Лучший из худших

Книга: Лучший из худших
Назад: Глава 16
Дальше: Глава 18

Глава 17

Твою дивизию! Пожалуй, такого муженька в сторону не отставишь. Нет, будь я гражданским, наверное, имело смысл лезть на рожон, но это не мой случай.
Я ощутил себя в роли любовника из анекдотов про мужа, вернувшегося из командировки.
Лезть в шкаф? Единственный шкаф в крохотной квартирке Оли, который мог бы меня вместить, был битком набит какими-то тряпками. К тому же хрен его знает, сколько тут пробудет Голиков. Если опоздаю из увала, подставлю всех, а особенно Санникова.
Жесть…
Стук в дверь становился всё требовательней.
- Ольга, открывай, я знаю, что ты дома!
- Вот козёл! — вздохнула погрустневшая подруга. — Он ведь упорный, пока своего не добьётся — не успокоится.
Позвонить в полицию, пусть присылают наряд, который скрутит ломившегося и доставит в участок? Один приятель из прошлой жизни когда-то провернул такой трюк.
Как назло у Ольги в квартире не было телефона. А до сотовых или радио тут пока не додумались. Стоят обычные стационарные аппараты. Многие ещё с кругом для набора, а не кнопочные.
Вот я влип!
Спокойствие, Ланской, только спокойствие! Шкаф отпал, с полицией тоже не вариант, остаётся одно — практически классика.
- Какой у тебя этаж?
- Четвёртый, — вид у Ольги был бледнее мела.
Она явно побаивалась своего благоверного, пусть и решилась уйти от него. В принципе, я её понимаю: у многих вояк, особенно контуженных, крыша постепенно отъезжает куда-то в сторону. Люди меняются, причём сильно и не всегда к лучшему. Издержки военного ремесла.
Блин, выберусь каким-то чудом отсюда, дадут мне винтовку и отправят на войнушку, а там взорвётся какая-нибудь хрень поблизости, и я стану не я. Ну, или не совсем я.
В общем, перестану быть старым добрым Толиком. Превращусь в мину замедленного действия, способную взорваться от одной неаккуратной фразы в мой адрес.
Не о том думаете, рекрут Ланской. Ищем пути выхода из ситуации, а не философствуем о будущем, до которого ещё надо дожить.
Особист батальона, это вам, извините, не кот пописал, это… В общем, конкретный такой бугор, причём не на ровном месте.
И вряд ли ему будут по душе те рога, которые я щедро наставил этой жаркой ночью.
- Значит, четвёртый, — протянул я.
Появилась у меня в последнее время некоторая повышенная прыгучесть, только блохой это меня не сделало — сигану с четвёртого этажа, один хрен — переломая руки и ноги.
Метнулся к балкону. В отличие от подавляющего большинства домов моего мира, тут почему-то не прижилось массовое застекление лоджий и балконов. Скорее всего, из архитектурных соображений — отец мне рассказывал, как в середине восьмидесятых поставил что-то вроде деревянных стеклопакетов в квартире, так на следующей неделе к нему явились из архитектурного кабинета и заставили всё убрать. Дескать, портите внешний облик дома.
Тут походу та же песня. Для меня это скорее в плюс, чем в минус.
План сложился сам собой.
В похожую ситуацию я попал года два назад: наша компашка одногруппников гуляла в съёмном коттедже. Отмечали конец сессии.
Набухались все, но, почему-то, больше всех — я. Даже носом не повёл, когда компашка принялась собираться — продолжил дрыхнуть, причём не на кровати, а на холодном полу, укрывшись ковриком. Хорошо хоть не в обнимку с унитазом!
С какого-то перепуга приятели решили, что я свалил раньше всех, и, слегка поискав, ради приличия, свалили, заперев меня на втором этаже здания.
А поутру они… то есть я — проснулись!
Тут-то и были полные штаны от радости, когда обнаружил, что запертый особняк превратился в непреодолимую крепость. Получился такой «Один дома» наоборот.
Сотовый у меня разрядился, пришлось применять смекалку и альпинистские способности: полез из окна второго этажа.
Тогда всё обошлось. Но только тут высотка метров на пять выше, а я, скажу прямо, не верхолаз с задатками акробата.
Хрен с ним, с этой лирикой! Кто не рискует, тот не пьёт шампанское.
Я притянул к себе Ольгу и, жадно поцеловав, отстранился.
- Ты секунд двадцать ещё подинамь своего козла, ладно?
Она автоматически кивнула, потом до неё дошло:
- Толя, ты что делать собрался?
- Спортом позанимаюсь. Пока, солнышко! Ночь была просто фантастической! Как только вырвусь в новый увал — нагряну к тебе на работу. Всё, пока!
Я вышел на балкон, бросил осторожный взгляд вниз… Асфальта не было, обычный газон, аккуратно засеянный симпатичными кустиками и цветочками. Хотя… если брякнусь, всё равно костей не соберу.
Так что сейчас моё имя — крайние меры осторожности!
Краем глаза заметил, как взволнованная Ольга меня перекрестила. Чест слово, это не только было приятно, а ещё и прибавило мне сил.
В последний раз так делала мама.
Подмигнув Ольге, приступил к самому сложному, стараясь не думать о последствиях, если у меня не получится. Позитивный настрой — наше всё!
Перемахнул через парапет балкона, схватился за него руками, нащупал ногой выступ и стал потихоньку спускаться на этаж ниже. Путь лежал на балкон, расположенный под Олиным — если повезёт, не придётся строить из себя альпиниста дальше.
С непривычки было тяжело, я спускался черепашьими темпами, но всё-таки достиг заветной цели и, встав на парапет уже этого балкона, спрыгнул внутрь.
Прыжок получился мягким, почти как у кошки. Оно и ладно, зачем сразу поднимать панику у Олиных соседей.
Сейчас сделаю вдох-выдох и буду стучаться, просить, чтобы сознательные граждане пришли на выручку армии, благодаря которой над ними мирное небо и спят они совершенно спокойно.
Отдышавшись, приплюснул нос к оконному стеклу.
Ёк-макарёк! Картина из серии «Вот я попал»…
Квартира не пустовала, но лучше бы в ней никого не было.
Моим удивлённым глазам представилась следующая сценка, словно переместившаяся сюда из наших девяностых. Я думал, такое бывает только в кино.
В середине большой комнаты сидел окровавленный мужчина. Он был примотан скотчем к стулу, во рту торчал кляп.
Над ним в угрожающей позе застыл другой мужик, судя по рельефной мускулатуре, проступавшей через обтягивающую рубашку, «спортсмэн». Вот только рожа у него была откровенно бандитская.
При виде такой образины руки сами тянулись к пистолету. Вот только пистолета у меня не было.
Судя по отсутствии реакции, моё «приземление» осталось ими незамеченными. Впрочем, неудивительно, я ведь действительно не шумел, да и отсутствие застекления на балконах компенсировалось глухими толстыми оконными блоками и дверями, так что в квартирах не дуло даже в лютый мороз.
Вопрос достойный Чернышевского — что делать? А делать что-то надо: если не убьют здесь, пристрелят в части за опоздание.
Интуиция подсказывала, что злобному типу свидетели на хрен не сдались.
Бросить всё и попробовать спуститься на второй этаж, оттуда до земли практически рукой подать. Так связанного мужика жалко.
Может, он в конец виноват перед этим громилой и натворил кучи всякой херни, но всё равно не по человечески оставлять его в столь неинтересном положении. К тому же показалось мне или нет, но в руке «спортсмэна» я обнаружил предмет, напоминающий паяльник. Куда его собирались вставлять, уверен, нет смысла рассказывать.
Меня аж передёрнуло.
Спуститься на землю, найти телефон, вызвать полицию? А как быстро они среагируют? Может, к моменту прибытия у мужика на теле места живого не останется.
Вечно со мной так: из одного огня обязательно в следующее полымя!
Отсюда не было видно, есть ли в квартире сообщники «спортсмэна». Жизнь научила в таких ситуациях полагаться на самый худший сценарий. Будем считать, что бандитов в квартире минимум двое.
Мужика собрались пытать, «спортсмэн», судя по обращению с жертвой, идеальная кандидатура для исполнителя, однако морда у него чересчур туповатая для того, кто должен задавать вопросы. То есть второй — условный «интеллектуал», спихнувший на громилу всю грязную работу.
Это не означает, что невидимый — слабый соперник. У него могут оказаться в рукаве такие козыри, что любому сразу поплохеет. К примеру, не хотелось бы иметь дело с «пестиком». Один раз я уже умирал от пули, повторение — мать учения, но такая «наука» мне на хрен не сдалась!
Поэтому надо быть резким как… Блин, не могу подобрать подходящего сравнения. Резким, короче, и всё тут!
Но как проникнуть внутрь квартиры: основные события разворачиваются внутри, а я как бы наблюдаю снаружи?
Всё гениально простое.
Я постучал в застеклённую дверь, и, когда увидел ошарашенный взгляд громилы, которым он окинул меня, мои губы сложились в самую добродушную и невинную улыбку на свете. Чувствовал себя при этом каким-то долбаным кришнаитом с напрочь отбитыми мозгами.
Расчёт был наглым, дерзким, глупым на грани фола, но он сработал.
Забыв обо всём громила ринулся к балкону, распахнул дверь и… сразу полетел в глубь комнаты, получив мощный пинок в живот. При необходимости я мог лягаться как осёл.
Но это было начало, стратегическую инициативу требовалось развивать, пока её не перехватил неприятель.
«Спортсмэн» — слишком крупный парень, чтобы вырубиться. Он в любую секунду перейдёт из отступления в атаку, моя цель — не позволить ему так поступить.
Подхватив с подоконника удачно подвернувшийся керамический горшок с цветами, я долбанул им по башке здоровяка. Череп, естественно, если пострадал, то не сильно, а вот черепки разлетелись по сторонам как брызги.
Однако своего я добился: палач на какое-то время ушёл в «аут».
Предчувствия меня не обманули: он действовал не один. Напарник сидел на мягком кресле в углу, так просто не заметишь.
И у него действительно был пистолет (кто тут крайним в Ванги записываться?). Правда. Оружие находилось в кобуре, к которой он лихорадочно тянулся длинными, почти музыкальными пальцами.
Но дотянуться не успел: я перехватил его кисть и вывернул её под неправильным углом. Всё, господин нехороший, больничный тебе обеспечен.
Даже со ломанной кистью, этот урод, спокойно наблюдавший за экзекуцией, мог быть опасен, поэтому я вломил ему по башке так, чтобы отправить на «подольше» в край приятных грёз и сновидений.
Больше желающих пообщаться со мной на столь неделикатные темы, в квартире не нашлось. Я убедился в этом, по очереди открыв все двери и только после этой рутинной, но нужной процедуры, вернулся в комнату, чтобы развязать жертву.
Видок у него был ещё тот: вся морда в крови и соплях, глаза затекли, вместо губ что-то толстое и непонятное.
Но он всё-таки сумел пошевелить ими и прохрипеть, когда я вытащил у него изо рта кляп:
- Ты кто?
- Человек-паук, — сказал я, поскольку способ, которым попал сюда, чем-то напоминал спайдерменовский, только вот паутина из рук и задницы у меня не вылетала. — Я опаздываю. Ты сам с проблемой разберёшься? — Я покосился на двух бандитов, которые пока предавались наслаждению незапланированного отдыха.
- Разберусь, — решительно кивнул он.
Его взгляд сфокусировался на моей форме.
- Спасибо тебе, рекрут!
- И тебе не болеть. Мой совет: на будущее не связывайся с плохими людьми. От них ничего, кроме неприятностей.
Мужик хмыкнул.
Я взял на кухне нож и разрезал им путы скотча.
- Пока, дядя!
- И ты бывай, человек-паук!
Недавняя жертва быстро приходила в себя и восстанавливала физическую форму.
Убедившись, что со своими проблемами он разберётся сам, я помчался решать собственные. Время утекало как песок в воду.
И всё-таки шанс успеть к пригородному автобусу оставался.
Я пулей вылетел из подъезда и побежал на остановку. Если повезёт — успею, если нет — даже не хочется думать.
Санников вряд ли поверит в рассказы о моих подвигах. Мой рассказ будет похож на историю прогулявшего уроки школьника из старого выпуска «Ералаша»: мол, спасал утопающих, выносил людей из охваченного пожаром здания и переводил старушек через дорогу.
Любой нормальный человек покрутит пальцем у виска.
Назад: Глава 16
Дальше: Глава 18
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий