Как раскрыть убийство. Истории из практики ведущих судмедэкспертов Великобритании

Глава 13. Теракты

(Рассказывает Дерек.)
В 1970-х и 1980-х годах Ирландская республиканская армия (ИРА) устраивала многочисленные теракты на большом острове. Когда 5 октября 1974 года в городе Гилфорд в графстве Суррей взорвались бомбы сразу в двух пабах, погибли пять человек и еще два десятка получили ранения. Поскольку наши патологи обслуживали Гилфорд, то вскоре ко мне в лабораторию поступили различные части тел. Меня попросили извлечь из останков все попавшие в них инородные частицы. Полиция надеялась таким образом узнать больше об основных компонентах бомбы. По этой причине мне пришлось перебрать каждую часть тела и каждый фрагмент плоти с места преступления, даже самые мелкие.
Чтобы выполнить работу такого объема, мне потребовалось подходящее помещение, и я переехал в подвал, где анатомическое отделение больницы Гая содержало оборудование для бальзамирования. Я решил воспользоваться баком для кипячения, который время от времени использовали для отделения мягких тканей. Мне показалось правильным сначала размягчить все ткани, чтобы облегчить себе задачу извлечения мелких кусочков металла, стекла, дерева и пластика.
Сначала у меня ушло много времени на сшивание нескольких муслиновых мешков, в которые я помещал фрагменты плоти, обнаруженные на месте преступления. Следующие два дня я кипятил на медленном огне каждый фрагмент, чтобы мягкие ткани легко отделялись от костей. Затем, надев резиновые перчатки, я перебрал каждый образец вручную и вытащил все инородные частицы. Каждый обнаруженный кусочек нужно было отсортировать по категориям. В конце этой кропотливой работы у меня еще оставалось внушительное количество мельчайших анатомических фрагментов, которые я отнес в помещение для животных, расположенное над медицинской школой. Я хотел просмотреть их на рентгене и выяснить, не попал ли в них инородный материал. Надев защитный свинцовый фартук и вооружившись щипцами, я начал извлекать из тканей кусочки, постоянно посматривая на экран.
В итоге мне удалось добыть весьма полезную коллекцию объектов, в том числе кусок корпуса батареи и шестеренку из часов, которую использовали в качестве таймера. Все представлявшие интерес объекты были переданы в полицейскую лабораторию для последующего изучения. На весь процесс у меня ушло около двух недель, но я с удовлетворением осознавал, что нашел абсолютно все инородные частицы.
Такая работа поступала ко мне редко, но выполнять ее было особенно интересно, потому что для достижения желаемого результата необходимо было подключать находчивость и смекалку. Я с удовольствием продумывал наилучшие способы решения задач, особенно тех, которые требовали сноровки и повышенного внимания к деталям. Разумеется, я полностью осознавал трагические обстоятельства, которые стали причиной появления такой работы, и был счастлив внести свой вклад в расследование преступлений.
* * *
Некоторое время спустя и, несомненно, под влиянием последних событий доктор Иэн Уэст начал с большим интересом исследовать осколки бомб и их способность проникать в человеческие ткани. Разумеется, проводить тесты со взрывами на людях было нельзя. Однако в медицинских кругах давно было известно о сильном сходстве плоти человека и свиньи. Даже если учитывать, что кожа свиньи намного плотнее, ее анатомические структуры имеют родство с человеческими тканями, обладая схожим цветом и текстурой. И не случайно туша свиньи была выбрана нами в качестве идеального материала для проведения научного эксперимента. Таким образом я оказался замешан в одном секретном предприятии.
Первая часть испытания проходила в закрытой обстановке Государственной лаборатории оборонной науки и техники в городе Солсбери. Там свиную тушу «взорвали» с помощью компонентов, похожих на составляющие бомбы. Когда труп перевезли в больницу Гая, пришло время моей части эксперимента. Я снова решил воспользоваться рентгеновским аппаратом в помещении для животных при медицинской школе, чтобы определить местоположение осколков. Затем Иэн изучил частицы бомбы на снимке, чтобы установить углы их вхождения в плоть.
На этом наши испытания не закончились. Теперь перед нами встала проблема посерьезнее: как избавиться от трупа? Мы никак не могли придумать, как, не привлекая к себе внимания, отделаться от туши, которая очень напоминала объемистое человеческое тело.
Я помню, что в тот день на перерыве за чашкой чая мы обсуждали все доступные способы утилизации туши. Сам я предложил разделать ее на куски. Когда мы высказали еще несколько настолько же «креативных» идей, я вызвался сам решить этот вопрос. Очень некстати стояла середина лета, и у меня оставалось крайне мало времени до того, как туша начнет разлагаться.
К счастью, я уже давно овладел искусством не подавать вида, когда занимаюсь нетипичной работой, что помогало мне отводить от себя внимание окружающих. Я подумал, что белый лабораторный халат прекрасно замаскирует меня в больничной обстановке. Третья часть плана, как остаться незамеченным во время транспортировки «мертвого тела», учитывала замешательство посетителей, которые с трудом находили нужное направление в огромном медицинском учреждении. Я надеялся, что они будут слишком заняты, чтобы обращать внимание на объемистый сверток на моей тележке. Я не был уверен, что тревожило меня больше: загадочный объект, который напоминал человеческое тело, или то, что это была свиная туша, которую взорвали бомбой.
Мне предстояло отыскать самый большой пластиковый пакет. Однако в тот самый день черных мешков не оказалось, и мне пришлось выбрать менее конспиративный цвет — психоделический оранжевый. Он мало способствовал успеху моей хитроумной операции. Но другого выхода не было, и я, обмотав свинью пакетом в несколько слоев, положил ее на самую большую тележку. Напустив на себя как можно более непринужденный вид, мы с коллегой-серологом Майком надели белые халаты и отправились в далекое путешествие до котельной в техническом отделе.
Стараясь сохранить инкогнито, мы спустились в лабиринт тоннелей под главным корпусом больницы. Мы вели себя очень уверенно, хотя со стороны смотрелись крайне подозрительно, но, к счастью, скрытая система тоннелей в тот день оправдала свое название. Мы без происшествий достигли котельной, где находился наш пункт назначения — кремационная печь.
Теперь начиналась самая понятная и одновременно тяжелая часть плана. Когда мы подошли к печи, то натолкнулись на неожиданно энергичного парня, который в то время отвечал за использование этого оборудования. На его лице застыло выражение ужаса, смешанного с недоумением, из-за чего мне было сложно сохранять серьезный вид. Хотя я очень старался.
Я представился. Указав на психоделического цвета сверток, который невозможно было не заметить, добавил: «Нам нужно избавиться от этого».
Парень медленно оглядел пакет, и его глаза еще больше округлились: «Что это?» — «Это свинья», — непринужденно ответил я.
Он немедленно отступил назад и замахал руками: «О нет, чувак! Да что там у тебя? Это что, тело? О нет, мужик!»
Мы с Майком еле сдерживались, чтобы не засмеяться. «Не беспокойтесь, все в порядке. Это обычная взрослая свинья, и нам нужно ее уничтожить. Мы просто хотим спустить ее по желобу в печь, и только».
Оператор кремационной печи продолжал возбужденно жестикулировать: «Мне не нужны неприятности! О нет, чувак!»
Нам потребовалось несколько минут, чтобы успокоить его и убедить, что в пакете действительно труп свиньи, а не человека, от которого мы хотим отделаться таким беспринципным способом. Наконец он разрешил нам приступить к делу.
На лифте мы поднялись к печи и кое-как вдвоем смогли затолкать неподъемную тушу в желоб. В конечном счете свинья скатилась по нему и исчезла в печи.
Когда мы вспоминали об этом случае, то поняли, что нам повезло так быстро «уничтожить улики» — нам даже не пришлось разворачивать полиэтилен и показывать тело. Плюс мы уничтожили «труп» в крематории при больнице. Иными словами, нам удалось провернуть… идеальное преступление.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий