Терапия беспокойства: Как справляться со страхами, тревогами и паническими атаками без лекарств

Глава 9

Техника

Техника падающей стрелы помогает определить иррациональные убеждения, которые делают вас уязвимым для тревоги, депрессии и проблем в отношениях с другими людьми. Техника «Что, если» помогает разоблачить пугающие фантазии, которые запускают вашу тревогу. Когда вы встретитесь с этими фантазиями лицом к лицу, то сможете победить свои страхи навсегда.

Кристин была разведена и жила в Филадельфии с двумя сыновьями 9 и 11 лет. Она принадлежала к влиятельной семье и активно занималась благотворительностью. Однако Кристин страдала от агорафобии в течение многих лет и не могла выйти из дома, если ее не сопровождали дети или кто-то из близких друзей.

Я попросил Кристин заполнить журнал настроения, чтобы выяснить, чего она боялась. Расстраивающим событием оказалась просто мысль о самостоятельном походе в магазин. Она чувствовала депрессию, тревогу, вину, стыд, собственную неполноценность, одиночество, неловкость, уныние и злость. Она говорила себе: «Если я пойду в магазин одна, может случиться что-то ужасное».

Я решил изучить страх Кристин, используя технику «Что, если». Она подобна технике падающей стрелы, но специально предназначена для работы с тревогой. Нарисуйте стрелку, направленную вниз, под негативной мыслью в журнале настроения и задайте себе вопросы вроде следующих: «Что, если бы это было правдой? Что самое страшное может случиться? Чего я больше всего боюсь?» В вашем уме всплывет новая фантазия. Запишите ее под стрелкой и нарисуйте еще одну под этой мыслью. Продолжайте задавать себе те же вопросы: «Что, если бы это действительно произошло? Чего я больше всего боюсь?» Если вы повторите этот алгоритм несколько раз, вы придете к основной фантазии, которая запускает ваши страхи.

Я попросил Кристин нарисовать падающую стрелу под негативной мыслью и сказал: «Предположим, вы решили прогуляться по магазину самостоятельно. Что самое страшное может случиться? Чего вы больше всего боитесь?»

Кристин ответила: «Я могу уронить на тротуар носовой платок и не заметить этого». Я попросил записать эту мысль сразу под стрелкой и нарисовать внизу еще одну стрелку, как показано ниже. Вот какой диалог произошел между нами дальше:

 

Дэвид. Предположим, именно это и случилось. Вы обронили платок по дороге к магазину. Что случится тогда? Чего вы больше всего боитесь?

Кристин. Что именно на том месте, где я обронила платок, может быть совершено ужасное преступление. Возможно, кого-то убьют.

Дэвид. Хорошо, продолжайте, запишите эту мысль под стрелкой и нарисуйте еще одну стрелку. А теперь предположим, что и это произошло. Вы обронили платок на тротуар, и на этом же самом месте произошло убийство. И что тогда? Чего вы больше всего боитесь?

Кристин. Полиция может найти мой платок на месте преступления и установить, что он принадлежит мне. Например, при помощи анализа ДНК.

Дэвид. Хорошо, запишите это и снова нарисуйте стрелку. Теперь давайте предположим, что полиция действительно нашла ваш платок. Что тогда?

Кристин. Что ж, они могут сделать вывод, что я убийца, и арестовать меня. У меня не будет алиби, потому что я была одна.

Дэвид. Хорошо, предположим, что полиция арестует вас и вызовет на допрос, а у вас не окажется алиби. Что будет, если это произойдет? Чего вы больше всего боитесь теперь?

Кристин. Они могут осудить меня и обвинить в убийстве.

Дэвид. И что тогда?

Кристин. И тогда они посадят меня в тюрьму на всю оставшуюся жизнь.

Дэвид. Да уж, никто не захочет провести остаток жизни за решеткой. Но что это будет означать для вас? Что вас больше всего пугает в тюремном заключении?

 

Кристин выпалила: «Моим сыновьям придется расти одним, без матери. Меня не будет рядом». Она расплакалась, и казалось, что мы задели нужные струны.

Когда Кристин перестала плакать, я попросил ее рассказать побольше об этом страхе. Конечно, ни одна мать не захочет оказаться за решеткой и быть разлученной со своими детьми, но этот сценарий казался крайне неправдоподобным. Почему Кристин так беспокоилась по поводу сыновей?

Кристин объяснила, что у Тома, ее 11-летнего сына, возникли проблемы в школе. К тому же несколько соседей недавно пожаловались полиции, что кто-то по ночам бьет их окна. Несколько дней спустя полиция поймала Тома на том, что он бросает камни в окна соседям, и пригрозила отправить его в тюрьму для несовершеннолетних, если его поведение не исправится. Кристин также получала уведомления из школы, в которых говорилось, что Том пропускал уроки и ввязывался в драки. Ее выводило из себя такое поведение сына, но она не хотела читать нотации. Она пыталась дисциплинировать его при помощи любви и логики, но эти стратегии оказались неэффективными. Она также злилась, что ее бывший муж баловал мальчиков и не поддерживал ее усилий в их воспитании, но она не высказывала ему этих чувств, потому что была очень милым человеком и не хотела мутить воду.

Складывалось впечатление, что страхи Кристин возникали из-за невыраженных эмоций. В фантазии Кристин ее обвиняли в преступлении, которого она не совершала. Но в глубине души она боялась, что Том станет преступником. Она злилась на него и при этом чувствовала вину, потому что считала, что сама во всем виновата, так что в ее фантазиях именно сама Кристин оказалась в тюрьме. В то же самое время она наказывает Тома, потому что ему придется расти без матери. Психоаналитики называют это «мазохистское решение». Иными словами, чем больше вы наказываете сами себя, тем больше вы наказываете других.

Когда Кристин пытается игнорировать свою злость, та снова оказывается на поверхности в виде пугающих фантазий. Вы можете пытаться игнорировать гнев, но он всегда косвенным образом выходит наружу. А тревога практически всегда является символическим выражением того, что у вас на самом деле внутри.

Мы с Кристин обсудили, как можно воспитывать Тома строго, но с любовью. Ей не терпелось обучиться этому навыку, потому что она понимала, что своей «хорошестью» ничего не добьется. Я также научил ее, как эффективнее общаться с бывшим мужем, чтобы перестать ссориться и начать работать в команде. У Кристин значительно выросли навыки коммуникации и уверенность в себе. Учительница Тома прислала Кристин записку, что в его поведении и оценках прослеживалось значительное улучшение, а несколько месяцев спустя его выбрали президентом класса.

Но, несмотря на то, что мы разрешили некоторые проблемы, подсознательно беспокоящие Кристин, она все еще боялась выходить из дома одна. Рано или поздно ей бы пришлось встретиться с этим страхом. Я предложил ей попробовать выйти из дома субботним утром и посидеть на скамейке в парке в нескольких кварталах от ее дома. Я сказал ей сидеть на скамейке, пока ее тревога не уйдет или значительно не ослабнет, даже если на это уйдет час или больше. И добавил, что она может взять блокнот и записывать интенсивность своей тревоги каждые несколько минут по шкале от 0 (никакой тревоги) до 100% (абсолютная паника). Также она могла записывать любую пугающую мысль или фантазию, которая у нее всплывала. Эта техника называется «самонаблюдение».

Кристин сказала, что задание звучало пугающе, но согласилась попробовать, потому что была намерена покончить со своей агорафобией. Я добавил, что, если тревога начнет брать верх, она может попробовать отвлечь себя, изо всех сил концентрируясь на том, что потребует от нее полного сосредоточения. Кристин ответила, что возьмет с собой кубик Рубика, если потребуется.

Наконец день икс настал. Кристин заставила себя дойти до парка и сесть на скамейку. Тревога достигла 90%, Кристин переполняли мысли о том, что ее арестуют и отправят в тюрьму. Но она сидела и заставляла себя превозмогать тревогу в течение почти 20 минут.

Вдруг она заметила полицейского примерно в 15 метрах от себя. Тревога взлетела до 100%, и Кристин испытала практически неконтролируемый импульс побежать домой. Но она помнила о своем обещании не покидать своего места, независимо от того, насколько сильной будет ее тревога, поэтому она разглядывала собственные ноги и старалась изо всех сил казаться невидимой. Она видела полицейского краем глаза и отчаянно надеялась, что он уйдет.

Вместо этого он повернулся и неторопливо двинулся к ней. Полный кошмар! Она достала кубик Рубика и начала с ним возиться. Но полицейский все приближался и приближался. Внезапно она увидела пару черных туфель на дорожке прямо у себя перед носом и осознала, что офицер полиции смотрит на нее и чего-то ждет.

Она осознала, что попалась. Положив кубик Рубика на колени, она посмотрела наверх и вытянула руки перед собой, чтобы на нее надели наручники. Но когда она взглянула на полицейского, то увидела, что это был офицер О'Райли, пожилой ирландец, которого она знала с детства. Он улыбнулся ей от души и сказал: «Доброе утречко, Кристин! Ну что за прекрасный день, а? Здорово повстречаться с вами здесь!»

В мгновение ока страхи Кристин исчезли. Она с удовольствием поболтала с офицером несколько минут, а затем провела несколько часов в центре города, гуляя по магазинам и делая все то, на что не решалась в течение многих лет. Она сказала, что за все это время не испытала ни капельки тревоги. Она попрощалась со своей агорафобией навсегда.

Кристин помогли выздороветь пять техник. Во-первых, мы вскрыли фантазию, которая стояла за ее страхами, при помощи техники «Что, если». В то же время мы вытащили наружу гнев и обиду, которые подпитывали ее страхи. Это была техника скрытых эмоций. Наконец, мы соединили технику погружения, одну из разновидностей интенсивной экспозиции, самонаблюдение и отвлечение внимания, так что Кристин смогла встретиться с монстром, которого больше всего боялась.

Техника «Что, если» поможет вам обнаружить фантазию, которая запускает ваши страхи, но одного этого открытия будет недостаточно. В конечном итоге вам придется встретиться со своим страхом, как это сделала Кристин. Форма экспозиции, которую вы используете, будет зависеть от природы ваших страхов. Мы поговорим о нескольких инновационных техниках экспозиции в части III.

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий