Терапия беспокойства: Как справляться со страхами, тревогами и паническими атаками без лекарств

Часть IV

Модель скрытых эмоций

Глава 21

Пряча проблемы как можно глубже

Однажды я лечил молодую женщину по имени Алисия, которая страдала от постоянных панических атак на работе. Вскоре после окончания школы Алисия вышла замуж и устроилась на работу. Ее нанял мужчина, основавший свой бизнес по оптовому производству содовой.

Паническая атака начиналась у Алисии каждый раз, когда ее начальник проходил мимо ее стола. На нее накатывала тошнота, и возникали рвотные позывы. Временами ей требовалось прилечь. Иногда ей было так плохо, что приходилось отправляться домой. Алисия была у нескольких докторов, чтобы выяснить, в чем проблема, но врачи не обнаружили никаких медицинских причин, которые объясняли бы ее симптомы.

Также у Алисии возникали панические атаки дома, особенно когда муж уезжал в командировку. Она начинала паниковать и звонила ему в состоянии сильнейшего ужаса. Она была в таком отчаянии, что иногда ему приходилось прерывать поездку, возвращаться домой и заботиться о ней. Алисия любила его и чувствовала вину, потому что причиняла ему столько неудобств.

Если не считать панических атак, Алисия, казалось, чувствовала себя вполне счастливой и уравновешенной. Она рассказывала мне, что в остальном ее жизнь была просто чудесной. Женщина обожала свою работу и восхищалась боссом. Он часто хвалил ее и говорил, как много пользы она приносит компании.

Панические атаки Алисии, казалось, возникали из ниоткуда и не имели никакой видимой причины. Почему это происходило? Я работал с Алисией, используя различные техники КПТ. Это приносило результат, но лишь частично облегчило симптомы. Тревога Алисии снизилась, но не исчезла полностью.

Во время нашей седьмой терапевтической сессии Алисия спросила, могут ли когнитивные искажения, такие как мышление «всё или ничего», распространяться на семейные роли. Я спросил, что она имеет в виду. Она объяснила, что в детстве родители навешивали на нее ярлык «хорошей дочери». Она всегда очень сильно старалась угодить родителям и учителям, учиться на одни пятерки, быть выдающимся атлетом, ладить со всеми, и ее выбирали президентом класса в младшей и старшей школе. Она была независимой и ответственной: тем человеком, на которого всегда можно положиться, если вы хотите, чтобы работа была сделана хорошо.

А на ее младшую сестру Джоани родители всегда вешали ярлык «плохой дочери». Она была своевольной, довольно часто задерживалась по вечерам и попадала в неприятности. Когда Алисия подумала об этом, она сказала, что эти ярлыки не были такими уж реалистичными. Она рассказала, что Джоани определенно не была «плохой». Она также получала превосходные отметки, и у нее было много друзей. Теперь она состояла в счастливом браке и была любящей матерью двух прекрасных малышек.

К тому же Алисия призналась, что не всегда чувствовала себя такой «хорошей», как все думали. Иногда она также испытывала желание бунтовать и злиться, как Джоани. Но она чувствовала, что ей нельзя этого делать, потому что ей нужно играть роль хорошей дочери. Она сказала, что эти ярлыки достаточно сильно сбивали ее с толку, потому что они с сестрой во многом были похожи.

Я спросил Алисию, не думала ли она, что ее мысли по поводу ярлыков хорошей и плохой дочери могут иметь отношение к ее паническим атакам. Она помедлила и затем призналась, что на самом деле ненавидит свою работу, но думает, что ей не разрешено чувствовать это, потому что все ожидают, что она все время будет вести себя ответственно, поскольку она хорошая дочь. Алисия сказала, что не хотела бы провести всю свою жизнь, продавая содовую. Ей действительно хотелось бы уйти с работы, но она боялась, что она расстроит этим мужа, начальника и родителей.

Я сказал Алисии: «Если бы у нас была волшебная палочка и мы могли бы воплотить все ваши мечты в реальность, что бы вы сделали?» Она ответила, что с детства мечтала о том, чтобы стать дизайнером женской одежды, но ей никогда не хватало смелости рискнуть. Она даже не знала, получилось бы у нее, но ужасно хотела попробовать.

Алисия также сказала, что она никогда не уделяла времени себе, чтобы получить удовольствие и расслабиться. Она всегда работала во время летних каникул, даже в старших классах школы, и у нее никогда не получалось насладиться жизнью, потому что она чувствовала, что не должна этого делать.

Алисия решила рассказать мужу и начальнику о том, что она чувствовала. Как выяснилось, они вовсе не злились на нее. Наоборот, они ее очень поддержали. Она решила уволиться и пару месяцев отдохнуть. Затем она хотела попробовать начать карьеру, о которой всегда мечтала.

От панических атак Алисии не осталось и следа, и она прекратила терапию. Она написала мне шесть месяцев спустя и рассказала, насколько благодарна она была за мою помощь, и что у нее больше не случилось ни одной панической атаки. Женщина впервые взяла настоящий отпуск и провела его с огромным удовольствием. Затем она с охотой решила вернуться к работе. Она завела новые знакомства и благодаря этому устроилась на работу помощницей дизайнера женской спортивной одежды. Она сказала, что это воплощение мечты всей ее жизни. Алисия наслаждалась каждой минутой своей новой жизни. Обратите внимание, что паника заменяла Алисии ее уверенность. Ее паника была одним из способов сказать: «Что-то в моей жизни не так. Эта работа не для меня». Но женщина боялась признать, что на самом деле чувствовала, поэтому получила желаемое, но косвенным образом, играя роль больной. Ее симптомы паники и тошнота давали возможность уйти с работы домой. Но злиться на нее было трудно, потому что ее проблемы со здоровьем казались настоящими.

Сначала я думал, что такое резкое выздоровление Алисии было каким-то единичным явлением, но затем я увидел ту же модель у огромного числа моих пациентов. При этом такая схема проявлялась у пациентов не только с паническими атаками, но и с любыми прочими видами тревожности, включая хроническое беспокойство, фобии, обсессивно-компульсивное расстройство, ипохондрию, боязнь публичных выступлений. И это далеко не полный список. Со временем я осознал, что около 70% моих пациентов с тревогой отчаянно пытаются как можно глубже спрятать свои проблемы. Когда нам удавалось вытащить проблему на поверхность и работать непосредственно с ней, тревожность практически всегда исчезала. Так же произошло и с Алисией.

Я решил назвать этот метод техникой выявления скрытых эмоций. Эта техника основана на идее, что, когда вы тревожитесь, часто можно обнаружить какую-то проблему или чувство, которое вы избегаете, потому что не хотите кого-то расстраивать или причинить боль. Возможно, вы злитесь на вашего друга или хотите того, чего, по вашему мнению, не должны хотеть. Достаточно скоро вы начинаете испытывать тревогу и даже не осознаете той проблемы, которая запустила тревогу. При этом проблемы, которые вы игнорируете, обычно являются чем-то невероятно очевидным, что беспокоит вас прямо сейчас. Они так же неуловимы, как слон, который стоит прямо рядом с вами и которого вы не замечаете.

Техника выявления скрытых эмоций выглядит обманчиво легкой, но она далеко не так проста, как кажется. Из-за этого, вероятно, вы не осознаете проблему, которая не дает вам покоя во время тревоги. В начале нашей работы практически все люди с тревожностью, которых я лечу, настаивают на том, что у них все в полном порядке за исключением этой проклятой тревоги. Обычно требуется некоторое время и хорошее детективное расследование, прежде чем проблема сможет всплыть на поверхность.

Почему люди, склонные к тревоге, отрицают свою проблему или забывают о ней? Я думаю, это из-за того, что большинство людей, страдающих от тревоги, слишком сильно стараются быть хорошими. Я убедился, что «хорошесть» — это причина практически всех тревог. На самом деле, если вы пытаетесь справиться с тревожностью, готов поспорить на доллар, что вы очень милый человек. Ваша «хорошесть» вызвана одним из следующих иррациональных убеждений:

  • Необходимость угождать другим. Вы чувствуете, будто должны угодить всем вокруг, даже ценой своих собственных потребностей и чувств.
  • Фобия гнева. Вы полагаете, что вам запрещено сердиться, или вы считаете, что гнев опасен и его нужно избегать всеми путями. Когда что-то раздражает или вы злитесь на кого-то, то ведете себя очень мило, стараетесь скрыть свой гнев и говорите себе, что вы не должны его испытывать.
  • Фобия конфликтов. Вы избегаете конфликтов, потому что чувствуете, что вам нужно ладить всегда и с каждым.
  • Эмоциональный перфекционизм. Вы считаете, что всегда должны испытывать счастье, радость и оптимизм в отношении своей жизни, работы и других людей.
  • Эмотофобия. Это обратная сторона эмоционального перфекционизма. Фобия эмоций — это термин, который я ввел для обозначения страха негативных эмоций. Вы верите, что должны всегда контролировать свои чувства и никогда не должны позволять себе испытывать тревогу, уязвимость, одиночество, ревность, раздражение или быть несовершенным.

Эти иррациональные убеждения — всего лишь немного другой способ сказать следующее: вы склонны быть слишком хорошим и не всегда понимаете то, что вы на самом деле чувствуете. Когда вы расстраиваетесь, вы автоматически выталкиваете проблему из сознания. Достаточно быстро вас настолько поглощает тревожность, что вы полностью забываете ту проблему, которая вас изначально беспокоила.

Исследователи пока не определили, почему у тревожных людей есть такая склонность игнорировать проблемы. Это не просто следствие психологической наивности. Я достаточно смышлен в психологии, но все равно иногда упускаю очевидные конфликты или проблемы, которые затем доставляют беспокойство. Хотя люди, склонные к тревоге, часто бывают неуверенными, их проблема обычно заключается не в этом, и тренинг уверенности не поможет скорректировать проблему. Их проблема в том, что они даже не знают, что они чувствуют.

Когда я спрашиваю тревожных людей, беспокоит ли их что-то, обычно они говорят «нет». Они убеждают меня, что любят своих супругов, хорошо ладят со всеми друзьями и коллегами и наслаждаются работой. Им просто нужна помощь с постоянным беспокойством или паническими атаками. И они абсолютно честны в этот момент. Люди просто не осознают, в чем проблема. Они не могут указать на нее.

Неделями позже, когда настоящая проблема всплывает на поверхность, они говорят: «О, вот как! Что ж, да, именно это и беспокоило меня все это время. Ну конечно».

Так может происходить из-за того, как устроен наш мозг. Все выглядит так, как будто часть нашего мозга знает, в чем проблема, но другая часть, которая отвечает за осознание, не может добраться до этой информации.

Если вы чувствуете тревогу, определенно следует попробовать технику выявления скрытых эмоций. Она состоит из двух шагов:

 

1. Детективное расследование. Это — самая трудная часть. Вы должны перевоплотиться в сыщика, чтобы все обдумать и попытаться выяснить, кто или что вас беспокоит на самом деле. Вытащить эту проблему на уровень сознания может быть чрезвычайно сложно. Вы можете говорить себе, что у вас нет никаких проблем, за исключением самой тревоги. Но рано или поздно проблема все-таки выявляется. Обычно она доставляет вам беспокойство здесь и сейчас, а не похоронена в далеком прошлом. К тому же практически всегда это будет что-то достаточно очевидное, например ненависть к работе, друг, который вас расстраивает, или желание изменить что-то в своей жизни. Обычно это не является какой-то глубокой и сложной психологической проблемой, как, например, эдипов комплекс.

2. Разрешение. Когда вы определите проблему, которая причиняет беспокойство, вы должны будете выразить свои чувства и предпринять какие-то шаги. Когда вы разрешите проблему, ваша тревога снизится или полностью исчезнет.

С течением времени у вас будет все лучше получаться понимать, как вы на самом деле себя чувствуете, но у вас по-прежнему может оставаться привычка скрывать свои чувства, когда вы расстроены. Тогда вы снова испытаете тревогу. Но когда вы осознаете, что происходит на самом деле, ваша тревога станет скорее преимуществом, чем обузой. Это действительно просто сигнал, при помощи которого ваше тело говорит вам: «Эй, ты чем-то расстроен. Разберись с этим».

Теперь я хочу, чтобы вы сами побыли психотерапевтом и использовали технику выявления скрытых эмоций, чтобы помочь трем пациентам, которые страдают от тревоги. Хотя вы можете очень сильно отличаться от этих пациентов, это упражнение упростит вам применение этой эффективной техники, которая позволяет преодолеть страхи, доставляющие вам беспокойство.

Помните, что техника выявления скрытых эмоций включает два шага:

  1. Определить проблему или чувство, которые причиняют беспокойство.
  2. Выразить свои чувства и предпринять конкретные шаги для решения проблемы.

Женщина, которая думала, что сейчас умрет

Мы начнем с пациента, которого вы уже знаете. Возможно, вы помните Терри, которая внезапно излечилась после многих лет отчаянных панических атак и депрессии, когда выполняла прыжки на месте во время панической атаки в моем офисе. И хотя она полностью выздоровела, мне было интересно, почему у нее изначально возникла эта проблема, так что я спросил о первой панической атаке, которая произошла с ней десятью годами раньше. Что происходило в ее жизни в то время?

Терри рассказала, что они с мужем только что приехали на Ямайку, чтобы провести отпуск, в котором они оба очень нуждались. Они мечтали об этой поездке долгое время и копили деньги почти целый год. Родители Терри согласились присмотреть за детьми во время их отъезда, чтобы супруги смогли как следует расслабиться и отдохнуть.

Терри с мужем были так воодушевлены по поводу предстоящего отпуска, что они пригласили еще одну пару присоединиться к ним. После того как они приземлились на Ямайке, они запрыгнули в такси и направились к отелю. По пути Терри начала болтать с попутчицей о планах на отпуск. И та сказала, как благодарна Терри и ее мужу за то, что они так великодушно согласились оплатить весь их отпуск, включая билеты на самолет, еду, отель, такси и даже чаевые. Это чрезвычайно шокировало Терри, потому что они с мужем вовсе не были состоятельными и никогда не предлагали оплачивать расходы другой паре.

Конечно, Терри была исключительно «милым» человеком и не хотела никого расстраивать, поэтому ничего не сказала. Вместо этого она начала тяжело дышать. Вскоре она почувствовала головокружение из-за гипервентиляции, у нее перехватило дыхание и появилась боль в груди. Терри начала паниковать и выпалила: «Думаю, я сейчас умру!»

Водитель такси тут же отвез их в отделение скорой помощи, где ей подключили кислород. Естественно, это было худшее, что можно было сделать, потому что у Терри и так было слишком много кислорода в крови из-за ее учащенного дыхания. Ее симптомы ухудшились, и доктор посоветовал Терри вернуться в США, чтобы ей смогли оказать помощь в крупном медицинском центре.

Водитель такси отвез их обратно в аэропорт, и они все сели на обратный самолет в США. К тому моменту, как они приехали в отделение скорой помощи, паническая атака у Терри давно прошла, но отпуск уже был испорчен. Теперь панические атаки стали происходить у нее почти каждую неделю, и она ходила от одного доктора к другому в поисках нужного лечения. Вскоре она начала испытывать отчаяние и депрессию, потому что ужасающие приступы все учащались, и никто, казалось, не знал, как ей помочь.

Теперь я хочу, чтобы вы использовали технику выявления скрытых эмоций. Подумайте о том, что происходило в такси в тот момент, когда у Терри случилась первая паническая атака. Что ее симптомы пытались сообщить другой женщине? Как вы думаете, что чувствовала Терри? Даже если ничего не приходит вам на ум, я хочу, чтобы вы попробовали догадаться. Запишите свои мысли. Когда вы закончите, я поделюсь с вами своими.

Ответ

Терри была чрезвычайно расстроена, когда узнала, что другая пара рассчитывала, что она и ее муж оплатят весь их отпуск. Однако она не выразила этих чувств и даже не осознала, как она себя чувствовала, потому что была слишком «хорошей». Однако симптомы говорили за нее. Косвенным образом Терри пыталась сказать: «Я не буду платить!» А также она говорила: «Мне от тебя плохо!» и «Ты испортила мой отпуск, поэтому я испорчу твой!» Но, приняв на себя роль больной, она могла выйти из ситуации бесконфликтно, чтобы никто не мог на нее сердиться. В конце концов, все выглядело так, как будто она была на грани смерти.

Вы видите, какой изобретательной может быть наша тревога! Симптомы Терри оказали мощный и незамедлительный эффект на людей, которые ее расстроили. Означает ли это, что она была пассивно-агрессивной и всеми манипулировала? Вовсе нет. Если вы склонны к тревоге, вы часто не осознаете, что испытываете, так что чувство, которое вы пытаетесь игнорировать, так или иначе выходит наружу и проявляется в форме тревоги. Некоторые люди начинают беспокоиться, когда они расстроены. У других возникают фобии. У третьих, как у Терри, случаются панические атаки. У некоторых проявляются обсессивно-компульсивные симптомы. Ученые пока не знают, почему мозг выбирает ту или иную форму тревоги. Когда вы начинаете тревожиться, вы можете настолько зациклиться на странных и пугающих симптомах, которые вы чувствуете, что полностью теряете связь с проблемой, которая вас изначально беспокоила.

Терри сказала, что эта интерпретация однозначно кажется ей разумной. Она добавила, что, оглядываясь назад, понимает, что негативные чувства, вероятно, запускали практически все ее панические атаки за последние десять лет. Ее приступы часто случались именно тогда, когда у нее происходил конфликт или спор с кем-то, например с детьми. Она очень любила своих детей, но иногда они вели себя плохо и попадали в неприятности. Терри обычно пыталась вразумить их, а не проявлять строгость. Затем они продолжали вести себя плохо, и тогда у Терри начиналась одышка, которая запускала паническую атаку. Это позволяло ей передать сообщение своим детям: «Ты убиваешь свою бедную мать своим плохим поведением. Лучше прекрати сейчас же!»

Тревога практически никогда не приходит неожиданно, хотя всегда именно так и кажется. Обычно существует некая проблема или конфликт, которых вы избегаете, но вы не осознаете этого, потому что у вас отменно получается автоматически вытеснять свои негативные чувства из сознания.

Женщина, которая не могла перестать беспокоиться

Марси, 71-летней женщина из Флориды, страдала от хронического беспокойства более 50 лет. Ни одно лечение, которое ей было назначено докторами, не смогло ей помочь. Она с мужем обратилась ко мне в клинику в Филадельфии, чтобы принять участие в нашей интенсивной терапевтической программе, которая длилась несколько недель.

Хотя предмет беспокойства Марси менялся от раза к разу, сама модель компульсивного беспокойства всегда была одинаковой. Когда она беспокоилась о чем-либо, она просто не могла остановиться. Недавно она беспокоилась о двух своих сыновьях, Тиме и Фредди. Оба сына были разведены, недавно снова женились и переехали в Калифорнию. Они очень хотели пойти в поход, и каждый раз, когда Марси видела телевизионные репортажи о грязевых селях или землетрясении в Калифорнии, она начинала беспокоиться. Иногда она представляла, как они попадают в ужасные происшествия или землетрясения во время похода на природу. Она представляла, как их придавило булыжниками, их ноги раздробило тяжелыми камнями, они кричат от боли и медленно умирают от потери крови.

Марси также беспокоилась по поводу Ральфа, своего 78-летнего мужа. Он играл в теннис каждый день, и доктор недавно выписал справку, что он абсолютно здоров. Тем не менее Марси постоянно беспокоилась о муже, сама не зная почему. Например, готовя ужин однажды вечером, женщина представляла, как он внезапно падает на пол от сердечного приступа, а она звонит в 911, стоя на коленях рядом с ним и делая ему непрямой массаж сердца в отчаянной попытке снова заставить его биться, по мере того как Ральф теряет сознание и умирает. Эти фантазии всплывали в ее уме совершенно неожиданно в течение всего дня.

Почему это происходило? Когда вы используете технику выявления скрытых эмоций, вы пытаетесь определить некое чувство или конфликт, который стремитесь скрыть. Есть ли у вас какие-то предположения по поводу беспокойства Марси? Почему она постоянно представляла, что ее муж и сыновья умирают? Что запускало ее страхи? Что происходит за кулисами ее жизни?

Помните о том, что именно у «хороших» людей обычно возникают проблемы с тревогой. Что сообщают симптомы Марси о том, что она чувствует? Снова примерьте на себя роль детектива и ищите улики. Вот несколько подсказок:

  • Скрытые проблемы или чувства — это всегда то, что происходит здесь и сейчас. Это не конфликт, который похоронен в далеком прошлом.
  • Скрытая проблема невероятно очевидна. Она так же неуловима, как слон, стоящий прямо рядом с вами, которого вы не замечаете.
  • Эта проблема не загадка вроде эдипова комплекса или экзистенциальных поисков смысла жизни. Это распространенная проблема, которая может быть близка каждому.
  • Тревога обычно является символическим отражением конфликта или проблемы, которая доставляет вам беспокойство. Это способ, которым сознание пытается косвенным образом рассказать о подавленных чувствах.

Тревога в действительности очень похожа на сон наяву. Люди, которые много тревожатся, подобны художникам и поэтам, которые выражают свои чувства непрямо, при помощи образов и метафор. Помните Алисию, у которой возникала паника и приступы тошноты каждый раз, когда начальник проходил мимо ее рабочего стола? Ее симптомы были просто способом сказать: «Я не хочу больше здесь работать». Но она была слишком «хорошей», чтобы признать, что она мечтает уволиться. Она не хотела задеть чувства ее начальника, так что она «показывала» ему, что чувствовала, посредством своих симптомов.

О чем говорят нам страхи Марси? Что беспокоит ее? Запишите ваши идеи ниже. Если у вас возникнут трудности, просто сделайте попытку угадать. Пожалуйста, не продолжайте чтение, пока не запишете хотя бы одно предположение.

Ответ

Возможно, вы предположили, что Марси боялась остаться одна или что ее все покинут, потому что она представляла, как муж и сыновья умирают. Это отличная попытка, но немного неточная. Вы можете сделать несколько ошибочных догадок, используя технику выявления скрытых эмоций, и это нормально. Когда я работаю с пациентами, я спрашиваю: «Может быть, дело в этом?» или «Возможно, дело в том?». Обычно мои попытки неверны, но рано или поздно пациенты вдруг вспоминают, что их беспокоит, и затем мы видим причину их тревоги с совершенно иной перспективы. Когда вы думаете о том, что запускает вашу собственную тревогу, вы, вероятно, также не сразу попадаете в яблочко. Но если вы будете продолжать поиски, скрытые проблемы или чувства обычно все-таки откроются вам.

В том случае, если вы все еще не уверены в том, что беспокоит Марси, вот несколько подсказок. Задайте себе следующие вопросы:

  • Что происходит с мужем и сыновьями Марси в ее фантазиях?
  • Кто создает эти фантазии?
  • Что эти фантазии сообщают нам о чувствах Марси? Какие чувства могут запускать такого рода фантазии?

Обратите внимание, что в воображении Марси ее сыновья умирают медленно и в мучениях. Таким образом, Марси их каждый раз убивает. Какое чувство она может таить? Если вы выдвинули предположение, что она испытывает какой-то скрытый гнев по отношению к сыновьям, вы получаете награду Зигмунда Фрейда!

Я познакомился с Марси в тот же день, когда они с мужем приехали в Филадельфию. Когда она описала свое беспокойство по поводу мужа и сыновей, я спросил, может ли она испытывать по отношению к ним какие-то негативные чувства, которые она никогда не выражала. Я подчеркнул, что она каждый день убивает их в своем воображении, и поинтересовался, может ли она чувствовать раздражение или гнев по отношению к ним.

Марси объяснила, что искренне любит своих сыновей, но призналась, что ей не нравятся их новые жены. Однако она не хотела показаться злобной ведьмой или сварливой свекровью, поэтому просто задвинула подальше свои чувства и притворялась, что все идеально. Но эти чувства съедали ее изнутри.

Я спросил, испытывает ли она чувство гнева по отношению к мужу, поскольку она также убивала его в воображении. Случались ли у них в последнее время размолвки или ссоры? Марси сказала мне, что они с мужем никогда не спорили и не ссорились. Они даже не сказали друг другу ни одного грубого слова за более чем 50 лет брака.

Я не верил своим ушам и сказал: «Позвольте уточнить, вы имеете в виду, что никогда не чувствовали ни раздражения, ни гнева по отношению к своему мужу?»

Марси ответила: «Доктор, я этого не говорила. Я сказала, что мы никогда не ссорились и не говорили друг другу грубых слов. Я не говорила, что никогда не расстраивалась из-за него!» Затем она рассказала, что, когда была маленькой, она никогда не видела, чтобы ее родители не соглашались друг с другом по поводу чего-либо, и они научили ее, что люди, которые действительно любят друг друга, никогда не должны ссориться или спорить. Марси призналась, что часто чувствовала раздражение в отношении своего мужа, но не думала, что должна выражать свои чувства, поэтому задвигала их подальше.

Однако гнев — это такое чувство, которое всегда требует выражения тем или иным образом. Вы можете попытаться проигнорировать его, но он косвенным образом все равно находит выход. Гнев Марси был замаскирован под постоянное беспокойство о том, что ее сыновья и муж погибнут. Но в ее воображении их смерть всегда случалась в результате какого-то события, неподвластного ее контролю, такого как землетрясение или сердечный приступ. Таким образом, Марси могла убить их, но остаться в роли невинной любящей жены и матери. Не так уж сложно заметить, что именно она создает эти фантазии и совершает убийство!

Установить скрытую причину вашей тревоги очень важно, но обычно одного понимания недостаточно для исцеления. Чтобы почувствовать себя лучше, вам нужно выразить свои чувства или разрешить проблему, которая вас беспокоит. Мы с Марси обсудили, как она может выразить свои чувства тактично и доброжелательно, чтобы быть более открытой и честной со своими сыновьями и мужем, но при этом не звучать враждебно или критично и не отгораживаться от них. Мы попрактиковались в этих навыках, используя ролевую игру, и Марси отлично справилась.

После нашей встречи она вернулась в свой гостиничный номер, решила позвонить обоим сыновьям и рассказать, что она чувствует. Она сказала, что это был лучший разговор, который у них когда-либо был, и ее беспокойство за них исчезло.

На следующее утро Марси пришла на сессию со своим мужем и спросила, сможет ли он присоединиться. Она сказала, что, вероятно, им не помешает тренинг общения друг с другом. Я использовал метод терапии супружеских пар под названием «Одноминутная практика». Это упражнение помогает парам выразить негативные чувства и выслушать друг друга с любовью, без попыток обороняться. Марси и ее мужу понравилось это упражнение. Вскоре они смогли рассказать друг другу об очень глубоких чувствах, которыми они никогда не делились друг с другом. Они плакали и обнимались, рассказывая, что чувствовали себя ближе друг к другу, чем когда-либо. В конце сессии Марси сказала, что все ее беспокойство исчезло и она чувствует себя абсолютно свободной от тревоги впервые за более чем 50 лет.

Я рассказал Марси, что у меня для нее есть хорошая новость: она наконец исцелилась от своего хронического беспокойства. Есть и еще более хорошая новость — ее беспокойство, вероятно, будет возвращаться снова и снова до конца ее жизни. Почему эта новость еще лучше? Что произойдет, когда Марси снова начнет волноваться? Запишите ваши идеи, прежде чем продолжить читать.

Ответ

Большинство людей думают, что тревога — это плохо. Но у меня противоположная точка зрения. Никто не может быть счастливым постоянно. У всех бывают моменты, когда сердце разбито или одолевает разочарование. Рано или поздно Марси снова расстроится из-за чего-то, и, когда это произойдет, вероятно, она снова спрячет свои чувства подальше и начнет беспокоиться. И хотя она, вероятно, уже гораздо лучше умеет распознавать и выражать негативные чувства, такие как гнев, женщина, возможно, так никогда и не научится отслеживать их в момент появления. Для некоторых людей привычка глубоко скрывать негативные чувства является автоматической. Это происходит до того, как они понимают, что с ними происходит.

Но Марси больше не следует об этом беспокоиться. Почему? Потому что каждый раз, когда она начнет волноваться, это будет лишь означать, что ее тело хочет сообщить, что она расстроена или злится на кого-то. Когда она установит изначальную проблему и сможет выразить свои чувства, ее беспокойство снова исчезнет. Если смотреть с этой точки зрения, беспокойство Марси является скорее преимуществом, потому что ее тревога — это сигнал, что есть некая проблема, с которой нужно справиться.

Техника выявления скрытых эмоций может казаться простой, но она может вызывать большие трудности. Не всегда легко настроиться на проблему или чувство, которые доставляют вам беспокойство. Обычно требуется достаточно большое упорство, прежде чем проблема, которую вы скрываете, достигнет вашего сознания. Тем временем вы можете думать, что эта техника не для вас. Не закрывайте глаза на происходящее и думайте о людях, с которыми вы общаетесь, и делах, которыми занимаетесь. Спросите себя: «Беспокоит ли меня что-то такое, что я игнорировал все это время? Злюсь ли я на кого-то? Расстраиваюсь ли по какому-то поводу?»

Рано или поздно скрытые чувства или проблемы всплывают на поверхность. Когда это происходит, вы можете взглянуть на вашу тревогу совершенно по-другому, и у вас будет новый мощный инструмент, чтобы ее победить.

Патологоанатом, который боялся трупов

Теперь, когда вы потренировались в технике выявления скрытых эмоций на двух пациентах, я предложу вам несколько более трудный случай. Однажды я лечил аспиранта-патологоанатома по имени Кори, который обратился за помощью по поводу обсессивно-компульсивного расстройства, проблемы, которая беспокоила его с детства. Недавно симптомы обострились, и это угрожало его карьере. Кори рассказал, что во время вскрытия несколько недель назад небольшая частичка позвоночника трупа откололась и отлетела ему прямо в глаз. Он быстро ее удалил, травмы глаза не было, но он забеспокоился, что подцепил болезнь Крейтцфельдта–Якоба, ужасную инфекционную форму слабоумия. Это человеческая разновидность коровьего бешенства, и все, кто заражается ею, умирают в течение шести недель.

Рассудком Кори понимал, что мужчина, которого он вскрывал, умер от сердечного приступа и у него не было болезни Крейтцфельдта–Якоба. Тем не менее его переполняла тревога, и у него развилась фобия заражения вместе с компульсивной медлительностью. Мужчина начал надевать два халата и две пары перчаток перед каждым вскрытием и очень тщательно убеждался, что ни один участок его тела не оголен. Он даже начал носить шлем космонавта для защиты лица! Перед каждым вскрытием ему требовалось более часа, чтобы одеться.

Кори также начал тратить все больше времени на вскрытие, чтобы сделать все «как надо». Очень скоро он замедлился до скорости улитки и не мог закончить ни одно из своих вскрытий даже после многих часов и интенсивных усилий. Частично вскрытые тела начали скапливаться в морге, и другой аспирант-патологоанатом начал жаловаться, что не может производить свои вскрытия, потому что в морге не хватает места.

Когда я спросил Кори, беспокоит ли его что-то, он настаивал, что все прекрасно. Он объяснил, что счастлив в браке и отлично ладит со всеми в группе. К тому же он сказал, что знал с детства, что будет патологоанатомом. По заверениям Кори, все в его жизни замечательно, кроме его тревоги, но он был обеспокоен, что может вылететь с учебы, если как-то не исправит ситуацию.

Симптомы Кори могут казаться странными, но это — классический случай ОКР. Теперь настало время для нашего детективного расследования. Беспокоит ли что-то Кори? Скрывает ли он что-то? Верите ли вы ему, когда он говорит, что в его жизни нет никаких проблем? Или он пытается этим что-то нам сказать? Какое скрытое чувство или проблема может досаждать Кори? Подумайте хорошо и запишите ваши догадки.

Ответ

Конечно, только сам Кори способен сказать наверняка, что с ним происходит. Мы только можем сделать догадки, исходя из своих знаний. Но если вы все еще не знаете, как подступиться, задайте себе следующие вопросы:

  • Нравится ли Кори его работа? Действительно ли он испытывает позитивные чувства по отношению к другим аспирантам?
  • Как влияют на них его обсессивно-компульсивные симптомы?

Мы с Кори применили несколько техник КПТ, которые принесли лишь частичный результат. После пяти или шести сессий его тревога снизилась примерно на 50%, но он по-прежнему испытывал трудности. Каждый раз, когда мы встречались, я спрашивал его, есть ли у него проблемы, о которых он мне не рассказал. Доставляет ли ему что-то беспокойство? Он всегда утверждал, что все прекрасно, за исключением его ОКР.

В начале восьмой сессии дело приняло неожиданный оборот. Кори принес рекламу из местной медицинской газеты. Больнице неподалеку, ведущей обучающие программы, требовался аспирант в приемную скорой помощи, который может приступить к работе через несколько месяцев. Кори был очень воодушевлен.

Я спросил Кори: «Почему ты так реагируешь? Ты говорил, что всегда хотел быть патологоанатомом».

Он ответил: «Нет, это мой отец всегда хотел, чтобы я был патологоанатомом. Если хотите знать правду, я ненавижу патологоанатомию. Я всегда хотел работать в скорой помощи».

Затем Кори рассказал еще кое-что. Он иудей, но работал в больнице, где персонал состоял из ортодоксальных христиан. Кори стал замечать в их поведении некоторые проявления антисемитизма. Например, иногда казалось, что именно ему всегда ставили неудобные дежурства и смены, но Кори всегда был очень вежлив, чтобы его коллеги и супервизор не сердились на него и не вешали ярлык нытика.

Внезапно симптомам Кори нашлось идеальное объяснение. Его фобия заражения и обсессивная медлительность были лишь способом сказать: «Терпеть не могу потрошить эти трупы. Я не хочу провести остаток жизни, делая это!» В то же самое время он делал жизнь всех остальных аспирантов невыносимой и косвенно отыгрывался на них, играя роль невинной жертвы ОКР.

Конечно, Кори придется выразить свои чувства, которые он скрывал, и сделать что-нибудь с проблемами, которые доставляют ему беспокойство. После сессии он отправился в больницу, которая разместила объявление, и подал заявление на эту позицию. У него были прекрасные рекомендации, и руководитель программы тут же его принял. Затем он отправился обратно в свою больницу и встретился с заведующим ординатурой. Кори рассказал, что он уйдет в конце июня, потому что решил: патологоанатомия — не для него. Он также выразил беспокойство по поводу религиозной предвзятости, с которой он столкнулся. После этого разговора по душам Кори почувствовал облегчение.

Когда я увидел Кори на следующей неделе, он торжествовал. Он рассказал, что страх заражения исчез и что он завершил вскрытие всех своих трупов. На самом деле он сказал, что способен делать вскрытие быстрее, чем любой другой аспирант их группы. Он был взволнован по поводу своих новых карьерных планов и чувствовал себя готовым прекратить терапию.

Я очень люблю технику выявления скрытых эмоций не только потому, что это мощный инструмент лечения, но и потому, что техника делает тревогу понятной, и она больше не кажется чем-то странным или загадочным. Тревога не возникает из ниоткуда. Она образуется в ходе взаимодействия с другими людьми. В действительности страх, прячущийся за большинством случаев тревоги, — это страх своих собственных истинных эмоций и чувств. Когда вы достигаете успеха, используя эту технику, вы не только можете преодолеть свою тревогу, но и достичь более глубокого понимания того, кто вы такой и что означает быть человеком.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий