Лучший из худших

Книга: Лучший из худших
Назад: Глава 20
Дальше: Глава 22

Глава 21

В моей жизни уже была автомобильная авария, причём устроенная мной же. До сих пор вспоминать неприятно: аж мороз по коже.
Ехал с девушкой на дачу к родителям. Водительский стаж тогда был всего ничего, а понтов выше крыши. Как же… Шумахер, блин!
Решил как дурак обогнать еле тащившуюся машину по грунтовке, заодно и выпендриться перед подругой. Опыта, понятно, с гулькин нос. О коварностях подобных дорог даже не подозревал.
Втопил газ до упора, и тут машину резко понесло. Будь я матёрым гонщиком, возможно, как-нибудь вырулил, но я растерялся — уж больно всё быстро происходило: машина вдруг перестала слушаться.
Стал крутить рулём и окончательно потерял управление. В итоге тачка свалилась в кювет, приземлившись на крышу. Что самое хреновое — водила, которого я обгонял, даже не подумал остановиться и посмотреть, что произошло. А ведь он наверняка всё видел, но поступил не по-людски.
Тогда всё более-менее обошлось. Мы с подругой практически не пострадали, отделались лёгким испугом да парой синяков.
Машина, само собой, в хлам, но тогда я иначе смотрел на эти вещи. Тем более, покупал не за свои — папин подарок.
К чему эти воспоминания? Да к тому, что грузовичок с тентом, в кузове которого сидели мы с Санниковым, вдруг подпрыгнул, словно наскочил на здоровенную кочку. Нас при этом тряхнуло так, что сорвало с деревянной скамейки, идущей вдоль борт
Грузовик по инерции проехал ещё несколько метров, а потом сильно накренился и упал набок.
Я ощутил себя шариком в лотерейном барабане. Кинуло сначала в одну сторону, потом в другую, и каждый раз ощущал тупые, но болезненные удары.
На обычную аварию это точно не походило. До меня дошло, что перед тем, как машину подбросило, слышался какой-то хлопок — словно разорвалась мина или граната.
Мы ехали по асфальту, так что минирование дороги исключалось. Мину, конечно, могли заложить и в сам грузовик, а потом подорвать дистанционно, но мне почему-то самой логичной показалась версия с выстрелом из гранатомёта: били по движку из здешнего варианта «Осы».
Кто бы это ни сделал, доброжелателем его точно не назовёшь. И вряд ли он успокоится, пока не добьёт всех.
Конечно, моя жизнь интересовала меня в первую очередь, инстинкт самосохранения даже не кричал, а душераздирающе вопил валить отсюда нахрен, пока тент не отдёрнули нехорошие дяди с гранатомётами. Даже не сомневаюсь, что у них есть и другое оружие, с помощью которого можно наделать в человеке дырок как в решете.
Если бы я сидел в кузове один — так бы и сделал: смазал салом пятки и ушёл по-быстрому, а там будет видно.
Но в том то и загвоздка: мы ехали вдвоём, и я не мог оставить Санникова на произвол судьбы.
Хватило взгляда, чтобы понять: ему повезло значительно меньше, чем мне. Смотреть — и то было страшно: всё лицо залито в крови, поза неестественная.
Но я потрогал жилку на его шее и убедился, что та ещё пульсировала (слава тебе, Господи! У меня уже куча дурных мыслей появилось), хотя особо частым этот пульс не назовёшь. Он явно ослабевал.
Ефрейтора необходимо доставить к врачу, причём срочно.
При других обстоятельствах я бы не стал его трогать: иногда это чревато последствиями, можно причинить вред.
Однако я здраво рассудил, что если его убьют — лучше Санникову от этого точно не станет. Так что придётся потревожить, иначе нельзя.
Переть буром, конечно, тоже не стоило. Вдруг кто-то ждёт, когда кто-то высунется и полоснёт очередью…
И тут меня аж затрясло: сука, а ведь так и есть, сейчас по тентованному кузову пройдутся из автомата. Я даже увидел словно наяву, как ложится палец на спусковой крючок автомата.
Сбежать точно не выйдет: один, может, и рискнул бы, а вот Санников…
Знакомая «атомная» вспышка в голове, мозги словно взорвались. Всё, что раньше казалось таким важным и нужным ушло на второй план. Чужое сознание отвратительными щупальцами полезло в мою башку, причём шло не извне, а откуда-то из меня.
Настоящий Ланской этого мира пытался взять надо мной власть и… Раньше я этого не замечал, всё это происходило помимо меня, я просто регистрировал происходящее постфактум.
Он уже несколько раз спас мою и, собственно, свою задницу. Довериться ему ещё раз?
Выбора нет. Ланской знает, что нужно делать, у него есть опыт, практика, а я… меня даже жалким дилетантом не назовёшь.
Я словно отошёл в сторонку, став наблюдателем за тем, что происходит. Но теперь я не просто был пассивным и не вмешивался. Нет, теперь моё «я» фиксировало и запоминало то, что делает Ланской.
Время стало вязким как кисель, оно застыло вокруг нас, окружающие процессы многократно замедлились.
Что это: моё восприятие или магия? Я склонялся ко второму, продолжая следить за манипуляциями вырвавшегося на свободу истинного хозяина тела.
Ланской действовал методично, так ведёт себя человек, выполняющий рутинную, хорошо знакомую работу, практически на автомате.
Наблюдать за ним было одно удовольствие.
Он будто пылесосом всасывал в себя ману — при желании я мог разглядеть невидимые другим магические частицы. Они чем-то напоминали хрустальные пылинки, бликовали и переливались на свету.
Повезло, что поблизости находился источник маны, её оказалось достаточно, чтобы она вдруг спрессовалась вокруг меня, превратившись в сферу. Я знал, что никто со стороны её не разглядит, кроме меня, но при этом ощущал, насколько она плотная и упругая.
Тут я вспомнил о ефрейторе. На него защитный купол не распространялся. Санникова тупо бросали на произвол судьбы.
Э, так не пойдёт. Неужели Ланской — самодовольный эгоист, которому плевать на всех, кроме себя любимого… Пока нет ничего, что опровергало бы такое предположение.
Стоп, но тогда это абсолютно не укладывается в ту версию событий, согласно которой Ланской взяд на себя вину брата. Для такого поступка нужен определённый склад характера человека, который способен принести жертву. Причём очень большую жертву.
Так-так… Что-то здесь не то. Кажется, не всё так просто в этом с виду немудрённом деле. Есть что-то ещё, о чём я не в курсе.
И с этой загадкой мне придётся разбираться в будущем, если он, конечно, наступит для меня.
А я так же хотел, чтобы оно наступило и для ефрейтора Санникова.
Мой визави совершенно забил на него, выстраивая защитный кокон под одного человека. Ему было плевать на других.
И тогда я решил вмешаться и снова вернуть контроль над собой.
Сложно описать словами ту стычку, что творилась внутри. Ну как описать сражение двух сознаний, запертых в одном теле, когда «я» атаковал и загонял то, что было «не я»? Где-то мне удалось полностью восстановить контроль, где-то он переходил в контратаку и вышибал с занятых позиций.
В пылу этого грандиозного побоища, он потерял управление над сферой, я воспользовался моментом его слабости и, резко увеличив границы, распростёр её действие над Санниковым.
И тут же крышу тента прорезало кинжальной очередью.
Стрелок не жалел патронов, поливая кузов грузовика пулями, как водой из шланга. Они пропарывали тент, оставляя в нём рваные дыры, ударились в защитный купол, тут же сплющивались и опадали осенними листьями вниз.
Наверное, в кино это выглядело бы очень красиво и эффектно, особенно при включенном режиме замедленной съёмки. Да ещё под торжественную музыку симфонического оркестра.
Только я вот был не в кино и думал сейчас о совершенно иных вещах: насколько прочна защитная сфера, как долго она продержится и что произойдёт, если нападавшие ахнут по кузову из гранатомёта. Интуиции подсказывала, что последнее более чем возможно. Я бы на их месте не удержался от соблазна.
Очередь прекратилась, а вместе с ней пошла волнами и пузырями сфера. На большее маны не хватило. Тонкий ручеёк иссяк.
Зато вместе с ним из головы убрался мой не то враг, не то соперник — Ланской. Он будто умыл в руки и удалился в своё ничто, чтобы уже оттуда, как из партера театра, смотреть будущее представление.
Да и хрен с ним! Кое-что я уже понял, первые навыки обращения с маной появились. Да, знания фрагментарные и пока не подкреплённые практикой, но уж не сомневайтесь — за ней при моём образе жизни не заржавеет.
И пора бы узнать, что нужно этим гадам, устроившим нападение на военный грузовик. Вот чую нутром, опять вляпался в какие-то тёрки.
Нет, не похоже на проделки здешних террористов, тут что-то иное… Враги семьи решили свести со мной счёты столь экзотическим способом? Мало им, что законопатили в тюрьму, заставили принять трудное решение о службе в армию, решили не рисковать и грохнуть наверняка?
Сейчас, кажется узнаем: тент дёрнулся, образовав расщелину, в неё осторожно просунулось жало автомата. Ну да, после столь интенсивного обстрела живых по идее не должно остаться, но и рисковать не хочется.
Вслед за стволом появился и владелец оружия. Одного взгляда на его морду хватило, чтобы понять — передо мной типичный уголовник, по которому давно плачет тюряга, а в идеале — намыленная верёвка.
Он был на стрёме, но всё равно не ожидал от меня такой прыткости: я оказался возле него в мгновение ока, резко рубанул ребром ладони по выступавшему кадыку, надеясь, что сломал. Автоматчик захрипел, в его горле что-то забулькало, и повалился.
Я помог ему упасть без особого шума, аккуратно опустив на то, что раньше было боковиной кузова.
Так же тихо и аккуратно изъял оружие.
Стрелковая подготовка у нас была, но эту модель мы точно не изучали.
Чем-то трофейный ствол напоминал слегка увеличенный израильский «узи». Надеюсь, и в прочих вещах не уступает.
Беглого осмотра хватило, чтобы понять — принцип работы понятен. Порадовал и тот факт, что перед тем, как сюда сунуться, бандит сменил магазин и ещё не успел произвести из него выстрелов.
Так что ещё повоюем!
Завладев оружием, я снова почувствовал себя человеком. Жить стало, как говорится, лучше, жить стало веселей.
Даже ощутил в себе некоторый внутренний подъём и способность аналитически мыслить.
Человек с ружьём — это звучит гордо!
Сюда, перед тем как огрести, сунулся только один товарищ, который мне абсолютно не товарищ, а сволочь и последний гад. Я не сомневался, что где-то поблизости есть и другие. Такие в одиночку не работают.
Знать бы где и сколько, но желающих делиться информацией не наблюдалось. Я успел пожалеть, что отправил на тот свет хозяина автомата. Хотя… вряд ли бы удалось устроить экспресс-допрос по всем правилам науки.
Не такой уж я спец в этих делах, знания по большей частью теоретические. Для условий вроде моих не самые подходящие.
Начну пытать — гарантировано облажаюсь. Наверняка нас бы услышали. Подняли бы хай и тогда всё, выстроить второй защитный купол, более прочный и долгий при всём желании не смогу.
Так что зря себя пеняю. Нормально всё. Кокнул гаврика и хрен с ним! Туда и дорога, сволочи!
А пока пусть все считают, что дело на мази, криминальный типчик жив и здоров, водит жалом в кузове, проверяя не осталось ли тех, кто каким-то чудом избежал пули.
Естественно, через какое-то время, если он не покажется, у его товарищей возникнут некоторые вопросы. И тогда хрен знает, что им взбредёт в голову.
Могут тупо забить на то, что внутри находится свой и снова расхреначат кузов, но уже из нескольких стволов. На закуску — закидают гранатами.
Бандюки вроде того, что сейчас отдал концы в кузове, — народ простой, исповедуют банальный подход, что своя рубашка ближе к телу. Ради неё они кого угодно в расход отправят, включая «лепшего» кореша. Шлёпнут без сожаления.
Так что не стоит мне тут не засиживаться. Чревато кучей неприятностей.
Пора, так сказать, на волю, в пампасы, то есть из укрытия на улицу.
А там поглядим, чья возьмёт и за сколько.
Назад: Глава 20
Дальше: Глава 22
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий