Призраки подземелий

Глава 7
Сыны Великого Горна

Заветные мечты частенько сбываются, но, вот парадокс, их воплощение в жизнь вызывает совершенно иные эмоции, чем те, которые человек желал испытать. Как в спелом яблоке почти всегда найдется червоточина, так и любая мечта в большинстве случаев сбывается с портящим радость изъяном.
Дарк часто тосковал о старых добрых временах, когда он только стал морроном; вспоминал, как вдвоем с Румбиро Альто пили куэрто и непринужденно болтали о серьезных делах и о пустяках. Аламезу не хватало общества мудрого гнома, и он горевал, что их дружеские посиделки уже никогда не повторятся. Коварная судьба исполнила его мечту, но в то же время безжалостно растоптала её грязными сапожищами. Стол в комнате был, на нем стояли кубки и кувшин с вином, а напротив моррона сидел его давний приятель, как и он, внешне ничуть не изменившийся за более чем две сотни лет. Однако всё было совсем не так, как хотелось бы Дарку. Теплых, нежных эмоций в его сердце не возникло, но зато там появилась злость; злость не на точную «копию» друга, а на судьбу, поглумившуюся над тем, что было дорого и свято.
– Мда-а-а, паря, не так я встречу нашу представлял… – выразил общее мнение собравшихся за столом Румбиро, оглаживая широкой ладонью бороду и, так же как Дарк, предпочитая не смотреть собеседнику в глаза. – Думал, в объятия друг к дружке кинемся, затем гулянье на недельку-другую затеем, а оно, вишь, как вышло… Баб нет, веселья не предвидится, вина ж целая дюжина бочонков пропадает…
– Было бы к кому в объятия кидаться, – проворчал Аламез, всё-таки решивший попробовать вино и потянувшийся за кувшином. Травить его, похоже, не собирались, ну а за трезвость головы моррон не опасался. В такие напряженные моменты Дарк мог выпить довольно много и не запьянеть. – За стол меня пригласил, на том спасибо, но коль беседу завести хочешь, откройся вначале… Кто ты и что от меня нужно? Пока я лишь одно знаю, ты не Румбиро! Уважаемый гном Альто погиб при штурме Великой Кодвусийской Стены!
– Причем, заметь, вместе с тобой… – рассмеялся гном, дождавшись, пока гость наполнит свой кубок, а затем перехватив кувшин из его рук. – Вот ведь комизма какая, сидят за столом два покойничка и выясняют, кто из них живее…
– Ты о чем? – спросил Дарк, пригубив вино и, к удивлению, обнаружив, что это на самом деле старое, доброе куэрто; то самое вино, которое они любили пить в Кодвусе и даже брали его затем с собой в дикие шермдарнские степи.
– Да о том, – ответил Альто и залпом осушил свой кубок. – Ты дохлятина, ты моррон, я тож, так сказать, не первой свежести гном. Сидим тут и время на пустяки тратим… Уж больно ты слова мои первые дословно принял, а еще говорят, что прямолинейность – черта гномов. Послушай, я, конечно, быстро доказать смогу, что я – это я, что когда-то был Румбиро Альто. Мож любой вопрос задать. Я на него без запинки отвечу, и про гаденыша Дантона расскажу, и про амазонку твою… и про много кого еще, о ком ты уже, поди, и думать-то позабыл. Жаль только время на ерунду тратить! Поверь, я – это я! Я не злобный бестелесный призрак и не мерзкий колдун, принявший обличье приятеля твоего… Я Румбиро Альто, но только не гном, а существо, в какой-то мере подобное тебе, Сын Великого Горна, так сказать, гномий моррон. Коль не веришь, задавай свои вопросы!
При упоминании о морронах Аламез чуть было не выронил кубок из рук, так это прозвучало неожиданно. Собеседнику он пока не верил, но не видел смысла тратить время на вопросы. Если под личиной старого друга скрывается коварный враг, то он, возможно, умудрился завладеть и воспоминаниями гнома, только зачем ему это было нужно? Великих таинств Дарк не знал, сама по себе его жизнь тоже высоко не ценилась, таким образом, врагу или недоброжелателю не было смысла утруждать себя глупым притворством.
– По-другому поступим, дружище, – произнес Дарк, допивая вино из кубка. – Про морронов ты где-то слышал, и это странно, ведь Румбиро Альто про нас не знал, так и умер в неведении, что я и его старый дружище Фламмер бессмертные воины. Что толку впустую ворошить прошлое, когда мы живем настоящим? Допускаю, ты был Румбиро Альто, но кто ты теперь?
– Дело говоришь, – кивнул гном, – но только словами глупыми, которые сами тя самого и запутывают. Я с тобой познакомился, когда ты уже был морроном. Воскреснув же в первый, а затем и во второй раз, ты понимал, что уже не человек, но продолжал ощущать себя Дарком Аламезом, а не кем-то еще… Ты же не отрешался от себя прежнего, человечьего. То же самое и со мной приключилось! Я уже не гном, но по-прежнему Румбиро Альто.
– А кто ты?
– Так дай, балда, расскажу, и узнаешь… – проворчал Румбиро, уже не разменивавшийся по мелочам вроде кубка, а опрокинув целый кувшин. – Жаль, конечно, что встреча нерадушной вышла, но в том тя не виню… Есть вести, к которым сразу так не привыкнешь… Так слушай, о чем я те поведаю.
– А может, сперва за кувшином сходить? – предложил Дарк, видя, что кувшин, вернувшись на стол, оказался пуст.
– Хошь, так до бочонка пробегись, а я пока погожу! – ответил Альто, аккуратно вытирая платочком густую бороду. – Значица, апосля того, как сгинули мы с тобой в том славном бою, про тя ничего не ведаю, а со мной и другими гномами из отряда моего вот что приключилось. – Гном тяжко вздохнул и начал рассказ: – Когда один из наших, то бишь гномов, умирает, его дух попадает на Суд Великого Горна, где боги наши решают, куда ему далее путь держать: иль в Залы Почестей и Славы, где пир горой и прочее веселье, иль в Шахты Мрака. Ну, ты знаешь, у вас, людей, такие же истории есть, про Небеса Расчудесные да про Геенну Огненную, коль не ошибаюсь…
– Да вроде бы нет, не ошибаешься, – пожал плечами Дарк, не ставший пока злоупотреблять вином, хоть выпить еще хотелось. – Только их чаще называют раем и адом.
– Неважно, как кличут, дело не в том… – отмахнулся Румбиро, – а в том, что ничего подобного со мной и ребятами моими не сталось! Более полутора сотен лет наши души где-то пролетали, а мы о том ни сном ни духом… Забавно, да?
– Ничего забавного, – потупился Дарк, вспомнив свое второе воскрешение.
– Так что я не знаю, есть ли Залы Славы и шахта эта страшенная с тварями дикими иль нет, да и Богов я наших ни разка не видывал, но зато точно ведаю, что Великий Горн существует… но только не то он, как его себе сородичи мои, махаканцы, испокон веков представляли, – с досадой шмыгнул носом гном. – Наш Великий Горн – это ваш человечий Коллективный Разум! Не в точности, но что-то вроде того… Мы с тобой тож друг от дружки много чем отличаемся, и ростом, и крепостью кости, всего не перечислишь…
– Откуда про Коллективный Разум знаешь? – спросил моррон, уже не сомневавшийся, что перед ним не враг, а настоящий, переродившийся Румбиро Альто. О Легионе знали немногие, только вампиры и далеко не все агенты разведки, но они не ведали, кто создал морронов, как ими руководит и уж тем более как этот руководитель называется.
– Не торопыжься! – проворчал Альто, приподнимая бороду и деловито почесывая волосатую грудь. – Всему свой черед. Я говорю, твое ж дело слушать, а иначе разговорище наш так же неказисто поскачет, как старая телега по болотным кочкам. Но на этот вопрос, так уж и быть, отвечу сразу. Гномы с людьми никогда всерьез не воевали, ну и Горн наш с вашим Разумом в каком-то смысле дружки… Когда времена тяжкие настали, поддерживать друг дружку принялись, правда, не шибко, у каждого своих забот хватает…
– Давай не будем о том, – решил не углубляться в детали Аламез, поскольку не желал выслушивать предположений. Как морроны мало что знали о Коллективном Разуме, так и Сынам Великого Горна немного было известно о делишках да и природе их «отца». – О себе лучше расскажи!
– Очнулся я здесь неподалеку, а случилось это давненько, через несколько лет, как «великий обвал» прошел, – стал вспоминать Альто. – Лежу на камне гладком в полном боевом облачении да с секирой в руках, а по соседству, на ближайших камнях то бишь, другие из моих нынешних воинов лежат. Лежу, глазами своды пещеры рассматриваю, а в голове ясность такая… всё по полочкам разложено и уже разжёвано. Прям в башку мне Горн знания запихнул, кто я, почему таким стал и что делать далее должно…
– Завидую, дружище, мне бы так. – Рассказ старого боевого товарища так расстроил моррона, что он решил нацедить из бочонка второй кувшин вина, для чего и поднялся. – Когда я во второй раз воскрес, то долго вспоминать приходилось, кто я и что было, ну а о том, что дальше делать, нам, морронам, если и сообщают, то лишь в самый последний момент…
– Да ты слушай, не перебивай! – Альто разозлился и ударил открытой ладонью по столу.
Теперь Аламез поменял свое мнение. Румбиро изменился, хоть и не очень сильно. В бороде да и на голове стало поболее седых волос, чем ему помнилось, да и характер стал заметно мягче. Раньше бы рассердившийся гном непременно ударил кулаком и разнес бы стол на обломки. Это изменение, бесспорно, говорило в пользу искренности собеседника. Любой злоумышленник попытался бы до мельчайших деталей скопировать внешность гнома да и перенять все характерные для него привычки и черты. Гордо восседавший на табурете бородач не играл, не притворялся, а был самим собой, был Румбиро Альто, но только прожившим после их последней встречи еще шестьдесят-семьдесят полноценных лет, о которых Дарк ничего не знал. Все существа постепенно меняются, и когда встречаются старые друзья, то находят друг дружку немного иными: повзрослевшими, поумневшими, понабравшимися опыта и спокойствия, или наоборот.
– Великий Горн во многом велик, в том числе и в великодушии своем, да вот только на таких, как я, зуб большой заимел, – продолжил Альто, нервно поглаживая рукой поверхность стола. – Открылось мне тогда, да и всем остальным тож ведомо стало, почему мы в Залы Славы не отправились и как Суд Великий над нами свершен был. Понимаешь, Дарк, парадокса какая неказистая вышла. – Глаза гнома прищурились, и из них вот-вот должны были пролиться слезы горечи. – Махаканское Сообщество в упадок пришло, гномы сперва голодать, а затем и вымирать стали, и в том Великий Горн именно нас обвинил; тех, кто когда-то наверх, к людям подался… Якобы это мы, предатели, беглецы трусливые, народ наш загубили и ослабили…
– Мир несправедлив. А у высших существ своя шкала мерная… – подойдя к столу, Дарк не сел на табурет, а встал рядом с другом и положил ему руку на плечо. – Мне она часто кажется очень дурной.
– В общем, Великий Горн всех по делам да поступкам судил, – Румбиро кивнул в знак признательности за дружескую поддержку, – одних лишь нас, урожденных в Махакане и «наверх» подавшихся, к вечному забытью приговорил. Простил он и тех, кто жизнь под землей в сущий ад для сородичей превратил, и тех, кто в мире людей уродился, «наземников» то бишь. Лишь мы, беглецы из Махакана, проклятьем были заклеймены. А тут вишь, как всё обернулось. Воскресли мы, а Сообщества уже нет… страна в разрухе и завалах, и с наземного мира падальщиков подвалило, до наживы дармовой жадных. Вон и дал нам, проклятым душам, Великий Горн второй шанс, предательство свое искупить, приказал от чужаков выжившие поселения охранять и границы держать. Нарек он нас сынами своими, а кто мы, так и не объяснил, так что никому из наших невдомек, кто мы: призраки, морроны гномьи иль кто-то еще…
– Ну, на призрак ты не очень похож, – попытался подбодрить товарища Дарк как словами, так и тем, что подлил в его кубок вина. – Тело имеется, парить над землей не паришь…
– Ладно, не в том дело, – тяжко вздохнул Альто и, как бывало и прежде, залпом осушил кубок. – Зато множество иных особенностей имеется. В кромешной тьме вижу, боли не чувствую, жрать не требуется, хорошо ещё, вкус вина не потерян, хоть в этом подспорье, хоть в этом Великий Горн милосердие проявил… Без пойла жизнь на заставах пограничных совсем уж тяжкой была б…
– Знаешь, старина, а я тебе даже завидую, – честно признался моррон, садясь за стол и по примеру гнома отхлебнув вина прямо из кувшина. – Видеть во тьме даж очень неплохо, ну а про боль отдельная песня! Я бы много чего отдал, чтоб ее не ощущать, порой наизнанку выворачивает, гадюка, с ума сводит…
– Ага, я около семи десятков лет баб не видывал, а коль даж какая дуреха случаем и подвернулась бы, то увы… – разведя ручищами, Румбиро тяжко вздохнул, – одним словом, ничего не чувствую. Вон, ты к нам в гости с какой красоткой заглянул, а что толку? Мы лишь вспоминать можем, как с барышнями обращаться…
– А-а-а, ты о Ринве, – рассмеялся Аламез, не сразу сообразив, что гном имел в виду. – Поверь, эта девица и сладостные утехи несовместимы, и вы мало потеряли… Ну а насчет остального так скажу, мочь, но не иметь возможности гораздо обидней, чем просто не мочь… По собственному опыту знаю! Я ой как давно обнаженных девиц лишь во снах вижу, и далеко не в каждом они без клыков иль когтей…
– Чо, так весело жить ноне под солнышком стало? – спросил Альто с сочувствием.
– Да, на скуку как-то не приходится жаловаться, особенно в этот год… – тяжко вздохнул Дарк, в который раз пожалев, что променял жизнь вольного разбойника на рыцарские шпоры. – Не до прекрасных прелестниц всё как-то… Вот и сейчас иду своих выручать из плена шеварийских вампиров. Единственный путь, по которому к ним можно пробраться – через подземелье махаканское пройти.
– Старина Фламмер тоже у них, – как ни странно, не спросил, а заявил с полной уверенностью гном. – Только глазища не выкатывай, не дивись, отколь ведомо! Источник всё тот же, Великий Горн. Он нас сплетнями пустыми не балует, но зато вовремя всё сообщает, что к делу относится.
– А ему-то откуда про судьбу Фламмера известно? – подивился Дарк.
– Эх, балда ты, балда! Говорю ж… Создатели наши – союзнички и меж собой о многом перешёптываются. Один другому поведал, ну а от того и мы прознали… посколь ваша беда нас тоже касается…
– Каким, интересно, боком?
– А ты меня не сбивай, всё по порядку дай рассказать, куда быстрее тогда про все и прознаешь, – недовольно проворчал Альто, решивший, что пришла пора отправиться в путь за третьим кувшином. – Даж и не припомню, на чем ты меня с толку сбил. А, да, на этом, – прокряхтел Альто, выбив пробку из бочонка легким щелчком пальца. – Возвернул нас к жизни, значитца, Великий Горн, тела воскресил, но только с изъянами да достоинствами новыми, о коих я ужо говорил, и поручил нам рубежи пограничные охранять от всякого сброду приблудного. Пять застав таких, как наша, всего было, и к каждой по три сотни душ гномьих приписано. Здесь и обитаем с тех пор, пограничного рубежа не покидаем. Поначалу многие сбегнуть пытались, да только как к воротам подходят иль из бухты выплывут, так такая куролесица с телом твориться начинает, что прям жуть… Те, кто бежать пытался, припомнили, что такое настоящая боль.
– Догадываюсь, со мной тоже что-то неладное твориться стало, когда я к воротам лишь приблизился, – признался Аламез. – Хоть странно, я ж не гном и не Сын Великого Горна.
– Ну, вот опять ты меня сбиваешь, – посетовал Альто, вернувшись к столу и легко запрыгнув на табурет. – Потерпи, и до тебя рассказ мой дойдет.
– Извини, но и меня пойми правильно. Это ты за семьдесят лет жизни на заставе терпения поднабрался, а мне про себя прознать побыстрей охота, – пытался найти оправдание своей нетерпеливости Дарк.
– Не семьдесят, а меньше гораздо, но всё равно много, слишком много! – с печалью вздохнул гном. – Заставы перекрывают пути между верхним миром и подземельем, а мы на них появляемся, лишь когда угроза проникновения возникает. Коль людишки-охотнички за наживой дармовой жалуют, мы тут как тут, иль когда кто из махаканцев наверх дёрнуть хочет, мы тож оживаем, а так прозябаем в небытии… Это – как сон, только очень долгий, и нам неведомо, сколько он каждый раз длится… месяц, год, два, три. Служим мы на рубеже пограничном этом верой и правдой, никаких отлучек, никаких развлечений, ни разу даже городов махаканских не посетили, а награды пока никакой… Есть лишь обещание Великого Горна, что как только всё закончится, он нас простит и отведет в Залы Почета и Славы.
– Что значит, «всё закончится»? – спросил Аламез, хоть и догадывался, что гном имел в виду.
– Не задавай глупых вопросов и дурачка из себя не корчи! – проворчал Альто, обидевшись на друга и в отместку решивший не делиться с ним содержимым кувшина. – Любому чудику понятно, что дыры в борту корабля вечно латать нельзя. Рано иль поздно, но он да потопнет. Держим мы по воле Великого Горна границы, но сообщество гномье, чую, в упадок совсем пришло… и конец его близок, если ужо не пришел… Раньше проще было. Визитеры редко жаловали да группками малыми, а сейчас целые отряды идут, то одни с боем прорваться пытаются, то другие тайком пролезть. Сам же видел, целый корабль боевой чужаки пригнали, и что-то мне подсказывает, что не один он приплыл. Рубеж, что наш отряд держит, еще ни разу взят не был, а вот про другие заставы ничего не скажу… Может быть, и не смогли устоять пару разков… так что неизвестно, сколько народищу сейчас чужого по нашим городам бродит и что внутри пограничного кольца творится…
– Извини, не понял, – снова перебил Альто Дарк. – Что значит, «может быть, не смогли устоять»? Коль застава пала, то её уже больше и нет.
– Ага, как же, – хмыкнул Румбиро. – Мы, Сыны Великого Горна, не вечны, и перебить нас можно, хоть и трудно… Кто гарнизон заставы одолеет, тот в Махакан пройдет. Но когда следующий отряд чужаков на границу пожалует, наши бойцы снова восстанут и снова бой примут… Да вот только есть одна беда. Слабеть Великий Горн стал, и это верный признак, что народ Махакана вымирает, уже меньшее число воинов воскрешать может. Помню, у меня в отряде в позапрошлый раз бойцов четыре сотни с доброй половиной было, в прошлый лишь три с половиной, а сегодня только три, а это значит…
– … а это значит, – продолжил за гнома Аламез, – что ваш Великий Горн бреши в обороне латает. Перекидывает силы туда, где войска пострадали и где без подкрепления уже не удержаться.
– Любо-дорого с тобой говорить, всё понимаешь, – усмехнулся Альто. – Вот и мы сразу поняли, что дела наши не очень и что конец уже близок, а тут еще и весть о тебе пришла…
– Обо мне? – насторожился моррон.
– Ну да, о тебе, родимом, – кивнул гном. – Воскресли мы рано, еще задолго до боя, что ты видел, а если точнее, то как только ты с дружками твоими убогими на дальнем берегу озера появился. Мы сразу почувствовали, что это воскрешение последнее, – произнес Румбиро без горечи, а, наоборот, с радостью, – что как здесь умрем, тут же в Зал Славы отправимся, и служба наша проклятая закончится. Да и Великий Горн уже темнить не стал, отдал последний приказ, кой не только нас, но и тебя касается.
– Меня? – удивился Аламез.
– Ну, вот только не корчь из себя дурачка! – внезапно пришел в неистовство гном и, как в старые добрые времена, так сильно грохнул кулаком по столу, что две средние дубовые доски треснули пополам. – Как будто ты ничего не знаешь, как будто ты ничего не почувствовал! А мож, у тя в голове и голосов не прибавилось?!
– Да, почувствовал, почувствовал, только не понял, кто это да чего от меня хочет. Я ж по-вашему, по-гномьему, ни в зуб ногой! Ты успокойся, остынь! – примирительно забормотал Дарк. – Вон чего натворил, стол поломал. Куда теперь кувшин с кубками ставить?
– А ужо не будем, он ужо без надобности, – радостно рассмеялся Альто, весьма озадачив собеседника. – Смысл приказа таков, сперва продержаться, сколь возможно, а затем… – гном осекся всего за долю секунды до того, как раздался рёв тревожной трубы. – О, черти, ужо снова лезут! Придется, друг, с болтовней погодить. Ну да ладно, не беда, потом доскажу… Сейчас же нам в бой пора! И пусть за нас говорят секиры! Только одно пойми, ты биться щас не только во славу Великого Горна бушь, но и во благо свого Коллективного Разума!
– Сомневаюсь, – покачал головою моррон.
– Коль мне не веришь, так проверь, кто ж те мешает… – усмехнулся Румбиро, вытащив из-под стола доспехи, которых там раньше иль вовсе не было, иль Дарк их просто не приметил, и стал поспешно облачаться в броню. – Ворота открыты, мож идти, но только вряд ли тя высшие силы отпустят. Одно у нас тобой щас дело на двоих, коль справимся, оба отсель уйти сможем.
– А если не справимся?
– Такого быть не может, – уверенно заявил Румбиро, которому осталось лишь надеть перчатки да шлем. – Ну а коль провалим порученьице иль вдруг воле создателей не подчиниться удумаем, то пёс его знает, что со мной и ребятами моими будет, а вот твою судьбинушку смело скажу, посколь сам Великий Горн мне о том поведал.
– Ну и что же он тебе в ухо нашептал? – поинтересовался Дарк из чистого любопытства.
– Да ничего особенного… – как ни в чем не бывало сообщил Альто и, взяв в руки секиру, извлеченную из-под кровати, побежал к двери, – просто на веки вечные на стоянке вместо нас останешься… рыбку ловить да гостей незваных мечом в рыло встречать.
* * *
Дарк не покривил душой, признаваясь Румбиро, что частенько не понимает поступков их создателей, а отношение высших сил к инструментам выполнения их воли, то есть к морронам и сынам Великого Горна, просто вызывало у него возмущение. Зачем признавать кого-то «сыном», когда собираешься обходиться с ним, как с жалким приемышем? Впрочем, о деяних Великого Горна Аламез мало что знал, его же негодование было прежде всего порождено поступками Коллективного Разума, ведущего себя порой так же мелочно и низко, как скупердяй-ростовщик, выторговывающий у бедствующих людей последнюю монету.
Да, порой морронов после смерти возвращали к жизни, и на этом «пряники» от создателя заканчивались, и вступал в силу «кнут», кстати, бьющий довольно болезненно и, как правило, в самые неподходящие моменты. Коллективный Разум принуждал свои творения свершать подвиги на благо человечества, но не давал за это ровным счетом никакой награды, однако жестоко карал, когда его задание было провалено, причем неважно, по вине исполнителя или по объективному стечению обстоятельств. Кроме того, ведение дел Разумом напоминало поступки скупого ремесленника, который желает регулярно получать отменную прибыль, но совсем не хочет обновлять поизносившиеся инструменты или как-то улучшать их. Обычно враги морронов значительно превосходили их по изначальным физическим данным, а Коллективный Разум не только не сделал своих солдат проворней и сильнее хотя бы обычных людей, но даже не удосужился избавить их от боли при восстановлении повреждений иль борьбе с болезнями. Так же нерадив создатель и повелитель морронов был и в том, что относился к легионерам, словно к бездушным инструментам, поручая непосильные задачи и тем самым ломая их, как крушится топор, который не в состоянии прорубить камень, иль ломается опора, когда на нее давит слишком тяжелый груз.
А сегодня Дарк открыл для себя нечто новое. Он почувствовал себя топором, ножом иль рубанком, который, как оказалось, можно было запросто одолжить соседу. Коллективный Разум как будто сдал его в аренду Великому Горну и даже не настаивал на возврате в целости и сохранности. Ну а «новый хозяин» обращался с чужой вещью весьма небрежно, поскольку её вскоре все равно предстояло или отдавать, или положить ржаветь в тайничок, сделав вид, что она потерялась. Но самое обидное, что грозить моррону в случае провала вечным прозябанием на заброшенной караванной стоянке было в высшей степени бессмысленно и даже глупо. Аламез всё равно помог бы Румбиро, хотя бы в память о тех временах, когда гномы ценой своих жизней спасли человечество.
Одним словом, Дарка сильно расстроили слова Румбиро Альто, передавшего ему лишь первую часть повеления Великого Горна. Но, к счастью, горевать моррону долго не пришлось. Окунувшись в водоворот событий, тут же концентрируешься на том, как бы поскорее выплыть, и быстро забываешь о неприятностях, поджидающих на берегу.
Едва покинув следом за торопящимся гномом комнату, Дарк получил наглядное подтверждение своей догадки, что его на время «сдали в аренду». Как ни странно, но новый хозяин обращался намного бережней с одолженной вещью и даже не поленился немного ее усовершенствовать.
Не успел моррон пройти на ощупь пары шагов, как его веки сами собой опустились, а в глазных яблоках стали происходить изменения, к счастью, не болезненные. Прекрасно понимая, что если создатели что-то задумали, сопротивляться их воле бессмысленно, Аламез даже не пытался открыть глаза, которые уже через пять-шесть секунд сами широко распахнулись, а их слуги-веки принялись часто-пречасто моргать. Темнота при этом рассеялась, моррон немного уподобился Сыну Великого Горна и получил возможность видеть в кромешном мраке, притом так же отчетливо, как ясным, солнечным днем. Жаль только, что особо рассматривать было нечего. Длинный коридор, в глубине которого едва маячила уже ставшая крохотной фигурка торопящегося на поверхность гнома, был совершенно пуст, если не считать дверных проемов по сторонам.
Румбиро не стал его ждать, и у него, бесспорно, имелись на то веские причины. Во-первых, скорее всего гном знал, что Великий Горн наградит союзника новой способностью, и тот сможет самостоятельно выбраться наружу, а во-вторых, Альто был командиром отряда и, как только прозвучала тревога, поспешил возглавить своих людей, точнее, гномов. Долг превыше всего, и его не сравнить с какими-то жалкими условностями, вроде правил гостеприимства, кстати, придуманных людьми и вряд ли почитаемых гномами.
Выжидая, пока веки не станут моргать в привычном режиме, Дарк решил проверить на практике одно смелое предположение. Раз ему был преподнесен дар видеть во тьме, то, возможно, Великий Горн не поскупился и на время избавил его от боли. Размахнувшись, моррон с силой ударил кулаком по дубовой двери и, тут же заскрежетав зубами, похвалил сам себя за осторожность и благоразумие, ведь сперва он собирался проверить догадку на каменной стене и в этом случае точно не отделался бы легким ушибом костяшек. К сожалению, щедрость махаканского божества не была безграничной и умещалась в прокрустово ложе суровой необходимости.
Тихо пробормотав себе под нос: «И на том спасибо!» – Дарк поблагодарил Великого Горна за подарок и пошел по коридору довольно быстрым шагом. Осматривать незапертые помещения было некогда и в высшей мере неэтично, моррон не желал уподобляться неблагодарному гостю, который, как только хозяева отвернутся, начинает копаться в их грязном белье.
За поворотом был еще поворот, затем другой. То ли третий, то ли четвертый изгиб коридора вывел моррона в большой круглый зал, через который, как он помнил, они с сопровождающими проходили и который оказался совершенно пустым, если не считать четырех подпирающих довольно низкий свод колонн да надписей, украшавших стены подобно орнаменту. Возможно, в этих записях и крылись какие-то важные сведения, но Аламез не сбавил шага и даже на минутку не остановился, чтобы их получше рассмотреть. Читать по-махакански моррон всё равно не умел, а любоваться качеством выдолбленных на камне завитушек было крайне несвоевременно, да и если бы кто из припозднившихся гномов застал его за этим занятием, то мог бы и осерчать…
По дороге Дарку так никто и не встретился, впрочем, иного он и не ожидал. Что делать солдату в жилище, когда на подступах враг, а боевые товарищи готовятся к отражению штурма? Быстро пройдя, почти пробежав еще несколько коридоров, моррон очутился у лестницы, ведущей наверх. Сейчас подъем казался не таким уж и большим, число ступеней как будто поубавилось, хотя Аламез и понимал, что это всего лишь игра восприятия, ведь когда продвигаешься вслепую, окружающий мир не только кажется страшнее, но размеры предметов не поддаются точному определению, порой становятся больше, а порою и наоборот.
Поднявшись во внутреннее помещение казармы и сразу очутившись в паре шагов от входной двери, Дарк не поспешил наружу, а благоразумно решил обождать около полуминуты и немного привыкнуть к новому зрению, ставшему не только гораздо четче, но и способному различать цвета да причудливую игру теней. Теперь барак изнутри выглядел гораздо мрачнее, однако появились детали, подчеркивающие подземный колорит и усиливающие впечатление, что он оказался в прошлом, когда по этим пещерным тоннелям еще ходили торговые караваны, а здесь после очередного перехода отдыхали гномы. Немного портили картинку из былых времен отсутствие мебели с утварью да мирно похрапывающие на кроватях разведчики, которых защитники заставы то ли не посчитали нужным, то ли просто забыли разбудить, но от этих недостатков эстетического восприятия было куда проще отрешиться, чем попытаться их исправить. К тому же моррон пока не собирался вырывать Ринву с Крамбергом из крепких объятий чародейского сна. В свете предстоящей схватки с нарушителями гномьей границы у Аламеза не было времени даже вкратце пересказывать попутчикам суть состоявшегося разговора, да и в бою от обоих было бы больше хлопот, чем пользы. Трудно сражаться, когда приходится за кем-то приглядывать и когда подслеповатые напарники мешаются под ногами. Дарк не сомневался, что дар Великого Горна распространялся лишь на него.
Довольно быстро привыкнув к новым образам, Аламез наконец-то открыл дверь и тут же погрузился в мир, полный новых зрительных, обонятельных и слуховых впечатлений. С одной стороны, теперь заброшенная стоянка выглядела гораздо привлекательней, чему во многом поспособствовал представший моррону во всей красе цветового многообразия подземный ландшафт. С другой же стороны, куда омерзительней, и всё это благодаря свалке мертвых тел, не только источающей удушливое зловоние разложения, но и воспринимаемой глазом в мельчайших подробностях естественных процессов гниения, ржавления и иного распада. К счастью, у Аламеза не было времени ни всматриваться в кучи останков металла и плоти, ни уж тем более к ней принюхиваться. О том, что его ждут неотложные дела, напомнило дружное, надсадное пыхтение, доносившееся с берега.
Причиной возникновения этого естественного для любого живого существа, но редко слышимого в хоровом исполнении звука стали усилия примерно двух сотен гномов, скинувших с плеч доспехи, отложивших в сторону оружие и впрягшихся в самодельные хомуты. Неизвестно зачем они отделили от поднимающихся из ям станин тяжелые орудия и дружно тянули лямки, довольно успешно и быстро перетаскивая их с берега на небольшую возвышенность; туда, где, собственно, и располагалась караванная стоянка. Для чего это понадобилось и почему солдаты так утруждали свои тела перед боем, Аламез не понимал, но, к счастью, знал, у кого спросить.
Стараясь больше не попадаться занятым делом гномам на пути (негативный опыт в этом плане у моррона уже имелся), Дарк быстро вернулся в казарму, забрал кирку с котомкой, а затем тут же выскочил наружу и почти бегом направился к берегу. Конечно, этой небольшой заминки можно было бы и избежать, но опыт подсказывал воину, что в преддверии любого сражения лучше всё добро иметь при себе, ведь неизвестно, как сложится бой и где он закончится. Аламез не исключал возможности, что ему уже не представится случай переступить порог казармы.
Никто никогда не высчитывал, сколько в одном гноме сокрыто лошадиных сил или наоборот, но Дарк был впечатлен увиденным результатом коллективных усилий необычайно выносливых и упорных крепышей. За время его отлучки два орудия уже почти достигли колодца, где, судя по всему, их должны были заново установить. Пока две сотни гномов успешно заменяли ломовых лошадей, еще две-три дюжины бойцов занимались подготовкой площадки под новую огневую позицию. Они поспешно расчищали её от залежей человеческих костей и бесполезных обломков стали и вбивали в едва заметные глазу стыки между каменными плитами короткие опорные колья. Хоровое пыхтение стало заметно сильней, но сквозь него иногда всё же доносились голоса не закрывавших рты командиров, то ли ругавшихся, то ли подбадривающих своих бойцов. Не знавшему махаканского языка Дарку было того не понять.
Стараясь не помешать и даже не попасться на глаза обильно покрывшимся потом труженикам, Аламез обошел их стороной, а затем побежал по расположенным под небольшим уклоном плитам к берегу, где и убедился, что не принимавшие участия в перетаскивании орудий гномы отнюдь не прохлаждались без дела. С полсотни махаканцев, если не более, собрались возле разбитого орудия и завершали его разборку откручиванием болтов и гаек, а где это было бесполезно, то и грохочущими ударами молотов. Стальные обломки, размеры которых не превышали роста среднего гнома, аккуратно складывались у кромки воды. Еще две-три дюжины махаканцев были отряжены в мусорно-похоронную команду. Как это ни грубо звучит, но по-другому их работу по расчистке берега было не назвать. Одни аккуратно складывали штабелями трупы убитых товарищей, а другие сваливали в две кучи мелкие, средние и даже довольно крупные камни – обломки корабельных снарядов. Аламез мог ошибаться, но ему показалось, что горки камней вышиной в человеческий рост насыпались как раз там, где ранее размещались демонтированные орудия. Вместо того чтобы элементарно опустить вниз подъемные платформы и оставить зиять ямы пустых шахт, заметно сузив тем самым фронт предстоящей атаки, Румбиро зачем-то приказал завалить их камнями. Это была грубейшая ошибка, настоящий подарок врагу, который мог теперь не только нападать более широким фронтом, но и прятаться за камнями от арбалетных болтов и более крупных снарядов.
Хотя Аламез многократно убеждался в мудрости народных поговорок: «Со своим уставом в чужой монастырь не ходят!» и «Не учи батяню тебе подобных творить!», но в этом случае промолчать он не мог. Старый друг и опытный командир допустил просчет, который мог запросто стать роковым для всех, включая его самого и мирно посапывающих в казарме разведчиков.
Твердо решив обязательно «открыть глаза» Альто на допущенную оплошность, Дарк ненадолго озадачился подбором правильных слов, чтобы изложить суть замечания как можно деликатней и ни на толику не уронить авторитет командира заставы в глазах его солдат. Беда была в том, что Румбиро, как назло, был не один, а стоял на берегу в окружении пяти-шести гномов и, не прекращая взирать на далекие озерные дали через подзорную трубу, отдавал распоряжения старшинам десятков и полусотен.
Слов у моррона было много, причем дельных и довольно нейтральных, но они как будто специально не желали выстраиваться в короткую, но доходчивую и емкую речь, не содержащую даже тени намеков, на которые чересчур щепетильные и вспыльчивые гномы могли бы обидеться. Неизвестно, смог бы справиться моррон со сложной задачей дипломатичного указания на просчет или нет, но Судьба (наверное, притомившись в ожидании) решила сжалиться над ним.
Опустив трубу и смачно сплюнув в воду, полководец Румбиро повернулся лицом к своим офицерам и что-то сказал им кратко по-махакански: то ли «По местам!», то ли «За дело!». Хоть точного перевода моррон не мог знать, но общий смысл отрывистого приказа уловил точно. Старшины тут же разошлись, а заметивший его присутствие рядом Альто призывно замахал рукой, требуя немедленно подойти.
– Правильно сделал, что при ребятах не сунулся, – прошептал Румбиро, по-дружески хлопнув Дарка по плечу и демонстративно, на глазах у доброй дюжины тайком косившихся на них бойцов и старшин, выразил наивысшее уважение гостю, пожав ему руку. – Сам понимаешь, далеко не все гномы, среди людей пожившие, в восторге от вашего племени. Мне-то на энто плювать, да только не стоит зазря гусей дразнить! А так оно и к лучшему вышло. Пущай полюбуются, как ты подобающее гостю уважение к нашим делам проявил!
– Дела уже не ваши, а наши общие! – так же прошептал Дарк, опасающийся любопытных ушей, которые могли прислушиваться к их разговору; а затем, воспользовавшись тем, что уже не надо было облекать упрек в изысканную форму, изложил свое возмущение грубо, но зато кратко и доходчиво: – Ты что, недомерок тупой, творишь?! Ты что, под землей сидючи, совсем ум растерял?! Нас всех разом погубить хочешь?! Зачем баррикаду для врага строишь?! А ну, немедленно подъемники опусти, а проходы между ямами камнями завали!
– Страшен и лют в праведном гневе своем! – рассмеялся в лицо Аламезу Румбиро, а затем с такой силой сжал советчику руку, что в кисти Дарка что-то жалобно хрустнуло, а на вылезших из орбит глазах навернулись слезы. К счастью, рукопожатие продлилось недолго, ладонь гнома выпустила добычу всего за миг до того, как моррон собирался закричать от боли. – Ты тут не указывай, я знаю, что делаю! Но это, однако, и неплохо, что мысль тревожная тебе в голову пришла… значитца, и враги о том же подумают.
– Это ты о чем? – спросил моррон, разминая отпущенную руку.
– Неважно, потом всё увидишь, – отмахнулся гном, отвернувшись от Дарка и снова прильнув глазом к окуляру подзорной трубы.
Спокойствие Альто поразило Аламеза. Трудно поверить на слово даже незыблемому авторитету, когда глаза видят обратное. Пока же моррон лишь наблюдал, как махаканцы, сложив все камни в две кучи, стали разравнивать, утрамбовывать их, создавая удобный редут, а затем ещё принялись обкладывать по бокам для большей прочности стальными обрубками из остатков разобранной катапульты.
– Говорят же те, не тревожься! – успокоил Румбиро, как будто видя, куда смотрит товарищ, хоть ни на миг не оборачивался и не отрывал глаза от трубы. – Ловушка это, ловушка! Время придет, увидишь, как действует. Потерпи, недолго до спектакли осталось… На-ка, лучше сюда глянь!
– Я предупредил, а ты поступай как знаешь, – произнес Дарк, принимая из рук гнома весьма увесистую трубу, явно не рассчитанную на человеческую руку.
Ни Ринва, изучавшая пещеры Махакана по старым картам и манускриптам, ни Дарк, обычно хорошо ориентировавшийся на местности, не предполагали, насколько велико было подземное озеро. Когда же они переправлялись через водную преграду, то приняли видневшиеся им вдали в зеленом свете скалы за противоположный берег, хотя на самом деле это был лишь выступ, изгиб, за которым открывались действительно большие, хоть и не бесконечные просторы. С Верлежским озером подземный водоем, конечно, не сравнить, но без компаса и точных лоцманских карт здесь сбился бы с курса даже опытный капитан.
Открывшийся вид настолько поразил Аламеза, что он, желая все-таки узреть противоположный берег, повел трубу совершенно в иную сторону, но его несвоевременная любознательность была тут же пресечена, притом довольно чувствительно.
– Да не туда зыркай, балда, а сюда! – сердито проворчал подошедший сзади вплотную гном, правой рукой поведя трубу в нужную сторону, а левой, не рассчитав силы, довольно ощутимо хлопнул моррона по пояснице.
От крепкого шлепка Дарк даже присел, однако не стал высказывать гному свое возмущение, поскольку в этот миг у него нашлись дела поважнее. Его внимание было полностью поглощено открывшимся видом. Всего в паре миль, а может, и ближе, от берега, на мелкой волне дрейфовала целая флотилия, состоявшая из трех кораблей примерно того же класса, что были гномами уже потоплены, и бесчисленного количества находившихся за ними плотов, плотиков да лодок. Корабли не стояли на месте, а двигались, но только очень медленно, поскольку не зажигали ни чудесных зеленых огней, ни обычных факелов, кроме блеклого носового фонаря. Решив застигнуть защитников заставы врасплох, враги подкрадывались в темноте, прокладывая курс на ощупь, притом в буквальном смысле этого слова. Перед каждым из медленно плывших кораблей двигалась лодка, на носу которой стоял человек, прощупывающий дно шестом, а на корме сидел сигнальщик с флажками, заблаговременно оповещавший кормчего корабля да и всю остальную команду об имевшихся в фарватере скальных выступах и отмелях.
Задумка была неплохой, Дарк был даже готов снять перед находчивым адмиралом подземной флотилии шляпу, но вот только не знал, в каком именно королевстве флотоводят столь догадливые хитрецы. Опознавательных знаков и гербов на бортах и парусах судов не было, а флаги не развевались на реях. Экипажи лодок были голы по пояс, так что по их одеждам и доспехам также не удалось бы определить, какому королю они служат.
– Вишь, чо удумали, хитрюги! Подкрасться к нам, значитца, решили… – проворчал Румбиро, вырывая из рук Дарка трубу. – Невдомек дурням, что об их визите нас не гляделки, а Великий Горн рёвом своим тревожным оповещает, который, кстати, иные не слышат…
– А как же я? Я слышал, – удивился Аламез.
– Ты чо, дружище, позабыл, что ль, что ты на время один из нас? – отрывисто хихикнул Альто, приподнявшись на цыпочках, приставив свой толстый указательный палец к виску Дарка и слегка его покрутив. – Ну, ничо, у нас для них тож сюрпризика приготовлена… Мы их близко подпустим, и уж там зарядами распотрошим! У них катапульты старые… такие громадины наши мастера еще лет за сто перед обвалом делать прекратили… Чтоб до нас достать, им к самому берегу подойти придется…
– Скажи, Альто, а давно чужаки на кораблях плавать стали? – поинтересовался моррон, бывший не в состоянии даже представить, какой ход нужно было прорыть, сколько времени потратить и сколько усилий приложить, чтобы затащить в подземелье хотя бы один корабль, не то что целых пять. – И разве это озеро с наземными реками сообщается?
– Ну, ты сказанул, – хмыкнул гном. – Все корабли здесь, в Махакане, сделаны на верфях Корфера… поселенье то рыбацкое дальше по берегу озера находится. Там враги суденышки и наклепали, ты глянь в трубу, как сделаны они неказисто. Мачты косят, нос слишком низок, борта узкие, так что если две катапульты за раз выстрелят, так посудинку шатает-раскачивает.
– Так они что ж… в города ваши уже проникли?!
– Ну а я те о чем толковал, дурья башка. – Альто поднялся на носки повторно, но на этот раз лишь легонько шлепнул друга-тугодума по затылку. – Подступы к той местности четвертая застава защищала, да пала она. Вот с тех времен на лоханках своих неуклюжих и жалуют… Как давно то было, не скажу, мы ж времени не ощущаем, для нас, Сынов Великого Горна, что день в забытьи, что год, от одного нашествия до другого живем, а меж атаками с полдня в картишки режемся, байки травим да винцом балуемся…
– А орудия откуда у них? Катапульты под землю тож затащить сложно, – допытывался Аламез, старавшийся разузнать о приближающихся врагах как можно больше. – И откуда в рыбацком поселении осадные орудия?
– Ну, чо те, ещё раз по башке треснуть? – с тяжким вздохом произнес Румбиро, видимо уставший без толку утруждать свою ладонь. – Ты хоть представляешь, сколько в гномьих городах и поселениях всяких механизмов да заготовок под них?.. Катапульту собрать дело плевое, с ним даж пятилетний карапуз гномьего рода справился бы, коль сила была бы бревно поднять да молотком пару раз стукнуть. Говорю ж, орудия старые, примитивные, какие уж у нас очень давно не делают. Нашли, поди, где-нить мародерища проклятые, аль по чертежам своим собрали… Нам-то дела до того никакого! Они в две трети дальности наших бьют, мы и не горюем! Слышь, Дарк, коль еще чего спросить хошь, так валяй живее! Пора уж начинать вскоре!
– Кто они? – спросил Дарк, повернувшись и посмотрев старому другу в глаза. – Вот эти, кто корабли наделал и в последние разы в гости жаловал?
– А мне почем знать? – пожал плечами Румбиро Альто, весьма озадаченный вроде бы простым вопросом. – Знаешь, мы о том никогда не думали. Нам-то какая разница, пришлые да пришлые, а в гюральдике вашей да в доспехах нонешних мы толка не знаем. – Гном интенсивно затряс головой. – Но только чой-то казалось как-то нам с ребятами, что не все из них люди…
– А кто? – насторожился моррон. – Вампиры шеварийские иль кто-то еще?
– Не-а-а-а, не вамперы, – интенсивно затряс головой Альто. – Вроде бы не они, хотя кто ж их, кровососов-то, знает? В рукопашку мы с плавунами озерными пару разков ужо сходились, да только командиры их на берег не лезли, а издалека не понять, имеются ли у них клыки али нет, да мы особо и не вглядывались.
– Ну а разве Великий Горн вас не предупреждает, с какой стороны опасности ждать да кто к границе войска ведет? – цеплялся за соломинку Аламез, хоть и понимал, что это дело бесполезное.
– Неа-а-а, не сознается, зараза! – весьма пренебрежительно отозвался Сын Великого Горна о своем создателе и ни капельки по этому поводу не смутился. – То ль сам не ведает, то ль до подробностей энтих опускаться не изволит… А мы-то что, нам-то без разницы, кого рыбам на корм пускать! Мы границу держим!
Последние слова Румбиро произнес уже на ходу. Грубо схватив Дарка под руку, старый друг силой потащил его на стоянку. Причиной такого поспешного отступления с береговой линии, практически бегства, стал желтый флажок, поднятый наблюдателем-гномом, засевшим на крыше склада. Враг медленно приближался, и через несколько минут его корабли должны зайти в зону прицельной стрельбы махаканских орудий.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий