Как раскрыть убийство. Истории из практики ведущих судмедэкспертов Великобритании

Глава 22. Определение оружия

(Рассказывает Дерек.)
Всегда тяжело смотреть на доказательства преднамеренного яростного нападения одного человека на другого. И работа научила меня тому, что оружием человеку может послужить абсолютно любой предмет.
В основном оружие оставляет четкие следы, и их сопоставление с травмами составляет основу моей работы. Материалы ко мне поступали из судебных (в случае убийства) и медицинских (если жертва была жива) дел, так как не каждое нападение заканчивается гибелью человека. Жестокое нападение не может оставить равнодушным, и мне по-прежнему тяжело приступать к независимому анализу таких случаев.
Ботинки и кроссовки — это самые распространенные вещи, которые попадают ко мне с подозрением на использование в качестве оружия, но бывают и более жуткие случаи. Однажды мне дали задание оценить вероятность использования в качестве орудия преступления столба ограждения.
Часто меня просили с помощью наложения сопоставить травмы и разные бытовые предметы, особенно те, которые могут наносить ожоги. Например, сопло фена для волос можно определить по круглому подгорелому следу, утюги оставляют легко узнаваемые ожоги треугольной формы с несколькими равноудаленными кружочками внутри. Сюда же можно отнести кухонную утварь для приготовления горячих блюд, например лопатки, которые тоже оставляют узнаваемые отметины в виде подгорелых полос на здоровой коже, окаймленных подгорелыми краями.
К сожалению, ожоги чаще всего обнаруживались у детей. У одного ребенка оказалась травма, явно возникшая после того, как его руку прикладывали к раскаленной конфорке. Мне доводилось сопоставлять раны с раскаленными сковородами и сковородами-гриль, которые оставляют отчетливые полосы. Для нанесения ожогов детям использовались даже основания раскаленных ложек.
Вилки, например, оставляют ряд ссадин на одинаковом расстоянии, когда кожу пытаются проколоть острыми зубчиками. Если вилкой скребут по коже, то она оставляет длинные равноудаленные параллельные царапины.
Было несколько случаев, когда мне приходилось обнаруживать на коже порезы от пилообразного ножа. В основном это были следы от хлебных ножей, которые оставляют серию ссадин, расположенных на равных интервалах. Эти порезы можно легко подтвердить или опровергнуть в зависимости от ширины зубчиков на лезвии ножа, который сопоставляют с травмами на коже.
В домашней обстановке можно найти много разнообразного оружия. В одном случае ребенок получил травму от удара стулом, о чем свидетельствовал характерный рисунок плетения по ее краям. Бывало, детям наносили травмы детскими стульчиками, автомобильными креслами и игрушками. Еще был случай, когда в качестве оружия использовалась каминная решетка, которая по иронии судьбы изначально предназначена для безопасности ребенка. Также меня просили провести анализ пластиковых швабр и хозяйственных щеток с большим количеством щетинок. Последние наряду со множеством других видов оружия часто применялись для совершения так называемых убийств «чести».
Мой опыт говорит о том, что в качестве оружия используются такие инструменты, как гаечные ключи, отвертки и молотки. Как-то на одной из травм мне удалось обнаружить четкий след «зубов» гаечного ключа. В зависимости от силы удара предметы такого типа могут оставить отпечатки и других обличительных элементов, например болтов или резьбы, которые значительно облегчают сопоставление с ними поверхностных травм.
Снова «вошло в моду» такое популярное оружие, как клюшка для гольфа. В случаях ее использования на коже обычно остаются глубокие гематомы. Более того, клюшкой можно сломать кость, и мне приходилось сравнивать рану на проломленном черепе с размерами и формой той части клюшки, которой был нанесен удар.
Был еще случай, когда меня попросили проанализировать с помощью наложения консервный нож промышленного размера, ставший причиной смерти человека, которому этим инструментом проломили череп. Его размер и форма четко отпечатались на переломе.
Если у нападавшего на себе были какие-то украшения, то они оказывались весьма кстати в процессе совмещения оружия и травмы. Как я уже упоминал ранее, рисунок на кольце может оставить на коже весьма приметные отметины. Браслеты и цепочки тоже обладают узнаваемыми формами, а пояса и пряжки четко прорисовываются, если ими хлестали по коже. В начале 2000-х резко участились обращения, связанные с использованием одного и того же оружия — гантелей. Один случай касался молодой женщины, обнаженное тело которой нашли под небольшим слоем палой листвы в лесу Уэлшвуд. Неподалеку полиция также обнаружила гантели с дисками-«блинами».
При изучении фотографий я не заметил ничего особенно необычного, пока не стал рассматривать травмы в высоком разрешении. Тогда я обнаружил небольшой разрыв над бровью. Под сильным увеличением оказалось, что на коже виден ряд параллельных вертикальных линий. Этот необычный рисунок послужил ключевым признаком, по которому можно было определить оружие.
Я изучил гантели и пристально рассмотрел их форму и характерные признаки. На самом краешке «блина» я обнаружил серию параллельных линий, которые остались на нем после производства: их могла нанести только шлифовальная машина.
Когда я наложил изображения гантелей, в особенности этих линий, на параллельные черточки травмы, они совпали просто идеально. Но этим вещественные доказательства не ограничились. После анализа ДНК на «блине» обнаружились и другие серьезные улики, которые в сочетании с моими выводами привели к пожизненному заключению убийцы в тюрьму.
* * *
Однажды полиция передала нашей команде Национальной базы данных телесных повреждений на рассмотрение еще один случай, хотя уже было сделано предварительное заключение, что смерть произошла в результате падения.
Погибшим был страдающий диабетом пенсионер. С его банковских карт подозреваемый пытался снять наличные деньги, и его уже обвинили в грабеже. Однако теперь было принято решение рассмотреть это дело дальше.
Мы выяснили, что погибший регулярно закупался в ближайшем продуктовом магазине, и подозреваемый, предположительно, заметил это, после чего направился за ним с целью ограбить мужчину по дороге домой. Когда тело пострадавшего нашли, у него обнаружились сильные травмы головы, сломанные ребра, а вокруг тела была рассыпана горсть мелочи.
Мы с коллегами изучили фотографии со вскрытия и заметили несколько глубоких надрывов на коже головы. Они представляли собой четкие, расположенные под углом параллельные области, под которыми находились серьезные переломы черепа. Такие же рисунки травм были обнаружены на правой щеке и спине погибшего. Пока я изучал материалы дела, я все время вспоминал случай, над которым работал всего несколько месяцев назад. Тогда и сейчас рисунки травм были почти идентичными. В предыдущем случае жертва получила множественные удары в голову, по следам которых я смог установить использование грифа гантели, а если говорить точнее — резьбы на конце грифа, на которую накручивают вес. В связи с этим я решил поднять старые изображения грифа и сравнить их с материалами нового дела. По крайней мере, я хотел удостовериться, что мыслю в верном направлении. Любые сходства и различия между орудиями, использованными в обоих случаях, без сомнения, были бы очевидны.
Как только я сопоставил травмы пенсионера с фотографиями грифа из старого дела, я сразу же заметил явные сходства.
В результате мы поставили на рассмотрение вероятность использования гантелей. Доктор Питер Джеррит, еще один патолог из больницы Гая, с которым я дружил много лет, согласился с этим предположением, и мы передали свои соображения полиции. После появления этой информации мы все отправились в морг на второе вскрытие тела жертвы, которое проводил Питер. Несмотря на время, которое прошло с первого вскрытия, серия линейных травм на коже головы с переломами черепа и поверхностная травма на спине хорошо просматривались. Более того, по качеству повреждений удалось заключить, что они идентичны травмам из моего прошлого дела.
Подозреваемого снова арестовали и затем обыскали его дом. Там нашелся гриф гантели, и после анализа ДНК удалось выяснить, что именно он участвовал в смертельном нападении на пенсионера. Дополнив эту находку моими вещественными доказательствами, полученными путем совмещения, полиции удалось выдвинуть обвинение в убийстве.
По роду деятельности мне иногда приходилось иметь дело с деталями транспортных средств. Они бывали мелкими, такими как прикуриватели, которые оставляют узнаваемые круглые ожоги, и крупными, как ремень безопасности, который был использован на манер хлыста и оставил на коже полосы соответствующей плотности и ширины. Сюда же относились случаи, когда пострадавший был сбит машиной. Однажды мне удалось найти гематому с явными отпечатками сетчатой решетки радиатора автомобиля на спине жертвы.
К необычным просьбам провести анализ я отношу случай с рельефным рисунком на бетонной поверхности, медицинское дело о введении тонкого ножовочного полотна в анальное отверстие жертвы, которое оставило микротравмы на коже, и даже сопоставление донышка пивной бутылки с травмой на голове пострадавшего. В последнем случае заводской рельеф на стеклянной бутылке совпал с очертаниями поверхностного повреждения. Удивительно, но пострадавший мужчина выжил после нападения.
Когда началась вспышка нападений с использованием гантелей, я находил на пострадавших следы не только дисков, но и самого грифа. В обоих таких случаях жертвы погибли.
Еще были необычные ситуации, когда меня просили изучить цепь для собаки, которую применяли в качестве хлыста, а также рисунок веревки или электрического кабеля, использованных для удушения. Однажды злоумышленник обмотал тяжелую дубинку изолентой, и мне удалось доказать сходство между расположенными друг над другом слоями изоленты и следами на теле жертвы. За время своей карьеры мне доводилось пользоваться технологиями повышения качества изображений, чтобы по записям с камеры видеонаблюдения распознать родимое пятно на теле преступника и доказать невиновность подозреваемого.
Бывали и совсем невероятные случаи. Однажды мне дали задание сличить следы на лице жертвы с элементами экскаватора JCB.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий