Как раскрыть убийство. Истории из практики ведущих судмедэкспертов Великобритании

Глава 10. Донор спермы

(Рассказывает Дерек.)
Была еще одна малопопулярная отрасль, в которой специализировался доктор Алан Грант, — исследование спермы. Иногда к нам в отделение заходили мужчины и высказывали подозрения, что жены им изменяют. Часто у них при себе были женские трусики, которые они потихоньку доставали из стирки, а один раз нам даже предложили целую простынь. Эти вещи я исследовал на наличие спермы. Для отделения судебной медицины это была не вполне обычная практика, поэтому я не понимал, откуда людям в принципе известно, что я могу находить на материале сперму. Но каким-то образом слухи распространились.
Однажды ко мне в кабинет постучал мужчина. Весь его вид говорил о том, что он точно знал, кто может ему помочь. Едва я представился, он очень возбужденно и торопливо объяснил мне, что подозревает свою жену в неверности. У нас завязался разговор, и тут он неожиданно вытащил из кармана пластиковый пакет с трусами жены. Я был слегка потрясен, но мужчине было важно, чтобы я исследовал для него эту вещь.
В то время я занимался судебно-медицинской экспертизой спермы и у меня всегда были наготове нужные реагенты, что значительно ускорило процесс тестирования. Он дожидался результата у меня в кабинете, пока я в течение полутора часов исследовал материал. Мне удалось обнаружить следы спермы на трусиках.
Было жаль расстраивать мужчину плохими новостями. Он явно испытал потрясение, когда самые худшие его подозрения оправдались. Но он удовлетворился результатами и даже нашел в себе силы спросить, сколько он мне должен за выполненную работу. Я отказался от платы, но он все равно засунул мне десятку в нагрудный карман халата.
Иногда я получал отрицательные результаты, но мне всегда было грустно, если они оказывались положительными.
Для обнаружения спермы материал нужно было исследовать на наличие простатической (то есть получаемой из простаты) кислой фосфатазы — фермента семенной жидкости. Прежде всего я определял, была ли поверхность материала с пятнами влажная или сухая. Если ткань уже высохла, то я смачивал ее несколькими капельками слабого физраствора (водный соляной раствор) из пипетки. Теперь я мог получить отпечаток влажного пятна с одежды (или простыни) на фильтровальной бумаге. Далее все манипуляции я проводил без взаимодействия с настоящим пятном, чтобы оно оставалось в первоначальном виде и сохранило свои свойства для дальнейших исследований.
Я распылял реагент на фильтровальную бумагу и дальше получал положительный или отрицательный результат определения простатической кислой фосфатазы. Если фермента не обнаруживалось, то реагент на фильтровальной бумаге оставался прозрачным. Если следы находились, то под действием реагента бумага уже через несколько секунд становилась пурпурной или темно-фиолетовой. Бумагу с положительным результатом я снова проверял на наличие сперматозоидов в семенной жидкости и выносил окончательный вердикт.
Вторая часть теста — когда сперма обнаруживалась — начиналась со сбора мазка с настоящей вещи на предметное стекло. Далее я капал на него реагент гематоксилин, который помогал находить отдельные сперматозоиды, окрашивая их в два оттенка синего. Если точнее, головки становились голубыми, шейки темнели от реакции с ДНК, а хвостики получались темно-синими. Существовала вероятность, что сперматозоиды разрушатся из-за времени, механических повреждений или условий, в которых они хранились, например при повышенной влажности. В таком случае хвостики отваливались от головок, и мужские клетки выглядели размытыми и нечеткими. Но в любом состоянии головки сперматозоидов окрашивались в голубой цвет под воздействием гематоксилина.
Как любой другой предприимчивый ученый — в том числе вымышленный доктор Джекил, — после описанного выше процесса я проводил контрольный тест, используя себя в качестве образца. Чтобы проверить эффективность метода, мне требовалась собственная сперма. Прежде всего я подготовил материал, перенеся свою сперму на рубашку, чтобы затем испытать на нем весь пошаговый процесс: если метод и химический краситель действительно работали, то мои сперматозоиды обязательно бы обнаружились. Высохшую рубашку я поместил в пластиковый пакет, надписал на нем дату и положил его в шкафчик в лаборатории с микроскопами. Через несколько дней на меня навалилась срочная работа, и я совершенно забыл об этом исследовании. Поскольку на пакете стояла дата, то, открыв по какой-то другой надобности этот шкафчик снова и обнаружив рубашку в том же пакете для улик, я понял, что прошло ровно пятьдесят три месяца.
За это время в отделении произошли кое-какие изменения. Прежде всего у меня появилась ультразвуковая ванна, в которой я чистил лабораторную стеклянную посуду. И тут меня посетила идея. Возможно, мне удастся сочетать методы ультразвука и ультратонких микропористых фильтров, с помощью которых я исследовал материал после утопления, чтобы извлечь сперматозоиды с рубашки. Если опыт окажется успешным, то мне удастся открыть метод определения сохранности сперматозоидов.
Я отрезал небольшой кусочек от рубашки с пятном и залил его несколькими миллилитрами физраствора в лабораторной колбе. Я поместил ее в ультразвуковую ванну и включил высокочастотную вибрацию на несколько минут. Затем я пролил получившуюся жидкость через ультратонкую фильтровальную бумагу и высушил фильтр на плите. Если в растворе были сперматозоиды, то они должны были высохнуть вместе с бумажным фильтром.
Закончив сушку, я окрасил фильтр гематоксилином. После реагента я снова высушил фильтр, на котором должны были проявиться окрашенные сперматозоиды. Затем я положил бумагу на предметное стекло и завершающим шагом добавил среду для заключения: это вещество превращало плотную фильтровальную бумагу в прозрачную. Наконец я положил сверху еще одно предметное стекло, чтобы сохранить результаты в неизменном виде.
Исследуя под микроскопом материалы с рубашки, которая пролежала пятьдесят три месяца, я с удивлением обнаружил, что сперматозоиды сохранились и, более того, не потеряли форму. Все части клеток были целы, даже хвостики на месте.
Мой коллега из Греции, профессор Панос Эпиватианос, который в то время проводил у нас творческий отпуск, пришел к выводу, что причина этого явления — в идеальных условиях хранения материала. Высохшую рубашку я сразу поместил в пакет, который лежал в теплом и сухом шкафу. Мы не ожидали, что сможем обнаружить сперматозоиды с неизмененными характеристиками, даже с хвостами, спустя такое длительное время. Эта находка нас так впечатлила, что мы написали по ней научную работу и опубликовали во французском судебно-медицинском журнале.
Еще в начале нашей работы интересный случай исследования спермы произошел с парой, отношения которой уже завершились. Женщина обвиняла бывшего партнера в том, что его действия привели к ее беременности, хотя мужчина был твердо уверен, что не имеет к этому отношения, так как он прошел процедуру стерилизации (вазэктомию).
Сначала мы провели тест на отцовство, чтобы посмотреть, будет ли совпадать кровь у мужчины и ребенка. Совпадения обнаружились. Результаты говорили о том, что обвиняемый был отцом малыша. Однако дело от этого только усложнилось: мужчина настаивал на ошибочности теста, ссылаясь на вазэктомию.
Доктор Грант попросил его сдать на анализ сперму, и я исследовал материал с помощью гематоксилина. В нем обнаружилось большое количество жизнеспособных сперматозоидов.
На основании этого анализа мужчина продолжил свое расследование и узнал, что ему некорректно провели вазэктомию: семявыносящие протоки не разрезали, а только перевязали, поэтому сперматозоиды все равно проходили.
Ситуация была очень необычная, и результаты оказались неприятными. Однако метод химического окрашивания доказал обеим сторонам, что мужчина был отцом ребенка.
Доктор Грант еще много лет продолжал заниматься тестами на отцовство в больнице Гая. Кроме того, он выполнял обязанности патолога в морге. Однажды мы с большим сожалением узнали, что он упал и умер прямо во время вскрытия. Я неплохо его знал и был уверен, что именно так ему и хотелось уйти.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий