Портрет мертвой натурщицы

Книга: Портрет мертвой натурщицы
Назад: Он
Дальше: Он

Андрей

Он выложил перед Анютиным фотографии: сначала девушек — Любу Зотову, Алину Исачук, Татьяну Переверзину, Наташу Кузнецову, Инну Щавелеву. И чуть помедлив, Свету Столоб. А потом — выше — снимки одалисок, подготовленные Машей.
— Ну, — поднял на него холодные глаза полковник. — Что ты мне тут за пасьянс разложил, Яковлев?
— Ничего не замечаете? — Андрей сел напротив, сузил покрасневшие глаза.
Анютин пожал плечами:
— Бабы из верхнего ряда похожи на баб из нижнего. В какие игры ты со мной играешь, капитан?
Андрей удовлетворенно кивнул:
— Хотел, чтобы вы сами это сказали. А то, если б выводы исходили от меня, вы, шеф, меня бы на смех подняли. Теперь суть, — Андрей ткнул коротко остриженным ногтем в верхнюю фотографию: — это — реальные «потеряшки». А это — одалиски Энгра.
Он взглянул в раздраженное и усталое лицо шефа и достал из кармана сложенную вчетверо репродукцию «Турецких бань».
— Вот, — палец путешествовал с картины на фото. — Алина Исачук — та, что сидит, запрокинув голову. Героиня эскизов, украденных в Монтобане. Дальше — первая из жертв — вот эта, которую держит за грудь… — Андрей закашлялся, и Анютин бросил на него удивленный взгляд. — Затем Света Столоб. То есть у нас это Света, а кто там был у Энгра — бог весть. Потом — погибшая Переверзина, та, что сидит на втором плане. Видите, в профиль? Ее еще причесывает очередная одалиска, Инна Щавелева. Но ту я не нашел — может, просто пропустил. Ну и эта, по центру — но она спиной сидит, тут по полупрофилю фиг поймешь.
Анютин, хмурясь, перебирал фотографии:
— Что про них известно?
— Да пока мало чего, — ответил Андрей — и покривил душой: про Свету Столоб он знал немало. Однако с Анютиным делиться не спешил. К следственной работе эти знания имели мало отношения. — Возраст: от 22 до 28. Все одиноки. Пропали около месяца назад. И, похоже, в данный момент, те, которых маньяк пока не убил, рискуют своей жизнью за сходство с одалисками.
— Ну, это еще бабка надвое сказала. — Анютин помолчал, а потом вскинул на Андрея глаза: — Чья идея?
— Каравай, — бодро отрапортовал Андрей: скрывать автора смысла не было.
— Ясно, — полковник встал с кресла и прошелся по кабинету. — Есть предложения?
— Есть, — Яковлев спокойно собрал со стола фотографии и сложил в папку. — С этим и пришел. Если Маша права и эти «потеряшки» — натурщицы для маньяка, значит, надо выставить наряды на трех оставшихся квартирах. Вдруг повезет? Пока он возвращал тела по месту жительства, может…
— Выполняй, — выдохнул полковник, глядя не на подчиненного, а в окно. Андрей кивнул и вышел из кабинета.
Назад: Он
Дальше: Он
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий