Портрет мертвой натурщицы

Маша

Она выбежала из колокольни и в нерешительности остановилась: никого. Она дважды услышала грохот, будто кто-то уронил с колокольни тяжелый мешок на строение рядом. Но теперь вокруг стояла тишина, нарушаемая только каким-то шорохом чуть подальше, рядом с деревянным сараем, притулившимся под колокольней.
Маша сделала несколько осторожных шагов в ту сторону, вытащила из-за пазухи фонарик и направила туда, откуда слышались хруст, сухие звуки ударов и странное пыхтение.
Андрей и Бакрин катались по земле, молча, яростно, отчего было еще страшнее. Тут же, почти у своих ног, Маша увидела и — подняла — пистолет. Но как его теперь передать Андрею? «Нужно стрелять», — ужаснувшись, поняла она. Напугать тут никого не получится. И судорожно попыталась вспомнить, чему ее учили на лекциях по воинской подготовке. Итак. Снять с предохранителя: она аккуратно щелкнула флажком вниз, стараясь не отвлекаться на катающиеся по земле тела.
Теперь следует нажать на спуск: она перехватила пистолет обеими руками, сунув фонарик в рот. Первый выстрел, говорят, требует большого усилия, а на второй ее не хватит. Поэтому имеет смысл хорошенько прицелиться. Ладони резко вспотели. Перехватывая пистолет, она вытерла их о джинсы. Луч фонарика выхватывал из темноты то одного, то другого: Бакрин — в светлой дубленке, Андрей — в черной куртке. Белое, ей нужно целиться в белое! Маша пыталась сосредоточиться, но рука начала предательски дрожать. Идиотка! Почему она никогда не интересовалась спортивной стрельбой? Она внутренне сжалась и — выстрелила. Бакрин вскрикнул, и она увидела черное пятно на белом. Кровь. И тогда она выстрелила еще раз.
Андрей скинул с себя тело Бакрина. Встал, буднично отряхивая джинсы. Поднял на нее чуть-чуть безумные после схватки глаза.
— Я чего-то о тебе не знаю? — усмехнулся он. — Или ты отличница строевой подготовки?
Маша с облегчением выплюнула фонарик.
— Ты все обо мне знаешь. Стрелять я не умею.
— То есть ты легко могла меня пристрелить?
— Да, — Маша, нахмурившись, смотрела ему в глаза.
— Надо бы научить тебя стрелять.
— Я больше не буду этого делать, — упрямо сказала Маша.
Андрей хмыкнул, дотронулся до кровоточащей скулы:
— Еще как будешь, душа моя, еще как будешь.
Он склонился над Бакриным, послушал пульс:
— В отключке. — Расстегнул пропитанную кровью рубашку. Маша отвернулась. — Ты попала ему в бок, скорее всего, навылет. И в бедро. Но судя по количеству крови, артерия не повреждена. Жить будет.
Он достал рацию:
— Мы его взяли. Пришлите медиков — парень подстрелен.
Маша протянула ему пистолет:
— Что дальше?
— Дальше надо бы его перевязать, — задумался Андрей. — Рубашки только жалко.
Но под Машиным взглядом, полным молчаливого укора, стал со вздохом снимать куртку.
Назад: Андрей
Дальше: Андрей
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий