Как раскрыть убийство. Истории из практики ведущих судмедэкспертов Великобритании

Глава 20. Национальная база данных телесных повреждений

(Рассказывает Дерек.)
Доктор Иэн Уэст стал вдохновителем двух идей, намного опережавших свое время, которые должны были повлиять на судебную медицину и полицейские расследования. Его концепции до сих пор активно используются в следственной практике и визуализации травм. И мне была отведена ведущая роль в продвижении обеих этих идей.
Именно в начале 1990-х, еще до того, как наша офисная работа подверглась компьютеризации, у главы нашего отделения появилась первая гениальная идея. Все началось с того, что он предложил создать базу визуальных материалов, которую можно было бы использовать в учебных целях. Ее нужно было спроектировать таким образом, чтобы к ней имели доступ все специалисты в области судебной патологии — врачи, студенты и все, кто изучает травмы.
Вскоре концепция усложнилась, и мы решили записывать в базу информацию о травмах (и делать ссылки). Нам требовалась поисковая система, которая стала бы распознавать особые признаки телесных повреждений во время вскрытия и сопоставлять их с уже имеющимися данными. С помощью повторяющихся признаков можно было бы определять «почерк» серийных убийц. Кроме того, из этой базы можно было бы извлекать статистику, в том числе аналитику по криминальным случаям.
Находясь на должности заведующего лабораторией, я взял на себя ответственность за разработку новой программы. Через несколько месяцев у нас появился специальный администратор базы данных Соня Бейлис, с которой мы усовершенствовали и оптимизировали новую базу данных судебной медицины.
Первоначально ею пользовались только в нашем отделении в больнице Гая, как и было задумано. Она пополнялась за счет данных, полученных от нескольких патологов: после завершения суда по делу об убийстве они передавали нам бумажные копии всех необходимых документов. Мы кропотливо заносили всю эту информацию в базу данных, в том числе свидетельские показания, отчеты, фото и видео с мест преступления и вскрытия. Позже мы улучшили возможности поисковой системы, которая теперь могла находить описания травм и их местоположение на теле. Мы включили в базу все, что можно было подвергнуть категоризации, оптимизировав работу системы.
Доктор Уэст смог убедить Министерство внутренних дел Великобритании профинансировать наш проект. Вскоре два других отделения судебной медицины на севере и западе страны тоже запросили установку их собственных баз данных. На этот раз МВД снова выделило средства, и мы с Соней их подключили. Нам помогал работать Кит Макговерн, специалист по компьютерным технологиям. В итоге у узкоспециализированной базы данных появился потенциал превратиться в информационный ресурс с единой поисковой системой для специалистов по всей Великобритании. В случае успеха этого проекта мы планировали вывести обмен информацией на национальный уровень.
Поскольку количество входящей информации от патологов многократно увеличилось, нам потребовалась помощь для занесения обширных данных в базу. Мы стали приглашать выпускников школ на годичную производственную практику, а также выпускников медицинских вузов, которые проходили у нас интернатуру. Наша структура быстро разрасталась, и теперь уже на нас одновременно работало трое студентов, а мы оптимизировали доступную для поиска информацию от сторонних патологов, которые пополняли базу своими документами. Ввод данных был очень изнурительным процессом, так как каждый источник информации нужно было отсканировать, в том числе все фотографии из очень больших фотоальбомов, и все это параллельно с основной работой, которой занимались мы с Соней. Но таким образом нам удалось объединить огромное количество данных с разных мест преступлений и вскрытий и получить описание всех внутренних и внешних телесных повреждений. В середине 1990-х этот проект намного опережал свое время.
Работая над созданием этой системы, я думал о нескольких важных опциях, которые обязательно нужно было в нее включить. Требовалось расширить возможности программы сравнения документов для работы с максимальным количеством информации, поэтому после моей оптимизации она стала сравнивать по четыре дела одновременно. Меня волновал тот факт, что до эпохи компьютеризации отслеживание информации было малоэффективным, особенно если подозреваемый выехал из графства, в котором совершил убийство. Если он действовал незамеченным в другой части страны, то единственный способ обнаружить повторяющийся шаблон преступления — это обратиться за информацией к другому источнику. Только когда в прессе появлялась новая информация, следователи могли заметить закономерности между действиями убийцы, которого они ищут, и событиями, которые произошли в другой части страны. Меня это очень расстраивало. Но теперь с возможностью одновременно искать и сравнивать по четыре документа с телесными повреждениями у нас появился шанс отыскивать схожие принципы в типах повреждений по всей Великобритании и выявлять серийного убийцу на раннем этапе.
Наша команда регулярно занималась поиском по базе данных и сравнивала совпадения в разных делах, а затем проводила научный анализ результатов. В то же время патологи использовали программу по ее первоочередному назначению — для обучения студентов-медиков особенностям нанесения телесных повреждений. Я неожиданно тоже узнал много нового, так как каждый день мне приходилось обрабатывать информацию о множестве травм и сложных следов на коже. Этот опыт сильно расширил мои знания о различных типах повреждений.
Мы с Соней начали распространять информацию о нашей базе данных, проводя лекции для сотрудников полиции в национальном масштабе, и это сразу вызвало живой интерес. Многих привлекла возможность получить доступ к базе данных, так как поисковая программа обладала большой ценностью для их профессиональной деятельности. Мы отправились в тур по всей стране и провели множество презентаций для полицейских. Мы рассказывали не только о самой базе данных, но и о моей специализации в области сопоставления ран и оружия, а также о новой сфере, которую я недавно начал осваивать, — о картировании телесных повреждений. Это была вторая вдохновляющая идея Иэна Уэста.
Вопросов оставалось еще очень много, но в то же время вместе с ростом признания базы данных начались разговоры о том, чтобы перенести ее в полицейские учреждения. В конце 1999 года наше отделение больницы Гая попало под сокращение бюджета, и патологи стали продумывать возможности дальнейшего самостоятельного развития. Отделение и наш офис оказались на грани закрытия.
База данных переехала в Хэмпшир, на национальную кафедру криминологии в Брамсхилл, и получила название «Национальная база данных телесных повреждений», которое сохранилось до наших дней. Поскольку Соня и я по-прежнему активно работали над базой данных, то мы тоже переместились в Хэмпшир. Мне было уже 50 лет, и я решил работать независимым консультантом на полставки из домашнего офиса. А Соня пожелала стать штатным сотрудником и работать в офисе, поэтому каждый день ездила из Саутенда в Брамсхилл.
В новой обстановке я мог работать над информационно-справочными материалами базы данных и над моим независимым проектом по сопоставлению оружия и ран. Кроме того, я продолжал развивать направление картирования телесных повреждений из своего домашнего офиса.
Со временем национальная криминологическая кафедра снова переехала, на этот раз в Уайбостон-Лейкс в Бердфордшире, где она до сих пор функционирует на базе Национального криминалистического агентства. Национальная база данных телесных повреждений сегодня признана уникальным информационным ресурсом, который используется для расследований серьезных преступлений в Великобритании и за ее пределами. Я до сих пор работаю над ней в качестве консультанта, даю профессиональные рекомендации и предоставляю вещественные доказательства по делам, где необходимо сопоставлять оружие и ранения.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий