Наследство в России. Игра по правилам и без

Вместо эпилога. Процесс длиною в жизнь

Мудрость хороша при наследстве и помогает радоваться солнцу.

Екклесиаст

В этой книге мы старались говорить простыми словами о сложных вещах.

 

Не ограничивая тему наследства юридическими и финансовыми вопросами, мы пришли к выводу, что понятие наследование гораздо шире, чем проблема передачи накопленного капитала от предков потомкам, и шире, чем понятие отцы и дети.

Сирота может вырасти в детском доме, не зная своих родителей, но он все равно их наследник. У человека может не быть ни детей, ни родственников, но это не значит, что он никому не передает что-то по наследству.

Наследование – это не определенная точка жизни, не финал, ради которого я собирал некое богатство, потом открыл свой «сундук с золотом», созвал детей и внуков и сказал: «Ну вот, теперь наследуйте!» Наследование – это процесс длиною в жизнь. Вернее, это процесс бесконечный, так как с окончанием одной жизни продолжается другая, одна жизнь дает начало следующей, и так далее. Наследство – это одновременно и то, что мы отдаем, и то, что мы получаем. Неслучайно слова «начало» и «конец» произошли в давние времена от одного корня.

Процесс наследования начинается с раннего детства, когда на уровне восприятия формируются основные черты личности. Ребенок сначала просто подражает родителям (или воспитателям), старается соответствовать их правилам, не сознавая, почему он так делает. Просто в семье принято, что это – хорошо, а это – плохо.

По мере взросления, под влиянием самых разных людей и событий у него формируется тот наследственный «багаж», который потом он уже сам будет передавать дальше.

Одной из главных точек этого процесса можно считать встречу, когда два человека полюбят друг друга и создадут новую жизнь. В идеале рождение ребенка – это наследство, данное нам любовью, в самом высоком смысле этого слова. Ведь истинно нам принадлежит то, что мы отдаем бескорыстно, от чистого сердца.

С появлением в семье ребенка процесс наследования развивается дальше, потому что вместе с маленьким наследником растут и его родители. В 25 лет мы не такие, как в 20, мы уже можем передать ему больше, а в 35 – не такие, как в 25, и можем дать еще больше, только вопрос, чего – негатива или позитива? С опытом накапливается понимание себя и других, и разочарование, и количество перенесенной боли. Но с возрастом мы и любовь накапливаем, и учимся быть более терпимыми. Полученные знания никуда не исчезают, любой жизненный опыт, и положительный, и драматический, – это наше наследство, и его мы тоже передаем.

Биологи и психологи доказали, что память о трагических событиях, случившихся с человеком, или о преступлениях, им совершенных, остается в последующих поколениях. Поэтому, чтобы избавить своих потомков от такого груза, надо стараться каждый свой день проживать по совести, чтобы не было стыдно за свои слова и поступки. Создавать свой бизнес надо тоже по совести, то есть думать о том, что будет с ним через 100–200 лет, иначе твое дело умрет.

Одним словом, всей своей жизнью – своим опытом, мыслями и делами мы формируем наследство. Что мы восприняли от других, что сделали сами, – то и передаем, и не только своим детям, но всем, кто моложе нас. Понятно, что светлое, позитивное будет помогать пробуждать в людях светлые стороны души, а зло – темные. Каждый из нас стоит перед ежедневным выбором – что накапливать, хранить и что передавать.

В обществе схемы передачи зла работают четко. Самый наглядный тому пример – дедовщина в армии. Те, кто испытали на себе опыт дедовщины, уродующей человеческие отношения, потом, как правило, отыгрываются на новичках, передавая зло по эстафете. Чтобы противостоять травле, которой подвергаются молодые призывники, нужны сила характера и мужество. И кто сумел разорвать этот порочный круг, знает: защищая слабого, он показывает, что помощь ближнему и доброжелательное отношение к окружающим – это проявление другой силы, более значимой для жизни, – силы созидающей.

Я не раз наблюдал, как преображаются, буквально расцветают детдомовские дети, когда их усыновляют и они попадают в любящие семьи. Этих детей не узнать – они светятся от любви, любовь их переполняет, и конечно, они будут нести это чувство дальше. И с точностью до наоборот – за считаные месяцы вянут и гаснут дети, попадающие в детдом, дети, от которых отказались родители.

По большому счету, мы все – наследники Адама и Евы. Изгнание их из Рая и, как итог, человеческая греховность и смертность – это тоже наше наследство.

В мире много несправедливого, но хотелось бы, чтобы в том, что мы оставляем после себя, – в наших словах, делах и материальных благах было как можно больше любви. Вопреки всем обидам и разочарованиям надо стараться жить весело, радоваться каждому отпущенному нам дню, не надевая на себя масок угрюмых и постных мин. Помните, как говорил барон Мюнхгаузен: «Я понял, в чем ваша беда, – вы слишком серьезны. Серьезное лицо – еще не признак ума, господа! Все глупости на земле совершались именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь…»

Дмитрий Чудинов

Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий