаль, у кустов. У каменной ограды, рядом с канавой, стояли двое – Джо и фермер. Джек Трембат нагнулся. Им не было видно, чем он занят, но Эмма догадалась. Он пытался вытащить стрелу, застрявшую в голове. Эмма удивилась, что у нее нет ни тошноты, ни слабости, ведь не далее как сегодня, увидев, как Бевил Саммерс делает Терри укол, она упала в обморок. Впрочем, причина понятна. Терри – это их семья, капрал Вэгг – нет. Капрал Вэгг – один из армии оккупантов, как говорит Мад, и несчастный случай привел его к смерти. Может быть, у него в Америке жена, дети, родители, может, он шел в Треванал, чтобы искренне помириться с Терри; вместо этого Энди убил его. Мне уже все равно, подумала она, не чувствую потрясения, даже не тошнит. Может, я уже приучилась… Но к чему?
– Готово! – Джек Трембат, удовлетворенно хмыкнув, наконец вытащил стрелу. – Не сломалась. Повезло, – сказал он Джо. Он вырвал на краю канавы клок травы и вытер наконечник и древко, потом бросил траву на землю.
– Вот этого делать не стоит, – тихо обратилась к нему Мад, – там ведь осталась кровь.
Фермер поднял голову и увидел их обеих, стоящих у каменной ограды.
– Правильно, – сказал он, – надо быть осторожнее. Он поднял траву и, сходив к «лендроверу», принес мешок и положил в него испачканный пучок травы и стрелу.
– От этого избавиться легко. Проблема больше с самим трупом. Не лучше ли вам и Эмме вернуться домой, предоставив это дело нам?
– Нет, – ответила Мад. – Я хочу знать, что вы решили.
Джек Трембат обернулся назад и посмотрел на море.
– К сожалению, просто сбросить его со скалы, будто бы он оступился, нельзя. Эта чертова рана между глаз. От падения такой не получишь.
– Можем отнести его на берег, – предложил Джо, – и его смоет отливом.
– А что у нас сейчас творится с морем? – спросил фермер. – Около часа тому назад начался прилив. Вчера, по-моему, прилив был самый высокий. Сегодня прилив будет ниже. Нет никакого смысла нести его на берег, так никого не обманешь.
– Кроме того, – вставил Джо, – если они смогут проследить его до этого места, – а Эмма говорит, что они могут привести розыскных собак, все может быть, – покажется очень странным, если его след вдруг оборвется там, где начинаются следы вашей машины. И в «лендровер» его нельзя класть. Если они будут все тщательно проверять, то могут и в нем найти следы.
Наступила тишина. Джек Трембат почесал подбородок и уставился на труп. Ветер снова усиливался, и по небу неслись облака. Упали первые капли дождя.
– Смотрите, – сказала Эмма, – по полю кто-то идет.
Джо и фермер отступили за кусты. Эмма инстинктивно увлекла за собой бабушку за ствол дуба.
– Стоп, – сказала Мад. – Да это бродяжка! Человек не спеша брел из леса по распаханному полю.
– Да, – потвердил Джо, – это мистер Уиллис. Джек Трембат выругался шепотом.
– Не волнуйтесь. Попробую от него избавиться. Мад вышла из-за ствола дерева.
– Нет, – сказала она, – он наш человек. Уже помог нам сегодня и, если я хоть немного разбираюсь в людях, поможет еще раз.
Фермер помог ей перебраться на поле, и, когда бродяжка приблизился – а он явно заметил их небольшую компанию у каменной ограды, – Мад подняла руку и помахала ему.
– Странный малый, но безвредный, – прошептал Джек Трембат, – правда, в таком положении, как мы сейчас… Вы в нем уверены?
Мад не ответила. Она подождала, пока валлиец подойдет совсем близко, и дала заговорить ему первому. В руках он нес свитер Терри.
– В суматохе парнишка оставил вот это, – сказал мистер Уиллис. – Я подумал, что свитер пригодится ему в больнице. Не хотел вас тревожить, думаю, зайду с черного хода и отдам. Добрый вечер, мистер, – кивнул он фермеру и взглянул на «лендровер»: – Что, овца отбилась от стада?
– Нет, – сказала Мад. – Боюсь, мы снова попали в беду. На сей раз очень серьезно.
Она взяла валлийца за руку и подвела к трупу, лежащему в канаве. Мистер Уиллис посмотрел вниз, затем чуть слышно присвистнул.
– И правда беда, – сказал он. – Откуда такая глубокая рана?
– Это Энди, – ответила Мад. – У него есть весьма смертоносные стрелы – вот он с ними и прятался за каменной оградой, а в это время к нам с фермы шел этот солдат. Энди прицелился и попал.
– Хорошо прицелился, – сказал мистер Уиллис. – А где стрела?
– У меня в мешке, – ответил Джек Трембат. – Проблема не в ней, а в трупе, правда?
Мистер Уиллис не ответил. Он обошел вокруг распростертого на земле капрала, как будто хотел осмотреть его со всех возможных углов, затем склонился над телом, чтобы рассмотреть получше.
– Кровь запеклась, – сказал он. – Хотя и на земле есть кровь. С этим мы управимся. А что ему здесь понадобилось?
Мистера Уиллиса ввели в курс дела. Он кивал головой и не задавал вопросов.
– Кто, кроме Миртл, может знать, что он был на ферме? – спросил он у мистера Трембата.
– Насколько мне известно, никто, – ответил Джек. – Мы с Миком были заняты дойкой. Жена была дома. Она ни слова мне не сказала о капрале. Полагаю, что Миртл быстро его выпроводила. Она знает, как мы к нему относимся.
– Затруднение еще в том, – сказал Джо, – что мы не знаем, сказал ли капрал о том, куда идет, своим приятелям. Он был в увольнении, понимаете. Миртл это знала.
– Нужно сделать так, чтобы показалось, что он шел сюда, но затем передумал, – сказал мистер Уиллис. – На середине поля свернул с тропинки к скалам и пошел на берег. Если будут искать следы, то на тропинке их уже не осталось, несмотря на дождь, земля слишком плотная. Хотя запах останется, конечно.
Джек Трембат внимательно выслушал его, но выглядел озадаченно.
– Что-то не пойму, к чему вы клоните. Валлиец еще раз посмотрел на «лендровер».
– Сколько у вас мешков?
– С полюжины, может и больше.
– Хорошо, принесите их и немного шпагата и, если есть, моток крепкой веревки.
Мад отошла к ограде, протянула руки Эмме, та наклонилась вперед и помогла ей перебраться.
– Что я тебе говорила? – шепнула Мад. – Я знала, что он возьмет дело в свои руки.
Джек Трембат принес из «лендровера» мешки, шпагат и веревку. Мистер Уиллис присел и начал обертывать мешками голову, плечи и туловище капрала, обвязывая мешки шпагатом. Дойдя до ног, он без колебаний стащил с мертвеца ботинки, затем снял свои, повесил их себе на шею и обулся в ботинки капрала.
Он поднял голову и подмигнул фермеру.
– Не то чтобы они мне приглянулись, но так на земле останется запах, будто бы он сам шел. Береженого Бог бережет.
Мистер Уиллис протащил под тело, ставшее похожим на тюк, веревочную петлю и закинул его на плечи. На шее у него висели его собственные ботинки, а длинный тюк, из которого торчали ноги в носках, был заброшен на спину. Он поглядел на компанию, напряженно за ним наблюдающую.
– Вчера вечером, – сказал он, – я тащил с берега живого парня. Сегодня тащу туда на спине мертвого. Куда легче – не надо волноваться о сломанных костях. – Он остановился на секунду и оглядел их всех. – Полезай в «лендровер», – сказал он фермеру. – Объедь вокруг поля. Скоро увидимся. – Потом он улыбнулся Мад, стоящей рядом с Эммой у ограды: – Мне за свою жизнь много чего приходится делать – бывало и похуже, чем это. Если мужчина не может помочь соседу, тем более женщине, что это тогда за жизнь, правда?
Он зашагал по тропинке тем же путем, что пришел, повернул, дойдя до центра распаханного поля, на тропинку к пастбищу и за ним к утесам. В такт шагам на спине его болтался груз, ноги свисали до земли. Они наблюдали за ним, пока он окончательно не скрылся из виду. Джек Трембат сделал Джо знак, и они полезли в кабину грузовика. Через несколько секунд завелся двигатель и «лендровер», держась у самого края, двинулся в объезд поля. Огни Мевагисси за бухтой подмигивали в ночи, огни военного корабля сияли ярко и непрерывно.
– Вот и все, – сказала Мад. – Они с этим разберутся.
Она развернулась и направилась через двор к дому. В прихожей они разулись.
– Думаю, – сказала Мад, – пришла пора мне попробовать бренди. Совсем чуть-чуть и побольше содовой.
– Может, мне лучше заглянуть к Энди, посмотреть, как он? – спросила Эмма.
Мад немного подумала.
– Он в порядке, но сходи, если хочешь. Скажи, что все улажено, и поцелуй его от меня.
Эмма прошла на кухню, направляясь в спальню средних мальчишек. У плиты Дотти готовила ужин.
– Все отправились спать, как ангелочки, – сообщила она. – Благословен будь этот дом, вот что скажу. Но так бывает редко.
Эмма осторожно открыла дверь в комнату мальчишек. Полная темнота. Кто-то из них пошевелился в постели.
– Это я, – шепнула она.
Энди присел в постели и направил в ее лицо луч фонарика.
– Сэм спит, – прошептал он, – не буди его.
С закрытыми глазами Сэм выглядел иначе: на лице спокойствие и безмятежность. Поблизости в своем гнезде устроился на ночлег голубь, нахохлил перья, скрючил шею. Белка свернулась калачиком.
– Все в порядке, – сказала Эмма. – Мад просила тебе передать. Дело улажено. И я должна тебя поцеловать за нее.
Она так и сделала. Энди похлопал ее по плечу.
– Прости, из-за меня ты напугалась, – сказал он. – Надеюсь, тебе не будут сниться кошмары. А Джо с мистером Трембатом?
– Да. И бедняжка пришел, принес свитер Терри. Он всем руководит. Утром Джо тебе расскажет.
– Это здорово. Мистеру Уиллису можно доверять во всем. На самом деле он друг Сэма, но хочу, чтобы он был и моим другом.
Вдруг он задумался, и Эмма, забеспокоившись, подумала, что, вероятно, в глубине его души пробивается осознание совершенного им убийства.
– Знаешь, – сказал он. – До того как ты вошла, я думал о том, как жаль, что моего отца нет в живых и я не могу ему рассказать.
Эмма взяла его ладонь в свою.
– Почему? – спросила она.
– Тебе не понять, – сказал он, помотав головой. – Ты, в конце концов, девчонка. Мне кажется, что Мадам понимает, но она старая. – Лицо Энди медленно осветилось улыбкой. – Сын должен поведать отцу о том, что убил первого врага. Он выключил фонарик и отвернулся к стене.
Назад: 9
Дальше: 11
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий